Кацкая летопись № 120-121

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

 

Газета краеведов волости Кадки (Кацкого стана)   КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ № 7—8 (120-121), осень 2002 года

 

СПОНСОР ВЫПУСКА-

администрация Ярославской области

ГЛАВНАЯ    НОВОСТЬ

«КЛ» второй десяток пошёл!

Но вот и минул август -- месяц рождения «Кацкой летописи».    В  этом августе нашей газете исполнилось ровно  10 лет.  (Впрочем, в скобках хочется заметить о том,  что  «КЛ» настолько   тонко   и   органично   вписалась   в   этно-культурное пространство   Кацкого   стана,   что,   ей-богу  кажется,   существовала всегда!)

О чём же самом важном хочется сказать в эти юбилейные для газеты дни? Слова благодарности: нашим читателям, нашим авторам, нашим спонсорам — всё это родные нам очень хорошие люди, настоящие патриоты русской деревни, истинные кацкари.

А ещё хочется признаться, что издание газеты сопряжено С большими трудностями. Увы, по техническим причинам происходят сбои в регулярном выходе «КЛ». Видимо, впредь нам придётся некоторое время выпускать лишь четыре номера в год - - выходить в свет один раз в квартал. Хотя при каждом удобном случае обещаем выпускать дополнительные номера.

А  наших  подписчиков  заверяем,   что  в  любом случае  они получат  все  шесть  номеров «КЛ»,   на  которые подписались. Оставайтесь  с  нами.   Вместе  мы  переживём  самые  трудные времена!

ЧТО ЕЩЁ В КАЦКОМ СТАНЕ  КРОМЕ ЮБИЛЕЯ «КЛ» НОВЕНЬКОГО? УЗНАЕТЕ на 2 и 16 стр.

ЕЩЕ В НОМЕРЕ

В  БАРСКИЙ  ДОМ    СЕЛЬЦА АПРАКСИНА  НАС ПРИГЛАШАЕТ ТАТЬЯНА ТРЕТЬЯКОВА — стр.3-4.

ПЕЧАЛЬНАЯ ПОВЕСТЬ О ЗАКРЫТИИ ЦЕРКВИ В СЕЛЕ ОРДИНЕ - -                                               стр. 6-9.

РЕПОРТАЖ С ТОГО СВЕТА —                                                                                                                                 стр. 9.

РОДОСЛОВНАЯ  ПРЕОБРАЖЕНСКОГО,  ИМ САМИМ НАПИСАННАЯ —                                       стр. 10-12.

СТИХОТВОРЕНИЕ  ГАЛИНЫ  АРЦЫХОВСКОЙ -                                                                               стр. 12.

ПАВЕЛ ГОЛОСОВ.    ОРДИНО.     ЕЩЕ СТИХИ —                                                                                               стр. 13.

«ЛЬНЯНАЯ КАНИТЕЛЬ» В ИСПОЛНЕНИИ УЧЕБНИКА ПО КАЦКОЙ ЭТНОГРАФИИ — стр. 13-14.

ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА —                                                                                                                                        стр. 15.

 

Старинная песня

Перстенек золотой

 

(ЗАПИСАЛА В 1970 ГОДУ ОТ ЖИТЕЛЬНИЦЫ Д. МЕЛЕХОВА 3. М. ГОЛОВОЙ, 1890 ГОДА РОЖДЕНИЯ, ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА ГОЛОВА.)

 

1. За рекой на горе

Лес зелёный стоит.

На свиданье в лесок

Ванька к Дуньке спешит.

2. «Слышу чей голосок?

Это Дунька моя,

Разгорелась душа —

Дай обнять мне тебя!

3. Погоди, не кори

Не кори, не кори,

На цветы погляди,

А потом говори!»

4. «Да цветы хороши,

Ненаглядный ты мой;

Солнце скрылось давно,

Побегу я домой.

5. Нет, постой, погоди,

Ненаглядный ты мой!

Где обещанный твой

Перстенёк золотой!»

6. «Перстенёк не принёс,

Да какой же с ним прок?

На-ко, лучше возьми

За три гривны платок!»

7. «Мне не нужен платок —

Не возьму я его,

Золотой перстенёк

Мне дороже всего!»

 

ЭТУ ПЕСНЮ ПРИСЛАЛИ КРАЕВЕДЫ ИЗ СЕЛА КЛИМАТИНА. А ЧТО ЕЩЁ ОНИ НАПИСАЛИ — ЧИТАЙТЕ на стр. 5.

 

 2 стр.                                                     «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                 осень  — 2002 года 

 

КАЦКИЙ  СТАН СЕГОДНЯШНИЙ

Балакирево

ЛУЧШИЙ  ПРАЗДНИК

В Балакиреве летний престольный      праздник      Кузьма-Демьян ждут, как Новый год. В этот день по традиции отмечают и День деревни.

Нынче балакиревцев поздравляли юные жители деревни,  они специально разучили новые песни, танцы, сценки.

И   какой   же   праздник   деревни без чествования самых маленьких жителей?   В   этом   году   их  трое: Максим Иванов, Наташа Григорьева и Андрей  Карасёв.

Как замечательно, когда дружная семья отмечает юбилеи семейной жизни! От лица всех балакиревцев были поздравлены восемь счастливых пар, у которых ситцевые, стеклянные, фарфоровые, серебряные и даже жемчужные свадьбы.

Не забыли в День деревни и об Александре Васильевиче Николаеве: в 2002 году он уходит на пенсию. Почти всю трудовую жизнь он проработал трактористом в колхозе «Искра».

Кульминацией     же   праздника стало      110-летие   Балакиревской начальной школы. Ребята - нынешние   и   бывшие   ученики —   в честь неё и учителей прочли стихотворения и  спели  песни.

В завершение зрителей порадовали конкурсной программой «Мамин помощник». Мальчики помогали мамам делать уборку, готовить салат, а потом танцевали с мамами.

Чтобы праздник прошёл замечательно, Балакиревскому клубу помог колхоз «Искра», за что ему искренняя благодарность. День деревни, действительно, получился не только жарким и солнечным, но и весёлым, лёгким.

Ольга   САМОЙЛОВА.

Мартыново

ОГРОМИЛО  КОРОВУ

Долгожданной,  но   немилосердной   оказалась   гроза,   прошедшая в Кацком стане 20 июня. Её жертвой  стала корова, принадлежащая СПК «Верный путь». Молния ударила  прямо по  хребту пасущегося животного,  отчего  оно моментально скончалось.

Кстати, кацкие грозы и прежде пошаливали.   На  память  приходят строки из церковно-приходской летописи села Юрьевского: «В 1886 году грозою, бывшею 1 июня, огромило крестьянина,   пахавшего   в половине версты от села. Его через   полчаса   удалось   привести   в чувство.      Двух   же   его лошадей совсем убило».

Да-а,   и  ждёшь   грозу   в   наше засушливое лето, да и побаиваться   её   всё-таки стоит.

Алексей ПРОКОФЬЕВ.

Рождествено

КРЕПНЕТ „ОБОРОНА"

Об СПК (сельскохозяйственном кооперативе) «Оборона» сейчас много говорят и пишут. Ещё недавно хозяйство переживало явно не лучшие свои годы, как вдруг дела заметно пошли в гору. Впрочем, ничего «вдруг» не бывает...

Нынешней весной, согласно Уставу, истекал срок полномочий председателя СПК Антонины Ивановны Кудяковой. На отчётно-выборном собрании она рассказала о проделанной работе.

Главная   отрасль   кооператива— животноводство.  Надой молока на корову   Б   2001   году здесь   составил 2334 килограмма, что на 358 кг больше  чем в  предыдущем  году.  Одновременно на 136 тонн увеличилось   валовое       производство этого   продукта.   Качество   молока из   «Обороны»   одно  из  лучших в регионе:   жирность   -      4,03   процента,   90   процентов           первого сорта.

Всё это позволило продать молока на 140 тонн больше, чем в ., 2000 году, и получить от его реализации прибыль в 582 тысячи рублей. (В 2000 году прибыль составила всего 8 тысяч рублей.)

Заметны сдвиги и в других отраслях хозяйствования; среднесуточные привесы крупного рогатого скота возросли до 440 граммов, урожайность зерновых составила 11,6 центнера с гектара.

Но   основное   внимание   должно быть   уделено   молоку.    Антонина Ивановна рассказала о своём видении повышения количества и   качества производства этой продукции:   это   и   перевод   отёла   коров на четвёртый и первый кварталы, и более добросовестное отношение некоторых   животноводов      к   выполнению  своих   обязанностей,   и улучшение. племенной   работы.

Как итог,  в хозяйстве  своевременно выплачивается      и      растёт зарплата,  в 2001 году  она в  среднем за месяц составила 1243 рубля.   Конечно   же,   в   выборе председателя     кооператива   присутствующие на собрании  работники в своём решении были единодушны: своим   руководителем  они   единогласно      переизбрали      Антонину Ивановну Кудякову.

Надежда   ЧЕРНЫШОВА.

РЕБЯЧИЙ ГОРОДОК

Мы все—сельчане, все очень любим отчий край, но, согласитесь, иногда так- хочется пожить в городе! Вековую мечту сельского человека воплотили в жизнь учителя и ученики Рождественско-Кацкой школы, превратив свой летний оздоровительный лагерь в самый настоящий Летний Детский Городок.

С чего начинается город? С мэра, естественно - - горожанина со всех сторон уважаемого. Им стала начальник лагеря Галина Ивановна Соколова; её коллеги учителя-воспитатели обернулись замами, ну а ребятам досталась наипочётнейшая и наиответственнейшая роль - - быть, просто жителями.

На городском вече постановили заключить договоры о мирном сотрудничестве с ближайшими соседями: сельцом Библиотека, посёлком Дом культуры и мегаполисом Рождественская сельская участковая больница. Переговоры прошли в тёплой и дружественной атмосфере!

Все     вместе     выстроили     пять улиц, которым тут же дали имена:   Библиотечная,   Оздоровительная,   Спортивная,   Интеллектуальная, а пятой улице досталось имя ВИН  - -  Весёлых и Находчивых, Каждый день ребята,  то есть. горожане,   переходили   с   улицы   на улицу,  где их ждала масса затей -  всего не перечислишь: и охота за  пиратским  кладом,   и  ярмарка по   русскому   языку,      и   конкурс агиток «Будь здоров!», и, конечно же,   всеми   обожаемая   работа   на нескончаемых   огородных  плантациях Городка,

Да, самое-то главное чуть не позабыла, в Городке ввели и свою валюту -- лагрики. Их зарабатывали участвуя в различных городских мероприятиях и трудовых свершениях и отоваривали в своих же, городских, магазинах.

В  общем,  дети оказались чрезвычайно   довольны   нововведениями и  мечтают   выстроить   новый   Город. Будущим летом.

Любовь  РУМЯНЦЕВА.

 

осень — 2002 года                                            «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                                               3 стр. 

 

Кацкий стан  помещичий

В ГОСТЯХ У БАРИНА 

(барский дом сельца Апраксина в начале XIX века)

Кто о ком, а научный сотрудник Угличского архива   Татьяна   Анатольевна   ТРЕТЬЯКОВА   всё   о Батурине  Петре Петровиче   -     самом  любимом  ею [кацком   помещике.   Жил  он   в   1765—1807   годах, владел Апраксиным и близлежащими деревнями, а похоронен на Николо-Топорском кладбище.   Человек он был неординарный,  а для Кацкого стана и вовсе выдающийся. Ему и его родовому имению Татьяна Анатольевна посвятила две работы:  «Смерть предводителя»  («КЛ»  за март-апрель 1999 года) и «Дворянское сельцо Апраксине на рубеже XVIII XIX  веков»   («КЛ»   за  июль-август 2000 года).  И нот   новая  работа  исследовательницы. ОБЩИЙ  ВИД ДОМА

ГЛАВНЫМ   СТРОЕНИЕМ ЛЮБОГО  ДВОРЯНСКОГО ПОМЕСТЬЯ БЫЛ ГОСПОДСКИЙ ДОМ.

А В этом отношении в период владения П. П. Батуриным не являлось исключением и сельцо Апраксине с его барским домом, расположенным в глубине сада на излучине речки Топорки и занимавшим центральное положение в жилой зоне усадьбы, определяя эстетическое формирование её комплекса.

Дом был деревянный, из елового леса, крытый и обшитый также еловым тёсом; с крышей, выкрашенной в красный цвет и стенами жёлто-синего колера. Длина дома составляла 22 метра (10 сажен 1 аршин), ширина - - около .14 метров (6 сажен 1 аршин 5 вершков).

Освещался он  26-ю  окнами, из которых каждое имело длину около  1  метра 60 сантиметров (2 аршина с четвертью) и ширину 80 сантиметров (1 аршин 2 вершка) с двумя оконницами,' то есть с летней и  зимней рамами,  выкрашенными в  тёмно-голубой  цвет     и     стёкла  зелёного  цвета,     отчего  в помещении   создавался   лёгкий   сумрак,   а   в   солнечные  дни  - -   бирюзовый  отсвет.     Летние  рамы имели   железные   задвижки-запоры.

Дом был одноэтажный со светёлкой-полумезонином. Внизу имелось «в одной связи» 14 жилых покоев с двумя сенями и двумя кладовыми, вверху (в светёлке). -- 3 покоя с двумя чуланами.

Отделка   нижних комнат   отличалась   аккуратностью и тщательностью: потолки были подбиты холстом и подбелены известкой,  по которой по периметру   потолков из   разноцветных  красок   проходил бордюр шириной около  18 сантиметров (в  1 4 аршина);   стены  были оклеены     бумажными  обоями русского  производства, а внизу от пола  на высоту 71 сантиметр (1 аршин) подштукатурены и выкрашены различными колерами;  косяки и двери имели тёмно-голубой цвет  (как и рамы).

Отделка верхних комнат отличалась простотой и состояла из обычного окрашивания, так как покои использовались в основном в тёплое время года и исключительно   в   домашних   целях.   Гостям   отводились  только  нижние  комнаты.

Дом имел два входа: центральный, называемый «парадное крыльцо» и хозяйственный, называемый «заднее крыльцо».

Такая общая характеристика барского дома в Апраксине дана в описи имения, составленной в январе-марте 1808 года уже после смерти владельца П. П. Батурина. В той же описи содержатся сведения и о внутренних помещениях дома с их убранством и интерьером. Но эти данные без структуры и схемы описания, что позволяет лишь представить формы и объём внутреннего пространства дома и его наполняемость. Однако, на основе этих сведений, путём их анализа и сопоставления, возможна реконструкция внутренней планировки Батуринского дома.

Итак,   от  ворот  садовой  ограды начиналась  широкая дорожка,  идущая среди яблонь,  вишен,  рябин и черёмух прямо к парадному крыльцу, которое нередко и дворовые, и гости. Апраксина называли   «балконом».   Высокое,   на   столбах,  деревянное крыльцо,   украшенное   резьбой,   располагалось   по центру главного  фасада  дома.  С десяток  крепких, в   тесину,   ступеней  заканчивались     широкой площадкой, обрамлённой бордюром из балясин и резных  столбов,   поддерживавших   односкатную   тесовую крышу.                                                                        

Это крыльцо переживало и радостные, и печальные минуты. По его ступеням всходили и Афанасий Иванович Башмаков (будущий владелец Апраксина), и его будущий тесть -- Александр Васильевич Костюрин, и МЫШКИНСКИЕ штаб-лекарь Алексей Черноглазое, и семейство родственников Тютчевых, и соседи-помещики Кувшинов, Караулов, Нилов, и многие другие. Сам хозяин Пётр Петрович Батурин любил посидеть на ступенях крыльца (это была одна из его привычек) - - то один, то с другом Скрипицыным.

На  этом  же крыльце  в   очередной  поминальный день  по  Петру   Петровичу  после  ужина     Николай Гуляков   (также  местный помещик)  будет  обвинять друга  Скрипицына в смерти  Мышкинского предводителя,   называя   «душегубцем  и  убийцей  Батурина». А сам Николай Скрипицын, тем же вечером, за   ужином  скажет     Евграфу   Петровичу   Батурину (брату умершего): «...Я в таком положении, что надобно, чтобы я тебя застрелил или бы ты меня  -и из нас кому-нибудь одному жить».

Дело   в  том,   что  Евграф  Батурин     предполагал преднамеренную   смерть   своего   брата,      потому-то следствие по этому вопросу длилось более трёх лет и дело о смерти Мышкинского предводителя трижды   пересматривалось.   И   первым   подозреваемым, естественно,   был   Скрипицын.   Хотя   он,  по   словам опрашиваемых,  находился   в   искренних  дружеских чувствах к умершему.     

 

4 стр.                                     «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                                               осень  -     2002 года 

 

Те же опрашиваемые говорили, что злого умысла  в  смерти Петра   Петровича  не  было   «ибо  его, Батурина,  любили...». Так же относился к брату и Евграф Батурин.  В письме к майору Пекину (владельцу  сельца Перемошья)   он  писал:   «Получил  я известие...  о потере любезного брата Петра Петровича; Вы знали нашу дружбу и знаете, что я потерял...».  Потому-то  Евграф Батурин и настаивал на тщательном расследовании...

Однако, вернемся к планировке апраксинского барского дома.

СЕНИ. .

С ПАРАДНОГО   КРЫЛЬЦА,   ОТВОРИВ   ВХОДНУЮ ДВЕРЬ СТОЛЯРНОЙ РАБОТЫ НА НЕМЕЦКИХ  ПЕТЛЯХ,    ПОПАДАЛИ     В     СЕНИ ПЛОЩАДЬЮ   ОКОЛО   20-ти   КВАДРАТНЫХ

МЕТРОВ. (Их длина была две сажени, ширина  -две сажени 8 вершков.)

Сени были холодные, не отапливались. Освещались одним окном, находившимся по стороне парадного крыльца и на него выходившим.

Из сеней выходили две двери: одна, по правой стороне от парадного входа, вела в кладовую, вторая—вглубь дома в обширную прихожую. Обе двери были топорной работы на русских железных кованых петлях.

 КЛАДОВАЯ

КЛАДОВАЯ ПРЕДСТАВЛЯЛА ИЗ СЕБЯ КОМНАТУ     ПЛОЩАДЬЮ    8-мь     КВАДРАТНЫХ МЕТРОВ  (ДЛИНА 2 САЖЕНИ, ШИРИНА -2  АРШИНА  8  ВЕРШКОВ).   Освещалась  одним   окном   по фасаду,   парадного   крыльца.   Была холодной и служила для хозяйственных целей.

В ней стояли: ящик стёкол для оконниц,  7 деревянных окованных железом сундуков и 2 простых деревянных, где хранили деревянную посуду (братины, ложки, блюда, тарелки, чаши и прочее), бельё  (рубашки новинные,  чулки  нитяные,  столовые скатерти и салфетки), подушки с наволочками, перины, утюги, безмены, гусиные перья, свечи, клей рыбный, табак, мел и краску. А ещё  -- жестяные подносы,   хрустальные   конфетные   блюдечки,   оловянные лотки и мисы с крышками, оружие (шпага, 16 сабель,   11  тесаков в  кожаных ножнах,  кожи, овчины,  сибирский кожаный  кафтан,  чехлы с каретных козел, шапки, 18 пар кроёных сапогов, шуба накидная на лисьем меху крытая зелёным сукном, мундир красного сукна, исподница и камзол, обложенные   золотым   позументом,   палевое   сукно, перчатки оленьи с варежками, сюртук байковый зелёный. А ещё  - -  столярный инструмент, наждак, медная форма для очищения золота и серебра, для проверки качества хлебного вина - - пробирные ёмкости и 2 крючка для  межевания проб,  25 пробирных горшка и  пробирная  железная  печка,     пятиведёрный куб с медной трубой для перегона.

Сундуки   дополнялись   кованым   железным   баулом,  коробьями и липовыми кадками под мёд, за которые были засунуты вызолоченные рамы от картин, какой-то портрет на холсте. Особо привлекают внимание станок резной и 2 станка гранильных с несколькими ящичками, где хранилось около 1000 камней.   Это  были,     вероятно,  стразы - -   простые стёкла, граненные под бриллианты (часто использовались   для   украшения   шитья,   окладов   Евангелий, икон и прочее).

В той же кладовке (из сеней у парадного крыльца) в сундуке хранились: планы на владение пустошами (более 100), ревизские сказки на крестьян и дворовых, часть книг (в том числе книга под названием   «Наука   о   мачтах  на кораблях»),     около 600  писем  в  связках от  родственников Тютчевых, Батуриных,   от   знакомых,   в   том   числе от   дворян Смагиных  и  некоего  Березина,  а также,  бумаги о Николо-Топорской церкви.

 ПРИХОЖАЯ

ПРИХОЖАЯ       ЯВЛЯЛАСЬ      ЦЕНТРАЛЬНОЙ

I ПРОХОДНОЙ КОМНАТОЙ В ДОМЕ. Площадь

её составляла  25 квадратных метров  (длина  2 сажени  5  вершков, ширина  - -   одна  сажень  2 аршина   10  вершков)   Потому как  прихожая являлась  проходным  покоем  и  одновременно  дополнительным помещением для хозяйственных нужд, естественного освещения ей не требовалось, и она не имела наружных окон. В вечернее время через неё проходили  со  свечами   или  с  фонарём,   днём свет проходил  через открытые двери соседних комнат.

В этом покое могли располагаться несколько ларей, сундуков, 2-3 деревянных стула, крашенных в соответствующий цвет, скамьи. Отапливалась прихожая одной кирпичной печью, выкрашенной «особыми» красками разного колера (под изразец), с железной кованой заслонкой.

Из большой прихожей три двери вели на разные половины дома - - в парадную часть и в так называемые задние покои. Все три двери были топорной работы на русских кованых петлях.

Парадной частью считалась левая половина дома от центрального входа (парадного крыльца). Туда  попадали  через  единственную  дверь,  находившуюся на левой стороне большой прихожей и располагавшуюся   по   средней  линии   стены.

 МАЛАЯ  ПРИХОЖАЯ

ЭТА ДВЕРЬ ВЫХОДИЛА В ДРУГУЮ ПРИХО-4 ЖУЮ          МАЛУЮ, ПЛОЩАДЬЮ   12  КВАДРАТНЫХ   МЕТРОВ   (ДЛИНА          1   САЖЕНЬ

I АРШИН, ШИРИНА — 2 САЖЕНИ). Её называли «прихожей подле зала», поскольку она была смежной с самым большим и торжественным  помещением дома  - -  залом, или, как его в те времена  нередко  называли,   - -   залой.

Малая прихожая, как и большая, была проходной и тёмной, без естественного освещения. При необходимости дневной свет проникал через открытые двери смежных комнат. Помещение отапливалась одной кирпичной печью, выкрашенной «особыми» красками (под изразец) с железной кованой заслонкой.

Кроме  зала  малая  прихожая граничила  со столовой и кабинетом хозяина дома. Таким образом, из этой прихожей выходили три двери: две в столовую  и кабинет  (они были  столярной  работы на немецких петлях), а третья в зал  (тоже столярной работы  на немецких  петлях,   но  широкая  двухстворная,   располагавшаяся  по  средней  линии  стены напротив двери в большую прихожую). (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.)

Татьяна  Анатольевна ТРЕТЬЯКОВА,

ведущий специалист Угличского филиала Государственного архива Ярославской области.

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ  ИСТОЧНИКИ:

УФ ГАЯО —  ф. 66, оп.  1, ед. хр   243.

УФ ГАЯО -- ф 92, оп. 1, ед. хр.  1027 и 1138.

 

осень - - 2002 года                                             «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                                               5 стр.

 

Письма   друзей 

Ура --  тютчевская  тема нашла  продолжение     в     нашей газете! ; К разговору о Знаменском подключились наши ближайшие соседи—  ученики   Климатинской  школы   Угличского  района;   именно к   Кли-матинской волости  при  поздних  администрированиях  отошло  кацкое имение господ Тютчевых.

В 2003 году Россия отметит 200-летие со дня рождения величайшего поэта Фёдора Ивановича Тютчева, корни которого в том числе и у нас, в Кадке (его дед,  бабушка и другие родственники похоронены в нашем Знаменском).  Приятно, конечно   же,  что   тютчевская тематика не исчезает со страниц «КЛ» --- тем самым мы тоже подключились   к   общенациональному   чествованию   поэта. А   климатинцам  за   письмо   и   за  фотографии   огромное   спасибо. Уточним,   что   Екатерина   Алексеевна   Тютчева,   чьё   надгробие   они нашли,  -- сестра старшего брата (то есть невестка) поэта, а её сыновья   стало  быть,   поэту  племянники.  А вот растущий позади помещичьего дома кедр, вопреки распространенному мнению, не барской поры --  его посадил в 20-е годы XX века Знаменский крестьянин    Павел   Андриянович  Волков   (об   этом   «КЛ»   рассказала   его дочь Екатерина Павловна Игнатенко).

РЕПОРТАЖ

из тютчевских мест 

Здравствуйте, уважаемая редакция «Кацкой летописи»!

Мы, члены краеведческого кружка Климатинской школы, были в конце апреля этого года в селе Знаменском и деревнях Мелехове и Алексине. В Мелехове мы искали надгробие одного из захоронений Тютчевых. Нашли.

Лет двадцать тому назад некий Тузов увёз надгробие (гранитную плиту) с кладбища и использовал её как фундамент сарая. Мы её выкопали из земли из-под угла уже развалившегося строения.

Воспроизводим надписи с обеих сторон, плиты.

 

1   сторона:

«Блажении  чисти сердцемя...   (неразборчивое   слово)

Бога  узрать. Екатерина  Алексеевна

ТЮТЧЕВА, рождённая   Воронецъ. Родилась 1781  года

марта 8 дня. Скончалась   1866  года

марта   13 дня.

Жизнь ея была 85 летъ

и 5 дней.»

 

2   сторона:

«Сей памятникъ воздвигнутъ  усердиемъ

ея сыновей

Алексея, Николая

и  Сергея  Николаевыхъ

Тютчевыхъ.»

 

Мы намерены вернуть плиту в Знаменское, установив её около

алтаря   церкви   на   символической могиле   - -  где-то  там,   по  словам жителей села, находилась настоящая могила,

В тютчевские места мы шли берегом  реки  Кадки.     Восхищались красотой реки и прилегающей местности.    Бобров   здесь   несчётное количество!   На  обеих кацких  берегах  между  Ильинским  и Мелеховом деревья стоят,  как сказочные  вазы:   кругом  объедены  бобрами.

С   берега  Кадки   мы   сфотографировали церковь.      Снаружи   она имеет  совсем не  привлекательный вид,   но  изнутри  сохранилась  неплохо.   Отчётливо  просматривается роспись  стен и  потолка,  сохранились полы.

От кедров, которые росли вокруг барского дома, почти ничего не осталось. Сам господский дом полуразрушен, там в последнее время (лет 20 назад) находилась школа. Здание сейчас принадлежит М. В. Ушаковой -- директору Ульяновской школы. Её семья купила помещичий дом в  1991 году, намереваясь переделать его под жильё, чтобы заниматься фермерством.

Парк зарос. Очертания пруда просматриваются по заросшей болотине на его месте.

Сейчас в селе Знаменском 2 постоянных хозяйства и 4 постоянных жителя.

...В 2000- 2001 учебном году мы собирали диалекты нашей местности, в том числе и в кацких селениях Знаменском, Ильинском, Мелехове и Алексине. Наша работа - - «Прикосновение к истокам»           слушалась в Ярославле на областной краеведческой конференции. Если у вас есть желание, мы бы могли с вами сотрудничать!-

Т.    Н.    ГОЛОВА, руководитель   кружка. КОШКИН,  БЕЛОЗОБОВ,  ГРИГОРЬЕВ,   ЛЕБЕДЕВ   И  ДРУГИЕ члены       краеведческого      кружка Климатинской   школы   Угличского района.

 

ЗНАМЕНСКОЕ. Церковь, построенная в 1784 году Николаем Андреевичем Тютчевым, дедом поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

Рисунок   Л.    КАРСАКОВОЙ.

6 стр.                                                     «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                 осень  -     2002 года

 

Великая несправедливость

ДЕЛО О ЗАКРЫТИИ ОРДИНСКОЙ ШКОЛЫ

ГЛАВА 1

Действующие лица и исполнители

Дело было в 20—30-е годы XX столетия,   дело   было  в Ордине,

Село Ордино - - одно из старейших на Кацкой земле, документы впервые его замечают аж в 1534 году. С того же времени известен и сельский приход. Первый деревянный храм в Ордине был посвящён Пророку Илье; в XVII веке его сменила деревянная же Троицкая церковь.

Каменный   храм  Троицы  воздвигли     на     средства прихожан в 1812 году. Кацкари - - народ небедный, и в 1889 году те же прихожане  на  свои же  средства  построили     церковно-приходскую школу. В 1908 году их числилось 1858   душ   мужского   и   женского пола в 12-ти селениях. При церкви   имелся   деревянный      крытый железом дом для жительства священника      и каменная сторожка,. Церковного   капитала—6729   рублей.

Ординский сельский совет ни опыта такого, ни такой истории, ни авторитета, ни, кажется, даже средств к началу 30-х годов не имел. Зато за ним была власть— доподлинно известно, что в Кацком стане советская власть установилась 21 января 1918 года.

Хотя, уж что там хитрить, реальной    власти    первые    сельсоветы не имели; их архивы той поры — собрание всевозможных запросов, ходатайств, записок и просто документов, никак не озаглавленных,  направленных     в вышестоящие органы по любым, казалось бы, самым ничтожным поводам.  Почти все решения сельских советов инициировались и санкционировались советами волостными, уездными (районными) и даже губернскими   (областными).

ГЛАВА 2

Холодная война

Война была долгой. Война была неравной. Война была всеобъемлющей, ибо не оставалось на Руси человека, которому не пришлось бы занять ту или иную сторону в этом затянувшемся противостоянии церкви и государства...

Центральные власти, отделив от государства церковь, провозгласили всё её имущество народным достоянием. На местах не медля составлялись . подробнейшие описи церковного добра, арестовывались денежные средства, изымались наиболее ценные предметы культа. Оставшаяся утварь и строения объявлялись «бывшими церковными». Приходы, или, как их стали теперь называть, «религиозные общины», на основании договоров ими пользовались, но хозяевами не были и по первому требованию властей всё, что власти нужно было, должны были отдать.

К сожалению, из-за административной чехарды тех лет пока не удалось узнать, что именно вытваривала   «комиссия   по   охране   и ликвидации церковно-монастырского   имущества»   (именно   так   она называлась!)  в  Ордине:  только за первое  послереволюционное десятилетие  Ординский   сельский   совет относился  то  к  Хоробровский волости  (её  архив  до сих  пор  не обнаружен),  то к  Юрьевской волости, то к Рождественской. Уезд был   сначала  Мышкинский,   затем Рыбинский, потом снова Мышкинский, а в 1929 году Ордино вообще   отошло   в   Угличский   район. И даже губерния-то была то Ярославская,   то  Рыбинская,  то  снова Ярославская.   Поди-ка   тут,   сыщи нужный документ!

Увы, первое дошедшее до нас «известие с фронта» относится уже к 1923 году. Уездный отдел народного образования приказал Ординскому сельсовету открыть в селе избу-читальню. Намеренье-то благое, да не было в деревне в 20-е годы прошлого века свободных домов: народ в города ещё не подался, богатых земляков ещё не раскулачили, а строить новая власть не умела. Да и не хотела. Да и финансово не могла.

«А как же бывший церковный дом псаломщика!?» -- кстати подсказал Юрьевской волостной исполнительный комитет. С его-то санкции и передали псаломщиков дом под избу-читальню.

(Характерная черта: документы совсем не сообщают таких подробностей, как жил ли псаломщик в этом доме на момент изъятия и, если жил, то куда переселили его семью.)

В   1929   году   пришлось   искать помещение уже для самого сельского совета. Докладная в Угличский   районный      исполнительный комитет  по  этому  поводу   - -   документ   колоритнейший,   в  десяти строчках  которого   19  орфографических ошибок и полное отсутствие  знаков препинания.   Приведём его,   ничуть   не   исказив.

Итак, «Докладная в Угл. РИКа от Ординского сел. сов.

Прошу выяснит вопрос нащёт Квартиры так что договор истёк и хозяин помещения не соглашается за старую плату просит освободит  помещении то я и прошу каким образом нам занят церковную сторожку которая находится невограде которую занимает служител культа помещение потходячее потсел, совет ипрошу вашева разъеснения.

Прт. сел, сов.»

Записка  была немедленно  рассмотрена  на  очередном  заседании президиума  Угличского   райисполкома, и 2 ноября 1929 года в Ордино пришло грозное предписание:

«Предложить общине верующих освободить занимаемое помещение сторожки  в 2-х  недельный  срок. Адмотделению  проследить  за  выполнением   настоящего   постановления.»

О судьбе проживающего в сторожке «служителя культа» опять ни слова, ни полуслова...

ГЛАВА 3

Чудеса, да и только!

В старых документах обычно более всего поражает их... молчаливость. Уж что там творилось в Ордине, какие страсти кипели (а ведь кипели: и прихожане, и их гонители жили в одном селе и каждый день виделись) - - можно только догадываться. Скупые документы, щадя наши нервы, сохранили лишь то, что выплеснулось через край.

Вероятно, православные отдавали сторожу не добром, и сельсоветчики, поразившись их «наглости», решили проучить «строптив-

 

осень — 2002 года                                            «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                                               7 стр.

 

цев»  раз и навсегда. Между Ордином и Угличем завязалась очередная   переписка,      в   результате которой Ординская церковь получила   новое   предписание:

«Выписка из протокола № 18/1 заседания Президиума Угличского райисполкома от 17-го декабря 1929 года.

Слушали:   О  невыполнении  договора общиной верующих по содержанию церкви   в   селе   Ордине Ординского сельсовета.

Постановили:   Усматривая   невыполнение общиной верующих п.  4 договора     по   содержанию  церкви

с.  Ордина (в  части уплаты  страховых платежей),  считать необходимым  церковь,     находящуюся  в с. Ордине, закрыть, а договор расторгнуть.     Предложить      с совету взыскать недоимку.»

А через четыре дня, то есть 21 декабря 1929 года, в церковь пришло... то самое страховое извещение на уплату страховых платежей! То есть, желая поскорее закрыть церковь и уверовав в лёгкую победу. (раньше-то она легко давалась), власти даже не удосужились перепроверить сроки уплаты платежей.

Ординская православная община решила  воспользоваться  ошибкой. Прежде всего  постановили во  что бы то ни стало собрать и выплатить   госстраху   всю   необходимую сумму. Сельсовет с тревогой наблюдал  за  этим,  чуть ли  не  ежедневно посылая в Углич нарочного   с записками—образчиками   всё той же безграмотности и  корявости   стиля   (господи,   неужели   за десять   лет   нельзя   было   грамотности научиться?):

«Ординский с | совет просит разяснить,  получена  ли  страховка с религиозной   общины   с.   Ордина. До с совета дошли  (так и хочется  продолжить «слухи»   - - С. Т.) сведения,   что  религиозная  община уплатила на   1-е января 30 г. в место  причитающихся     с     них 1200 рублей  страховых  платежей, только 470 рублей после чего религиозной   общине   был   дан   срок на неделю, до 7-го января 30 г. 7-го рождество,   если деньги  не  уплочены, тогда сельсовет просит дать справочку («справочку»!  - -  С. Т.)

нельзяли закрыть церковь за неуплату   страховых   платежей.   По мнению   с совета   не   совсем   правильно,    давать  срок   религиозной общине     срок     уплаты    страховки    па    неделю,    когда с крестьянства требуем уплаты после срока  через  три дня.   (Человек  послан  специально   за   этим,      дайте разяснения   - -   предс \совета).

Если можно, закрыть, нужно закрывать, дело момента по-том деньги соберут, есть слухи (ага, вот и слухи! - - С. Т.), что хотят идти по району сподписным листом на збор платежей.

Дайте срочно ответ.

5  января  30 г.   Предссовета.»

Зря так председатель сельсовета беспокоился. Церковь всё-таки закрыли...

А приход шумел тем временем.

На общем собрании составили удостоверение:

«Настоящее   выдано   обществом граждан с. Ордина гражданину того ж общества Ивану Алексеевичу Староверову в том, что религиозная община верующих  уполномочивает вышеозначенного   гражданина ходатайствовать об открытии церкви Троицы во всех административных      центрах      вплоть      до ВЦИК...»

Ходатайство   об  открытии церкви подписал 971 человек. Многие, видимо,   это делали  впервые,   потому   как   среди   подписей   есть   и такие: «Мария», «Татьяна», «Александра»,  «Мария». Нередка и такая   запись:       «За   безграмотную Смирнову   Шаханов».

В  Медлеве, Тимофееве,  Курцеве,   Трухине,   Мякишеве,   Голыханове, Дунове, Широбокове, Воронцове, Дягилеве, Чурилкове и в самом Ордине подписывались люди, но   их   ходатайство   не  впечатлило чиновников ни в районном Угличе, ни в окружном Рыбинске -- везде     отказ.     Осталось     последнее средство  Москва:

«Председателю ВЦИКа товарищу Калинину Михаилу Ивановичу от группы верующих граждан, проживающих в с. Ордине Углицкого района Рыбинского округа Иваново-Вознесенской области, заявление.

Наши деды и  отцы,   а также и мы   спокон   веков      исповедываём православную    Древле-Кафолическую веру.  И  всякое  посягательство на нашу религию, от кого бы то  бы   это   не  исходило,   до  глубины  души  возмущает   наши  религиозные   чувства.      Тем     более Декрет правительства   об   отделении  церкви  от  государства  определённо   указывает,   что   каждый гражданин   какой бы   то   ни   было национальности     беспрепятственно имеет право сохранять свои религиозные убеждения по  своему усмотрению.

Тем не менее наш храм в конце   1929  года  местная власть закрыла.   Поводом   к   закрытию   послужило   якобы   то,  что   за  неуплату налога и невыполнение нами договора пункта 4-го. Считаем необходимым сообщить, что до этого момента все налоги по храму выполнялись  нами   своевременно.   В настоящий   момент       преподанная нам сумма  1190 рублей 77 копеек с величайшим  трудом уплочена, несмотря на то, что большинство  из  нас  верующих  беднота.

Между   тем,     не   удовлетворись такой  колоссальной  суммой,     нам предъявили     ещё  поземельные  за 1928 /29 гг.  585 рублей 58 копеек и  за   1929/30  гг.     585  рублей 57  копеек  --а всего  1171  рубль 15 копеек — каковую сумму выплатить  мы,   безусловно,   не  в состоянии. Сообщаем,  что наш храм занимает всего лишь  1/2  десятины земли, и такой земельный налог  считаем   неправильным,   а   по нашему убеждению является давлением  на нашу религию.

В силу вышеизложенного мы вынуждены   обратиться   к   Вам,   наш Всероссийский   Староста,   с  ходатайством   через   своего  уполномоченного   гражданина   Староверова Ивана   Алексеевича      рассмотреть наше заявление и предложить местной   власти немедленно  открыть наш   храм,   так  как  для  нас,   религиозно-верующих,   подходят  великие   дни   Страстной   седмицы   и Паски.      Кроме того просим   дать распоряжение  сложить   непосильные   налоги,   оставив   в   силе   те, что мы  платили долгие годы.

К сему уполномоченный   - -   И. Староверов.

10  апреля   1930 г.» Москва  ответила скоро,  27 апреля,    и   категорично:    «..-церковь немедленно передайте в пользование верующих.   Лиц,   нарушивших закон  от  8  апреля   1929 года  «О религиозных   объединениях»,   при-

 

8 стр.                                     «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                               осень  —  2002 года

 

влеките  к  ответственности...»

На местах подчинились —.церковь, слава Богу, открыли. А вот о том, были ли наказаны виновные, документы умалчивают...

ГЛАВА 4

30-е, тишайшие

И   потекла     жизнь   Ординского прихода   тихо и   размеренно.   Как в  сказке.     Страшной  сказке  30-х годов,   имя  которой  ещё  не придумано,   ибо слишком  свежа  пока память о том времени, ибо слишком велик пока страх перед ним. Приход   жил.   22   декабря   1930 года он был вновь зарегистрирован   под   названием      «Ординская Православная Христианская Религиозная община».  Церковное здание ей передали в  «безплатное и безсрочное пользование».

Но власть не подобрела. Как ни пытались православные вслед за храмом вернуть и сторожку, каждый раз им отказывали с аргументировкой железно-насмешливой: «...так как община с 1929 года вопрос о возвращении сторожки не поднимала, следовательно, и нужды в последней не было...»

Вообще, в части построения логических   конструкций      власть   в 30-е  годы  достигла  высшего пилотажа.   Вот  ещё пример:

«Протокол № 153/3 заседания Президиума Угличского РИКа от 7 июня 1934 года.

...Слушали: Ходатайство Ординского сельсовета о прекращении колокольного звона в Ординской церкви.

Постановили: Принимая во внимание, что Ординская церковь находится в административном центре  Ординского сельсовета  и расположена   рядом   с   советскими   и общественными     учреждениями   и организациями   и   проведение   колокольного звона в данной церкви мешает нормальной работе указанных   учреждений,      а   особенно школе, возбудить ходатайство перед  Облисполкомом   о  прекращении колокольного  звона в  здании церкви с.  Ордина»

(Позже колокола снимут и разобьют в   лом,   но   документов   на этот  счёт  не  сохранилось.)

В 1933 году, видимо, тоже не без участия властей, Ординский приход перешёл под управление Русской Евангельской Церкви обновленческой ориентации—проправительственной церкви, созданной как альтернатива традиционному православию.

Однако,  «роман»  с обновленцами оказался недолго, и в 1936 году   ординцы   запросились   обратно. «в   лоно  патриаршей   церкви» решение    по   этому . поводу   было принято  на общем  собрании  прихожан  11 октября в  10 часов утра Власти никаких препятствий в перемене   юриспруденции  не   чинили,   потому   как   эксперимент   с обновленцами  не удался  во  всероссийском масштабе.

Но закат был уже близко.  Последний      Ординский    священник Иван Николаевич Талызин приступил  к службе  22  июля   1937  года, а через три с небольшим месяца, 28 октября того же года, его арестовали.  В вину поставили то, что он якобы являлся участником контрреволюционной   церковно-монархической группы, вёл террористическую агитацию,  направленную против вождей партии и советской власти, распространял провокационно-клеветнические   слухи.

29   октября   отца   Иоанна   допросили  - -   первый  и  единственный раз.  Священник всё отрицал, но   властям   было   всё   равно.   На следующий   день   следствие   было закончено,  а  2  ноября   1937 году отца  Иоанна Талызина    приговорили к расстрелу.  Приговор привели в исполнение в тот же день. Ординцы, конечно же, обо всём этом ничего не знали  - -  главное для них теперь было найти нового священника.

По каким-то причинам поиски оказались тщетными. В справках 1938 года Ординская церковь значится как «временно не действующая по причине отсутствия священнослужителя», а в 1939 году в ней уже склад. Официального же решения о закрытии храма и общины обнаружить пока не удалось. Если таковое и было, то в нём наверняка зафиксирована естественная смерть прихода.

В общем, закрытие Ординской церкви, судя по документам, прошло тихо и без волнений. Память же народная сохранила то, о чём смолчали письменные щеточники: - Рушили церковь под улюлюканье, с азартом, - - рассказывал, помнится, Николай Васильевич Королёв. -- Ломами громили иконостас. Сдирали с икон оклады. Иконы рубили топорами, складывали в кучу и поджигали. Прямо в церкви. Долго полыхал этот костёр.

...Беззащитное церковное здание, оставшись бесхозным, тихо разворовывалось и разрушалось от непогоды.

 ГЛАВА 5

Невеста на выданье

«Если руины древнего Фатехпур Сикри, «мёртвого города» в Индии, живописны и привлекательны, если заброшенный парк трогает таинственной красотой, то грубо разрушенный храм лежит как непохороненное мёртвое тело...»          так рассуждал председатель ОРДИНСКОГО колхоза «Победа» Василий Аршакович Багдасарьян.

Не коренной кацкарь и даже не русский, а природный армянин. Не верующий человек, а член партии с 1941 года. И не в нашу эпоху; а в застойные 80-ё... Воистину, неисповедимы Твои пути!

«С тех пор, бывая по делам в Угличе,  Ярославле, Москве, каждый раз интересовался возможностями    реставрации     Троицы,  -вспоминает председатель.  - -  Дело это оказалось довольно сложным, и в плановом порядке решить его не удалось.»

Несмотря на великие трудности, председатель колхоза добился своего, и к 1988 году Ординская церковь засияла-засверкала, как «невеста на выданье» -- так её стали называть кацкари. В отреставрированной церкви задумали было открыть картинную галерею и концертный  зал,     да  подоспела уже наша эпоха и  всем   стало   ясно, что   в   церковном   здании   должен быть только храм.

Тем более Бог дал селу не только восстановителя,  но и собственного  святого: на прошедшем в 2000 году Поместном соборе Русской   Православной церкви     отец Иоанн Талызин был  причислен к лику   святых.   Однако   истории   со счастливым концом что-то не получается.

По   какому-то      неизъяснимому стечению обстоятельств не ведутся в  селе  батюшки. Много их  за последнее    десятилетие   служило: кто из Углича наездами, кто пытался  обосноваться на постоянное жительство -- благо, теперь сельская власть и жильё даёт. Но...

Чтоб разгадать это  «но»,  сел я однажды снежным маем (а снег в мае теперь не диковинка)  на велосипед и отправился за 15 вёрст в неближнее Ордино к служившему тогда в нём отцу  Иоанну. От неожиданности что к нему кто-то приехал  да  ещё  в холод,  да ещё на  велосипеде,  поп  потерял  было

 

осень — 2002  года                                           «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                               9 стр.

 

дар речи. Но узнав, что перед ним редактор газеты, тут же вернул его и принялся поучать как надо издавать газету.

На моя слова, что газета наша светская и не может печатать большие материалы на религиозные темы ответил:

-   А тогда не будет тебе  моего благословения!

На предложение что-либо написать самому сказал:

Некогда!

Но как же в таком случае писать мне, если я совсем не компетентен в богословских вопросах?

Ничего, почитаешь литератору разберёшься. А ещё лучше перепечатывай наши брошюрки!

-   Кому  ж  нужна газета,   перепечатывающая   чужие   брошюрки?

Тогда не будет тебе моего благословения!

На вопрос как живётся - - нескончаемые жалобы: прихожан мало, власти неактивны, школа к православию равнодушна...

-   А Вы сами-то в школе были?

Удивлённо:

—  Не-ет...

Ну так побывайте! Познакомитесь, составьте план совместной работы.

В  ответ   новое в  высшей  степени   изумление   и   новая   потеря дара речи.

И, наконец, на мою просьбу посетить церковь категорический отказ:

Нечего  тебе там  смотреть!

Надо   ли   говорить   о   том,   что возвращаясь из Ордина, то и дело дуя на озябшие руки, я зарёкся  когда-либо ещё посещать отца Иоанна   и   Ординскую  церковь...

...А  потом  подумалось:   закрывая и разрушая церкви безграмотнейшие советские власти абсолютно грамотно  и  наверняка закрывали и  разрушали     православные души   русских   людей.   К   чему   ж теперь   зарекаться,   на   кого  обижаться, если все мы до последнего  - -  дети тех страшных, кровавых,   истерзанных     и замученных 30-х годов, если от дедов и отцов наших нам  достался     лишь   один ген: ломать да грабить.

Это, видимо, крест наш быть невольными продолжателями «Дела о закрытии Ординской церкви». Открывать её, видимо, придется следующим поколениям кацкарей...

Сергей  ТЕМНЯТКИН.   с. Ордино. 

Прочитано в ...

Эту вырезку из центральной газеты с коротеньким очерком о себе прислал нам наш давний друг, земляк-кацкарь из Москвы ЮРИИ МИХАЙЛОВИЧ   БОГДАНОВ.   Что  ж, с  большущим  удовольствием прочтём  её вместе!

РАЙСКИЕ ЯБЛОКИ

Было   это   в  1956  году, вспоминает Юрий  Михайлович.   Я работал   в   Московской   милиции. При задержании опасного преступника   меня   ранило.   А когда   поправился, решил поехать в отпуск в родную деревню  Муханово.

И вот сидим с матерью в доме, я её о деревенских новостях спрашиваю. Хочу слушать, а самого сон морит, будто век не спал. Посмотрел в окно — а там вроде всё в рулон сворачивается и на меня надвигается. Никакой боли не чувствовал, просто вялость, сознание мутится... Последнее, что помню— как лёг на кровать...

Позже уже мать рассказывала, что   свалился   я   и   стал   кричать: «Стреляй!» Мать голову потрогала:   горячая,      как     раскалённый утюг. Вдруг я несколько раз дёрнулся,   вытянулся     и  быстренько стал холодеть-холодеть... Мать как заголосит на всю деревню!  Соседи сбежались, послали за врачом.

А у меня уж и нос заострился, и  щёки  провалились,  зубы   стиснуты.  Врач посмотрел и говорит: «Ну, хоронить надо...» Стали шарить у меня по карманам, нашли справку  из  госпиталя.   «Всё  ясно - последствия ранения.»

Потом принесли гроб, саван сделали из занавески,  обрядили меня как положено...    Матушка как упала лицом мне на грудь, так и прорыдала все  три дня...  Пришёл срок похорон. А у нас был такой порядок:   покойника  везли  в  село Рождествено  за  восемь  километров -- туда, где церковь и кладбище.   И   больница   там   же.   Как похоронят,   родственники   идут   в больницу  - -  за справкой о смерти.

Хотели хоронить утром, но колхозная лошадь сначала должна была отвезти молоко, да и мужиков свободных не было. Наконец, приехали мужики, стали гроб выносить. А мать взяла икону в руки и ну голосить!

Тут,   рассказывают,      я   открыл рот и захрипел. Мужики струхнули,  но гроб не  выронили,  поставили.  У  меня изо рта кровь показалась           тёмная,   густая,   как манная каша... Но глаза закрыты, в сознание не приходил. И отвезли меня не на кладбище, а в больницу. Лечили долго, а когда выписали,   врач   Екатерина   Ивановна   написала   в  бюллетене,   что  я перенёс-де воспаление лёгких.

Такая вот «ситуация», - закончил свой рассказ Юрий Михайлович.

Ситуация и впрямь необычная. И сам    Юрий Михайлович Богданов -  личность колоритная.  Окладистая   борода,   ясный   взгляд.   Характер у него добрый и руки золотые.   Вокруг  дома  целую  рощу насадил.  Всей округе мебель чинит   и   при   этом   денег не берёт. Люди ему в благодарность детские вещи несут,  а  он их  землякам  в деревню отправляет.

Жизнью доволен. Лишь одно заветное желание так и не смог осуществить. Мечтал он на свои деньги отремонтировать старую Рождественскую церковь, в которой его крестили, даже иконы для неё отреставрировал. Полвека откладывал на сберкнижку по тысяче рублей в год --на стройматериалы. Да только «ухнулись» все сбережения... Но это уже совсем другая история.

Людмила ДИКУЛЬ.

*             *             *

—  Два чудных видения посетили меня на том свете,  - - дополнил  Юрий  Михайлович.  -     Сначала казалось мне,  что  стою я на краю  сада, а  в  нём,  покуда  хватает  взгляда,  всё  яблони,  яблони, яблони...  Мне лет 6 или 7, и я рву с них яблоки и испытываю такое блаженство,  которое никогда более не испытывал.

Но вот  я  уже на берегу  Кадки  - -  на деревенском капустнике, гряды уже вскопаны под рассаду. Тревожно, неспокойно сделалось на душе, а приглядевшись, я понял, что не капустник это, а кладбище и каждая гряда  - -   свежее  захоронение.  Стало совсем жутко и... я очнулся!

Оба эти видения были цветными.

 

10 стр.                                   «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                               осень —  2002 года 

Я из роду кацкого!

РОДОСЛОВНАЯ ПРЕОБРАЖЕНСКИХ

1

...Вы просите написать родословную Преображенских? Постараюсь это сделать, но прежде хочу напомнить,      что и   среди  других  кацких  семей  есть очень много и примечательных фамилий, и одарённых по-своему людей.  Взять хотя бы  Разумовских или Ершовых, или Тарасовых, или Чураковых — да и многих-многих других, которых я из-за значительного отрыва от родных мест подзапамятовал.

РАЗУМОВСКИЕ... В Киндякове примерно в конце войны умер Алексей Осипович Разумовский -талантливый умелец, одарённый механизатор. Он мог отремонтировать всё --и швейные машинки, и велосипеды, и телеги, и часы приносили к нему для починки жителя окрестных деревень. А на его усадьбе стоял ветряк, от которого с помощью приводов можно было точить топоры и ножи — электричества-то ведь тогда в. деревнях ещё не было!

Его дочь Мария Алексеевна Разумовская в те годы работала председателем Николо-Топорского сельсовета и пользовалась в округе огромным авторитетом.

А  взять ныне  живущих в  Киндякове  Евгения  и Антонину Разумовских - - прекрасные, трудолюбивые,   отзывчивые   люди!   А   ещё   вспомнился   председатель  маленького колхоза имени  Кирова, в который  входили  лишь  Киндяково,   Парфёнове,   Владышино и Николо-Топор, Дмитрий Иванович Разумовский — энергичный и в меру прижимистый колхозный   хозяин.      О   Разумовских   можно   говорить долго!

Или, скажем, династия ЕРШОВЫХ. Были в ней и бригадиры-механизаторы (Михаил Яковлевич Ершов), и председатели (Сергей Михайлович Ершов).

А ДОРОФЕЕВЫ! В дореволюционные годы, когда Парфёнове было большой деревней, Дорофеевы занимались и извозом, и торговлей, в основном отправляя товары в Петербург. В столице у них даже постоялые дворы были!

Сейчас, наверное, Дорофеевы живут в Мартынове - - это дети и внуки моих сверстников Виктора и Павла Дорофеевых.

А МЕЛЁШКИНЫ! А ЗНАМОВЫ! ГОЛОСОВЫ! ТЕМНЯТКИНЫ! И много десятков других кацких фамилий, о которых «Кацкой летописи» следует написать обязательно!

___2___

Что касается нашей фамилии — ПРЕОБРАЖЕНСКИЕ - - то она, безусловно, искони кацкая. С Кацким станом связали свою судьбу мой прапрадед по бабушке Феоктист Михайлович Преображенский и моя двоюродная бабушка по отцу Людмила Михайловна Преображенская, всю свою сознательную трудовую жизнь, посвятившая Николо-Топорснюй начальной школе.

Мой отец Ростислав Александрович Преображенский и моя мать Любовь Михайловна Преображенская - - кацкари; кацкари мой брат Дмитрий Ростиславович Преображенский, моя двоюродная сестра Галина Борисовна Арцыховская, чьи стихи и воспоминания часто публикует «Кацкая летопись».

Много трудились для Кацкого края и ПЯТНИЦКИЕ, и ФЁДОРОВЫ, и, безусловно, ЗЕЛЕНЕЦ-КИЕ; из ЗЕЛЕНЕЦКИХ хочется назвать моего деда по матери Михаила Дмитриевича Зеленецкого и мою тётю по матери Зою Михайловну Воробьёву (жила она большую часть жизни в Тимохове, Рождествене, Аристове), её дочь Галину, сына Николая, внуков Виктора, Александра и Евгения Воробьёвых.

Что   касается   нашего   родства   с   Павлой   Александровной   Пятницкой,      именем  которой   названа Мартыновская   школа,   то   здесь   следующая   родословная цепочка:  у моей прабабушки по отцовской линии   Александры    Ивановны   Преображенской   (в девичестве Голиковой) была сестра Клавдия, которая  вышла   замуж  за  Александра  Александровича Пятницкого   - -   у  них-то и  родилась Павла.  Таким образом,   Павла   Александровна   Пятницкая   и   моя бабушка   по  отцу   Софья   Андреевна   Преображенская  - -  двоюродные сестры.

___3  ___

Моя родословная по отцу:

ФЕОКТИСТ    МИХАИЛОВИЧ    ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ      -   мой  прапрадед.  Родился  в   1829  году, умер 20 декабря  1903 года.  Псаломщик, а с  1859 года дьякон церкви села Хороброва.

АНДРЕИ     ФЕОКТИСТОВИЧ     ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ -- его сын, мой прадед. Родился 23 октября 1846 года, умер 24 апреля 1928 года. После окончания Ярославской духовной семинарии -учитель Угличского уездного училища, с 1873 года - - наставник Ростовского духовного училища; с 1874 года -- священник (иерей) села Ново-Никольского Рыбинского уезда.

Его дочь СОФЬЯ АНДРЕЕВНА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ - -  моя бабушка по отцовской линии. Родилась 29 августа  1875 года, умерла 21 января 1961 года.   Она  соединилась   браком   со   своим   однофамильцем   (но не   родственником!)   АЛЕКСАНДРОМ МИХАИЛОВИЧЕМ ПРЕОБРАЖЕНСКИМ    - моим дедом по отцовской линии. Родился он в 1867 году, а умер   16  апреля   1922  года  от тифа.

В семье деда Александра и бабушки Софьи было три сына и две дочери; двое сыновей умерло во младенчестве, а сын РОСТИСЛАВ (1902—1974 гг.) и дочери ЕЛИЗАВЕТА (1897 — 1942 гг.) и ПАВЛА (21 сентября 1909 года -- 8 июля 1985 года) прожили сравнительно долго, завели семьи и перенесли немало сложных моментов в своих жизнях.

 

осень, — 2002 года                                                           «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                               11  стр.

 

У Ростислава Александровича Преображенского РОДИЛОСЬ два сына: ДМИТРИИ (26 января 1926 года -- 4 января 2001 года) и МИХАИЛ -- то есть автор этих строк. Мой день рождения -- 23 марта 1929 года. Наши сестра Зоя и братик Александр умерли детьми.

У Елизаветы Александровны родились две дочери ГАЛИНА БОРИСОВНА АРЦЫХОВСКАЯ, частый автор «Кацкой летописи», и ИРИНА БОРИСОВНА (1926—1997 гг.).

-   4

в первые послереволюционные годы, когда от тифа умер мой дед Александр. Михайлович, бабушка Софья осталась за старшую решать житейские проблемы семьи. Наследником отцовского прихода стал сын Ростислав, окончивший к тому времени духовное училище, но прежде по церковным канонам он должен был жениться на девице духовного звания.

Вот моя бабушка Софья и сговорилась с другой моей бабушкой по материнской линии)  ЗОЕЙ ФЁДОРОВНОЙ ЗЕЛЕНЕЦКОИ соединить церковным браком судьбы моего отца Ростислава Александровича Преображенского и моей мамы ЛЮБОВИ МИХАИЛОВНЫ ЗЕЛЕНЕЦКОИ (1903—1992 гг.).

Мой дед по материнской линии МИХАИЛ ДМИТРИЕВИЧ ЗЕЛЕНЕЦКИИ в это время уже был арестован и сослан в Архангельскую губернию за религиозные убеждения.

5

Несколько слов о моём деде Михаиле Зеленец-ком.

Родился он в  1868 году в селе Красном (которое теперь на дне Рыбинского водохранилища) Моложекогр   уезда   Ярославской   губерний.      Окончил Ярославскую духовную семинарию, около двух лет провёл  в  ските,  затем  был  священником  в  одном из сёл Моложского уезда. Он был знаком и не раз встречался   с  известным   церковным  деятелем  того времени отцом  Иоанном Кронштадтским.

Примерно в 1888 году рукоположен Ярославским епископатом во священники (иереи) села Тимохова Кацкого стана, где провёл большую пастырскую работу по укреплению церкви.

В Тимохове при церкви он создал небольшое богоугодное   заведение   для   душевнобольных     и  для одиноких престарелых людей. Оно существовало за счёт прихожан и доходов от церковной земли, которую  частично   и  обрабатывали эти  бесприютные люди.   В  Тимохове  было  организовано  их  проживание,   уход,   обеспечение     одеждой и  обувью,  их духовное   и   душевное  воспитание,   организован   их труд  на  церковных землях в  меру  их физических возможностей.

Михаил Зеленецкий был неординарной личностью. Он постоянно молился и даже после проведения службы уходил в свою молельню и там проводил всю ночь в посте и молитве и в слезах просил Господа о ниспослании милости... Мама моя говорила. что он обладал даром предвидения и предугадал свою судьбу, судьбы своей семьи и церкви...

Одним из первых декретов советской власти было отделение церкви от государства - с него и началось преследование церковных деятелей и уничтожение  храмов.   В   тот   же  период  началась  раздача пахотных земель коллективным  хозяйствам — так называемым ТОЗам: товариществам по совместной   обработке   земли.   Отец  Михаил   в целях  сохранения   церковных  земель  вместе  с  прихожанами подал в уездную Управу прошение о создании такого   товарищества   для   того,     чтобы   полученным урожаем   прокормить  и  приход,  и  проживающих в богоугодном  заведении.

Но  такую  же  просьбу  на церковные  земли  подали и местный иконописец Иван Михайлович Ломов,  его товарищ Шарутин и их единомышленники. Одновременно они написали навет на отца Михаила,   что   тот  якобы  занимается     "антисоветской деятельностью.  По этому навету отец Михаил был арестован (ему было уже 52 года) и 21  апреля 1920 года осуждён на три года и сослан в Архангельскую губернию  --   сначала  на   Соловки,     затем в Холмогоры. Там и погиб:   или от  болезни  и истощения,  или расстреляли.

Туда приезжала его старшая дочь Александра. Она увидела отца Михаила истощённым, ослабевшим, но духовно крепким.

После ареста отец Михаил дважды собственноручно со всеми доводами о невинности просил пересмотреть своё дело. Сельский совет дал ему положительную оценку, а прихожане в письме просили смягчить наказание. Три двусторонних листа с подписями прихожан!

Выло и ещё одно ходатайство Захарова и Колгушкина о невиновности священника и тоже с подписями на трёх листах. (Всё это обнаружено в Ярославском архиве КГБ, архивный номер С 7863.) Но все прошения остались без ответа...

...Реабилитирован Михаил Александрович был 18 октября 1996 года.

6 ------

В семье отца Михаила было четверо детей: сын Дмитрий (умер младенцем) и три дочери.

Старшая АЛЕКСАНДРА МИХАИЛОВНА ГРАММАТИНСКАЯ (1898—1994 гг.) окончила Ярославское епархиальное педагогическое училище и всю свою трудовую жизнь проработала вместе с мужем Александром Дмитриевичем Грамматинским преподавателем начальной школы в селе Архангельском Мышкинского района - - это примерно в 10—15 километрах от Тимохова.

Средняя  дочь  ЛЮБОВЬ  МИХАИЛОВНА ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ (1903—1992  гг.)   - -  моя мама. Она  тоже   училась     в   Ярославле в   епархиальном училище, но не успела закончить его, так как после ареста  отца Михаила     ей     пришлось вместе  с младшей сестрой ЗОЕЙ МИХАИЛОВНОЙ ВОРОБЬЁВОЙ (1905—1985 гг.) помогать нашей бабушке (своей матери) Зое Фёдоровне Зеленецкой, в девичестве   Капустиной,   вести  хозяйство.

Бабушка была больна туберкулёзом, и все тяготы по обработке земли и ведению хозяйства легли на девичьи плечи:  маме моей тогда было  18 лет, её  сестре  Зое   - -   16.  Тут-то,  чтобы решить проблему, и договорилась бабушка Зоя с другой моей бабушкой Софьей о женитьбе их. детей  - -  Любови Михайловны   и   Ростислава   Александровича.

Молодожёны переехали в Парфеньево, это было в 1923 году, где Ростислав Александрович Преображенский священствовал после смерти своего отца Александра Михайловича.

 

12 стр.                                                                  «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                               осень  2002 года

 

В селе Тимохове родился мой брат ДМИТРИИ РОСТИСЛАВОВИЧ (1926—2001 гг.). Я же родился рядом с Парфеньевом , — в деревне Полянки Некоузского района.

 7

Но преследования церкви продолжались. Отец мой Ростислав Александрович Преображенский не воспринял советскую власть, и за несанкционированный крестный ход, за то, что у него нашли книгу «Сионские близнецы», за то, что расшифровал «ВКБ(б)» как «второе крепостное право» и за то, что пытался сбежать из следственного изолятора, он был 8 марта 1931 года осуждён на три года. Срок отбывал на строительстве «Беломорканала». За хорошее поведение и ударную работу был в 1933 году освобождён, но лишён избирательных и других прав.

После  долгих  мытарств  отец и мать  устроились работать  в   Рыбинске   санитарами   в   Пироговскую больницу.  Одновременно им удалось без отрыва от работы учиться в фельдшерско-акушерской школе; после  её   окончания   отец  получил  диплом фельдшера, а мать - - медсестры. Отца направили работать   фельдшером       участковой   больницы   посёлка Музги  Мяксинского района Вологодской области.

Это было в 1939 году, а в 1941-ом, в начале войны, открылся медпункт в селе Николо-Топоре Кацкого стана, где работала учителем и директором начальной школы в одном лице родная тётя отца Людмила Михайловна Преображенская. Отец переехал в Николо-Топор.

Вопрос о нормальной работе Николо-Топорского медпункта упирался в отсутствие у сельсовета приспособленного помещения. Сначала это был дом Анны Николаевны Поройковой в селе Николо-Топор, где наша семья прожила один год. Затем дом в Парфёнове, владелицами которого были сестры Орловы из Киндякова -- в нём медпункт просуществовал до 1943 года.

И  наконец,   уже в   Мартынове:   сначала   жили  в сельском  ларьке,  затем в  домике  при  льнокомбинате,  который  был  немного  подальше  кузницы  и, наконец, старый дом отца Виктора Малёшкина Василия Ивановича - -  он располагался в тыне между избами Знамовых и Ершовых. Только в 1847 году  медпункту   было   предоставлено   здание   клуба, которое находилось    напротив Олёниного пруда. А наша семья  продолжала жить в доме  Мелёшкиных до  1963 года.

С 1963 года отец вышел на пенсию. Сельсовет купил для нас домик в Киндякове рядом с Тарасовыми, где отец и скончался в 1974 году. Мать переехала ко мне в Архангельскую область, в посёлок Подюгу, где умерла в 1992 году.

Отца моего Ростислава Александровича Преображенского реабилитировали 5 мая 1989 года...

 8

Моя двоюродная сестра, постоянный автор «Кацкой   летописи»     ГАЛИНА   БОРИСОВНА  АРЦЫХОВСКАЯ   является  дочерью   моей  тёти  ЕЛИЗАВЕТЫ    АЛЕКСАНДРОВНЫ    АРЦЫХОВСКОИ,    в девичестве Преображенской  - -   родной сестры моего отца.

Судьба тёти Лизы довольно сложна и трагична. Как поповская дочь  она была выдана замуж тоже

за священника - - не по любви, а по воле родителей - - в 1921 году. Но она воспротивилась вековой традиции и тайком от мужа и родителей уехала в Петербург и устроилась там на стройку. Стала жить в общежитии.

Здесь она познакомилась с Борисом Арцьховским, будущим отцом Галины, который работал на стройке шофёром. После женитьбы им предоставили небольшую квартирку, и в 1926 году у них родилась дочь Ирина, а в 1927 году - другая дочь Галина.

Родители   Гали  теперь   работали  на известном в Питере Кировском заводе.  Но вот началась война, а  вскоре  и  блокада  Ленинграда.  Большинство детей из осаждённого города было вывезено на Урал в  детские дома.  В частности, Галя  попала в  город. Уржум на Урале. И в это же время от прямого попадания   фашистской бомбы в   квартиру,   где   проживала  чета Арцыховских,  погибли и отец, и мать Галины...

Мой отец каким-то образом узнал, что Галя находится в Уржуме, съездил за ней и привёз в Мартыново,  хотя жилья у нас практически не было -семья в 1943 году (как уже говорилось выше) ютилась  в  обыкновенном сельском  ларьке.

Тогда на помощь пришла Людмила Михайловна Преображенская - - родная тётя моего отца, то есть сестра нашего деда. Для нас с Галей она была двоюродной бабушкой, но мы, как и родители, в обиходе звали её «тётей Людой».

9..

...В заключении хочется * сделать философский вывод из этих коротких биографий. О том, что всё в мире взаимосвязано по воле Божьей.

Есть достоверные данные, что некий иконописец Иван Михайлович Ломов, который написал в органы НКВД навет на моего деда Махаила Дмитриевича Зеленецкого, который и в дальнейшем раскулачивал и грабил осиротевшую семью Зеленецких, в годы войны оказался связанным с немцами. У него нашли передатчик, с которого он передавал немцам информацию о  положении дел в  тылу  Советской Армии.

Он  был разоблачён. Кара нашла клеветника! Перелистав страницы жизни И вдумываясь в суть и смысл её, Ты убеждаешься, что  в мире неслучайно Создателем  всё  учтено и решено... Михаил Ростиславович ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. п..   Подюга  Архангельской  области.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ СТИХАХ 

Ни  ветер  буйный,  ни  метель

Не  могут сбить  меня  с  пути   -

Я сердцем следую с Тобой,

Господь, невидимый в дали!

Та даль ласкает душу мне,

Собою жизнь мою смягчает,

И даже горе и беду

Душа с Тобой переживает.

Тобой мой светлый день рождён,

Мой взор Тобою озарён,

Ты от меня не уходи,

Господь, прошу Тебя, веди! 

 

Галина АРЦЫХОВСКАЯ.  г.   С.-Петербург.

 

осень —  2002 года                                           «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                               13 стр.

 

ТВОРЧЕСТВО  НАШИХ   ЧИТАТЕЛЕЙ 

 

Вся моя Россия -

ветер за окошком,

На бугре берёза

да грачиный грай,

Поле, перелесок,

по лесу дорожка,

Да ресницы ёлок -

там, где неба край.

Улица в деревне,

Пыльная дорога

Взбита босоногой

шумной детворой;

Узкая тропинка

прямо от порога

К омуту петляет

вон под той горой.

Под июньским солнцем

омут синий-синий,

По краям кувшинки

и журчит вода.

Ждёт меня, купаться

лучший друг Василий...

Если б возвращаться

в детство иногда!

Помельчал тот омут,

старится берёза,              

Но всё также бьётся

ветер за окном.

Сядешь к жаркой печке,

прибежав с мороза,

И приветит печка

ласковым теплом.

Закипает чайник,

песнь свою заводит,

На диване спину

выгнул рыжий кот.

Тучи месяц прячут -

видно, к непогоде;

Зашумят метели,

как и каждый год.

Кто-то усмехнётся:

«Ну какой он странный!

Как он мало видит,

и как мир велик.»

Осенью для птицы

есть другие страны,

Но в своё болото

вновь летит кулик.

Всех когда-то манят

дали голубые,

Встречи и разлуки,

данные судьбой.

Но несу за дали

малую Россию,

Как в мешке солдатском:

всё моё - - с собой!

 

Павел  ГОЛОСОВ, с. Ордино, Нижняя  Кадка.

 

§ 24, Льняная. Канитель

ПЕРЕД УРОКОМ:

а)   Что   такое подсечное   земледелие  и  чем  оно отличается  от  старопашенного?     Что  повлияло на переход от   подсечного   земледелия к  старопашенному у кацкарей?

б)   При какой коллективной работе встарь было принято обливать друг друга невзначай водой? Что ещё вы о ней знаете?

в) В 1807 году на землях кацкого помещика Батурина высеяли около 70 тонн овса,  более 2 тонн ржи,  1,2 тонны жита, 200 кг гороха,  130 кг пшеницы, 50 кг конопли и 40 кг льна. Для чего была нужна барину каждая культура?

г)   Расскажите,  как и чем кацкари:

- пахали,

- бороновали,

- сеяли,

- жали,

-   сушили снопы,

-   молотили,

-   веяли,

-   мололи на муку и крупу.

д)  Объясните кацкие деалектные слова: боровОк, жИто, залОина, ластушИна, морквА, неслЕтьё, ог-лИнок, пЕрить, тЫн.

е)  Что растёт на грядках в ваших тынах? У кого  самое большое разнообразие культур?     У кого самая невиданная для кацкарей культура?

 

1. Сто УГОДИЙ

3АДАЧА    №     39

Ознакомьтесь с заметками крестьянина В. Гусева о базарах да ярмарках, проходивших в селе Рождествене в Кадке в начале XX века. Какая культура с экономической точки зрения была для кацкарей наиважнейшей?

5 февраля 1903 года. Лён поднялся в цене — торговля бойкая.

7  января 1904 года. Ввиду понижения цен на лён торговля плохая.

25 февраля 1904 года. Торговля была очень бойкая ввиду повышения цен на лён, все товары шли нарасхват.

8   декабря   1904 года. Ввиду  понижения цен на лён торговля была тихая.

8 марта. Торговля бойкая. Покупатели главным образом спрашивали лён и холст.

*              *              *

Действительно, из всех культур самой выгодной и полезной для кацкарей был лён. Судите сами: собственным хлебом Кацкий стан себя обеспечить не мог, во многих семьях запасов зерновых едва хватало до Рождества (7 января) -- хлеб приходилось покупать. А вот льны в наших краях родились настолько хорошие, что только в Рождествене-Кацком на торгах кацкари продавали ежегодно до 819 тонн льноволокна, столько же - - льносемени, 8,2 тонны льняной кудели, 114,7 тонны — отрепков (отходов) и 16,4 - - льняного масла.

Через лён текли рекой денежки в карманы кацкарей. Но и в своём хозяйстве он был незаменим.

 

14 стр.                                                                  «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                 осень  —  2002 года

 

Изо льна ткали мешки, половики, сумки-торбы, постельники, получали ткани (грубые холсты и тонкие новины), плели верёвки-заверки, уздечки-обрати, лапти-чуни, рыболовные сети. Да что сети -даже мебель можно делать изо льна! А уж до чего вкусно масло из льносемени!

Однако ж вырастить и обработать эту чудо-культуру требовало много сил и времени...

2.   Сто потов

Сеют лён рано  - - в первых числах мая. В это время как раз начинает куковать кукушка; кацкари так и говорят: «Кокушка кокуёт — лён сеет!»

В июне месяце лён полют. Иначе нельзя: и волокно будет нечистым, и семя перемешается с семенами сорняков.

В июле лён цветёт — всё поле покрывается нежным голубым ковром. Красиво!

К началу августа он поспевает. Корешок у льна невелик да один, поэтому его не жнут, а выдирают прямо руками. Выдрав, ещё недавно вязали его в небольшие горстушки. Если требовалось, ставили подсушиться в грачушки (по-другому бабки) по 12 штук в каждой и ,везли в деревню. Но это ещё только начало уборки!

Стебель льна называется трестой. Внутри неё под корой -- костерей спрятано мягкое волокно. А семя у льна скоронилось в коробочках — кацкари их называют головки. Добыть волокно и семя -- дело непростое.

Сначала   лён   колотили  - -   выбивали  из   головок семя.   Делали   это   способом   оригинальнейшим!    В сухую ясную погоду прежде всего подметали начисто дорогу  - - всю-то  пыль сметут длинными метлами!   Затем   выкладывали     на  дороге   лён   двумя рядами:   комлями  врозь,   головками  друг  к  другу. И начинали   ездить  по   головкам   на  лошадях,   запряжённых в  колотилки.  Тяжёлые колёса колотилок давили льняную головку, и семя вываливалось. Следом бабы для верности подколачивали колотушкам:  возьмут пучок  льну да как стряхнут,  да как почнут колотить по головкам - - уж тут и остатние семена высыплются.

В  неслетье  же приходилось  везти  лён  в ригу и весь  его  выколачивать  вручную колотушками  (колотушку  ещё называли валёк).

Разбитые головки сметали в кучи - - вороха, из которых вывеивали на ветру семя. Оставшуюся головицу запаривали на корм скоту и птице, а семя везли в кладовые, где его уже просеивали через большое решето - - грохото. Из просеянного семени давили льняное масло. Тут-то и проверялась работа полольщиц: плохо выполотый лён от примеси рыжуна заметно горчил.

А что ж оставшаяся на дороге треста? Её вновь увозили  в  поле!   Вернее,  на скошенную  луговину, которая  теперь уже  называлась  стлище.   По стлищу  тресту  растилали     тонким  слоем  аккуратными рядами.   На   обильных августовских  и сентябрьских росах   лён   вылеживался   недели   две-три.   К   нему время  от   времени   приходили  брать   опытки  - -   не готов ли:  у вылежанной тресты должна отделяться от волокна треста.

И снова за вязку! В вёдро лён сгребали граблями в небольшие кучки—взнимки.  Из взнимков вязали горстушки, теперь уже стараясь сделать их как можно крупнее. В ненастные дни лён для просушки приходилось сначала ставить в галки (в виде конуса), а потом уж и вязать. Правильная горстушка состояла из двух связанных вместе вязкой горстей: одна комлем вниз, а другая - - вверх.

Перед тем как увезти, горстушки ставили в постати — в три прижатые друг к дружке ряда с двускатной крышей из горстушек же.

ЗАДАЧА    №    40

Учёные пишут: «В южных землях Руси и в районе современных Великих Лук лён  «стлали»—тонким  слоем раскладывали на влажном  лугу и выдерживали   в   течение   15—20   дней.   В   районах   с более  суровым климатом   (Псков,   Ярославль,   Вологда) лён «мочили»  -- спускали связками в пруд, болото или яму,  специально вырытую в низине».

Кем являются по своему происхождению кацкари: южанами или северянами?

,,3. Били меня, колотили.."

Льняная треста груба да настолько, что может уколоть до крови. Как же получить из неё мягкое волокно, прозванное за нежность свою «северным шёлком»? Всё просто - - нужно избавиться от костери!

Для этого брали повесьмо (пучок) льну и разминали его на мяльнице -- она могла быть как ручная, так и конная. Омятое повесьмо подсушивали в риге и трёпальцами трепали— соскабливали остатки костери деревянным мечом. Затем чосали чосалкой, которая представляла собой множество железных гвоздей, вбитых в деревянную подушку.

В принципе куделя уже готова, но, чтоб рассортировать, её ещё вычёсывали гребнем (кацкари это называли мыкать мочки) и пачесовали щоткой. Получалось  пасмо  - -   самое  высококачественное  волокно.

Любопытно, что все отходы, получаемые при обработке льнотресты, шли в дело. Так, омяльём (отходами при мятье) покрывали для тепла потолок, предварительно смешав его от пожара с глиной, а вотрю (отходы при трепании) прессовали и мшили ей вместо мха строения. И вотрю, и омяльё охотно покупала у кацкарей Бельгия: спрессовав их, изготовляла мебель! Вот тебе и кацкий лён!

Ну а пасмо пряли на пряхах точно так же. как овечью шерсть. Когда хотели сделать нить потолще, тростили - - скручивали три в одну. А из ниток уже и ткали. Нет ничего лучше льняной ткани: зимой она хорошо согревает, летом даёт телу прохладу. Медики утверждают, что льняная одежда сохраняет человеческое здоровье.

Некоторые кацкие слова: замЕсто     -  вместо; горстУшка  - -  льняной сноп;

Обрать     -  уздечка,   обратАть   - -   посадить  коня на уздечку;

опыткИ     -  образцы; остАтний  - --  последний.

ДОМА:

Запишите,   какими   профессиями   владеют   Ваши родственники? 

 

ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ КАЦКОВЕДЕНИЕ    - 30 стр.

 

осень  —  2002 года                                          «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                                              15 стр.

 

СТРАНИЧКА ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ

МИФЫ      КАЦКАРЕЙ

Солнце-Белая   Корова.

В  зимнюю ли стужу, в летний ли зной, в весеннюю ли распутицу или при осенних хизах— всегда при работе Солнце-Белая Корова. С раннего утра до позднего вечера идёт-бредёт Белая Коровушка по небосклону, посылая, на землю солнечный свет. Так было всегда и так будет впредь, покуда стоит наш мир, и поэтому самая  крепкая клятва,  что может дать человек,  должна . быть сказана при Солнце-Белой Корове.

Тепло и свет, радость и достаток, да и сама жизнь— всё это дары Белой Коровы. О том, кто счастливо живёт, кацкари издревле говорят: «Ну, к нему Белая Корова пришла!», а старинное кацкое приветствие, звучало так: «Пусть к тебе Белая Корова придёт!»

А на земле, на кацких .подворьях, живут среди людей её младшие сестры --земные коровушки, такие же труженицы, дарующие благополучие. Когда-то в кацких селениях обязательно старались, завести одну на всех корову белой масти. Примечали: если она впереди стада с пастуший возвращается."- - быть завтрашнему дню солнечными удачным.

Хиз - -  холодный, пронизывающий ветер.

КАЦКАЯ ПРИБАЙКА 

Русский, немец  и поляк

 

Русский, немец

и   поляк

Танцевали «Краковяк»:

Танцевали, танцевали,

Поскользнулись

и упали.

Сели  на скамеечку.

Ели помаленечку,

Ели - - торопилися,

Чуть не подавилися!

 

Рассказала  Валентина    Михайловна   Обручникова,    с.   Хороброво.

СПОЙ   КУКЛЕ ПОГУДКУ

Потерял мужик...

 

Аи ду-ду,

ду-ду, ду-ду –

Потерял мужик дугу.

Потерял мужик дугу

На  зёлёныем   лугу.

Шарил, шарил -

              не нашел,

Сам заплакал и пошёл.

Чу! Ребята кричат –

Не дугу, ли тащат?

Ты пойдём-ка,

брат Иван,

Не достанется ли нам?  

 

Рассказала   Антонина Ивановна Розова, д.   Нефино,

 

МОИ      ПЕРВЫЕ СТИХИ 

Береза

 

Белая берёза —

Чистая кора.

Ветви зеленеют

И цвести пора.

Рано, ранним утром,

Ветерок подул,

У берёзы ветви

Тихо он качнул.

Аромат серёжек   

Шалью запорхал,

Ветерок упрямый

Вдаль его умчал.

 

Алёша  БОЯРСКОВ. с. Юрьевское.

МОИ      ПЕРВЫЕ РАССКАЗЫ 

Мой Дружок 

Есть у меня собака - - лайка. Её зовут Дружок.

Дружок низенький. У него чёрная шерсть, белая грудка и толстые лапки. Хвост у него чёрный и крючком. Дружок умный, озорной и прожорливый.

Я люблю с ним играть в догонялки: я убегаю от него, а он бежит за мной. Он меня догонит и валит на землю, а потом отпускает.

В солнечную погоду он лежит на сухой травке, греется и ждёт нас домой. А когда я прихожу из школы, он радуется и виляет хвостом.

Ночью он сторожит дом и лает на других деревенских собак.

Руслан КЕРИМОВ. д.   Нефино. 

 

ДОРОГИЕ РЕБЯТА! ЕСЛИ ВЫ ПИШИТЕ СТИХИ ИЛИ РАССКАЗЫ, ПРИСЫЛАЙТЕ ИХ К НАМ В «КАЦКУЮ ЛЕТОПИСЬ», МЫ ИХ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАПЕЧАТАЕМ И ПОДАРИМ ВАМ НЕБОЛЬШОЙ СУВЕНИР.

 

16 стр.                                                   «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                осень — 2002 года

 

УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ

(ЧТО НОВОГО В КЛУБЕ «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ») 

С_НИКОЛОЙ НА ОБЛОЖКЕ

Стихи нашего постоянного автора из Санкт-Петербурга Галины Борисовны Арцыховской хорошо известны не только землякам-кацкарям, но и жителям северной столицы: дважды они были прочитаны по санкт-петербургскому христианскому радио «Мария», а в 2001 году вышел их первый сборник. Как оказалось, не последний — Клуб «КЛ» получил в подарок ещё одну книгу: Галина Арцыховская, «Русь Великая», СПб, 2002 год.

Новый сборник привлекателен уже с обложки — на ней фотография нашей кацкой Николо-Топорской церкви! А дальше лучшие стихи разных лет: все очень тёплые, добрые и чрезвычайно искренние. Спасибо, Галина Борисовна.

ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ О КАЦКОМ СТАНЕ

Жизнь Кацкого стана вообще и работа Клуба «КЛ» в частности в I полугодии 2002 года были объектами пристального внимания Мышкинских районных «Волжских зорь» и ярославского областного «Северного края» — обе газеты о нас, о кацкарях, писали нередко. Но, как оказалось, о Кацком стане пишут и в совсем дальних краях. Так, газета «Мценский край», что в Орловской области, поместила статью «Загадочный кацкарей народ», а с Кольского полуострова пришла их «Полярная правда»: очерк «Город Мышкин - славный городок...», который мы нашли в ней, на две трети посвящён и не Мышкину, а Мартынову -- там даже фотография есть Музея кацкарей!

Из столичных изданий хочется выделить журнал «Журналист», В №  3 за 2002 год, на 5-ой странице в материале «И пошла писать провинция. Столицам — на зависть...» очень тёплый (кстати, уж второй) анализ последних номеров газеты «Кацкая летопись».

НИКОГДА НЕ ПЕРЕСТАНЕТ ГОВОРИТЬ О  КАЦКОМ СТАНЕ 

Всем известно, что раз в год в начале  -   февраля    газета   «Кацкая летопись» собирает Кацкие краеведческие чтения. А сама-то хоть в каких подобных мероприятиях участвует?

Итак в I полугодии 2002 года редактор «КЛ» С. Н. Темняткин имел честь присутствовать:

ЯНВАРЬ. В Мышкине на презентации альманаха «Любитель природы» и в Угличе на заседании, посвящённом юбилею этнографа и фольклориста И. Костоловского с докладом «Люди и события в кацких присловьях».

ФЕВРАЛЬ В Мышкине на III региональной межобластной экологической конференции с исследованием «Реки рождают народы. А кто же рождает реки?» и в Угличе на заседании, посвящённом 1065-летию города, с докладом «Волость Кадка - Углича уголок»,

МАРТ. В Угличе на заседании, посвящённом юбилею краеведа Л. Соловьёва, с сообщением «Ульяна-Александра  княгиня Угличская и Кацкая».

АПРЕЛЬ. В Мышкине на всероссийской конференции, посвящённой жизни и творчеству поэта Ф. Тютчева, с зарисовкой «Моя малая Русь. Знаменское»; в Угличе на заседании, посвящённом судьбам - затопленных территорий, с очерком «Переселенец с Мологи» (о Н. Т. Антошине, первом директоре Мартыновской школы); в Ярославле на конференции «Краеведческий компонент региональной системы образования как средство формирования национального самосознания» с докладом «У истоков русской и кацкой пассионарности».

МАИ. В Угличе на заседании, посвящённом 110-летню возвращения ссыльного колокола, с наблюдением «Кацкие колокола. Годы радости и печали».

А самым представительным является по-прежнему участие в ноябре 2001 года в проходившей в Ярославле всероссийской научной конференции «В. И. Даль и русская региональная лексикография и лексикология». Его доклад «Диалект как символ сельской территории» вызвал большое количество откликов.

 

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

газета краеведов

Кацкого  стана

(волости    Кадки)

№№ 7—8   (120—121)

осень 2002 года

Редактор С. Н. ТЕМНЯТКИН. Секретарь С. А. ЗАМЯТКИНА.

*          *         *

АДРЕС РЕДАКЦИИ: 152846

д. Мартыново Мышкинского района

Ярославской области.

ТЕЛЕФОНЫ В МАРТЫНОВЕ:

3-27-20  (администрация) 3-27-31   (школа)

*           *           *

Газета издаётся с августа 1992 года.

ИЗДАТЕЛЬ

некоммерческая организация

КЛУБ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

*        *         * «КЛ» ждёт помощи!

Наши банковские реквизиты: ИНН 7619002912

расчётный счёт

40703810077150110020

в Угличском ОСБ РФ

№ 2532\056,

корр. счёт 30101810500000000670

БИК 047888670 КЛУБ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

*           *           *

'(с)       «Кацкая летопись» Перепечатка — обязательно со ссылкой на «КЛ».

Редакция газеты с удовольствием вступит в переписку с нашими читателями!

*            *            *

Газета отпечатана в муниципальном  предприятии  «Мышкинская типография». — г. Мышкин Ярославской области, ул. Ленина, дом 11,  телефон 2-24-35.

Тираж—700 экз. 3 каз—2233.

 

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz