Кацкая летопись № 77-78

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Спонсор:

Чем суше и теплее сентябрь, тем позднее наступит зима...

 

Газета  краеведов волости Кадка    КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ                    № 17-18 (77-78)  Сентябрь  1997 года

 

...И БЫЛ СЕНТЯБРЬ

 

ЮБИЛЕЙ   МЕСЯЦА

Вы знаете, что такое «золотая свадьба»? Это 50 лет супружеской жизни. Так вот: 50 лет живут вместе Михаил Алексеевич и Нина Николаевна ВИНОГРАДОВЫ из Мартынова—27 сентября они отмечали золотую свадьбу. Главный подарок супруги сделали себе сами: 6 детей вырастили; 12 внуков у них и 5 правнуков. Дай Бог вам, дорогие наши земляки, благополучия!

 

ДЕЛИКАТЕС  МЕСЯЦА

Это капуста—овощ вкусный и очень полезный. К сожалению, капуста нынче не у всех уродилась—стоит ли удивляться, что огороды мартыновцев подверглись нашествию капустных грабителей? Похитители либо аккуратно срубали кочни (как у Розовых), либо вырывали их с корнями (как у Смирновых). Воровали капусту и у Антошиных, Георгиевских, на пришкольном участке.

 

МУЖЕСТВО   МЕСЯЦА

Проявили хлеборобы, когда у них прямо в поле 30 сентября загорелся один из комбайнов. Пожар потушили, хотя огнетушителей не было. А их, кажется, вообще нигде нет, даже на сушилках; возблагодарим же Бога—он, действительно, нас бережет!

 

НЕДОРАЗУМЕНИЕ МЕСЯЦА

Удивлению мартыновцев не было предела, когда в семь часов вечера к ним в деревню пожаловало. . . нефинское и дьяконовское стадо (а Нефино и Дьяконовка в километрах 5). Оказалось, тамошний пастух заснул. Что ж, с кем не бывает— пропаси-ка целый день!

 

ЧАСТУШКА МЕСЯЦА

Начался

учебный год — Бедные ребята: Длится  их

рабочий день Дольше, чем у папы!

 

Стихи прислал  читатель

 

Это вовсе нетрудно  право,

Заблудиться в нескошенных травах,

В синеве  небес раствориться,

Обернувшись хрустальной  птицей.

В тихой речке метнуться рыбкой,

И  на мир  посмотреть— с улыбкой!

М. А. ДОРОФЕЕВА,

 

 г.   Переславль-Залесский.

 

 

А    ТЕМ     ВРЕМЕНЕМ   В     ШКОЛЕ

 

„Расскажу, друзья, не скрою..."

Школа наша маленькая, всего 39 учеников; из них половина учится в начальных классах, поэтому на участке мы обычно работаем группой в двадцать человек.

Пришкольный участок у нас неплохой, и трудимся мы на нем старательно. Вот и в этом году вырастили 2 тонны 980 килограммов овощей, а если б продали их, то выручили бы 4 миллиона 607 тысяч рублей. Только мы их продавать не будем, а лучше пусть наши повара приготовят нам вкусные обеды.

Но было бы лучше, если б к выращенному урожаю прибавились ягоды и фрукты. Поэтому неплохо бы посадить на участке побольше кустов смородины и крыжовника, а также войлочной вишни и яблонь. А еще бы сменить семена цветов и разбить возле школы новый цветник.

Таковы наши мечты. А если кому-то этот рассказ показался неполным, пусть его продолжат наши частушки.

 

*               *               *

 

Летом лагерь  был у нас

Очень   интересный;

Рассказать   о   нем   сейчас

Будет  очень   к   месту.

 

*               *               *

 

Мы на кладбище ходили —

Мусор   убирали:

Банки,  склянки   и  бутылки

В  яму   закопали.

 

 

*             *             *

 

Вот течет Чернавка-речка,

Живописный бережок —

То костей увидишь кучу,

То коровушкин рожок.

 

*              *              *

 

Дом  культуры  у   нас  есть

Скромный,   не   богатый   —

А вот  мусор  от него

Грести   нужно лопатой...

 

*              *              *

 

Как у   памятника   парк

Дети  посадили   —

А забор  вокруг  него

Уж  восемь   раз   чинили!

 

*              *              *

 

С  рюкзаком  в поход пошли

Юные   туристы   —

 

 

Все припасы  там приели

И вернулись  быстро.

 

*              *              *

 

Переславль-Залесский   город—

Город   очень  маленький;

Нам  не   город   приглянулся,

А шофер кудрявенький!

 

*              *              *

 

Слово «биоценоз»   знаем

И в работе применяем:

Травки,   цветики   считаем,

На вопросы  отвечаем!

 

*              *              *

 

И участок мы пололи —

Все  трудились дружно;

Мы рыхлили, поливали,

Делали,   что   нужно!

 

О.   Н.   ТЕМНЯТКИНА,  преподаватель   Мартыновской школы  имени  П. А.   Пятницкой.

 

Листая   календарь

26 августа.

Когда-то, очень давно—в XVI веке—была у кацкарей княгиня Ульяна. Умна, добра, из красавиц красавица—недаром муж (а замуж она вышла за Угличского князя Юрия) выбрал ее из трехсот девушек. Ульяна Дмитриевна Палицкая—таково было ее полное имя. Ульяна Андреевна Чеснокова, когда вырастет, будет обязательно походить на свою знаменитую тезку. Да и с родителей, право слово, брать пример стоит!

Для тех, кто ничего не понял, сообщаем попроще: у молодых-мартыновских супругов Андрея и Натальи Чесноковых родилась дочь Ульяна. Поздравляем от души!

 

28 августа,

Конечно же, мы бы могли в подробностях описать праздник «Успенье-97», но после того, как это сделала газета «Волжские зори» от 13 сентября сего года, нам за перо приниматься не стоит.

 

30 августа,

Князя Дмитрия у кацкарей никогда не было — по крайней мере мы не знаем такого. Но это неважно. Важно другое — наконец-то и в деревне Дьяконовке впервые за столь долгие годы родился человек. Поздравляем мужественных супругов Александра Алексеевича и Нину Васильевну Кулаковых — ведь они отважились на четвертого!

 

КАЮСЬ,   ИЗВИНЯЮСЬ

 

Бывает, так увлечется журналист своей работой, что не заметит, как к правдивой истории примешивается доля журналистского вымысла. Вот так и со мной случилось в «Волжских зорях» от 22 октября.

А   потому,  каюсь  и   приношу свои извинения в том, что посмела кочку из богородских болот назвать мартыновской (куда ей по красоте до мартыновских!), а еще в том, что превысила сумму, в которой могут выразиться все выращенные школьниками овощи, если их продать.

Н.   ЛЫСИКОВА, («Волжские   зори»).

 

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ   КРАЕВЕДЕНИЕ                                                25   СТР

§ 13. От   расцвета  до заката

ПЕРЕД       УРОКОМ:

Знаете ли вы Николыцину? Покажите на карте то селение, о котором пойдет речь ниже:

а)   оно возникло при дороге через мох, которая вела в  Мышкин;

б)      помещик   Башмаков  заложил  в нем свой блистательный   парк;

в)    в   глумянные   времена   оно   принадлежало шемарханскому   царевичу   Шахимову;

г)   эту   деревню   Башмаков   выиграл  в  карты:

д)    здесь  казнили  в   1238  году   пленных  кацкарей    монголо-татары;

е)    им   владел   крымский   татарин   Бегичев;

ё) на этом месте помещик Башмаков пытался построить ражую каменную церковь;

ж)    ну а эта  деревня состоит из  двух:  Резанова  и  .....;

з)    оставшаяся   деревня   весьма   примечательна.  Ее жители   сами   себя  выкупили у   помещика   Башмакова   и  стали  абсолютно   свободными людьми.  Их   так и   звали  — «свободные   хлебопашцы».

2. Реки. . . Ох, реки—их тоже надобно знать Отыщите на карте все Никольские реки.

 

Колхозы, колхозы, колхозы...

 

Итак, революция—коренной переворот, коренные изменения. Коммунисты, пришедшие к власти в 1917 году, переменили всю страну. Великое переустройство коснулось и Николыщины.

Во-первых, в каждой деревне организовали свой колхоз—вспомните, какие названия носили колхозы в Хоробровском приходе? А в Никольщине колхозы были такие:

в  Щербове—имени   Демьяна   Бедного;

в Сидоровке—«1   Мая»;

в   Черневе—«Красный   пахарь»;

в    Дьяконовке—«Стахановец.»;

в   Нефине—«Красный   нефинец»;

в   Никулине—«Ударник»;

в   Перемошье—«Верный   путь».

Не повезло только Филину—оно было небольшим, и его решили нарушить: всех его жителей переселили в Нефино. Кстати, подумайте—законно ли это? .

Не было своих колхозов в Апраксине и Николо-Топоре—догадались почему?

А колхозная жизнь шла своим чередом. Всюду обзаводились коровниками, телятниками, овчарнями, конюшнями, свинарниками. . . В крупных селениях — Нефине и Дьяконовке — открылись детские сады (детским садом в Дьяконовке заведовала Зоя Васильевна Чистякова Каретникова—знаете такую?). А в Нефине был еще и клуб.

В   Перемошье  появилась   кузница.   Долгие годы в  ней трудился  кузнец   Иван   Григорьевич Шелудяков.                                          

 

РАБОТА  С ТАБЛИЦЕЙ:

напротив каждой деревни выпишите название колхоза, который в ней образовался; а также кузницу, детские сады и клубы, если они в них были.

2. В  Николо-Топоре и   Апраксине Николо-Топор стал центром обширного Николо-Топорского сельсовета, в который помимо Николыцины вошли и Юрьевское с Мартыновом. Аккурат напротив церкви построили пекарню, а чуть дальше, за кладбищем, птичий двор — разводили кур.

1 августа 1941 года в Николо-Топоре открыли медпункт (раньше говорили «фельдшерский пункт»), и первым фельдшером стал бывший священник .Ростислав Александрович Преображенский.

По   дороге   в   Овдеево   обустроили   бойню   —' жители  окрестных   деревень   водили  сюда  забивать скот.   Работал  на бойне  Василий   фёдорович   Дорофеев  из   Владышина   (не  забыли,   где такая   деревня?),

 

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ  КРАЕВЕДЕНИЕ                                                                            26  СТР.

Апраксино же вдруг сделалось центром большого колхоза «Верный путь»—контора разместилась прямо в двухэтажном особняке помещиков Башмаковых. Жаль, не уберегли барский дом: в 1961 году он сгорел, и на его месте построили новое (впрочем, не лишенное приятности) каменное здание. Кроме того, в Апраксине построили скотный двор, мастерскую; завели пасеку (на ней трудился мартыновский Алексей Васильевич Преснов) и сырзавод (мастером-сыроделом работал Фёдор Павлович Тихомиров из Парфёнова).

 

РАБОТА  С ТАБЛИЦЕЙ:

напротив названий «Николо-Топор» и «Апраксино» выпишите все, что появилось в них в советское время.

3.  Упадок Никольщины

И опять мы вынуждены повести разговор о печальном. Посудите сами: много ли осталось на Николщине из того, что было? Какие населенные пункты вообще прекратили свое существование? Сколько жителей в оставшихся деревнях?

Край пустеет, на глазах становясь все пустыннее и угрюмее. Когда-то (§ 7) мы говорили о причинах упадка Хоробровии. Вспомните: была ли польза от разрушения Хоробровской; церкви? В Николо-Топоре церковь не разрушили, но закрыли и бросили на произвол судьбы —и не известно еще, что лучше. . . Какой вред принесло раскулачивание? Раскулачивание прокатилось и по Николыцине, как и по всей России.

Тяжело пришлось репрессированным или вынужденным бежать из родных мест землякам. Но и тем, кто остался, жилось не легче. Казалось, вернулись старые помещичьи времена Колхозники работали за трудодни. Это такой порядок, когда зарплату выдавали всего один раз в году—поздней осенью, после окончания полевых работ. Подсчитают, сколько человек отработал в году дней (это и есть «трудодни») и выплатят ему жаловаиия зерном или сеном или прочими сельскохозяйственными продуктами. А следующая зарплата—следующей осенью. Денег же почти ни у кого не было.

Чтобы хоть как-то прокормиться, приходилось держать свой огород и двор—только вот коммунистам это очень не нравилось. Они смотрели на крестьян как на «буржуев», на «пережиток старого» и изо всех сил старались отучить их крестьянствовать.

Особенно тягостны и унизительны были бесчисленные налоги. Есть ли у тебя подсобное хозяйство, нет ли—не спрашивали, а отдай государству (причем совершенно бесплатно) в год 400 литров молока, да еще мяса, шерсти, яиц. Каждую-то яблоньку, каждый смородинный куст возле дома сочтут и за них заставят платить налоги.

А если не сумеешь расчитаться? Тогда придут в дом и все, что в нем есть, перепишут. И сейчас, спустя столько лет, когда читаешь те описи, становится страшно. Учитывали все-все-все: даже брюки рваные, даже дерюги для пола, даже фикус в кадушке. Попробуй только не заплати после этого налог—все отберут, и половой тряпки не оставят!

Колхозники жили очень бедно, Голодовали, О хлебе забыли—ели то, что раньше ни за что бы не стали. Кашу из костерюхи варили, а то весной тошнотиков накопают, растелют по дороге, высушат и тоже каши наварят. Тётка Дуня Самолетова из Дьяконовки — у топ много ртов было—все говорила, бывало:

—Пойду в контору, может, какой-нибудь дрянцы выпишут!

Молока хватило разве что на младенцев (куда же оно девалось?). Накрошат маленькому хлебца с молоком; он ест, а остальные вокруг сидят—всем хочется. А остальным приготовлено луковое блюдо: нарежут луку, потолкут, маслом постным заправят и едят. . .

От голода умирали, особенно дети. Неудивительно, что всеми правдами и неправдами люди старались уехать из деревни. Сделать это было непросто—колхозникам не давали паспортов, а без паспорта куда денешься? Но народец в деревнях все равно таял, что снежок вешний. . .

 

ДОМА:

Напишите   сочинение-миниатюру   о   Николыцине.

 

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ                                                                     27 СТР.

 

§ 14. Люди Н-Топорского прихода

 

ПЕРЕД   УРОКОМ:

1.  Для  разминки решите  задания на счет лет; I вариант—к   §4;   II вариант—к   §6;   III вариат -§   12.

2.   А     теперь   поучим   немного   кацкий   язык: выполним  задание   3  после   §   12.

3.   Перелистайте §§  9-13:     кем   из   земляков-никольцев   мы   вправе  гордиться   и   почему?

Старинные никольцы Священник Иоанн Голиков появился в наших краях в 1847 году. Родился он в селе Прилуки недалеко от Мышкина, но вскоре после того, как окончил Ярославскую духовную семинарию, приехал служить к нам в Николо-Топор. Был он человеком интересным: найдет на речке камень плоский, отшлифует его и нацарапает что-нибудь на библейский сюжет. Его правнук до сих пор хранит прадедову печатку: овальчик с инициалами «СИГ» («священник Иоанн Голяков»), с деревом, долгоносой птицею и надписью «Берегись».

Имел Иоанн Голиков крест в память о Крымской войне 1853-1856 годов—за организацию пожертвований для русской армии. А в Угличском архиве можно прочесть книгу с длинным по обычаю того времени названием «Богословские лекции, писанные священником села Николо-Топорского Иоанном Павловым Голиковым».

Зять Иоанна Голикова (а кто такой «зять*?) Александр Пятницкий служил при Николо-То порском храме позже—ему пришлось пережить весь ужас гонений на церковь при советской власти. Уже престарелого отца Александра забрали в тюрьму (за то, что он священник), но вскоре выпустили—что взять со старого человека? Но и после этого не раз появлялся отец Александр в школе. Напишет на доске молитву. «Спишите—скажет детям —в тетрадки. Только больно-то никому не, говорите!» Рисковал. . .

Его  дочь,   Павла   Александровна   Пятницкая,

известна каждому кацкарю (а кем она приходится Иоанну Голикову?). Она проучила в Мартыновской, да в Николо-Топорской школах 56 лет! Но с ней мы еще встретимся. . .

А до нее в школе у Николы долгие годы (даже не верится—целых 59 лет!) учила Людмила Михайловна Преображенская, тоже из поповской семьи. Ее помнят уже старой, седой, хромой на одну ногу, но все равно работающей в школе очень строгой учительницей. За свой великий труд, Людмила Михайловна награждена орденом Ленина.

Право, замечательных людей жило возле Николы немало, но мы прервемся, ибо рассказать о всех невозможно. Разве что помянем напоследок дьякона Николая Петровича Поройкова. Ах, как пел человек! А еще любил окунуться. . . зимой в студёной речной проруби!

2. Мастеровые земляки

ПОРАБОТАЙТЕ   САМИ:

знакомясь с этим пунктом, постарайтесь подсчитать, сколько же жило в Николыцине мастеровых людей: плотников, шорников, сапожников, столяров, портных.. .

Эти люди давно отжили. Их помнят разве, что документы да наиболее памятливые из наших старожилов. Поэтому, рассказывая о наших мастеровых земляках, мы наверняка кого-нибудь пропустим. Но и не вспомнить их грех замечательные все-таки были люди!

. . .В Черневе, например, жили-были Василий Егорович Матвеев, сапожник, да Николай Михайлович Михайлов — плотник.

А в Щербове, которого теперь уже нет, ремесло знали многие: Михаил Петрович Иванов —сапожник, Николай Васильевич Виноградов-столяр; супруги Иван Евгеньевич, да Екатерина Михайловна Ивановы—плотник с портнихою; Евгений Леонтьевич Глебов—пекарь. А его дочь Люба Глебова разве не удивительный человек —девушка-комбайнер!

 

28 СТР.                                                           ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ   КРАЕВЕДЕНИЕ

Сидоровка. В ней плотничал Василий Николаевич Беляков. Никулино. Там документы отмечают Василия Петровича Осокина—портного.

Перемошье. Самой знаменитой тамошней жительницей была, безусловно, Александра Степановна Метёлкина—известная на весь белый свет врачевательница. Уж чем она там и как лечила, никто не знает, но «к ней больных на носилках приносили, а обратно они сами на своих двоих уходили».

Немало мастеровых людей жило когда-то я Нефине. Здесь и свои плотники имелись (Иван Иванович Лебедев с Иваном Нестеровичем Секачевым), и свои столяры были (Сергей Михайлович Волков), и сапожники (Иван Арсентьевич Тихонов), шорники (Иван Николаевич Стукалов), портные (Андрей Федорович Дорогутин и Мария Михайловна Буслаева).

Много интересных рассказов хранят нефинцы о первом своем учителе — безногом Иване Тимофеевиче Корзакове, грамотном крестьянине. И последнюю учительницу своей школы, Антонину Николаевну Блохину, не забывают.

И наконец, Дъяконовка. К кому же здесь при надобности обратиться? Если к портному— то к Василию Ивановичу Каретникову, если к сапожнику—то к Николаю Васильевичу Румянцеву.

Ну а плотниками Дьяконовка издревле славилась: это и Федор Васильевич Румянцев, и Николай Алексеевич Хитров, и Николай Сергеевич Чистяков. Самого известного из Плотников звали Иван Филиппович Барулин—тот вообще был на все руки мастером.

Конечно, жило в Николыцине превеликое множество и других примечательных людей-тех, кто плотничал или шил, был отменным земледельцем или скотоводом. Да только разве упомнишь все-то? О всех-то ведь не напишешь...

3. Современные жители

Современных жителей Николыцины не так уж и много, и вы наверняка почти всех их знаете. А кого, кстати, из наших земляков-никольцев вы знаете? Может, у кого-то родственники живут в Никольских деревнях? Возможно, чьито  родители   родились  в Никольской   стороне?

Но вот видите, вы и сами почти все рассказали. Осталось только добавить, что в Нефине живет ветеран Великой Отечественной войны-Николаи Андреевич Тихонов. 17-летним парнишкой ушел он на фронт, воевал в России, Польше, Чехословакии, Венгрии, Австрии. Видел все: и смерть, и горе. . ..

Что еще добавить? Наверное то, что за свою работу уже в мирное время Н. А. Тихонов награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Вообще, орденоносцев в Никольщине жило немало. Особенно славились доярки с Черневской фермы, они были передовые в колхозе. Екатерина Александровна Лебедева имела ордена Октябрьской революции и Трудового Красного Знамени, а Клавдия Владимировна Михайлова—орден Трудового Красного Знамени и медаль «За трудову доблесть». Жаль, уж нет их в живых. . .

Вы обратили внимание, как много человек были награждены орденом Трудового Красного Знамени? Назовем еще двоих: Петр Иванович Каблуков (из Нефина) и Игорь Дмитриевич Голышкин С из Дьяконовки). И. Д. Голышкина вспоминают часто добрым словом, и был у него еще один орден—«Знак Почета».

Орденом «Знак Почета», если хотите знать, были награждены и Александр Иванович Секачев С нефинский) с Натальей Ивановной Каратпикопон (драконовская). В августе 1995 года Наталье Ивановне исполнилось девяносто лет. «Работу ВСЯКУЮ делала,—вспоминает она свою жизнь,—что тяжелое, то и мое!». И ведь нисколько не преувеличивает: в доярки пошла сразу. как организовался в Дьяконовке колхоз (а это в 1932 голу) и проработала на ферме более сорока лет! Недаром говорят в народе: «У бабушки Натальи два сердца!»

Клавдия Федоровна Голышкина сейчас живет в Мартынове, а когда-то работала бригадиром в Дьяконовке Она награждена медалью «За трудовую доблесть».

 

ДОМА:

Подготовьтесь к контрольной работе - выполните задания к § 15.

 

2 стр.                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 № 17-18 (77-78), сентябрь 1997 года

 

МЫ   ПУБЛИКУЕМ     МАТЕРИАЛЫ   О  НИКОЛО- ТОПОРСКОЙ   ШКОЛЕ,   КОТОРЫЕ   БЫЛИ   СОБРАНЫ    ДЛЯ  III  КАЦКИХ ЧТЕНИИ, СОСТОЯВШИХСЯ  1   ФЕВРАЛЯ    1997  ГОДА   В   МАРТЫНОВЕ

 

Церковно-приходские школы

 

Хоробровская...

Церковноприходские школы... В Кацком стане таковых было десять, но самая первая из них появилась всё-таки в Хороброве. Случилось это в 1880 году стараниями всего одного человека— смешно сказать, попа местной церкви Одигитрии Божей Матери, Он и прав-то никаких на преподавательскую деятельность не имел: просто приглашал к себе на дом сельских ребятишек, учил их на собственные средства грамоте и счёту, не уставая хлопотать перед начальством об открытии в селе настоящего учебного заведения. И добился-таки своего: через четыре года Хоробровская церковноприходская школа была официально открыта.

Странно, но источники, столь подробно описывая замечательный поступок священника, даже не заикнулись на счет его имени. Только по косвенным данным можно догадаться, что это был, пожалуй, Константин Смирнов. . .

А школа в Хороброве крепла, В 1893 году обзавелась собственным зданием — строили его всем миром, собрав в складчину 1000 рублей. «Деревянное, крытое дранкою,» — описывают его документы, а старожилы вспомнили, что стояло оно высоко над рекой—у самой церкви, на площади Крест, По нынешним меркам, впрочем, невелико: кухня, да классная комната, да комната для учительницы.

В 1896 году в Хороброве училось 20 детей: 13 мальчиков и 7 девочек. Парт было, если хотите знать, восемь; учебников 193, книг для внеклассного чтения— 49. Интересно, что учебный год тогда начался 3 октября (а по новому стилю 16-го), а закончился 30 апреля (13 мая) — не до учебы было деревенским, когда в полях дел невпроворот.

Школа, кстати, оттого и называлась церковно-приходской, что содержала её церковь. В 1896-97 учебном году, например, на Хоробровскую школу истратили 165 рублей: 45 из них выделило сельское общество, о остальные 120—церковь,

С 1900 года в Хороброве преподавала выпускница Епархиального училища Зоя Аристова,

получавшая жалования 204 рубля в год. Закон Божий в то время вёл уже другой священник-Александр Андреевич Дмитриев; он же был и заведующим. В отчетах значится и попечитель— крестьянин Михаил Захарович Киселёв, судя по фамилии, из деревни Дьяконова.

Источники 1917 года называют другую преподавательницу-Марию Васильевну Царёвскую. По-видимому, это была последняя хоробровская учительница, потому-что вскоре школа погибла.

—Это было, наверно, в ноябре-месяце, — рассказывала покойная М, В, Киселёва. —Уже стемнело. Мама закутала меня в шаль, и мы долго смотрели, как школа горела. . .

Школа в Хороброве сгорела до тла и больше не восстанавливалась. Учиться ребятки бегали в соседний Н-Топор.

...И Николо-Топорская

Хороброво и Николо-Топор исстари соперничали. Так и ныне: стоило в Хороброве открыться церковно-приходской школе, так и никольское духовенство захлопотало. И весьма успешно, надо сказать: в 1886 году в Николо-Топоре открылась своя церковно-приходская школа.

Жаль только, документов с той поры, почти никаких не осталось — тогдашнее Мышкинское уездное начальство всегда жаловалось, что опять-де из Николо-Топора «никаких сведений не поступало»; неважно там вели документацию, ох, неважно!

Однако, кто ищет—тот всегда найдет. Оказывается, самая известная тамошняя учительница Людмила Михайловна Преобра-женская родилась 19 января 1874 года, закончила Епархиальное Женское училище и с 1889 года по 1948-ой преподавала в Николо-Топорской школе —а это 59 лет! ! ! Не верится даже. . ,

Заведовал школой (он же вёл Закон Божий) священник Александр Александрович Пятницкий, а дьяк Николай Петрович Поройков преподавал пение —предмет в то время редкий. Попечительствовал чрезвычайно популярный в округе санкт-петербургский купец Александр Иванович Шалимов (тот самый, что в 1903 году построил школу в Чернищыне).

Что еще? Ах, да — в 1896-97 учебном году в Николо-Топорской школе 39 учеников: 29 мальчиков и 10 девочек.

Наступил 1917 год. Людмила Михайловна писала в уездную Управу: «Тяжелые условия последних лет уменьшили число учащихся, потому что у многих нет обуви, теплой одежды. .. Здание Н-Топорского училища очень старое и ветхое, требует немедленного основательного капитального ремонта; который едва ли в настоящее тяжелое время возможен.. .

Как будто сегодня написаны слова, правда? Но тогда все обошлось: Александр Пятницкий—просто так — отдал школе жилой дом.

Какие все-таки замечательные люди жили на земле Кацкой! Это, наверное, счастье, что не дожили они до сего дня. Вернее, до 25 мая 1973 Года, когда появилось печальное решение исполкома Мышкинского райсовета за номером 193:

«Николо-Топорскую школу закрыть с 15 июня 1973 года... Директору Н-Топорской начальной школы Смирновой Галине Николаевне передать по акту школьную документацию и школьный инвентарь директору Мартыновской восьмилетней школы Антошину Н. Г. ... Директору Мартыновской школы зачислить в начальные классы Мартыновской школы учеников Н-Топорской начальной школы в количестве 4 человек.. . Здание Н-Топорской школы передать директору Мартыновской школы под квартиру для учителей. . .»

Кто-то сказал, что у каждого поколения свое предназначение Наши предки создавали, не щадя живота своего. . . Господи милосердный, неужели все, что мы умеем—это ломать?...

Сергей   ТЕМНЯТКИН.

ВЫСТУПЛЕНИЕ     УЧАСТНИКА    III   КАЦКИХ     ЧТЕНИЙ

 

КАК УЧИЛАСЬ МОЯ БАБУШКА

Моя бабушка, Клавдия Фёдоровна Голышкина, жила в деревне Черневе, а училась в Николо-Топорской школе — я двух с половиной верстах от дома. Добирались пешком, а зимой, если были заносы, их по череду возили отцы на лошадях.

Школа была неновая, с наличниками, с двумя крыльцами. Учеников было много, поэтому сидели по трое за одной партой. До революции здание школы принадлежало священнику Александру Александровичу Пятницкому. В нем было шесть комнат: кухня, два класса, два коридора и комната учительницы и технички. Печи были изразцовые и, наверное, красивые.

Рядом стояла церковь с кладбищем, которая сохранилась до сих пор. Был вырыт пруд, из которого брали воду для поливки огорода и мытья полов.

Учила бабушку Людмила Михайловна Преображенская, за отличную работу имевшая орден Ленина. К тому времени она уже была старая, седая, хромая на одну ногу; пальцы у неё были кривые. Замуж она никогда не выходила и жила в школе вместе с техничкой.

Людмила Михайловна была строгой, но учила очень хорошо.

Об учениках, которые шли после четырех классов в Рождественскую школу, говорили, что это самые хорошие ученики Учились очень долго. Тем, кто жил далеко, она давала что-нибудь поесть. А вообще-то все дети дома брали четвертинку молока и кусок хлеба или лепешку.

Бабушка училась хорошо, и учительница ее не наказывали. Но тех, кто учился плохо, постукивала—как даст своим кривым пальцем по голове, так у некоторых и слезы покатятся. Учительница всегда добивалась чего хотела: пока каждый не поймет тему, она урок не кончала. Звонков не было, поэтому учились с утра до самого вечера. Но учительница бабушке очень нравилась.

Сейчас бабушка живет в Мартынове. Следом за ней в Мартынове перевезли Николо-Топорскую школу и приспособили под жилое здание—сейчас там живут семьи Воробьевых и Рубановых. Школа стоит через дорогу от нас, и каждый раз, взглянув на нее, бабушка вспоминает свои школьные годы.

Наталья   ЗАМЯТКИНА, 8 класс   (уже  9-ый)

 

№ 17-18 177-78), сентябрь 1997 года                    «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                                          3 стр.

 

МЫ   ПУБЛИКУЕМ МАТЕРИАЛЫ О  НИКОЛО-ТОПОРСКОЙ     ШКОЛЕ, КОТОРЫЕ БЫЛИ  СОБРАНЫ ДЛЯ  III. КАЦКИХ   ЧТЕНИЙ,  СОСТОЯВШИХСЯ  1   ФЕВРАЛЯ   1997 ГОДА    В   МАРТЫНОВЕ

 

Первая школа  первой учительницы

Об этом человеке можно, конечно, написать умными словами: «Она зарекомендовала себя как умелый учитель, вооруженный глубокими профессиональными знаниями, знает программу начальной школы и прекрасно владеет методикой преподавания в малочисленной школе. Она умеет планировать материал на уроке, строить его так, чтобы вызвать интерес к изучаемому материалу. При объяснении привлекает местный материал. Все это в сочетании с индивидуальным подходом к учащимся помогает ей делать уроки обучающими и добиваться хорошей успеваемости. ..»

Но довольно, оставим все это для педсоветов. Можно сказать гораздо проще и уважительнее—для многих родившихся в мартыновской округе она - ПЕРВАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА.

Преподаватель начальных классов Галина Николаевна Смирнова работает в Мартыновской школе тридцать лет. А начинала она в местечке с редким и красивым именем — Николо-Топор; от Мартынова, впрочем, подать рукой — километрах и трёх. Попала туда, как и любая выпускница Угличского педучилища, очень просто — по распределению.

Вообще-то ее сначала посылали в Муханово—это под Рожде-ственом. Но у Николо-Топорской школы положение оказалось более критическим: единственная тамошняя учительница решила переехать в иные края.

—Топор, Так Топор,—пожала плечами девушка; она неместная, ей все равно куда ехать, Правда, не ожидала, что езды оказалось с обеда до тёмного вечера—очень устала, пока на грузовике по грязям плавала.

Собравшаяся уезжать учительница обрадовалась: побыстрей сводила в школу, передала дела, нашла ночлег в соседнем  Владышине. Хозяйка, пожилая уже женщина, Мария Дмитриевна Смирнова жила одна (только изредка её навещали ленинградские родственники), и поэтому на квартиру к себе никого не пускала. А тут отчего-то по жалела девчушку. Перед сном по деревенскому обыкновению, разговорились; оказалось, что новенькая учительница из Угличского района, мать её давно умерла, а отец живет сейчас с мачехой.

Так закончилось 15 августа— день, с которого обычно выходят на работу молодые специалисты. Утром надо было уезжать за вещами, и Галина Власова (а тогда её звали так)", улетела в Углич на самолете: Николо-Топор оказался местом глухим, и, если до Мышкина добирались кое-как на машинах, то в Углич летал маленький самолетик — кукурузник.

На нём и вернулась. А ее уже ждали, даже подводу к аэродрому послали! Посадил ее деревенский паренек, Лёня Дорофеев на дроги, рядом чемоданы  уложил и привез. .. прямо к дому Марии Дмитриевны — полюбилась той нежданная-негаданная постоялица!.

Можно было, конечно, поселиться и в самой школе—места б хватило—только так страшно! Николо-Топор к тому времени уже почти запустел. Из всех жителей остались в селении одни старухи в трех домах; всей-то и повады было глядеть—есть у них свет или нет?

.А школа была старинная, огромная, с белым-белым полом, изразцовыми печами, на высоком фундаменте — по длинной лестнице как во дворец входишь, А рядом брошенная каменная церковь с галками под куполами и заросшее кладбище.. . Зимой, когда темнеет рано, Мария Дмитриевна обязательно встретит свою квартирантку.

Зато народ понравился добротой и радушием. Шутка ли только-только девятнадцать лет исполнилось Галине Власовой, а она уже и заведующая школой, и учительница в одном лице. Но родители всегда выслушают, помогут, поддержат, хотя многим она в дочки годилась.

Что ни говори, тяжело было. Вела четыре класса Сразу; 16 учеников — поначалу таких слабых, не знаешь, кого после уроков оставить. Хватало сил и на концерты—к каждому крупному празднику песни, стихи, сценки разучивали, а родители — обязательно—все придут.

Ребята   тихие,  смирные,   так в  рот и глядят. «Слава,—скажешь, —надо встать ответить!»—в тот и встать стесняется. Подойдешь, подымешь, а потом так же и посадишь.

Готовила для школы у себя на дому все та же Мария Дмитриевна Смирнова; мясо с родителей собирали, а остальное все у нее свое было. То борща наварит, то щей, то супу — а уж сметаны сколько набухает! Носила обеды из Владышина к Николе баба Настя Давыдова.

Так прошел год. Попривыкла Галина Николаевна, даже местный язык странным уже не казался. А то, помнит, написал ученик: «На улице большие су-торбаны»,—а она такого слова ни разу не слышала. Так же, как, например, «обыгаться».

Познакомилась с молодежью —активной, веселой—то в Нефино с концертом съездят, то в Летиково. В Мартыновский клуб конечно же, потянуло. Только опять страшно одной, и выручила, как всегда, Мария Дмитриевна: вместе ходили—одна на танцы, другая к подруге. А после того, как подружилась с Юрием Смирновым, иные провожатые стали уже не нужны...

Поженились, а через год переехали в Мартынове. И сейчас. там живут. Сколько лет прошло, но как не забывается никогда первая учительница, так и первой учительнице не забылась, помнится старая милая школа с чудным названием — Николо-Топорская.

—Не жалеете, что связили судьбу с нашими местами?

—Вот говорят, вторая родина, —отвечает Галина Николаевна Смирнова.—А здешний край стал для меня не второй, а просто Родиной. Домой тянет только на могилы папы и мамы. А Марию Дмитриевну Смирнову считаю родной, тем более, что когда я вышла замуж, у нас и фамилии стали одинаковыми. И дети зовут ее не иначе, как бабушка; и внучка моя знает, что живет у нее на Владышине бабуленька.

Сергей  ТЕМНЯТКИН, д.   Мартынове.

 

ВСПОМИНАЮТ ЗЕМЛЯКИ

  Училась я у Николы

Училась я у Николы, у Людмилы Михайловны Преображенской. Кто ее ругал за. язык, а я только благодарна, хотя она раз и моего Васю (сына) попрекнула:

— Хороша у тебя мать-то, а вот депутатом Верховного Совета не выбрали!

Я только посмеялась на это, потому, что помню ее хорошей –строгой но справедливой учительницей.

Раз писали мы сочинение «Как добывают сталь». Она прочла мое и перечеркнула:

—Хороша   память,   аккурат  как  по   книжке!

И заставила переписывать. И другой раз перечеркнула. Я и в. третий раз написала, подала, а она:

—Вот, послушайте, остолопы, как надо писать! — и прочла мое сочинение всему классу.

В 1924 году— только я окончила четыре класса—открыли семилетку в Рождествене. Училась. я хорошо, и Людмила Михайловна и мне говорила, и родителей убеждала, чтобы отдали меня в Рождествено. А нас в семье девять сестёр и братовей было— какое уж тут ученье, быть бы сытыми. Вот она (Людмила Михайловна) и говорит:

—Давай разрежем тетрадь пополам и сделаем две книжки — одна у меня будет, а другую себе оставишь. Я буду платить за тебя и записывать в тетрадочки, а ты расписывайся. Выучишься, будешь работать и отдавать потихоньку.

А тут другая беда. В Рождествене многие учиться хотели, и учеников принимали смотря по хозяйству родителей: кто победнее—того и брали. И вот подумали, кому учиться — мне или другой девчонке—и мне отказали:

—У   вас   овца  крупнее.. .

И   опять  Людмила  Михайловна  вступилась:

—Дак ведь не овца   будет учиться,  а человек!       

Так и устроила меня в пятый класс. Но много я не поучилась —некогда в те годы учиться было.

В одно время Людмила Михайловна жила очень плохо. Голодала. Я испекла хлеб, отрезала полхлеба:

—Вася,—а у меня уже сын учился, — Вася, снеси Людмиле Михайловне!

Она   мне написала  потом,   я  плакала. . .

А потом, как наградили ее орденом Ленина, полегче ей стало Сколько поздравительных книг ей присылали, открыток, посылок...

М.   В.   КИСЕЛЕВА,    |

г.   Углич.

 

От«КЛ»: Свои воспоминания Мария Васильевна оставила по просьбе «Кацкой летописи» еще когда была жива. Вечная ей память...

  

4стр.                                        «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»

№ 17-18 (77-78), сентябрь 1997 года

СТАРИНАЯ

ПЕСНЯ

Сколько лет прошло. .. Зоя Васильевна .Чистякова (д. Дьяконова) еще девчонкой была, когда отец взял ее с собой в Плишкино. Там-то за праздничным столом и спел Василий Иванович Лепёшки эту песню. Но гости не на него смотрели — уж так плакала одна баба, молодуха еще! Оказалось, совсем недавно возвращался ее муж из Мышкина, и убили его в Максимовском лесу...

 

Вот настанет  осеннее утро

 

1.  Вот настанет осеннее утро,

Будет дождик слегка моросить;

Ты услышишь протяжное пенье,

Когда меня понесут хоронить.

2.  Из друзей моих прежних, наверно,

Ни один не пойдет провожать —

Только ты лишь моя, дорогая,

Будешь слезно над гробом рыдать.

3.   И последний ты раз поцелуешь,

Когда крышкой накроют меня;

И уста мои больше не скажут,

Что прощай, дорогая моя.

 

 

Школьный уголок

*           *           *

ГРОМОВА  КАТЯ,

(5   КЛАСС):

Мне больше всего запомнилась поездка в Переславль-Залесский. Там мне понравились церкви и их купола. А еще мы были в музее масок, и в нем мне больше всего понравились черти—они такие страшные!... Мы купались в Плещееве озере —хотели дойти до глубокого места, но оно все не начиналось... Мы гуляли по валам и очень удивились, что на них была привязана корова.

Под вечер все устали, и шофер повез нас в гостиницу. Там мы дурили, а шофер все говорил:

—Дети, я ваш папа, а папа любит тишину!

Я бы еще раз поехала в Переславль-3алесский!

*              *              *

 

ЗАМЯТКИН   ДЕНИС,

(5   КЛАСС):

Летом мы ходили в поход с ночевкой — было очень весело! Мы ходили на реку Кадку, в Овдеево. Там, Где мы разбили лагерь, растут красивые ветлы..,

Мы взяли с собой две палатки. Натаскали сена и поставили их на сено. . . А потом принялись таскать дрова из старой корчевки, где было много гнилых деревьев. В этой корчевке

мы видели лисью нору — у ней было много входов и выходов. Натаскав дров, мы развели огонь и начали варить обед.

. . .Я с мальчишками пек картошку и жарил хлеб. Мы всю ночь не спали и были сонные. Когда я пришел домой, сразу же заснул.

Но все равно мне этот поход очень понравился. И в следующий раз обязательно пойду!

*              *              *

ТУРКИН СЕРЕЖА,

(5   КЛАСС):

Летние каникулы я провел хорошо. Часто купался с ребятами на Кадке... Бывало, ловили рыбу—Андрей, Витя и я. Витя поймал трех окуней, Андрей—одного карася и трех мальков. А я поймал одного очень красивого окуня!

Я помогал бабушке поить телят, ухаживал любимого теленка Фому. Помогал поить Фросю и Дуню—двух поросят... Я любил гладить поросят. Дуня кусалась, а Фрося боялась --как только ее начинал гладить, она визжала и бегала по клетке...

Лето кончилось, но я хочу, чтобы опять было лето.

*              *              *

 ЕРШОВ  ЮРА,

(7   КЛАСС):

Для меня самым интересным и запоминающимся была поездка в Переславль. Возили нас туда на автобусе. Там мы ходили в музеи, гуляли по Переславскому национальному парку, видели «Ботик» Петра I, купались в Плещеевой озере. В Переславль мы ездили с ночевкой—я первый раз так далеко

уезжал   от  дома.

Но летом я не только отдыхал. Целый месяц у нас был лагерь труда и отдыха. Мы пололи грядки на пришкольном участке, поливали их, окучивали картошку, мыли за собой посуду и полы в школе. Дома я помогал маме сушить и убирать сено. Папа целый день на работе, вот и приходилось на сене нам с мамой работать одним. И гряды пололи мы с мамой вместе.

Но летний день такой длинный, и времени хватало на все: и на работу, и на отдых...

*              *             *

ВОРОБЬЕВ  СЕРЕЖА,

(7   КЛАСС):

Каникулы — лучшая пора школьной жизни. Отдыхай себе, и никаких уроков! ...

. . .Лето не только пора отдыха, но и разгар сельскохозяйственных работ. Я помогал папе, маме, дедушке и бабушке сушить и убирать сено, полол и подваливал картошку, поливал огород, собирал колорадского жука. Во время сенокоса «по себе» водил трактор. А в конце августа я помогал колхозу—работал на сушилке, перелопачивал зерно.

По вечерам смотрел телевизор и видеомагнитофон, читал книги. В жаркую погоду мы всей семьей ездили купаться на Кадку, были радостные и счастливые. ..

В трудах, заботах и отдыхе время летело незаметно. К концу августа все чаще думалось о школе. Хотелось в свой класс, к своим ребятам. . .

НАМ  ПИШУТ

Нам шлёт привет Г. Л. Дайн

Она по-прежнему работает в Сергееве Посаде Московской области—в Центре русской игрушки. Вместе с письмом прислала новый свой очерк «Батюшка Егорий, спаси нашу скотинку. . .» о ребячих забавах в мае-месяце, в котором использовала воспоминания и нашей землячки Александры Ивановны Григорьевой.

«Не верится, что в такое тяжелое время вы выпускаете газету, —пишет Галина Львовна Дайн, — А словарь диалектов—просто чудо! Я тоже по возможности работаю. Печатаюсь в газете «Искусство» и, как видите, использую все собранное в экспедициях Всем кланяюсь. . . Г. Дайн».

И мы Вам, Галина Львовна, кланяемся и желаем всего самого доброго. Думаем, Вы не обидитесь, если Мы опубликуем кусочек из вашего очерка—тот, что посвящен нашим местам. . .

«—В лошадки играли. Палку просунут между ног—и конь. Отец-то плотник был, так к палке-то и голову с ушами приделает, гриву из конского волоса и уздечку сделает. И кнутики сами смастерят, и бегали наперегонки на таких лошадках. А девчонки венки плетут из первых подснежников, кудри завивают из горьких стебельков одуванчика.

И в мячики играли—у нас их шитками звали. Шерсти наберут, когда лошадь или корову чистят. Они линяют весной, шерсти много. Руки мочат и катают, да еще с мылом. А потом обошьем тряпкой—вот и шитка,—рассказывает А. И. Григорьева ил деревни Мартынове Мышкинского района на Ярославщиие».

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Поздравляем всех-всех, кто родился в октябре, а в особенности октябрьских юбиляров. В Юрьевском это МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ ОБРУЧНИКОВ и НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ЧЕСНОКОВА, а и Мартынове—РИММА ВИКТОРОВНА СМИРНОВА, НАТАША ЗАМЯТКИНА и НАТАША ТЕМНЯТКИНА (ведь и ей уже пять лет!).

Всего   хорошего   вам!

horizontal rule

Спонсор:

horizontal rule

«КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»

Газета  краеведов волости  Кадки

№ 17-18 (77-78), сентябрь 1997 года

Редактор — С.   Н. ТЕМНЯТКИН

НАШ АДРЕС: 152 846, Ярославская область, Мышкинский район, д. Мартынове.

ГАЗЕТА ОТПЕЧАТАНА на муниципальном предприятии «Мышкннская типография» в г. Мышкине Ярославской области, ул. Ленина, д. 11.

Тираж — 200 экз.                   Заказ — 1752.

Спонсор:

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz