Кацкая летопись № 59-60

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

 

Слава  Богу, нам удалось выпустить ешё один номер...

 

Газета  краеведов   волости Кадка   КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ  № 21-22 (59-60)   Декабрь   1996 года

Листая  календарь.

Густой снег утром, а в обед все расстаяло. Таким и простоит ноябрь — пасмурным, дождливым, неуютным.

15 ноября

Вечер, но в библиотеке не погас огонь — там традиционные

поэтические   посиделки,   которые нынче   назывались   «Поэты,   пес ни  и  стихи».  Обсуждали  творчество   Исаковского,   Бокова,   Ваншенкина,   Долматовского,      да   и не только:  просто  пили  чай,  говорили о жизни и от души поздравили   Андрея   Лобазова   —   он теперь  уже и  в  областном  «Золотом кольце» печатается. 

19 ноября

Галина Николаевна Смирнова давала открытые уроки: чтение во втором классе, русский язык в четвертом. Волновалась, конечно — как никак, смотреть на ее работу приехали представите ли всех школ района. Но держалась уверенно — за плечами 28 лет работы, 25 из которых в Мартыновской школе. Уже два поколения вырастила этот замечательный педагог и теперь ждет третьего — не подведите в этом плане, мартыновцы.

Ну, а кроме уроков, Галина Николаевна провела открытое мероприятие, посвященное книге, и очень благодарна своим друзьям-помощникам из школы, детского сада, библиотеки... 

23 ноября

В шашечных соревнованиях по Мартыновской школе первое место занял шестой класс. А в личном зачете победу одержал Юра Ершов. 

25 ноября

Все  обсуждают   одну   и   ту   же неприятную   новость:   ночью  ограблен  магазин  в  Мартынове!  А чуть   раньше   грабанули   Нефинский магазинчик. Не будем описывать  подробностей сего ужасного   дела;   заметим  только,   что воры, слава Богу, найдены.

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

В «КЛ» пришло очень хорошее письмо. Правда, анонимное: «Сергей,  почитали  твою  газету.  Ты  поздравил  всех  с  рождением   в  декабре.   Даже   пенсионеров   не   забыл,  а   Галю   Румянцеву не   написал.   Неужели   она   хуже  всех  работает  дояркой!   Стыдно. И обидно...»

Чем же письмо хорошо, если в нем упрек? Да тем, что его автор (зря он не назвался) высказал очень важную мысль — нельзя забывать людей. Собственно, для того и выходит «КЛ» чтобы согреть вниманием каждого.

С днями рождения мы поздравляем всех, но назвать поимённо каждого, к сожалению, не имеем возможности — на это просто не хватит газеты. Потому и решили выписывать имена только юбиляров — это тех, чьи года оканчиваются на «О» или «5»: например, 25лет, 30 35, 40 и так далее.

В январе 97-го таких людей много, в одной Дьяконовке сразу четверо: ЗОЯ ВАСИЛЬЕВНА ЧИСТЯКОВА-КАРЕТНИКОВА, ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ СМИРНОВ, ЗИНАИДА ИВАНОВНА ЛЕБЕДЕВА, ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ БЛОХИН. В Нефине — НАТАЛЬЯ КОНСТАНТИНОВНА ГУЛИНА, в Хороброве — ЗОЯ АЛЕКСЕЕВНА СОКОЛОВА, ? Юрьевском — НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ БОГОРОДСКИЙ, а в Мартынове — ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ ТАРАСОВ, ГАЛИНА ВЛАДИМИРОВНА ГРОМОВА, ВАЛЕНТИНА ВАСИЛЬЕВНА МЕХОВА, МАРИНА ДОРОФЕЕВА и КАТЯ ГРОМОВА,

Поздравляем   всех   родившихся   в   январе,   а   перечисленных  товарищей особенно — ведь юбилей раз в пять    лет случается.

 

ИСПОВЕДЬ РЕДАКТОРА 

Декабрь студен и темен. Беспокойно снуют злые ветры-хизы, пересчитывая каждую одежонку на

человеческом теле, а неласковое солнце спряталось за беспросветной чередой сизых зимних туч. Холодно! В такую погоду хозяин собаки не выпустит, и только корреспондент «КЛ» одиноко мерзнет на бесконечных путях дорогах Кацкого края...

Не-е-ет, решено — сегодня из дома ни ногой! Поближе к печке, побольше к чаю — писать и думать только о... себе. Ну да: I год, слава Богу прошел, и пора бы отчитаться перед читателями о проделанной работе. Чем все. таки занималась «КЛ» в истекшие 12 ть месяцев?

ГАЗЕТА

Это повторяется аккуратно раз в месяц. Редактор «КЛ» виновато улыбается, а заведующая финансовым отделом администрации Мышкинского муниципального округа Е. П. Хлесткова, чей порог он переступил, замирает на вздохе:

—  Опять!?..

—  Опять...

А что поделать: «КЛ» — газета негосударственная, неведомственная, абсолютно некоммерческая, и это значит, что оплачивать ее издание никто не обязан, а сама она обеспечить свое существование не в силах. Но жить-то надо, вот и приходится каждый раз выпрашивать денег. Возможно, со временем это дело станет привычным и даже любимым, а пока отчего-то совестно.

Хотя чего стыдиться то? Весь прошлый год выходили сдвоенными номерами — материала набирается много, и мы спешим, пока есть возможность, опубликовать все, что имеем и знаем.

Газету читают и не только в Кацких краях, но и в Мышкине, Угличе, Рыбинске, Ярославле,

Переславле Залесском, в городе Хотьково Московской области и самой Москве, Санкт-Петербурге, далеких Апатитах, что на Кольском полуострове — и это еще не все адреса...

Спасибо вам, наши читатели и авторы — ни один из них, кстати, за свою работу не получает ни копейки. Спасибо администрации Мышкинского района (округа), благодаря ее спонсорству мы сейчас выходим в свет. Спасибо типографии города Мышкина за то, что всегда терпелива, ровна и, зная нашу бедность, не заламывает великие

цены. Спасибо почтальонам Г. М. Богородской, С. В. Давыдовой, В. В. Галуновой, что, разнося почту, всякий раз безропотно прихватывают и нашу газету.

МУЗЕЙ

Этого дня ждали многие. 29 ноября, 5-й час — уже стемнело. От электрического освещения экспонаты приобретают четкость и кажутся живыми. По лестнице, ведущей на второй этаж Дома культуры, раздались шаги — не к нам ли? — Ура!!! Есть сотый посетитель!

Учащийся Рождественской школы Миша Галунов не сразу понял, за что ему вручают призы, а разобравшись, заулыбался, поблагодарил и нажелал всего хорошего.

Сколько всего народу побывало в музее газеты «КЛ», сказать нельзя, ибо подсчет посетителей начался лишь с 18 октября. 100 человек за 6 недель (а точнее за шесть рабочих дней) — неплохо для сельского музейчика: не зря живет!

А приходят люди разные: и по  возрасту, и по месту жительства, и по интересам. В первой сотне 54 ребенка и 46 взрослых не только из ближних деревень, но и с Рождествена, Алферова, Балакирева и даже с Углича. Кто- то заскакивает по дороге в библиотеку (которая тоже на втором этаже Дома культуры), быстрым взором скользнув по стендам; некогда, а все равно забежит поздороваться и узнать, нет ли чего новенького? А кто-то целый час в тесной музейной комнатенке выходит — ни одной вещицы не пропустит. Иногда за-

вязываются    долгие   разговоры воспоминания   о  днях  минувших, о    делах старинных.

Среди экспонатов очень мало купленных: почти все найдено в пустых домах или подарено землякам. Вот буквально на днях зашла к нам Ольга Никитична Крюкова со своим рукоделием — спасибо ей и всем дарителям, которых мы помним и которым очень благодарны.

Те, кому жаль расставаться с дорогими сердцу вещами, приносят их на время, «на прокат», так сказать. И здесь особая благодарность Валентине Ивановне Афанасьевой из Перемошья: скоро второй год, как у нас гостят ее кружева. Люди приходят, любуются, ахают — а по первому требованию хозяйки все вернем да еще спасибо скажем.

Навещайте музей. В наступившем году он открыт по вторникам

 

ПУТЕШЕСТВИЯ

Вы знаете, где течет речка Дубёнка? Там, где всю ночь поют соловьи, где под пологом берез цветут ландыши, где гуляет по воле никем не пуганное эхо.

Ученики Мартыновской школы никогда не забудут этого места; они-то знают теперь, что Дубёнка бежит от Чернева   к   Парфёнову

Были еще два похода,— не далекие, но интересные: на Кадку, к Печинному омуту, и в Николо Топор. Впрочем, нужно отчитаться и об одной дальней поездке...

Собираясь в Ярославль на совещание, редактор «КЛ» — так, на всякий случай — прихватил с собой побольше деньжонок, а домашним наказал, чтобы скорого его возвращения не ожидали. Предчувствия не обманули: в то же самое время в Ярославль спешили сотрудники Переславского природно-исторического национального парка — наши давние друзья по переписке. Дорогой они сочинили хитроумный план пленения редакторе «КЛ», так что сопротивление было бесполезным...

Переславль очаровал. Непривычная гористая местность, сосняки кругом, город, вытянувшийся вдоль тракта Москва—Архангельск совсем как наше Мартынове. И озеро — зимнее озеро, еще не застывшее, меняло цвета от черного до лилового. А еще Горицкий монастырь, музей «Ботик», Варварин родник, Синий камень и Александрова гора, крепостные валы XII века, сам особняк Национального парка и такая замечательная детская библиотека!

Спросите: а не тяжело ли было в незнакомом месте с незнакомыми людьми? А кто сказал, что все кругом незнакомое? Вот уже второй год мы обмениваемся с переславцами издания. ми; «КЛ» там читают, и съездить  в Переславль, все равно что побывать в Санте-Барбаре — заочно нас там всех знают. Особенно желают познакомиться с Андреем Лобазовым и даже переслали ему приз читательских симпатий.

Но время между тем шло к отъезду. С новыми идеями, с полезными подарками обласканный редактор «КЛ» садился в автобус и слышал, как одна старушка говорила другой:

—   Ня много сягодня  народуты...

Что ж), у нас свой язык — кацкий, а у них свой—переславский

И ПРОЧАЯ

Ольга Квасникова, жительница, села Хороброва, дочь известного гармониста В. А. Квасникова, сказал однажды:

—  А ведь мы, когда папа был еще   жив,   записали   его   на  магнитофон!

Так в редакции «КЛ» появилась первая запись, которую уже слышали многие, и на глазах иных, честное слово, наворачивались слезы. А пленку дописали в Дьяконовке: спасибо Александре Ивановне Самолётовой и Борису Николаевичу Чистякову.

Что еще написать? О том, что вместе с фонотекой у нас растет и ширится собрание фотографий. Что историей родного края увлеклись, пожалуй, все, а в школе и детском саде даже есть такой учебный предмет — краеведенье. И что в первую субботу февраля (а нынче это 1 е) в 9 часов 30 минут откроются III краеведческие чтения газеты «Кацкая летопись». Посвятим мы их истории школ Кацкого стана; ведь одной из них, Мартыновской, нынче стукнет 105 лет. Приходите, не стесняйтесь!

До свидания,

С. ТЕМНЯТКИН, редактор «КЛ».

 

2 стр.              «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»     № 21-22 (59-60),                 декабрь 1996 года 

Встречины с нечистой силой

ДВОРОВОЙ  ХОЗЯИН

На протяжении многих столетий главными занятиями кацкарей являются земледелие и скотоводство. Рождались, конечно, среди них и сейчас рождаются искусные плотники, шорники, портные или сапожники: но в целом народ мало занимался ремеслами, а некоторые из них не освоил вовсе — скажем, гончарство. Мастеровых кацкарей по пальцам пересчитаешь, зато каждый из них великий скотовод-земледелец. И на просьбу рассказать о своих предках начинают обычно:

— Уж какой хороший хлебороб был наш тятя, кого хочешь спроси!..

Но мерилом деревенского богатства издревле считался все-таки скот. Да и сейчас достаток сельчан зависит не столько от рода работы и размера жалования, сколько от количества коров, телят, овец и другой живности на личных подворьях. Будет в здравии скотинка — и семья сыта будет, и копейка лишняя всегда заведется.

Это понимают все; стоит ли удивляться тому, что главным божеством в Кадке был и есть дворовой. Это его, а не домового величают кацкари хозяином.

—  Так домовой или дворовой?

—  уточнял я каждый раз.

—  Да что ты, что ты, — шикали  всюду,—домовой  и  дворовой

—  это разные!

Переспрашивал    я    не   случайно: культ дворового очень редок в  России, и  почти везде дворовой — это второе название домового.   А  тут  дворовые   и   домовые  —   разные   существа,   да еще   дворовой   главнее  —   есть чему   удивляться!   И   вздохнуть: перелистав   море   литературы,   я так  и не нашел этому объяснения.  Что  ж,  давайте тогда  просто понаблюдаем!

 

*           *           *

Главная обязанность дворового — следить за крестьянской скотиной. Его любимое животное, кажется, лошадь.

Вышел как-то Иван Андриянов ночью на двор, а Хозяин лошадь и ухаживает. Задняя калитка — та, что от колодца — открыта; а Хозяин в загородке стоит — в шляпе, во всем черном одетой — и поит лошадь. Призадумался Иван Андриянов: «Идти дальше — не идти ли?» Как ботнет ногою — все исчезло!

Не один он рассказывал о встрече с дворовым. Другой мартыновский мужик, Игнатий Григорьев, тоже видел на своем дворе Хозяина, Зима была, и дворовой в шапке, в шубе с красным кушаком бодро орудовал валами. На что уж Игнатий Григорьев силы необыкновенной,  и то оробел. А потом оглянулся — и нет никого!

Вообще-то сплоховали мужички, потому что при встрече с дворовым следует вести себя иначе. Вот что поведали по такому случаю в далеком, но тоже кацком Балакиреве:

— А мама свой сон рассказывала. Лежу, говорит, на печи, и снится мне, будто выхожу я на двор, а там дворовой стоит. «К худу или к добру?» — не растерялась я «К добру!» — отвечал Он, да так раскатисто — во весь двор. Проснулась я, говорила мама, вся в поту, А сну обрадовалась: было бы к худу, он так и ответил бы: «К худу!»

 

*           *           *

Заботливым да внимательным дворовой был не всегда. Беда, если какая скотина ему не понравится. И не поперечишь ему, Хозяину...

— У одного из наших мужиков пала лошадь, — так начали свой рассказ в Хороброве. — Купил он новую, поставил во дворе, а утром смотрит — лошадь вся в пене и чуть жива. На второе утро — то же, и на третье...

Продал он эту лошадь, купил другую, но и другая по утрам чуть живая стояла.

Продал он и другую, третью купил, но перед тем, как свести ее на двор, пошел к бабке одной, гадалке что пи. Та говорит:

—   А  ты   залезь   ночью  на   повети,    оттуда    и    наблюдай,    что будет.

Так он и сделал: лошадь на двор поставил, сам на повети залез, полночи дожидается. Смотрит: входит в ворота здоровенный мужик в красном кушаке и с кнутом.

—  Опять   не  та  масть! —  рассердился   он   и   начал   гонять  лошадь по загородке.

Узнал мужик, какой масти лошадь нужна, и купил четвертую.

 

*           *           *

Двум дворовым в одном хозяйстве ни за что не ужиться.

Строился как-то в Левцове Иван Сокуров. Срубил новую избу — сообразил и новый двор. А как переезжал, прихватил со старого двора навозу — толинечаянно, а, может, нарочно кто подстроил.

Обе его лошади в отдельном прирубе стояли. И вот слышит он ночью—вот какой лом идет! Приходит — лошади в мыле и загородки сломаны.

На вторую ночь то же самое повторилось. Что делать? Пошел он к бабке знающей в Глинино, а та:

—  Батюшко, да у тебя два дворовых.     Надо   выживать   одного.

Два дворовых плохо, а совсем без дворового еще хуже.

Так было тысячу лет назад, так было сто лет назад, так есть и сейчас, на исходе XX века. И пусть за окном 1996 год, это не мешает пожаловаться:

—  У нас четыре года-пятый на дворе   неладиха:   не  корова   падет,   дак   чего   другое   случится.

Говорят,  нет в  доме дворового.

Уж как только не призывали его, кого только не слушали. Издох теленок, дак его, как советовали, отвезли в поле и поставили в снег как живого головою на восток — не помогло.

А то еще дала одна бабка обыкновенную нитку с мой рост. Нашептала, конечно, чего-то на нее. «Обойди, — сказала, — с ниткой вокруг дома и двора». Но и это не помогло...

Не удивительно, что уж если появился на дворе Хозяин, берегли его всеми силами. Приносили жертвы. Вот, в Кузьмадемьянке:

— У нас курицы не велись, — вспомнили тамошние, — Заведет мама куриц, а они передохнут. Вот и пошла к знахарке. Та взяла куриное яйцо, пошептала на него, подала матери. «Зашей, — говорит, — в тряпочку и повесь во дворе». Так мама и сделала, Повесила яйцо в тряпичном мешочке у нашести за стропилину — больше ни одна курица не издохла,

Значит, дворовой жертву принял.

В Нефине, Парфёнове, Мартынове я записал такие суждения.

—   Во дворе    вешали  под нашест к курицам лапоть плетёной. А над воротами икону вешали — Хозяина     звали.   Кто   этого     не сделает,   у   того   скотина   падет. Спохватятся,   побегут     к   бабке, принесут от     нее воды,  скотину опрыскнут. Икону повесят и начнут звать дворового.

—   Дворовой   на  дворе живет. Не понравится ему чего — скотина болеет.  Кто для него икону вешал, а у нас против самых ворот над курицами лапоть  висел. Я   раз   спросила   у   мамы:   «Для чего?» — «Для дворового!»

—• Умерла моя тетушка, прихожу к ней на двор, гляжу — два лаптя висят. «А чего же это?» — спрашиваю. «Чтоб курицы не дохли!» — объяснили мне. А лапти-то совсем хорошие, в них потом в клубе в художественной самодеятельности выступали.

Лаптей теперь днем с огнем не сыщешь, а вот иконка есть, почитай, на каждом кацком дворе. Вешают ее над воротами, лицом к коровьим яслям. Причем, некоторые считают, что правильнее не повесить, а поставить на выступ.

Я все пытался выяснить: какая икона подходяче?

—  Любая, — отвечали мне, — какая в доме случится.

—   Лучше,   пожалуй,     та,    где святой  мужского  пола, — услышал  я однажды,  но это не есть общее   мнение.   Висят   в   кацких дворах   «Распятье»,   «Спаситель», различные списки Божией Матери,   «Георгий     Победоносец»     и другие     иконы   —   стерегут   его обитателей от черных напастей...

 

*           *           *  .

Угождают кацкари дворовому, не скупятся. Ибо знают, что он

— существо капризное. Чуть что не по нему, только обидит его кто — сразу начнутся на дворе известного рода неладихи: куры нестись перестанут, или вдруг корова быком заревет, а то болеть начнет скотинушка.

Изо всех сил стараются (а раньше еще больше старались) кацкари не гневить своего дворового хозяина. Оскорбить же его можно многим. Во-первых, дворовой, как и домовой, совершенно не переносит бранных слов — за этим в старину строго следили. Привел молодой Игнатьев в дом жену. А та, управляясь, нет-нет, другой раз и ругнет скотинку. Соседи не промолчали:

— Игнатий Григорьевич, у тебя невестка скотину ругает — нехорошо!

Во-вторых, дворовой не мог устоять вообще против любых слов, а также против взгляда дурного человека. Поэтому кацкари старались не покупать скот у незнакомых людей: а вдруг с новой живностью приведешь в

дом черное слово и  глаз завистливого человека?

— Взяли мы ярку в Сидоровке, — сколько лет прошло, а все еще переживает жительница Нефина. —И ведь говорили же нам: «Нехорошие оне люди, не отведётеся!» Не послушали, ярка больнё люба показалась. А ярка-то принесла нам раз двойню — еле разъягнилась, и все. Если уж купил скотину — никого до нее не допускай!

—  Уж какую   хорошую корову покупали  в   Парфёнове,  —  продолжает     вспоминать    все свои несчастья  собеседница. — И  хозяева, и деревенские — все корову нахваливали: «Она хоть   безо времени телится, да удойная!» А   повели   домой,  уж мост  прошли,   останавливает   нас   встречная  бабка Паня:  «Ой, какая  хорошая   корова  у вас!» —  и  обе руки  под корову сунула — вымя смотрела.  С той  поры корова  больше шести  литров  не давала.

Даже родные стены не уберегут от сглаза. Так что не ждите, будучи в гостях у кацкаря, что он тотчас поведет вас на двор показывать хозяйство. Тем более, если не уверен в ваших намереньях. Уж кто-кто, а кацкарь умеет ловко захлопнуть двор перед самым вашим носом; если же вы успели зайти внутрь— выпроводит, будьте уверены. Но лучше не досаждать ему, а выслушать историю, объясняющую такое поведение:

—  Заболел у нас раз теленок. Болеет: не ест и не пьет. Делать нечего, побежали к бабушке Шуре  в   Черемошье.   А  та:   «У  вас человек   поглядел   на   скотину!» Стали мы вспоминать — и вправду:   приходила к  нам одна, увидала теленка и: «Ой, у вас телёнко-то какое большое!»    Посидела, ушла, а теленок заболел.

Дворовой и сам, как может, защищает свое хозяйство от по. сторонних:

—  Научили меня, как дворового призвать, в я боюсь, — это уже в Ордине произошло. — Пошла к бабке с поклоном; та сделала все как надо, а уходила — наступила на грабли и лоб себе расшибла. «Вот видишь, — сказала она, Надежда, дворовой-ёт сказал мне: нечего на чужом дворе делать!»

В наше время трудно встретить крестьянское хозяйство без коровы, У некоторых их по две, по три головы, а быков нет. Водят коров на колхозные фермы и стараются это делать подальше от людских глаз, иногда даже ночью.

—   А   чего,   —   объясняют,  — только   глазеть   будут   да   удивляться,     а   корова  доить   перестанет!

Если беда все-таки случилась и скотину или самого человека сглазили, бежали к бабке знахарке или справлялись собственны. ми силами. Вычерпывали чистой колодечной воды и наливали ее в какую-нибудь посудину, которую затем три раза крестили:

—  Во имя отца, и сына, и святого духа. Аминь.

Затем брали три березовых угля (обязательно березовых) и по одному бросали в воду, говоря при этом:

—  От глазу!

—  От Бога!

—  И от человека!

На каком слове уголёк зашипит, оттого и хворает скотина твоя. Ее нужно опрыснуть водой после углей,

Если заболеет человек, все делали в точности так же, только лили воду три раза через дверную ручку и соответственно три раза умывали лицо больного.     

 

*           *           *

Итак, нехорошее слово — это во-первых; сглаз — во-вторых. С ними связано и в-третьих. В-третьих, сам, продавая скотину, не жалей о ней, не думай, не расстраивайся, иначе рискуешь превратиться в человека с дурным глазом. «Жалеть нельзя, не поведется!» — так звучит это правило на языке кацкарей.

 

*           *           *

Что ж, следует перевести дух и сделать маленький вывод. Образ дворового достаточно конкретен в глазах кацкарей. Это видный мужчина в самом расцвете сил, хорошо одетый. Он заботлив и внимателен, трудолюбив. В хозяйстве может быть только один дворовой и беда, если появится конкурент. Дворовой способен предсказывать будущее. Встреча с ним не при. носит беды, напротив, дворовой — удивительно чистый божок. Он не выносит бранных слов и, заметьте, почитает икону — как и все православные. Его чтут как женщины, так и мужчины — сомнений нет, его праобраз — давно умерший предок. Но об этом потом...

Сергей ТЕМНЯТКИН.

 

№ 21-22 [59-60], декабрь 1996 года                       «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                          3 стр.

Справили  Юрьевскому  475-летие

На самый первый вопрос мы сразу ответим — 1996 году селу Юрьевскому исполнилось 475 лет. А над остальными подумайте сами, тем более, что в Юрьевском все бывали и тамошних людей всех знаете.

1.  Как зовут самого молодого жителя Юрьевского!

2.  «Придет, бывало, из школы, видит, в поле пашут, бежит: «Дай попахать!» Тракторист    сядет    с мужиками  курить, а  он   пашет». О   ком эти строки!

3.   Кто    в Юрьевском награжден медалью «За трудовую доблесть»!

4.  В сентябре ей  исполнилось 92  года;  она  самый  старый  житель Юрьевского. Кто!

5.  Кому посвящены эти строки: «Только узнав  эту женщину по ближе,  я  поняла,  каким   огромным богатством она обладает — педагогическим   тактом   и   подходом как к детям,    так    и     к взрослым.  Она  не может ответить грубо, не повысит голоса»!

6.   Кто  в   Юрьевском   награжден орденом Трудового Красного Знамени!

7.  В чьем палисаднике растет изящный куст можжевельника!

8.  О ком эти строки: «13 летним в войну пахал вместе с отцом на ( двух лошадях до 30 гектаров. По 90 соток, по гектару в день выходило»!

9.  Кто из юрьевчан участвовал в освоении целины!

10.   Кто   в  селе  мог   запросто сжевать стеклянный стакан!

11.   В чьем огороде    впервые появился диковинный    топинамбур!

Ни нудный дождь, ни тусклый день не смогли помешать праздничному действу, посвященному юбилею села. На встрече с работниками Дома культуры юрьевчане и их гости много узнали, увидали; порадовались, удивились неоднажды...

О Юрьевском старинном проникновенно звучали слова ведущих. О церкви, построенной более 200 лет назад и не дожив  шей до наших дней. О празднике престольном Владимирской Божей Матери, который справляли когда-то под веселый перезвон колоколов... А помнят ли жители села, где стояла часовенка шестигранная, построенная на месте самой первой, еще деревянной церковки?

И развернулись перед зрителя-ми история и сегодняшнее житьё-бытьё юбиляра на страницах устного выпуска газеты «Кацкая летопись». Строгие редакторы, А. Б. Дорофеева и Е, А. Великолепова, неустанно выдавали задания своим расторопным корреспондентам: Н. В. Румянцеву, С. Н. Розову, А В. Румянцевой. А в перерывах «между основной работой» все вместе живо разыгрывали сценки.

Вот и первое задание корреспондентам: найти самого важного в селе человека. А редакторы газеты тем временем знакомят «читателей» с историческим материалом.

 

*            *            *

...Мы знаем имена некоторых юрьевских помещиков. Самых первых звали Иван да Яков Плишкины, жили они в XVI веке. Затем Юрьевским владел Павел Остафьев. Потом село поделили    между собой греческий переводчик Иван Селунский, московский стольник Исак Погожий да вдова Семава. Кстати, знаете ли вы, сельчане, где у вас течет ручеек по имени Семава! В XVIII столетии Юрьевское принадлежало знаменитой в России семье Орловых-Давыдовых, а последних здешних помещиков звали Ваш. маковы.

Село Юрьевское — бывшая столица огромной земли под названием Юрьевская волость, в ко торой было 27 деревень и жило 4632 человека.

1869 году в селе была открыта одна из первых в Кадке школа. Каждый год с 21 по 23 апреля (по старому стилю) шумела трехдневная ярмарка. Магазины в старину называли мелочными лавками; в Юрьевском торговали Григорий Бойцов, Мария Сыромятникова, Александр Чураков и Михаил Соколов — выходит, четыре мелочные лавки!

И кузниц хватало: у Перфильева Александра и Перфильева Петра, у Слесарёва Александра — всего три! Теперь уж мало кто представляет ветряную мельницу, а в Юрьевском их было две: Павла Васильева и Алексея Соколова.

Особенно же предприимчивой была семья Александра Ивановича Чуракова. Он открыл три сыроварни и кирпичный завод. А жило в Юрьевском 349 человек, стояло 67 изб, 54 двора, 53 амбара, 5 сараев, 33 овина и риги, 43 житницы.

Но куда же пропали наши корреспонденты? Ой, кто это?

Несколько разбойников    ведут связанного   пленника;   нашли-таки самого важного    человека — бригадира   Юрьевской     бригады П. А. Румянцева! И потребовали за него выкуп: как-никак, а бригадиром   он   работает   почти   20 лет, до этого водил машину — в общем, человек-то свой. И задание для него особенное: сможет ли он узнать записанные на магнитофон   деревенские   звуки   — как   косы   точат,   корову   доят   и тому   подобное.     Разохотившись, Павел Алексеевич, родом из Ни кулина, спел частушку:

 

— Мы никулински ребята

И малы, да удалы:

На весёлые гулянья

Не повесим головы!

 

Корреспонденты вообще хлеб зря не жевали, и вот уже готовы фотографии юрьевских животноводов, слава о которых идет по всему колхозу и даже району. Да зачем фотографии, когда вот они, здесь — вышли, смущенные вниманием к ним. Теплые взволнованные слова и сувениры этим милым женщинам: В. Ф. Струк, Г. И. Румянцевой, И. И. Шалаевой, Т. Н. Якунчиковой, Н. П. Бубновой! Показали они свою сноровку в шутливом конкурсе — били кринки с завязанными глазами.

Гвардия  механизаторов—шесть

ВСЕ ДЕРЕВНИ ПОХОЖИ

КАК ДВЕ КАПЛИ ВОДЫ,

ЕСЛИ ТЫ  В НИХ — ПРОХОЖИЙ

ЗАГЛЯНУЛ БЕЗ НУЖДЫ...

Виктор МАЛЫШЕВ.

человек — в этот час в селе не оказалась (работа!), а для них такой интересный конкурс припасен — «Угадай запчасть». Выручили другие любители техники.

И все с нетерпением ждали итогов анкеты...

Из 21-й юрьевской семьи анкеты заполнили 20-ть. На основе их сельчанам присвоены почетные звания:

САМЫЙ    ТРУДОЛЮБИВЫЙ    — Александр   Александрович    ОВЧИННЙКОВ;

САМЫЙ ВЕСЁЛЫЙ — Мария Ивановна ФАТОВА;

САМЫЙ СТРОГИЙ — Валерий Викторович ФАТОВ;

САМЫЙ ВЕЖЛИВЫЙ — Анна Васильевна ОВЧИННИКОВА;

САМЫЙ МУДРЫЙ — Лидия Ивановна ЧУРАКОВА;

САМАЯ  ХОЗЯЙСТВЕННАЯ   СЕМЬЯ—Александра Николаевича и Ираиды   Ивановны   ШАЛАЕВЫХ;

САМАЯ ВЕСЕЛАЯ, ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ — Николая Николаевича и Надежды Павловны БОЯРСКОВЫХ;

МИСТЕР ЮРЬЕВСКОГО — Павел Алексеевич РУМЯНЦЕВ; МИССИС ЮРЬЕВСКОГО — Анна Васильевна ОВЧИННИКОВА;

МИСС    ЮРЬЕВСКОГО — Лена БОГОРОДСКАЯ.

Активно откликнулись юрьевчане на призыв ведущих вместе составить репортаж о жителях села. На вопросы викторины (а она напечатана в начале нашего рассказа) все ответили. А вы, читатели! Тогда проверьте себя — вот ответы:

1.  Ксюша ВИНОГРАДОВА;

2.   Александр    Александрович ОВЧИННИКОВ;

3.  МАРИЯ ИВАНОВА ФАТОВА;

4.  Анна Васильевна ЧУРАКОВА;

5.  Анна Васильевна ОВЧИННИКОВА;

6.  Валентина Федоровна СТРУК-

7.  У   ОБРУЧНИКОВЫХ;

8.   Александр Федорович    ОВЧИННИКОВ;

9.   Александр Николаевич ШАЛАЕВ;

10.   Сергей   Владимирович  БОГОРОДСКИЙ;

11. У    РУМЯНЦЕВЫХ.

...Озвученная баяном Н. И. Петухова  программа  Мартыновско го ДК  завершилась.  Озябшие, с покрасневшими    носами, но до вольные друг другом неторопливо  расходились   зрители   и  организаторы  праздника,  А на улице вроде и  яснее стало,  и  показа лось  даже,  что сквозь  туманную пелену проглядывает солнышко...

Село ЮРЬЕВСКОЕ.

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ

кацкий язык

Ударение падает на букву, выделенную жирным шрифтом.

РАЖОЙ — очень хороший, лучший, отрадный. Сильный, здоровый парень — конечно же, ражой; пруды, из которых, бывало брали воду для питья, тоже ражие.

РАЗБАХОРИТЬСЯ, РОЗВАХОРИТЬСЯ — разговориться.

РАЗБРЮХНУТЬ, РОЗБРЮХНУТЬ — размякнуть. Разбрюхнет головица, когда ее распарят. Если сухарь размочить в воде, и он обязательно разбрюхнет!

РАЗБЫГАТЬ, РОЗБЫГАТЬ — сбрасывать одеяло: «Розбыгни ро-бёнка то, чего оно в жаре маётса». Совершенный вид: РАЗБЫГНУТЬ, РОЗБЫГНУТЬ.

РАЗБЫГАТЬСЯ, РОЗБЫГАТЬСЯ — сбрасывать с себя одеяло: «А как розбыгнётся, дак поправь одьяло-то». Совершенный вид:

РАЗБЫГНУТЬСЯ, РОЗБЫГНУТЬСЯ.

РАЗБРЯДИТЬ,   РОЗБРЯДИТЬ   —   растревожить   больное   место.

РАЗВАЛИТЬ, РОЗВАЛИТЬ СЕНО — значит, убранное на ночь или период дождей недосушенное сено вновь растрясти по земле.

РАЗВАЛКА, РОЗВАЛКА начинается, когда спадет роса — существительное по глаголу «развалить».

РАЗЖАРИТЬ, РОЗЖАРИТЬ — повторно разогреть уже остывшее блюдо: «Каша от завтрика осталась, дак я её и розжарила».

РАЗЖЕНЯ, РОЗЖЕНЯ — разведённый мужчина.

РАЗДЕЛЫВАТЬ, РОЗДЕЛЫВАТЬ ТЕСТО — делать из него различные кулинарные изделия, готовить к выпечке. Розделывали тесто (а кое-кто и до сих пор разделывает) в специальных корытцах с низкими бортами — лотках.

РАЗМУЖИЧЬЁ, РОЗМУЖИЧЬЁ — женщина, внешним видом своим и повадками похожая на мужчину.

РАСПАШКА, РОСПАШКА — сельскохозяйственное орудие, в которое впрягали лошадь и окучивали картофель.

РАСПЕТУШЬЁ, РОЗПЕТУШЬЁ — курица с повадками петуха (деже поёт по петушиному), или то же, что и розмужичьё.

РАСХЛЕБЯСТИТЬ, РОЗХЛЕБЯСТИТЬ — широко, настежь раскрыть: «Розхлебястил двери, нашло холоду!»

РАСХЛЕБЯСТИТЬСЯ, РОЗХЛЕБЯСТИТЬСЯ — широко, настежь раскрыться, например: дверь расхлебястилась. Глагол образует и причастия: «Взохожу, окно расхлебящено...»

РАСЧУХАТЬ, РОЗЧУХАТЬ — что-то разузнать, о чём-то проведать.                                                                                                          

РАСЩЕПЕРИТЬ, РОЗЩЕПЕРИТЬ — растрепать: «Эвон, посмотри-посмотри, какие курицы расщеперенные идут (ветер их расшеперил)!» Совершенный вид:

РАСЩЕПЕРИТЬСЯ, РОЗЩЕПЕРИТЬСЯ.

РАХАТЬ — махать: «Тихо ты рукам-то раши — всех овец рос. пугаешь!» Совершенный вид: РАХАТЬСЯ.

РАХНУТЬ — махнуть: «Рахни рукой, не бойся!»

РАХНУТОЙ — напуганный.

РАХМАННОЙ, РАХМАННЫЙ — несерьезны,», ветренный, небрежный человек.

РАСПЕЧЬ, РОЗПЕЧЬ ХЛЕБ. Когда хлеб зачерствеет, его ставят в печку в посудине с водой — делают мягким, распекают.

РЕЗЬВО — лезвие. РЕМИЗИТЬ   —   клеветать,   наговаривать:   «Да      ты   ремизишь   на меня!»  Впрочем,  иные понимают это  слово  как  «ругать»,  «чихвостить»

РИЖКА. Что такое рига, хоть смутно, но все представляют — постройка для сушки снопов. Не знаем, как в иных местах, а в Кадке она состояла из двух помещений: холодного сарая и рижки — с низкой широкой печью, вокруг которой сушили лён или зерно.

РОДИХА — беременная женщина: «Родихой звали в школе: была худенькёй от голоду, животик кругленькёй выпирал».

РОЗМАХ — размах: «С розмаху ударил».

РОЗО ВСЮ — на всю, во всю. А примеров оказалось записанным очень много, какой бы выбирать? Может такой: «Розо всю мочь орёт». Нет, чересчур громко! Лучше так: «Розо всю избу смеялся». Опять нет — теперь уж очень смешно. А-а, вот — отыскался подходящий пример: «Как бы торт розо всю коробку был... (купили большую коробку, а торт, оказывается, занимал лишь треть её)».

РОЗТОЛСТЕНЬКОЙ — нет предела поэтичности кацкого языка; доказательство тому это слово: «А Николай, он розтолстенькой такой был...»

РОМАШИШКА — любое сорное растение.

РОСЛЯНОЙ, РОСЛЯНЫЙ — высокого роста, рослый, хорошо растущий, и не только человек, но и бычок: «У нас Миша хорошой. Он и росляной и сытой — в мать, в Дочку такой росляной».

РОСТИТЬСЯ. Курица ростится — вот мурлычет чего-то, знай напевает — не иначе, яйцо снесёт!

РУНДУК. Одни заплачут, а другие засмеются, услышав знаменитое: «Упала девка на рундук...», ибо понимают это слово каждый по своему. Для иных рундук — стульчак, сиденье с круглым отверстием в деревенской уборной; такие, безусловно, засмеют несчастную девку. Вторые представляют слово совсем по-другому: рундук — это площадка, приступки, только не под крышей, а на улице, перед дверью крыльца или калиткой гандареи: «Раньше всё старички на рундуках сидели,..»

 

4 стр.                                      «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»             № 21-22 (59-60),   декабрь 1996 года

 

ВЕЛИКИЙ,  МОГУЧИЙ

РУМЫНКИ —  популярные    лет тридцать-сорок  назад    женские полусапожки на шнурках с каблуками или без.

РУНО —  гороховый  стебель  вкупе со стрючками:   «Дома-то  накажут, бывало:

— Ты мимо пойдешь, надери рунышко!

Надерешь подпазушок — идёшь, щиплешь. Принесёшь в деревню, а руно то всё общипанное — взять нечего!»

РУХАТЬ — проваливаться: лёд рухаёт, крыша рухаёт...

РУЧЕЙ — в этом слове кацкари, верные своей привычке, делают ударение на первом слоге.

РУЧЕЯГА, РУЧЕЯЖКА — небрежное название маленького ручейка.

РЫЖУН — сорное растение во льне: «Помню, продавал мужик в Плишкине льняное масло; он его с рыжуном бил — всех, кто его купил, тошнило».

РЯЖЕНКА — ряженый, то есть одетый в какой-либо шуточный костюм на одном из зимних святочных праздников.

РЯХА, РЯШКА — рожа: «Вот так ряшка у тебя! Ну и ряху отъел!»

РЯХАТЬ — либо просто падать: «Баня-то уже старая, ряхаёт». Либо падать с шумом: «Самолет круг дал и в Маслово улетел — слышно было, как там ряхаёт. Вокзал, видать, бомбил».

Составлять словарь кацкого языка — занятие бесконечное. Уж сколько раз мы принимались за букву «Б»: в мартовском, апрельском, майском, октябрьском номерах (и все за этот год) — всего 75 слов набралось! АН опять не все — пожалуйте одно уточнение и три новых.

БОЖЬИ СЛЁЗКИ. Описывая эту траву, мы совсем позабыли привести ее научное название. Оно не столь выразительно и гораздо прозаичнее кацкого — трясунка.

БАРЕТКИ. Это сейчас носят туфли, а совсем еще недавно баретки и только баретки. Ну, послушаем старшее поколение: «Да это же туфли и есть! Обыкновенные туфли, только раньше их все баретками звали...»

БЛИЗИР. «Сбежала, для близиру луку взяла...» — для видимости значит, для отвода глаз. По нашему наблюдению, слово употребляется только с предогом «для».

БОРУХА — то же, что

БАТЫЛЬ: полынь, лебеда, крапива, лопухи и прочие высокие сорные травы.

И буква «В» непростая. Встречались с ней не раз: в апрельском, майском и октябрьском номерах (1996 год) — 64 слова. Как оказалось, это не предел.

ВАВ-ВАВ. Как лают собаки? Нет!, серьезно, вы никогда не задумывались, как лают собаки? А зря, и у них свои языки. Если российские, то «Гав-гав»; прибалтийские — те «Хавс-хавс»; а кацкие опять по своему — «Вав-вав».

ВАВКАТЬ — лаять, (это о собаке) или же ругаться (а это о благоверной супруге).

ВАВКАНЬЕ, ВАВКАНЬЁ — лай (существительное по глаголу «вавкать»).

ВЕЧЕРЯТЬ — ужинать; слово общерусское, но, если в литературном языке совершенно устарело, то в Кадке его еще нередко услышишь.

ВОЛЬНОЙ, ВОЛЬНЕЙ. «Уж больнё он вольней!» — устах кацкарей это не похвала, а осуждение, ибо «вольной» для них «развязный».

В РОСТЯЖКУ — в повалочку что ли, а, впрочем, яснее объяснит пример: «До того за день-от набегаешься — ростяжку упадёшь, не только что устанешь».

 

*            *            *

А вот еще одна старая знакомая — буква «Г». После январской, майской да октябрьской встреч, когда мы опубликовали 35 словарных статей, все равно есть что добавить.

ГЛЯЖЕНЬЕ,  ГЛЯЖЕНЬЁ  —  то,  на  что  стоит  посмотреть;  зрелище.  «Раньше-то гляженья больше было», — сокрушаются старики,   вспоминая   старинные  свадьбы   да   гулянья,   на  которые и в самом деле любо-дорого было посмотреть. Старожилы вспомнили  еще одно  значение слова —  свадебный обряд:    «Если   сваха   удачно   сработает,    парень   девушке   люб   и родителям  дорог,  не  беден   и  не  худороден  —  назначали  день гляженья. Молодые друг на друга глядят, а старики на добро — приданное назначают».

ГЛЯЖЕННОЙ,   ГЛЯЖЕННЫЙ  —   зритель:   «А  в   зимний   праздник гуляли   —   дом   нанимали.   Выломаем   перегородки,   потому   что битком набивались гляженные: старики и ребятня».

ГОРЯНУТЬ — горкнуть, горчить.

ГРОМОТУХА  —погремушка.   Когда то   его   делали   из   мочевого пузыря,   протертого   золой   или   песком,   а  оттого  тонким   и   эластичным.    Его надували, а внутрь клали камушки. Высушенный, он становился прочным. Привязывали над зыбкой, и ребенок гремел.

ГРЯЗНИСТОЙ — о луке:  «До чего лук грязнистой  нынче — до 12-ти луковин в онном грязне!»

 

*            *            *

 

Благодарим супругов Н. И. и О. В. ЗНАМОВЫХ, а так же других наших читателей за помощь в составлении словаря. С НОВЫМ ГОДОМ ВСЕХ ВАС!!!

 

КОНКУРС СОЧИНЕНИИ «МОИ ПАПА»

 

Громова Светлана:

Моего папу зовут Сергей Олегович Громов, Он среднего роста, обыкновенного телосложения; волосы русые, а глаза голубые. Родился в Нефине, жил на самом краю этой деревни в небольшом домике. Папа окончил четыре класса Нефинской школы, а потом перешел в Мартыновскую «восьмилетку».

В 1974 году от военкомата его направили в Рыбинскую автошколу. Закончив ее, папа получил водительские права и работал в колхозе  помощником  комбайнера со своим отцом.

6 75-ом году он был призван в ряды Советской армии. Служил папа в Германии в воздушно-десантных войсках старшим разведчиком. У него есть значки: «Отличник Советской Армии», «Отличник-парашютист»; он имел первый разряд по стрельбе. За хорошую службу на Родину к родителям было послано благодарственное письмо.

Демобилизовавшись, папа вернулся в колхоз и получил машину. Он на ней отработал не одну зиму, и ему дали трактор МТЗ. В 1980 году папа женился, а через год родилась я.

Мы тогда жили еще Нефине. В марте 82-го года мы переехали в Мартынове, где и сейчас живем. Здесь родился мой брат Вова. Все эти годы папа работает на тракторе, за хорошую работу неоднократно награждался премиями и грамотами.

У   папы   много   увлечений.   Он любит ловить рыбу, и летом по вечерам часто берет на рыбалку Вову. Еще папа очень любит технику, а особенно свой мотоцикл. Мой папа хорошо поет, у него очень звонкий голос. Еще со школы папа активно участвовал в художественной самодеятельности, выступал на концертах. Папа любит готовить, а в свободное время — и почитать. Я очень люблю папу.

Преснов Дмитрий:

(В сокращении, так как о М. А. Преснове рассказывали другие его дети).

В детстве мой папа вырезал из дерева узоры и мастерил поделки: скворечники и другое. Плел корзинки — этому научил его дедушка. Ходил рыбачить на Кадку и на Алёнкин пруд, больше, конечно, на Кадку. Бегал за грибами. Много помогал отцу...

...Я горжусь своим отцом!

ПОПРАВКА

Салют бдительности наших читателей, заметивших опечатку в номере 17-18 за ноябрь 1996 года. Там, на второй странице, перечисляя деревни Хоробровского прихода, мы совершенно нечаянно назвали Дьяконове Дьяконовкой. Конечно же, это разные населенные пункты. ДЬЯКОНОВКА на речке Топорке была Николо-Топорского прихода, а до середины XIX века — Юрьевского, и в 1908 году в ней проживало 362 человека. ДЬЯКОНОВО на реке Пойге всегда было Хоробровским, и в 1908 году насчитывало 118 жителей.

За ошибку просим прощения и надеемся, что и впредь, дорогие читатели, спуску вы нам не дадите.

Редакция «КЛ».

Старинная песня 

  

Уродиласа я

 

1.  Уродиласа я

Как в поле былинка,

Моя молодость прошла

По чужой сторонке.

 

2.        Моя молость прошла

По чужой   сторонке;

Лет двенадцати я

По людям ходила.

 

3.   Лет двенадцати я

По людям ходила:

Где качала я дитей.

Там коров доила.

 

4.  Где качала я дитей,

Там коров доила;

Подоивши   я коров.

Молоко цедила.

 

5.   Подоивши я коров,

Молоко цедила;

Процадивши молоко,

Я дитей поила.

 

6.  Процадивши молоко,

Я дитей поила;

Напоивши я дитей.

Спать я уложила.

 

7.  Напоивши я дитей.

Спать я уложила;

Уложивши я дитей,

В коровод ходила.

 

8.  Уложивши я дитей,

В коровод ходила —

В короводе я была

Деушка красива.

 

9.        В короводе я была

Деушка   красива,

Да красива, да бедна,

Плохо я одета.

.

10.  Да красива, да бедна.

Плохо я одета —

Некто замуж не берёт

Деушку за это.

10.     Некто замуж не берёт

Деушку за это;

Пойду с горя в монастырь,

Богу помолюса.

 

11.     Пойду с горя в монастырь.

Богу помолюса.

Пред   иконою святой

Я слезой зальюса.

 

13.  Пред иконою   святой

Я слезой зальюса:

Не пошлёт ли мне Господь

Той доли щасливой!

 

14.      Не пошлёт ли мне

Господь Той доли щасливой.

Не полюбит ли миня

Молодец красивой!

 

15.      Не полюбит ли миня

Молодец красивой;

Как у мташки есть гнездо,

 У волчицы дети.

 

16.   Как у мташки есть гнездо

У волчицы дети —

У меня ли у младой

Некого на свете!..

 

— Все! — выдохнула Александра Ивановна, благополучно осилив такую трудную песню.

—  Такая длинная,  песня то!..— только   и   нашел   что  ответить   я, ошалевший от восхищения.

—   Старинные!  — со  значением пояснила старушка.

—   А  где  их  пели,  на биседах?

—   Везде пели мы. И в деревне пели, и на биседе пели — где придется, там и поем. На роботу едем косить в Мартынове или куда  —   в   Мартынове     больше всего гоняли — сядем на машину, вот и запеваем-начинаем, пока  едем,  все  песни  припоем.  И оттудова едем с песням.

—  И так без гармошки?

—   Так...   Дак   какая     же   гармошка — косить ездили. Косить ездили с косам, дак что    там за гармошка...

Разговор с Александрой Ивановной САМОЛЁТОВОЙ, уже давно знакомой читателям песенницей, можно продолжать и продолжать — ее речь и сама как песня. Но стоит ли утомлять старого человека? Лучше выразим ей великую нашу признательность и набьемся на новую встречу.

—  До    свидания,    Александра Ивановна! Спасибо Вам!

Запись 12 декабря 1996 года,

д. Дьяконовка.

 

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» Газета краеведов волости Кадка

№ 21-22 (59-60), декабрь 1996 года Выпуск готовили: С. Н. ТЕМНЯТКИН Л. И. ЧУРАКОВА

Наш   адрес:

152846, д. Мартынове, Мышкинский район, Ярославская область

Государственное предприятие «Мышкинская типография»

г, Мышкин Ярославской области, ул. Ленина, д. 11.

Заказ—2343. Тираж—200 экз. ПЛД № 82-3.

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz