Кацкая летопись № 124

Главная                                                                                                                                                                   Как доехать?

Спонсор странички : Выбирайте контурный карандаш для губ в каталоге косметики http://bone.ua/lip-pencil.html

Специальный выпуск

ТЮТЧЕВСКАЯ КАДКА    

КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ                      № 3 (124), пето 2003 года.

Третьякова

Николай Андреевич   ТЮТЧЕВ (ок. 1735 - 1797)

 

5 декабря 2ООЗ года Россия отметит 200-летие со дня рождения великого своего поэта Ф.И.Тютчева (помните: "Люблю грозу в начале мая..."?).

16-17 августа 2ООЗ года состоится II научная конференция "Тютчевы на Ярославской (Мышкинской) земле: история, генеалогия, литература, поэзия"; первый день ее пройдет в Мышкине, второй - в Знаменском.

Ба, да это же наше, кацкое, Знаменское! Вот, оказывается, откуда пошел покон Тютчевых...

Это у нас, в Знаменском, рождались, жили, умирали прямые предки и ближайшие родственники поэта:

Даниил Васильевич Тютчев (вторая половина XVII века) - прапрадед;

Андрей Даниилович Тютчев (1688 - ок. 176О) -прадед;

Николай Андреевич Тютчев (ок. 1735 -1797) - дед;

Николай Николаевич Тютчев (1771 -1832) - дядя;

Алексей Николаевич Тютчев (18О7 - 1874) - двоюродный брат;

Александр Алексеевич Тютчев (1845 - 1906) - внучатый племянник; Александр Александрович Тютчев (1900 - 1941) - правнучатый племянник.

Церковь в Знаменском, построенная Н.А. Тютчевым в 1784 году.

Тютчевская Кадка СПЕЦИАЛЬНЫЙ   ВЫПУСК      журнала  краеведов волости Кадки (Кацкого стана)

 

КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ                                    № 5 (124)                                              ЛЕТО 2005  ГОДА

 

Год издания—одиннадцатый

 

А на обложке: 

НА   1   СТР.   —

научный сотрудник Угличского филиала Государственного архива Ярославской области Т. А. Третьякова, а позади неё—Рождественская больница. Мало кто знает, но Татьяна Анатольевна начинала как врач и работала именно в Рождественской больнице, носившей когда-то имя А. А. Тютчева. Сейчас Татьяна Анатольевна — служащий архива, и её последняя книга о... не поверите — тех самых Тютчевых! Как, однако, устроена наша жизнь..

Фото С. ТЕМНЯТКИНА  (2000 год).

НА   2   СТР.   —

живописный портрет Николая Андреевича Тютчева, написанный неизвестным художником в конце XVIII века. Первоначально находился в нашем Знаменском; сейчас — в Овстуге Брянской области.

Снимок Знаменской церкви, построенной тем самым Н. А. Тютчевым в 1784 году. Фото С. ТЕМНЯТКИНА (1999 год).

НА   3   СТР.   —

живописный портрет Пелагеи Денисовны Тютчевой (жены Н. А. Тютчева), конец ХVIII века, художник неизвестен. До революции находился в Знаменском, сейчас—в Овстуге.

Снимок дома Тютчевых, построенного в начале XIX века. Фото С. ТЕМНЯТКИНА (1999 год).

 НА  4   СТР.   —

«Тютчевская Кадка»; автор карты с. ТЕМНЯТКИН (2003 год).

Обложка сверстана в редакции «Угличской газеты», отпечатана в ООО «Тройка» (г. Углич).

 ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО НОМЕРУ: 

ПОКОН  ТЮТЧЕВЫХ   И   КАЦКИЙ   СТАН

Краткие   биографии   кацких  Тютчевых

2, 5, 7, 9, 10, 12, 13, 15 стр. КАЦКИЙ   СТАН   СЕГОДНЯШНИЙ

Современные новости древнего Кацкого стана                                                         2 — 3 стр.

ТЮТЧЕВСКАЯ   КАДКА Сергей ТЕМНЯТКИН «Знаменское»                        4 — 5 стр.

«Воспоминания барыни о Знаменском»                                                                          11 стр.

АЙ ДА   ТЮТЧЕВ,  АЙ ДА;

Семён ЭКШТУТ «Роман с душегубицей»                                                                 6 — 7 стр.

«Ничего себе приданое!»                                                                                                       7 стр.

КАЦКИЙ   СТАН   ПОМЕЩИЧИЙ

Татьяна   ТРЕТЬЯКОВА   «В   гостях  у   барина-4

(барский дом сельца Апраксина в начале XIX века)»                                                   8 стр.,

КАДКА   ПОЭТИЧЕСКАЯ

Стихи Александра МЕДВЕДЕВА,  Галины АРЦЫХОВСКОЙ, Валентины АБРАМОВОЙ и Павла ГОЛОСОВА                                                                                                                9 — 10 стр.

ВЕЛИКОЕ   ИМЯ   —   ЗА   ВЕЛИКОЕ   ДЕЛО

Владимир ГРЕЧУХИН «Чьё имя носила Рождественская

больница?»                                                                                                                        12 — 13 стр.

ТЮТЧЕВЫ   И   ЗНАМЕНСКОЕ

Александр САЛТЫКОВ «...И жизнь,   и слёзы,   и любовь.„»                              14 — 15 стр.

УЗЕЛКИ   НА   ПАМЯТЬ

Новости Клуба   Кацкая летопись»                                                                                                16 стр.

 

СПОНСОР ВЫПУСКА:

АДМИНИСТРАЦИЯ   УГЛИЧСКОГО

МУНИЦИПАЛЬНОГО  ОКРУГА (ГЛАВА  -   Э. М.   ШЕРЕМЕТЬЕВА)

 

2  СТР                                                   «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                                           ЛЕТО 2003  года

 

КАЦКИЙ СТАН СЕГОДНЯШНИЙ 

Письма друзей- 

РЕПОРТАЖ  из тютчевских мест

Здравствуйте, уважаемая редакция «Кацкой летописи»! Мы, члены краеведческого кружка Климатинской школы, были в конце апреля прошлого года в,  селе Знаменском и деревнях Мелехове и Алексине. В Мелехове мы искали надгробие одного из захоронений Тютчевых. Нашли.

Лет двадцать назад некий Тузов увёз надгробие (гранитную плиту) с кладбища и использовал

её как фундамент сарая. Мы её ' выкопали из земли из-под угла уже развалившегося строения.

Воспроизводим надписи с обеих сторон плиты.

1    сторона:

«Блажении   чисти                      

сердцемя...   (неразборчивое  слово)

Бога   узрать.

Екатерина   Алексеевна

ТЮТЧЕВА,

рождённая   Воронецъ.

родилась   1781   года

марта   8   дня.

Скончалась    1866   года

марта    13   дня.

Жизнь    ея    была   85    летъ

и 5  дней».

 

2   сторона:

 

«Сей   памятникъ

воздвигнуть   усердиемъ

ея  сыновей

Алексея,   Николая

и   Сергея   Николаевыхъ

Тютчёвыхъ.

Мы намерены вернуть плиту в Знаменское, установив её около алтаря церкви на символической могиле - где-то там, по словам жителей села, находилась настоящая могила.

В   тютчевские  места   мы шли берегом   реки   Кадки.   Восхищались красотой реки и прилегающей местности. Бобров здесь несчётное   количество!     На    обеих (кацких берегах между Ильинским и  Мелеховом  деревья  стоят, как, сказочные вазы: другом объедены бобрами.

С берега Кадки мы сфотографировали церковь. Снаружи она имеет совсем не привлекательный вид, но изнутри сохранилась неплохо. Отчётливо просматривается роспись стен и потолка, сохранились полы.

..Господский дом полуразрушен. Там в последнее время (лет 20 назад) находилась школа. Здание сейчас принадлежит М. В. Ушаковой.— директору Ульяновской школы. Её семья купила помещичий дом в 1991 году, намереваясь переделать его под жильё, чтобы заниматься фермерством.

Парк зарос. Очертания пруда просматриваются по заросшей болотине на его месте.

Сейчас в селе Знаменском 2 постоянных хозяйства и 4 постоянных жителя.

...В 2000—2001 учебном году мы собирали диалекты нашей местности в том числе и в кацких селениях Знаменском, Ильинском, Мелехове и Алексине Наша работа — «Прикосновение к истокам» — слушалась в Ярославле на областной  краеведческой конференции. Если у вас есть желание, мы бы могли с вами сотрудничать!

Татьяна   Николаевна   ГОЛОВА,

руководитель   кружка.

Алёша  КОШКИН,  Саша   ГРИГОРЬЕВ,       Андрей       ЛЕБЕДЕВ, Ксюша  КОРШУНОВА, МАРИНА

КОМАРОВА, Саша  БЕЛОЗОБОВ - члены краеведческого кружка Климатинской школы Угличского  района.

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-1

Род дворян Тютчевых стар и славен. Древнейшего его представителя, жившего в XIV веке, звали ЗАХАРИЙ ТЮТЧЕВ в 1380 году (или годом раньше) великий князь московский Дмитрий Донской посылает его в Золотую Орду для весьма трудных и опасных переговоров: убедить монголо-татар не увеличивать и без того тяжёлую дань с Руси. Разъярённый хан Мамай вначале хотел даже умертвить предерзкого посла, но, подивившись его храбрости и мудрости, пожалел и более того — пригласил к себе на службу. Не говоря ни «да» ни «нет», Захарий Тютчев всё-таки нашёл способ вернуться на Русь и сообщить князю Дмитрию Донскому сведения, столь необходимые перед Куликовской битвой.

Немало пользы Отечеству принёс и его внук БОРИС МАТВЕЕВИЧ ТЮТЧЕВ-СЛЕПОЙ: и «на

черемису» войною ходил (1463 год), и воеводою в Суздале был (1464 год), и в походах Ивана III

на    новгородцев   участвовал   (1471 год)

Из дальнейших Тютчевых наиболее известен праправнук борисов АКИНФИЙ ИВАНОВИЧ ТЮТЧЕВ, имевший поместья совсем недалеко от нас— в Кашинском уезде.

Но все из выше перечисленных Тютчевых кацкарями не были, по Кацкой земле не хаживали, кацкими восходами-закатами не любовалися.

Когда ж они впервые появились на брегах Кадки? Исследователи сошлись во мнении, что во второй половине XVII века. Известный тютчевед Г. В. Чагин считает, что это был внук Акинфия ВАСИЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ТЮТЧЕВ, однако письменных подтверждений тому пока не найдено.

Более осторожная угличская исследовательница Т. А. Третьякова первым Тютчевым-кацкарем называет сына Василия — Даниила...

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ   НА   5   стр.)

 

ЛЕТО 2003 года                                                 «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                              3 СТР.

 

Рождествено.   Больница

„Продолжаем традиции прошлого" 

...В Рождественской больнице очередная обновка: идёт монтаж какого-то   импортного,  похожего   на  журавля,   оборудования.

— Их два: большой и малый, — улыбнулась главный врач больницы Г. А. КИСЕЛЁВА. — Только это вовсе не журавли, а швейцарские установки «Биоптрон» для физиотерапевтического кабинета. Новые аппараты подходят и для детей, и для взрослых; лечат светом и цветом раны, ожоги, кожные заболевания, бронхиты — в общем, всего не перечислишь, А приобретена эта вещь на средства районного бюджета.

—   Галина Алексеевна, поговорим  об истории  больницы!

—   С удовольствием» Она была построена   в  1902 — 1906 годах, причем не только на деньги губернии и уезда, но и на пожертвования   местных   волостей.    Об этом  мы,  помнится,     читали    в «Кацкой   летописи»...

—  Ну а сейчас стало известно имя организатора  столь великой стройки — это был наш земляк, кацкий       помещик      Александр Алексеевич   Тютчев.   И  главная его   заслуга,  пожалуй, даже    не строительство больницы, а в том, что ему удалось переломить психологию крестьян,  превратив их из   потребителей   в   жертвователей   Сохраняются   ли   традиции меценатства   в   наши дни?

—   Безусловно!   Богатых   спонсоров в Кацком стане,  конечно, нет, но наши  колхозы  «Искра», «Оборона», «Верный путь», «Мер-га», «Новая жизнь» всегда в курсе жизни больницы и никогда не оставляют ее без помощи: не деньгами   помогут,    так   техникой или материалами. Новые  стиральная машина, цветной телевизор —   это   их   подарки.

—  Уже тогда, в начале XX века,   были   заложены  основы социальной   политики      больницы: при ней изначально существовали две  бесплатные койки, которым, кстати указать, было официально присвоено имя А А. Тютчева. Расскажите о социальном политике больницы в наши дни!

—  В настоящее  время    статус социальных   имеют  уже не  две, а пять из 15-ти коек—стало быть,

третья их часть Они позволяют госпитализировать тех людей, причем не только из Кацкого стана, у которых нет родственников (или родственники не имеют возможности присматривать за больными) и которые оформляются к интернаты. Документы теперь выправляются медленно, и у нас, бывает, лежат и по два-три месяца.

—  В заключении дайте, пожалуйста, краткую  характеристику вашего   учреждения.

Рождественская больница имеет статус участковой и финансируется из районного бюджета, В штате больницы 22 сотрудника— от главного врача до шофера. Коллектив молодой, трудоспособный, энергичный Их милосердие никакая перестройка не поколебала — в этом я вижу главный залог успешной работы нашего учреждения!

Беседовал С.   ТЕМНЯТКИН.

НЕМНОГО АРИФМЕТИКИ

Было время — владели небольшими деревушками вкруг Рождествена господа Тютчевы. А впрочем, «деревушки»-то те были преизрядными!

В достопамятном 1861 году, например, в Аристове жило 311 человек, в Малом Поповичеве—97, в Кузьмадемьянке — 209, в Кологривцеве — 144, в Маурине—170, в Муханове—78 и 102 человека в Кучине. А в итоге получается 1111 душ обоего пола!

А что сейчас? Кузьмадемьянки уж нет, а в Кучине 4 жителя; в Мухфнове—только 5, в Маурине — 11, в Малом Поповичеве—22- лишь Аристове да Кологривцево покрупнее — 34 и 44 жителя соответственно. Всего — 120 человек.

МОЛОДЁЖНАЯ   ДЕРЕВНЯ

Что ж, современные тютчевские деревни невелики. Да и населены, к сожалению, по преимуществу пенсионерами. Но есть-таки—есть приятное исключение!

В четырех из семи изб Малого Поповичева звучат детские голоса Троих детей заимела семья Соколовых, троих же—Первовых; двое у Горюновых и один у Кошкиных. А всего девять ребят — половина деревенского населения!

СЕРЕБРЯНАЯ    МОЛОДЕЖЬ

Кстати, о детях. Современную молодежь принято почему-то ругать, а вот господа Тютчевы наверняка б гордились!

В прошлом году Марина Рачинская из Аристова закончила Рождественскую школу с серебряной медалью, а нынче ее достижение повторила родная сестра Рачинская Наташа. Вслед за сестрой и она решила продолжить образование в педагогическом университете Ярославля.

ПО ТЮТЧЕВСКИМ ДЕРЕВНЯМ 

ПОКЛОН   ВЕТЕРАНАМ

Непременно хочется замолвить слово и о ветеранах Великой Отечественной из тютчевских деревень, Их на сегодня двое.

В Аристове живет Нина Алексеевна Преснухина, призванная в армию в 1943 году Служила в Рыбинске телефонистом-разведчиком, потом в Польше—в 14-ом отдельном зенитно-полевом батальоне. Награждена орденом Отечественной войны II степени и многими медалями.

Александр Федорович Крупнов, призвавшись, попал в дальнобойную артиллерию, в батарею» 152-милииметровых гаубиц Ну и досталось же солдату! В его военно-медицинской картонке записи о ранениях левого бедра, правого плеча, левой кисти и много других—четыре раза попадал в госпитали, с войны вернулся инвалидом II группы.

Вам, дорогие ветераны, и сами господа Тютчевы наверняка бы в пояс поклонились!.

САМЫЕ  СТАРАТЕЛЬНЫЕ

У «КЛ» есть правило—никогда не забывать о животноводах. В одной из тютчевских деревень, в Маурине, на коровнике СПК «Обррона» 73 головы крупного рогатого скота. Их ухаживают Нина Васильевна Воробьева, Надежда Павловна Овсянникова и Светлана Капитоновна Панфилова, променявшая, кстати, на Кацкий стан и ферму саму Москву.

Коллектив дружный, старательный. Под стать им и пастух Николай Алексеевич Богомолов.

 

4  СТР.                                                  «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                               ЛЕТО 2003  года

ТЮТЧЕВСКАЯ   КАДКА

ЗНАМЕНСКОЕ

 "Полно-те, дуры..."

И все   здесь дышит    осьмнадцатым    веком!

Старинный парк в излучине реки с необъятными седыми березами,  золотоствольными соснами, и липами такими же медвяными, как и двести лет назад. Краснокирпичная церковка 1784 года постройки согласно своему статусу взобралась на самое высокое место, на горбань, а прямо против нее, чуть ниже, угнездился — иного слова не подберешь— раздавшийся вширь бревенчатый господский дом, возведенный в самом начале XIX столетия.

Здесь все необыкновенно, все дышит прошлым, и даже имя этого места, озаренное Знамением Божьей Матери, звенит булатом Побед екатерининского времени - Знаменское.

Здесь хочется жить, здесь можно стоять часами, здесь дышишь и не надышишься, и чудится — еще мгновение, и заговорят, заспорят, закружатся в танце среди этих лип, сосен и берез благородные люди осьмнадцатого столетия!.

 — Да что люди, разве раньше оне такими были? Раньше-то и звали друг друга обязательнё по имени-отчеству: Павел, мол, Александрович да Анна, дескать, Андрияновна А тепере—не пойми как.

Тут на днях молодежь по реке траву жгла. Я оговорила, дак мне: «Да ты чо, бабка—на' наш век хватит!» А мама моя, помню —царство ей Небесное — всегда говаривала: «Полно-те, дуры, ведь беречь надо!»...

 Хранительница

Село Знаменское, что в Кацком стане, совсем не велико: 2 постоянных хозяйства в нем да 4 жителя. А подлинная хранительница Здешней истории и вовсе одна: Екатерина  Павловна   Игнатенко, 87-летняя   моя   собеседница—невысокая,   ладная,    дельная      До 84-х лет держала она телят,    да случилась неладиха — руку сломала. С того случая скотины не держит, зато обихаживает такой огородище,   какой  не   у  каждой молодой семьи имеется.

— Здесь я народилася, здесь училась, здесь и выросла. 26 домов помню, и надо же всё роскорёжить  —   обидно   даже...

Семья наша большой была. Моя мама стряпала у господ у Тютчевых — всё, бывало, частушку пела:

Не   глядите   на   меня, Что   я   вышла   чёрна: Я   у   Тютчевых   жила, Чугуны   всё   тёрла! А папа был колодезником—ходил с артелью по Кадке и всюду колодцы рыл. Мама всё укоряла его,   помнится:    

—  Хоть бы ты и нам выкопал! А   он:

—  Не буду, Анна. Смотри, сколькё у вас   робят—восемь   душ, перетонут  в    колодце-от!

Ну а я росла заядлой лошадницей Мне и обрати не надо: со своей кобылкой-полурысачкой безо всякой узды справлялася. Выхожу, бывало, из церкви, а Гуленька моя в поречине пасётся.

—  Гулькя!  — кричу    я  ей. — —  Гулькя, иди,  сахару  дам!

И Гулька ко мне нагалоп Мать боится, крестится:

—  Гляди-тко, гляди — нагалоп бежит.   Сейчас   роздавит!

—     Не роздавит,    мама!  —  и вскакиваю на лошадь, даже не обратав;   

Но однажды пропала моя Гуленька. Мекали — не нашли Пошли к бабке одной, к гадалке, в Подольцы:

- Теть Лида,  уж  ты  погадай , нам — где лошадь, не знаем! Старуха   карты   раскинула: — Лошадь та у вас украла, кто на вашем крыльце сидит. Она на твою  мать   обиделась.  Ты домой пойдёшь— в лес не взаходи, иди позалесицей  В ней    и   найдёшь свою   лошадь!

И верно, нашлась Гуля в Калинках-часничке, вся цепям окована.

А вскоре после того случая залядел у нас папа—что ж, колодцы рыл,  в них и простудился. Слёг у сестры в Игнатове;  мама лошадь  запрягла,   привезла, а через неделю он и помер, сердешный. Любили мы его, слушались. Мать,  бывало, кричит—иной раз и хлестнёт, а мы всё равно балуемся. Отец же  спокойным    был, никогда нас не ругал, а слушались его так, что муху слышно, если он прикажет тихо сидеть...

 Баллада о церкви

В селе Знаменском чувствуешь себя как на дне блюдца. Место-то залоистое, а кругом холма, река, кручи. С этих-то круч, из родового сельца Мелехова, и спустились в середине XVIII века господа Тютчевы, чтобы на месте сенокосной пустоши Сколбаково, или Малый Зуй, выстроить себе усадьбу новую Невем с чего начали, невем чем закончили, но красивейшее их творение — безусловно, Знаменская церковка. Она и по сей день жива; хоть и брошена, и крыша течёт, хоть и не достаёт уже верхнего яруса колокольни, а прелестна!

- Всего натерпелась, матушка: в ней и склад был, и коров держали, а теперь — видишь, кипы сена до потолка. А раньше, помню, как в церкви венчанье — весь народ туда!

Её ведь   сам Тютчев   строил— Николай Ондреевич. В ней и погребён он. под алтарём, а сын его  г—   на   воле   в   ограде...

Жил у нас тут Кокошкин такой, он, повесился давно, дак натравил он троих парней с "Углича, с часового завода:  выкопали оне Тютчева-то сына, думали, в золоте  похоронен!     А  он   лежит в какой-от длинной белой одёжине;  выкопали .-- вскрыли—вшик —   и  нет   ничего,   прах   один... А памятник ему хороший был, мраморный,  с   надписью,  что-де два сына поставили. Его Толя Тузов под сарай взял, а потом под крыльцо   переложил...

Помню я и священника нашего отца Василия. Жил он в белом доме подле сторожки, а кругом сад — уж такой сад! И собака на привязи. Мы, маленькие, заберёмся на яблоню (прости, Господи), а он и спустит собаку-то! Мы стонем:

- Батюшка, отыми- и Лапку!.. Отымет. Да ещё и яблоком угостит

 

ЛЕТО 2003 года                                                 «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                              5 СТР,

А то как-то дала нам мама наказ:

—   Сходите-тко   в церькёвь да возьмите    поминальные!

Взошли мы с подружкой Ленкой — видим: стол, а на ем Целый противень просвирок! Ленка, не долго думая, раз—всё в подол высыпала и пулей из церкви! Забрались мы с ней в липу, в дупло — делим, едим.

А поп тем временем к маме жаловаться: так, мол, и так—все просвирки украдены!

Мать:

—  Раздуло бы их горой (такая у неё  присказка  была!)    Сейчас напеку,   батюшка!

И напекла. А нас брат нашёл:

—   Эй, просвирошницы,   вылезайте   из   дупла-от!

Долго потом дразнили нас просвирошницами. Э-эх, бывало, нет долго дождя

—  вынесут из церкви иконы и к реке на Лужку,  под Ташлыковскую гору. Народ иконы держит

—   отец  Василий службу ведёт.

ПОСЛУЖИТ   —    ГЛЯДИШЬ,       ПОХМУрится -похмурится, да и закрапает к вечеру! (А разойдётся дождь на неделю — опять к Кадке с иконам спешат!)

Ту Лужку и бароня любила — хорошо в ней купаться-то, дно каменное У барони у Тютчевой, помнится, две аллеи были, два удовольствия: по одной в церковь ходила, по другой—на речку...

Господа Тютчевы

Про господ Тютчевых говорят в Нижней Кадке много и охотно И о строгости их («Бароне, бывало, ягоды носили, дак она их по ягодке переберёт!»), и о добрых делах: в 1868 году выхлопотали они учреждения в Знаменском начальной земской школы, построив для неё просторное двухэтажное здание. Расселившаяся по Кацкому стану семья Мелёшкиных вспоминает, что это Тютчевы переселили в незапамятные времена с Украины их далёкого предка Тараса Мелешку — от него, бают, и повелось у кацкарей колодезное ремесло.

—  Ну а Вы, Екатерина Павловна, что по народу слышали?

—  А почему по народу-то!?  С Татьяной Александровной   Тютчевой я ведь была дружна  Мне и в господском доме пожить довелось!

Дом-от толькё спереди одноэтажный, а от реки имеет большущий каменный подвал. В нём русская печка, кухня и три комнаты для нас: мама моя, я уже говорила, готовила на барев, а папа служил кем-то вроде сторожа.

Помнится, бароня Васса Евсеевна как-то толкнула маму с ребёнком (у ней аккурат Главдя натоилась). Мама обиделась, ушла от господ и не готовила больше.

Пришла   бароня:

—  Ой, Анюточка, что же ты не идёшь, мы три дня голодные!

А  мать   сердито   так:

—   Да  хоть   пять   сидите!

Но пошла-таки Ей и папа: «Да иди» Анна, чего ты!»

Сада-то Васса Евсеевна была не из дворян. Рассказывают, что последнего-то Тютчева, что у нас жил, звали Олександр. Овдовел он А Васса была красавица, каких свет не видывал, всё гусей

пасла. И вот услышал он чей-то розговор:

—  У економки дочь красивая!

—    Приведите ее! Привели, а он и не выпустил! Женился, хоть и был годов на

двадцать   старше   её.

В 1902 году родилась у них дочь Татьяна — с ней я и дружила. Она после революции под Москвой жила, я к ней два раза ездила. Звали и на похороны, да что-то росхворалась я. А дом господский до сих пор стоит. При советской власти перевели в него школу, а сейчас какой-то фермер выкупил — сено держит...

Живи, Знаменское

И всё здесь дышит осьмнадцатым веком!

Чу — лай собак с Шунаевой горы заядлого охотника Румянцева В густом тумане, пленившем поречину, неслышно скачет мертвенно-молошная белая кобылица. Первый, а оттого робкий луч солнца, прыснувший с востока, пробует золотить верхушки деревьев, и по всей Кадке вторят ему заздравным пением неугомонные петухи.

Осьмнадцатый век недалече. Стоит только спуститься с высоких кацких круч — и вот он, необыкновенный заповедник глумяной помещичьей души, чьё имя так завораживающе звенит булатом побед екатерининского времени.

Живи,   Знаменское!

Сергей   ТЕМНЯТКИН.   с. Знаменское,      Нижняя   Кадке.

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-2

(ПРОДОЛЖЕНИЕ.   НАЧАЛО НА   2    стр.)

Итак, самый первый Тютчев из предков великого русского поэта появился в Кацком стане во второй половине XVII века. Это был, пожалуй, ДАНИИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ ТЮТЧЕВ — за участие в Крымском походе 1687 года царь-батюшка жаловал его поместьем в Нижней Кадке Документы не уточняют каким именно, но, видимо, это было сельцо МЕЛЕХОВО. Там, на высокой кацкой круче, вероятно, и стоял его    господский дом.

Проявив присущую его роду смекалку, Даниил Васильевич сумел расширить свои кацкие владения, выменяв в 1698 году у здешних помещиков Валмасовых жеребья (земельные участки) сельца КОБЕЛЁВО и окрестных пустошей: Бревино, Полозниково, Турбачёво (Дорожная то ж) и Токарев®.

Сына Даниила Васильевича Тютчева звали Андрей...

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ НА 7 стр.)

 

6 СТР.                                                                   КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                 ЛЕТО 2003  года

 

АЙ ДА   ТЮТЧЕВ,   АЙ ДА... 

РОМАН С ДУШЕГУБИЦЕЙ 

Николай Андреевич Тютчев, родной дед штата Фёдора Ивановича Тютчева, удостоился попасть в историю не только благодаря своему великому внуку, до рождения которого он даже не дожил Ещё в капитанском чине этот офицер стал известным своим романом с печально знаменитой Дарьей Николаевной Салтыковой.

Каждому школьнику ведомо, что Салтычиха прославилась бесчеловечным отношением к собственным крестьянам и насмерть замучила несколько десятков крепостных. Но мало кто знает, что она рано, в 25 лет, овдовела и в буквальном смысле слова изнывала без мужа в своём подмосковном селе Троицком, что в Тёплом стане.

..                                                                                                                                               

Грамоту-она не знала. Читать и писать не умела; даже не могла самостоятельно     расписаться на официальном документе.     Молодая вдова   отличалась   богатырским Сложением, пылким темпераментом  и  ярко  выраженными садистскими наклонностями. Возможно, постоянная    сексуальная

неудовлетворенность и породила у Дарьи Салтыковой ненормальную страсть к жестокостям: она получала- удовлетворение, причиняя  другим физическую боль и  наслаждаясь чужими страданиями   Особенна доставалось молодым X женщинам. У Ермолая Ильина, одного из своих крепостных, она одну за другой убила трёх его жён! Убитых, едва присыпав землей; хоронили в окрестном лесу в безымянных могилах. Несколько смельчаков отважились подать на Салтычиху жалобу властям   - и были биты кнутом и сосланы в Сибирь, а один несчастный был выдан барыне на расправу и по ее приказу запорот. После этого уже никто не смел жаловаться.

г Так продолжалось до тех пор, пока судьба не свела ее с капитаном Николаем Тютчевым. Дарья воспылала к нему «любовной страстью».

Капитан Тютчев занимался межеванием земель и проводил топографическую съемку местности к югу от Москвы, по Большой Калужской дороге. Именно здесь и находилось подмосковное имение богатой помещицы Вот почему для холостого офицера его роман с Дарьей стал походно-полевым и служебным одновременно.

Судя по всему, Николай Андреевич был весьма образованный для своего времени человек. Для того чтобы заниматься межеванием земель, надо было обладать не только специальными знаниями, но  и умением преодолевать  постоянно  возникающие конфликтные ситуации. Межевание было призвано установить и юридически оформить границы земельных владений, а мало кто из помещиков не имел тяжбы с соседями из-за спорных угодий.

Мы не знаем, как долго продолжался роман Тютчева и Салтыковой, но достоверно известно, что перед  Великим постом 1762 года капитан покинул Дарью Ивановну и посватался к ее соседке по имению девице Пелагее Панютиной.

Салтычиха решила отомстить коварному  изменнику и его невесте. Русская женщина XVIII века на много десятилетий опередила своё время, действуя как настоящая романтическая злодейка, --  и я не рискую объяснить причину этого очевидного анахронизма. Задуманная Дарьей Салтыковой месть была весьма нетривиальной для XVIII столетия . Она  замыслила... взорвать московский дом Панютиных,. которых находился за Пречистенскими воротами, у Земляного города!

12 и 13 февраля 1762 года конюх Салтыковой Алексей Савельев купил по ее поручению в главной конторе артиллерии и фортификации пять фунтов пороху, перемешал его с серой и завернул в пеньку. Это самодельное взрывное устройство надлежало «подтолкнуть под застреху дома» другому конюху Роману Иванову, после чего дом следовало поджечь, «чтобы оный капитан Тютчев и с тою невестою в том доме сгорели»

Слов нет, просвещённый XVIII век во многом оставался веком грубым и жестоким, но сознание людей той эпохи еще не было готово воспринять террористический акт  в центре  Москвы.   Крепостной конюх отказался освоить смежную профессию    террориста и посему   был жестоко   наказан. Снедаемая жаждой мести помещица дала Роману Иванову шанс исправиться. На следующую ночь она вновь отправила его  к дому Панютиных, на сей раз вместе с крепостным конюхом Сергеем Леонтьевым.  «Если же вы того    не сделаете, то убью до смерти, а ее (Панютину) на вас не променяю». Крепостные слишком     хорошо знали, что эта угроза Салтычихи не останется пустым звуком. Однако, когда выпоротый накануне Иванов намеревался     выполнить преступный  приказ и уже- собирался поджечь пороховой состав, Леонтьев его отговорил. Холопы вернулись к барыне, заявив, «что сделать того никак невозможно», — и были немилосердно биты батогами Но и после этой неудачи Салтыкова не отказалась от мести, лишь внесла коррективы в свои злодейские планы.

Она узнала, что Панютина и Тютчев отправляются в Брянский уезд (в село Овстуг—приданое Пелагеи;). Их путь лежал по Большой Калужской дороге, мимо имений Салтыковой За Тёплым Станом была устроена засада: жениха и невесту поджидали дворовые Салтычихи, вооруженные ружьями  и дубинами. Дарья Николаевна алкала отмщения и не думала о неотвратимых последствиях своих действий. Заурядный разбой на большой дороге должен был заменить поджог и взрыв жилого дома.

Добрые- люди предупредили капитана о грозящей опасности Он не стал полагаться на судьбу и решил искать защиты у властей. Была подана челобитная в Судный приказ и испрошен для обеспечения безопасности конвой «на четырех санях, с дубьём». Это было ранней весной, когда еще не сошел снег, а уже в начале лета два крепостных Салтыковой бежали в Петербург, где ухитрились сразу же после дворового переворота подать челобитную в собственные руки императрицы Екатерины II.

 

ЛЕТО  2003 года                                     «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                                          7  СТР.

Началось следствие, продолжавшееся шесть лет. Юстиц-коллегия, рассмотрев дело, признала Дарью Салтыкову виновной в «законопреступных страстях ее» и убийстве 38 человек. Убийство еще 37 человек обоего пола и «блудное ее, Салтыковой, житие с капитаном Николаем Тютчевым» следствием доказаны не были.

В 1768 году дворянка Дарья Салтыкова была лишена дворянского достоинства и приговорена к смертной казни, которая была заменена на одиночное пожизненное заключение в подземной тюрьме Московского Ивановского девичьего монастыря, дабы «лишить злую ея душу в сей жизни всякого человеческого сообщества, а от крови смердящее ея тело предать Промыслу Творца всех тварей».                                           

Салтычиха провела в заключении 33 года. В тюрьме она родила от своего караульного и умерла 27 ноября 1801 года Ее погребли на кладбище Донского монастыря в Москве (мраморный саркофаг над могилой сохранился до нашего времени).

Капитан Николай Андреевич Тютчев в апреле 1762 года стал мужем Пелагеи Денисовны Панютиной..

Семён ЭКШТУТ, доктор   философских   наук.

*                        *                        *

Статья перепечатана с сокращениями из журнала «Родина» № 3, март 2002 года, стр. 52—55. Авторское название «Роман душегубицы».

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН -3

(ПРОДОЛЖЕНИЕ,   НАЧАЛО НА    5   стр.)

Второй из Тютчевых-кацкарей звался АНДРЕЙ ДАНИИЛОВИЧ ТЮТЧЕВ. Родился он в 1688 году и за 72 года жизни испытал многое: служил царю-батюшке, был в плену у кавказских горцев и в турецком рабстве, где за строптивый характер его поместили в Семибашениый замок —  известнейшую турецкую тюрьму После долгого заключения был наконец-то выкуплен Россией и еще служил немало, выйдя в отставку в чине секунд-майора.

В Кацком стане Андрей Даниилович унаследовал от отца сельцо МЕЛЕХОВО, где и жил во время своих коротких приездов в Кадку. Выйдя в отставку, он-то, видимо, и основал в середине XVIII века новый погост ЗНАМЕНСКОЕ, построив церковь Знамения Божией Матери не на привычном мелеховеком, а на противоположном низком берегу—на месте сенокосной пустоши Сколбаково, или Малый Зуй. В соседней богородской стороне он владел половиной села НОВОБОГОРОДСКОГО с окрестными деревнями КУРОВО и КОЖИНО.

Женат был дважды, вторым браком на вдове Марии Юрьевне Лавровой. Скончался около 1780 года и похоронен подле Знаменской церкви — это первый из известных Тютчевых, погребенный на Кацкой земле. Рядом покоится и прах его второй жены.

Детей Андрей Даниилович Тютчев имел пятеро: Николай старший, Николай младший, Дмитрий, Захарий и Анна В Кацком стане останутся двое из них. Анна, выйдя замуж в Апраксине за Батурина, и Николай младший — именно он наследует отцовское имение...

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ НА 9 стр.)

 

Ничего себе ПРИДАННОЕ!

В 1758 году дочь Андрея Данииловича Тютчева Анна выходила замуж: из родного Знаменского навсегда уезжала к мужу Петру Петровичу Батурину-старшему в Апраксине. Их свадьба, случившаяся 13 (по новому стилю 24) февраля, безусловно, была наизаметнейшим событием Кацкого стана, но не менее зрелищным должен был и перевоз из Знаменского в Апраксине приданого.

Приданое   было   немаленьким.   Вот  каким:

— иконы —9  штук, причем все в серебряных или золочёных по серебру окладах, а две вдобавок украшены жемчугом;

—  палантин (наподобие воротника) — 1 штука;

—   чепчики   —   6   штук;

-  капор (головной убор) - - 1 штука;

Шляпы   —   2   штуки;

—   платки —   6   штук;

—  крагины (вероятно,    воротники) —-  4 штуки;

—   косынки   —   6   штук;

—  манжеты  с  кружевами — 6 штук;

—    перчатки   —   6   пар;

—   веера   —   2   штуки;

—  зеркала — 3 штуки: два стенных    и уборное;

—  серьги — 6 пар, причем все золотые с яхонтами да изумрудами; да еще 10 червонцев   для   новых   серёг;

—  перстни — 2 штуки, оба золотые;

—    крест   золотой   —   1    штука;

-  часы серебряные карманные—1 штука;

—  серебро — 8 фунтов, то есть 3,276 кг;

—   платья          8   штук;

-   корсеты  (особые пояса) — 2 штуки;

—     ИСПОДНИЦЫ     —    3    ШТУКИ;

—  мантилий (накидки) — 4 штуки: три на беличьем меху и одна бархатная

-  шубы — 3 штуки;  лисья    и две беличьи;

— шубейка — 2 штуки: листья и заячья;

—   рубахи   мужские           12    штук;

-  исподницы мужские --12 штук; -   рубахи   женские   - -   24   штуки;

—   ткацкое полотно   —  24  свертня;

—   скатерти   -      12   штук;

—  салфетки — 96 штук да еще одна под чай   и   одна   под   кофе;

—   полотенца          24   штуки; завесы   на   кровать   - -   3   штуки;

-  одеяла — 3 штуки, из них одно   на заячьем   меху;

—  подушки с наволочками — 8 штук;

-  переливы на подушки — 2 штуки;

—   перина   пуховая   —   1   штука;

-  туфли  мужские, шитые серебром — 1    пара;

—  туфли женские, шитые серебром — 1 пара;

— черевички и башмаки — 12 пар, в том числе две пары с серебряными пряжками;

-   чулки  —   6   пар;

- медная посуда;  рукомойник, лохань, чайник,    поднос   и   2   таза;

—  оловянная посуда: 6 блюд, 12 тарелок, кумган  (род кувшина) и кружка

Конечно, в качестве приданого от Тютчевых к Батуриным перешло и землицы немножко, и крепостных крестьян.

Ну   как,   хороша   невеста!?

 

8   СТР.                                                                 «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                ЛЕТО 2003 года

 Кацкий стан помещичий

 В ГОСТЯХ У БАРИНА-4

 

(барский дом сельца Апраксина в начале XIX века)

ПРОДОЛЖЕНИЕ  НАЧАЛО в № 7-8, осень 2002   года  и в №№  1 и 2, зима и весна 2003 года

*              *              *

И вновь мы вместе с угличской исследовательницей Татьяной Анатольевной Третьяковой бродим по покоям апраксинского дома кацкого помещика ПЕТРА ПЕТРОВИЧА БАТУРИНА. Век его был недолог (годы жизни 1765—1807), да ярок, а для Кацкого стана прямо-таки ослепителен.

Кстати, Апраксино тоже следует нанести на карту тютчевской Кадки, ибо к роду Тютчевых Пётр Петрович Батурин имел самое прямое отношение— он им родня. Его мать Анна Андреевна Батурина до замужества звалась Тютчевой и приходилась родной сестрой Николаю Андреевичу Тютчеву — деду великого поэта. Стало быть, сам Пётр Петрович Батурин и отец поэта Иван Николаевич Тютчев — двоюродные братья. Ну а поэту Фёдору Ивановичу Тютчеву наш герой доводился двоюродным дядюшкой. Какие, однако, люди жили у нас под боком!

Итак, мы в гостях у ближайшей родни Тютчевых — у Батуриных. Апраксино. Год 1808-ой (будущему поэту пять лет)»..

И3 КАБИНЕТА ЧЕРЕЗ ДЕРЕВЯННУЮ ДВЕРЬ 14 ТОПОРНОЙ РАБОТЫ НА РУССКИХ ПЕТЛЯХ ПОПАДАЛИ В БИБЛИОТЕКУ — смежную комнату площадью 16,06 квадратных метра (длина 2 сажени 14 вершков, ширина—1 сажень 1 аршин 10 вершков).

Библиотека освещалась двумя окнами по заднему фасаду дома, из которых были видны солнечные часы на садовой лужайке Отапливался покой одной кирпичной печью, выкрашенной «особыми» красками разного колера (под изразец) с железной заслонкой и камином.

По стенам комнаты располагались шкафы с книгами, три портрета: два в рамах живописной работы и один в виде небольшого мраморного барельефа.

Ближе к окнам — дубовый стол с кожаной крышкой-наклейкой и двумя ящиками с медными скобками. В ящиках находились: 2 фунта немецкого сургуча, 35 книжек золотообрезной бумаги, 23 книжки александрийской бумаги, стопа белой писчей бумаги, 6 тетрадей золотообрезной бумаги в 1/2 листа, записки о книгах, письма брата Евграфа Батурина. У стола—стул, Несколько предметов выделялись в интерьере, однако гармонировали с ним, подчёркивая пристрастия хозяина, два дубовых штатива с 5-ю медными астролябиями, телескоп с медным футляром, зрительная труба и 3 глобуса.

Дополняли интерьер несколько подсвечников белой меди и ковёр на полу.

По описи от 13 марта 1808 года книжный фонд библиотеки насчитывал 1746 наименований на иностранных языках (французском, немецком и прочих) и 735 наименований на русском языке. В общей сложности получается 2481 наименование, но большинство изданий были многотомные, следовательно, указанная цифра умножается в среднем вдвое и общее количество томов и экземпляров получается около 5000.

Часть книг на иностранных языках невозможно охарактеризовать поскольку при описании библиотеки, как отмечали оценщики и понятые, не находилось людей к прочтению сих книг и разумению названий.

А вот часть книг на русском языке, несмотря на то что опись велась бессистемно, вперемежку изданий, кратко охарактеризуем. Книги на русском языке представляли почти все отделы, входящие ныне в классификационные таблицы библиотечной системы. В Апраксине были издания по естествознанию; географии, этнографии, народонаселению; по истории, законодательству и юриспруденции, политике и праву; военным наукам; экономике; сельскому хозяйству (животноводство, растениеводство, пчеловодство); по технике, ремёслам и промышленности; по медицине и ветеринарии; учебники, справочная и художественная литература; литература богословская и книги Священного писания; периодическая печать (журналы).

Однако, книги являлись не единственной составляющей библиотеки. Кроме книжного собрания там находился значительный картографический фонд. Всевозможные карты, планы и чертежи насчитывали более 100 единиц от атласа Балтийского моря и Гангутского залива до чертежей лазаретных колясок.

Следует отметить, что П. П Батурин не только сам пользовался библиотекой в широком объёме, но позволял это же делать и другим из своего окружения. Факт замечательный, так как частные библиотеки в большинстве случаев заводились для нужд семьи, заведомо обрекая книгу на ограниченный ореал влияния и пользования. К примеру, на момент описания в 1808 году книги Батуринской библиотеки находились в пользовании у Мышкинского городничего Ивана Петровича Языкова, местных помещиков Николая Михайлова, Сергея Соковнина, Александра Бранта...

...Библиотека была непроходной комнатой, замыкавшей   левую   парадную   часть   дома. (ПРОДОЛЖЕНИЕ  СЛЕДУЕТ.)

 

Татьяна  Анатольевна   ТРЕТЬЯКОВА,

научный сотрудник Угличского филиала Государственного архива Ярославской области (УФ ГАЯО),.

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ   ИСТОЧНИКИ; УФ   ГАЯО   —   ф.  66,  оп    1, ед.   хр.  243; УФ ГАЯО — ф. 92, оп. 1, ед. хр. 1027 и 1138.

 

ДЛЯ   СПРАВКИ: I   сажень  —   2,134   м; I    аршин   —   0,71   м; I    вершок   —   0,044   м.

 

ЛЕТО 2003 года                                  «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                              9  СТР.

Кадка поэтическая

Авторы стихов нашей сегодняшней подборки — абсолютно разные люди (кстати, и друг другу лично незнакомые) У них разный возраст, разные профессии, по-разному сложилась их жизнь, а

значит и отношение к ней... Но есть нечто роднящее этих разным людей: стремление выразить своё мироощущение стихами и подарить их нам. За   что   и   спасибо!

 

Александр МЕДВЕДЕВ:

 

Я устал от житейских забот,

От пустой монотонности дней,

Что ведут вкруг меня хоровод

Из чужих, незнакомых людей.

Тяжело на работу вставать —

Не давали полночи уснуть.

Мысли снова просились мечтать

И ушедшее время вернуть.

Сделать то, что еще не успел,

Поменять надоевший пейзаж...

Я все время куда-то летел,

Распихав по карманам багаж.

Гул моторов и шум поездов

Лечат душу, как медленный «рок»;

Если где не оставил следов,

То оставлю — лишь дай только срок.

А пока меня снова зовет

Горизонт, что лежит в облаках —

Там, где встретит знакомый народ

С неподдельным восторгом в глазах.

Где свободой взахлеб надышусь,

Брошу семя на поле добра.

С сильной жаждою лаоки напьюсь,

А потом... вновь пойму, что пора!

Расставаться всегда тяжело,

Но без этого не было б встреч

С тем,  кого   хороводу назло

До конца буду в сердце беречь...

 

д.   Малое   Поповичево, Средняя Кадка.

 

Галина АРЦЫХОВСКАЯ:

 

Заплети мне, мать, косу русую,

Успокой мою душу грустную.

Обними меня, непокорную,

С детских лет тебе непослушную.

Ты доверь мне тайну сердечную,

Вспомни молодость свою непорочную.

Я не в силах была укротить себя юную,

Загубила я песнь свою соловьиную.

Ты прими мою боль нетерпимую,

Подари мне любовь свою негасимую.

Ты прости мне спесь мою непомерную,

Спой мне, мама, песнь твою колыбельную!

 

с.   Николо-Топор  —  г.  Санкт-Петербург.

Валентина АБРАМОВА:

 

Мне довелось увидеть дождь из серебра,

Когда пригретый ярким солнцем иней

Легко струился с веток не спеша

И с переливами блестел под небом синим.

Вот так и наша жизнь — струится, как песок

В  часах  пасочных,  отмеряя   годы....

А в волосах уж белый завиток,

И чувствуешь влиянье непогоды.

Ну   а   душа  все  так же   молода,

И иногда еще кипят в ней страсти;

И не исчез задора огонек —

И хочешь жить и очень верить в счастье!

 

с   Юрьевское, Средняя Кадка.

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-4

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО НА 7 СТР.)

Год рождения третьего из кацких Тютчевых НИКОЛАЯ АНДРЕЕВИЧА (младшего) ТЮТЧЕВА доподлинно неизвестен—вероятно, 1735-ый. Служил он относительно недолго военным топографом, в отставку вышел секунд-майором. Женившись в 1762 году на Пелагее Денясьевне Панютиной, уехал жить в её имение—сельцо Овстуг Брянского уезда. Выл там человеком уважаемым и даже избирался уездным предводителем дворянства (1782 год).

Но в конце концов отчего-то вернулся с женою на родину в Кадку поселившись в ЗНАМЕНСКОМ, значительно перестроив его. Именно он воздвиг новые сохранившиеся до сих пор церковь (1784 год), господский дом и парк. Из старых наследственных земель в Нижней Кадке ему принадлежала деревня МЕЛЕХОВО, а в богородской стороне — половина села НОВОБОГОРОДСКОЕ с деревнями КУРОВО, КОЖИНО и ПЕТРОВКА.

Однако ему удалось значительно расширить свои кацкие владения. Вдвоём с женой — женщиной, как пишет Т. Третьякова, «с характером, достаточно властной, хозяйственной и сметливой» — он приобрёл много селений в Средней Кадке: сельца ПАВЛОВСКОЕ и АРИСТОВО, деревни МУХАНОВО, МАУРИНО, КОЛОГРИВЦЕВО, МАЛОЕ ПОПОВИЧЕВО. И даже основал два новых

поселения: деревни КУЗМАДЕМЬЯНСКАЯ (на месте средневекового села) и КУЧИНО. А уж сколько пустошей прикупил—не счесть!

Николай Андреевич и Пелагея Денисьевна Тютчевы скончались в Знаменском: первый в 1797 году, вторая — в 1812-ом. Оба похоронены в склепе под Знаменской церковью.

А детей у них было семеро: Дмитрий, Иван, Николай, Анастасия, Варвара, Евдокия и Надежда. Иван унаследует материнский Овстуг и станет отцом великого русского поэта Фёдора Ивановича. Тютчева.  Николай вступит во владение кацким Знаменским..,

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ НА 10 СТР.)

 

10  СТР.                                                «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                              ЛЕТО  2003 года

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-5

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО НА  9 СТР.)

Четвёртое поколение кацких Тютчевых «возглавлял» НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ ТЮТЧЕВ, годом рождения которого принято считать 1771-ый. В Нижней Кадке ему принадлежали село ЗНАМЕНСКОЕ и деревня МЕЛЕХОВО (МЕЛЕХ0ВКА) с помольной мельницею на реке Кадке да с пустошами: Ершове, Логиыово, Дарино, Погорелка, Алексёевка, Починок, Погрйзье, Прав лов Прудец, ещё Починок, Головково (Головы), Рапщево, Торхово, Чернилово, Черешенки, Краснове, Макарове и Нестерове» В Средней Кадке — сельцо АРИСТОВО с деревнями КОЛОГРИВЦЕВО, МАУРИНО и МАЛОЕ ПОПОВИЧЕВО да с пустотами Большие и Малые Ляпки, Алтово, Родягино, Порытево   и   Плеханове.. .

Деревни КУЗЬМАДЕМЬЯНКА, МУХАНОВО, КУЧИНО и ХОЛЯВА отошли к его сестре АНАСТАСИИ НИКОЛАЕВНЕ ТЮТЧЕВОЙ. Впрочем, в Кацком стане она не жила, выйдя замуж аж за харьковского помещика (между прочим, тамошнего предводителя дворянства) Алексея Филипповича Надоржинского.

Богородское село НОВОБОГОРОДСКОЕ 1 деревнями КУРОВО и КОЖИНО унаследует ИВАН НИКОЛАЕВИЧ ТЮТЧЕВ — тот самый, отец поэта.

Но вернёмся к «самому кацкому» из перечисленных Тютчевых — к Николаю Николаевичу. Жил он все больше в Санкт-Петербурге, служил но гражданскому ведомству коллежским советником; в Питере же и умер 4 января 1832 года и похоронен. А вот жена его Екатерина Алексеевна (девичья фамилия Воронец) почти всю жизнь прожила в Кацком стане, страдая тяжёлым недугом — душевным расстройством, приведшим в конце концов к умопомешательству. Умерла она 13 марта 1866 года, похоронена в Знаменском; надгробие с ее могилы сохранилось до сих пор.

Детей у Николая Николаевича и Екатерины Алексеевны родится семь. Андрей, Алексей, Пелагея, Анастасия, Александра, Николай и Сергей. Знаменское унаследуют последние Николай и Сергей, но, более склонные к столичной питерской жизни, через десяток лет продадут его старшему брату Алексею. Он-то и продолжит кацкую ветвь Тютчевых...

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ  НА  12 СТР.) 

Кадка поэтическая

 

ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ     ГОЛОСОВ ЖИВЁТ И РАБОТАЕТ   В  СЕЛЕ ОРДИНЕ НИЖНЕЙ КАДКИ.   ОН,   БЕЗУСЛОВНО,    ОДИН ИЗ САМЫХ    ЯРКИХ И     САМОБЫТНЫХ   КАЦКИХ    ПОЭТОВ.

 

Одуванчиковый полдень

 

Одуванчиковый полдень –

Вся земля в сиянье света;

Одуванчиком заполнен

Этот день в начале лета.

Приготовились к полёту,

Ждут лишь ветра дуновенья,

Разнесут по белу свету

Новой жизни продолженье.

Так и было, так и будет:

Прорастаешь  семенами,

Повторяешь, продолжаешь

То, что начато не нами.

 

„А я хочу..."

 

«Если сохранится сегодняшнее соотношение темпов роста населения Земли и темпа роста городского населения, то уже где-то к 2020 году почти всё человечество будет жить в городах».

(Из научной статьи 1971 г.)

 

А я хочу всё время видеть ивы

И ласточек стремительный полёт,

И вешние ручьи, извилисты,  бурливы,

Несущие на спинах синий лёд.

И шёпот рек, текущих на равнине,

Проснувшихся от холода росы,

А на берёзах — серебристый иней

У края поднебесной полосы.

Мне не нужны «балконные сады»,

В оранжереях трепетанье роз –

Милее мне пустынные кусты

Которые вот-вот согнёт мороз.

Хочу в зародыше почувствовать начало

Всего земного, что нам дарит жизнь:

Чтоб сердце пело, плакала, кричало

О каждом колосе ещё не сжатой ржи,

О каждой птице, улетевшей в осень,

О дереве, развесившем  листву,

О первом снеге, вновь укрывшем озимь

До  майских   дней,  так   щедрых   на   траву...

 

Облака плывут на   юго-запад

 

Облака  плывут на  юго-запад,

Предвещая ранюю весну.

В марте снег имеет горький запах,

Оттого ночами не усну.

Оттого и видится к рассвету

Даль полей и шумная гроза,

Оттого в изломе зимних веток

Слышу птиц шальные голоса.

Отшумят весёлые капели,

Отцветут орешники в лесу,

С долгим криком птицы пролетели

Лето вновь на крыльях пронесут,

А пока плывут на юго-запад

Облака в синеющей тиши...

Вдруг в июне - - снега тонкий запах

В  потаённом уголке души.

 

ЛЕТО 2003 года                                       «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                                        11   СТР. 

 

ТЮТЧЕВСКАЯ  КАДКА

Строго говоря, Татьяна Александровна Тютчева и не была барыней — не успела. Когда случилась революция 1917 года, ей едва исполнилось 15 лет В кацкое имение своих родителей—-Знаменское— юная Танюша приезжала аккуратно каждое лето; Потому-то и осталась в памяти народной именно барыней.

А Знаменское и по сей день сохранилось Оно в Нижней Кадке— краю большущих холмов, золотоствольных сосен и речных перекатов, заставляющих течь нашу Кадку прямо-таки по-горному. От господ Тютчевых в Знаменском остались и парк, и церковь, и дом, и даже две красавицы-березы перед ним, так  врезавшиеся в память Татьяне Александровне…

 

ВОСПОМИНАНИЕ барыни о Знаменском

Знаменское находится на красивом, возвышенном месте, окруженное старинным запущенным парком. Недалеко от усадьбы протекает река Корожечна с притоком—рекой Кадкой В парке росла длинная аллея из больших лип, в дуплах которых жили дикие пчелы; Во время революции эти липы срубили и, как мама говорила, собрали много меда.

Через реку Кадку был перекинут деревянный мост, который соединял - Знаменское с деревней Мелеховом, которая была расположена на высоком берегу реки. В нескольких верстах находилась и деревня Дуново

В те -далекие старые времена хороших дорог не было, в Особенности в сырую, дождливую погоду. На проезжих дорогах было много оврагов, в которых не просыхала вода и стояли довольно глубокие лужи. Вспоминаю тогдашние обычаи, которые существовали на дорогах. Почти у каждой деревни при въезде на дороге стояли примитивные ворота, но забора у ворот не было. При приближении экипажа к воротам прибегали мальчишки и девчонки примерно до 10-ти лет — они открывали ворота, а за это им должны были бросать баранки, конфеты. Конечно, можно было и объехать эти ворота, но никто никогда этого не делал.

В Знаменское мы, уже на моей памяти, ездили только летом, а зимой до 1906 года жили в Мышкине или Петербурге. За нами всегда в Кашин или в Родионово приезжали на дрогах. На сиденье укладывали сено или солому, чтобы не очень трясло и помягче было сидеть. Дроги делали из дерева, без рессор, на колесах были железные обручи. На экипажах уже тогда не ездили—они у нас поломанные стояли в каретном сарае.

Перед домом была лужайка, а справа от нее был сарай для сена, слева от лужайки — житница, в которой стояли сундуки со старинной одеждой и обувью. Мама каждое "лето эту одежду сушила, а мы, дети, любили в эту одежду и обувь наряжаться. За житницей, в парке, была рига.

Перед лужайкой, за забором, была церковь, рядом дом священника и дьякона, а также двухэтажная сельская школа на три класса. В этой школе учились дети всех прилегающих деревень. В школе была комната, в; которой жила местная учительница.

В 1917 году в нашей округе сожгли все богатые имения, а наше не тронули: во-первых, мы были бедны, а во-вторых — мама была из крестьянской семьи и ее родня была из крепостных. Когда мама приезжала в 1918 году, все вещи были сложены в одну комнату и заперты. Маму встретили хорошо, пришли женщины-крестьянки и сказали ей: «Матушка, бери что тебе надо, мы дадим тебе подводу на станцию!» Принесли ей кур, яиц и всякой всячины. Мама взяла, что ей было надо, а остальное раздала крестьянам. Её любили крестьяне, она очень хорошо к ним относилась.

Что было потом с усадьбой Знаменское, я не знаю. Туда ездил Пигарев (внук поэта Ф. 11. Тютчева — «КЛ»), он взял несколько портретов из Знаменского — кажется, моего отца Тютчева Александра Алексеевича и портрет На-доржинской сестры дедушки моего отца У Пигарева есть кабинетные фото моего отца и мамы — Тютчевой Вассы Евсеевны.

Дом был выстроен в начале XIX века предками моего отца и поэта. Передний фасад имел большую террасу и имел один верхний этаж, а нижний—был глухой подвал, без окон. Задний фасад имел два этажа. Первый этаж был в фундаменте дома, а второй — весь в деревянном срубе

Ставили дом из больших толстых бревен,  сруб был поставлен на кирпичном фундаменте. Общая площадь жилого помещения первого, этажа   была    примерно    84 кв   м., а остальные 114 кв. м. был: подвал.  Общая   площадь второго этажа  составляла  примерно   210 кв.    м.

На  втором этаже    было    семь ; комнат, два коридора и уборная. Дом имел три выхода: парадный; — из столовой на большую-веранду,  и ступеньки с  нее выходили на большой  луг   Перед террасой стояли  две   красавицы-березы. Второй выход был запасной и выходил из коридора второго этажа по ступенькам в парк, а черный вход соединял первый    и второй этажи.  Из   семи   комнат   второго этажа три были спальни,  одна — для гостей, гостиная, зал и столовая   В основном эти комнаты занимали   только   летом...

Мой отец женился 48-ми лет на своей воспитаннице Вассе, 15-ти лет Мама моя была очень красива.

После смерти моего отца в 1906 году, который похоронен был в Знаменском, перед алтарем (а его предки и предки поэта — также в Знаменском, в склепе под церковью), мы переехали в Петербург, к племяннику отца Николаю Николаевичу Тютчеву, который был юристом и имел 4-х комнатную квартиру...

Воспоминания взяты из книги:

 

Чагин    Г. В.   «Родовое    гнездо

Тютчевых в русской культуре и

литературе   XIX   века»,   Москва,

1998   г.,   стр.   48-50.

 

12   СТР.                                               «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                        ЛЕТО 2003 года

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-6

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО НА 10 СТР.)

Глава пятого кацкого поколения Тютчевых АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ТЮТЧЕВ любил ваш край искренней, неподдельной любовью, «Относясь к разряду мелкопоместных дворян, он жил в основном на доходы с недвижимости, без роскоши, но стараясь достойно содержать семейство», — пишет о нем Т. А. Третьякова.

Родился он в сентябре 1807 года, имел чин губернского секретаря, избирался председателем Мышкинской уездной земской Управы (1869 год) и членом Мышкинского уездного училищного Совета. Не зря же в Знаменском школа возникла одна из первых в Кадке — в 1868 году.

Кстати, именно при Алексее Николаевиче Тютчеве, в лето 1861-е, и произойдет отмена крепостного права. На этот момент за ним значились село ЗНАМЕНСКОЕ и деревня МЕЛЕХОВО с пустошами. Половина деревни (бывшего сельца) АРИСТОВО на момент отмены крепостного права принадлежала матери Алексея Николаевича ЕКАТЕРИНЕ АЛЕКСЕЕВНЕ ТЮТЧЕВОЙ (той самой, бо-льной-лядящей); второй же половиной Аристова владела родная сестра Алексея Николаевича АНАСТАСИЯ НИКОЛАЕВНА ТЮТЧЕВА (не путать с Надоржинской!). Документы называют пустоши, принадлежащие Екатерине Алексеевне и тяготеющие к Аристову: Сенино, Саково, Гуляки, Медведеве, Бабайки, Бобыли, Волчки, Мокосеи, Стишино, Зиновки, Тунилово, Петрушино и Быково.

Скончался Алексей Николаевич 26 июня 1874 года, погребен в Знаменском.

В Знаменском родились и все дети Алексея Николаевича и его супруги Анны Иосифовны, урожденной Бобровской А было их восемь: Николай, Пётр, Екатерина, Анна, Александр, Мария старшая, Мария младшая и Елена. В Кацком стане останется Александр...

 

(ПРОДОЛЖЕНИЕ НА 13 СТР.)

ВЕЛИКОЕ ИМЯ — ЗА ВЕЛИКОЕ ДЕЛО

...Есть все основания творить, что Александр Алексеевич Тютчев, возглавлявший в 1881—-1906 годах Мышкинские уездное земское собрание, был один из великих земских провинциальных деятелей. Его личность и его дела достойны самого пристального внимания исследователей; сегодня мы остановимся на одном из моментов его трудов — в области народного здравоохранения. 

ЧЬЁ ИМЯ НОСИТ РОЖДЕСТВЕНСКАЯ БОЛЬНИЦА

Надо заметить, что Мышкинский уезд в то время один из первых в России перешел на стационарное медицинское обслуживание крестьянского населения: его территорию разделили на три врачебных участка, открыли амбулатории и поселили близ них врачей, подбору которых уделили весьма серьезное внимание. Всё это немало способно сказать о деятельности главы уездного земства.

Но Александр Алексеевич Тютчев видел и шел гораздо дальше. Кроме уездной земской больницы, находящейся в самом Мышкине, он полагал необходимым строительство такой же обеспеченной больницы в дальнем западном краю уезда — в Кацком стане. Под его влиянием в бюджете земства определен был капитал — «Фонд на совершенствование медицинской части в уезде».

После эпидемий тифа и оспы, случившихся как раз в кацких пределах, он добивается решительного перелома в настроениях земского собрания Александр Алексеевич акцентировал, что с 1892 года эпидемии в Кадке случаются не в первой и нужно бороться с ними не оборонительно, а наступательно, создав в самом центре Кацкого стана — в селе Рождествене — хорошую больницу.

Строить в бездорожной низменной Кадке, где нет ни леса, ни кирпича, ни камня, ни даже песка — это воспринималось чем-то фантастическим!

Но Александр Алексеевич Тютчев неустанно аргументировал пользу больницы, напоминая об уроках эпидемий. Вот какие строки сохранил «Журнал Мышкинского уездного земского собрания» за 1893 год: «Крестьяне под влиянием страха шли к фельдшерским пунктам и несли своих детей...» Тютчев полагал, что у кацкарей уже есть глубокое осознание великой пользы больницы и, ежели так, небывалой стройке посильно помогут все волости дальней части уезда...

Его  аргументация была понятна и принята — земство решило больницу в Рождествене строить!

В 1902 году на нее уже имелось 7 тысяч рублей Но на местных заводах кирпича прошлолетней выделки оказалось совсем мало— большой двухэтажный дом начинать нечем. Кирпич же 1902 года будет в достатке готов лишь к августу, и, чтобы подвезти его к месту постройки, нужно от кацкарей 1090 подвод! Где их взять в горячую пору? И земцы решают с кирпичом обождать, а усиленно заняться камнем и песком для фундамента.

Документы об этом этапе строительства — это красивые и печальные панорамы надежд к иллюзий, смелого реализма и трудных одолений Сведения о поисках камня, о переговорах с владельцами каменистых участков рек Волги и Корожечны, перечни цен, фамилий, расстояний, сравнительный анализ материальной выгоды и невыгоды — это живое и интереснейшее чтение о тютчевских земских буднях.

Александр Алексеевич Тютчев предстает человеком устремленным, граждански твердым и очень строго хозяйственным, сурово внимательным к общественным и пожертвованным деньгам. Во всех счётах и отчётах копейки и даже гроши неукоснительно фигурируют рядом с сотнями и тысячами рублей И рядом с этими командирскими качествами, ясно читается сильная душевная сдержанность и высокое самообладание старейшего и ответственнейшего человека и руководителя.

А самообладания надо было много, потому что при глубоком знании жизненных реалий Александр Алексеевич, как и все лучшие земцы России, не был чужд определенной идеалистичности веры в народ И ему доводилось переживать немалые разочаро-

 

ЛЕТО 2003 года                                   «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                                             13   СТР.

вания от встречи своих светлых надежд с обыденной действительностью.

Свидетельств об этом немало— так, крестьяне, еще недавно страшно напуганные эпидемией и толпами несшие своих детей (главное богатство!) к врачам и фельдшерам, в дни начала стройки уже не таковы. В них борются два начала: основание надобности больницы и осознание невозможности на стройке заработать После тяжких раздумий они отказываются от мысли бесплатно (на оборотных, возвращаясь с базаров и ярмарок) повозить из Мышкина Кирпича и камня. Отказывались они и от бесплатной возки песку. А соседние волости бесплатно не дали камня со своих рек...

Документы с печальной строгостью свидетельствуют: «Имеется большой перерасход средств, потому что не вышло бесплатной возки материалов. Камень и песок вышли крайне дороги и превысили всякие предположения». Вместо ожидаемых 6-ти рублей за квадратную сажень получилось  45 рублей!

Но лучшие земцы России — это смелые мечтатели, закаленные в трудах и столкновениях иллюзий с жизнью, и несмотря на печальную непростоту такого пути, сохранившие способность на решительные поступки  Мышкинское земство под руководством А. А. Тютчева, строя больницу для дальней стороны уезда, идет на все ожидаемые и неожидаемые труды и траты. Они делают семитысячный" заём в Ярославле, ежегодно вкладывают до трех тысяч своих уездных денег, собирают пожертвования Они замечательно упорны, и в 1904 году, изведя 11563 рубля 43 копейки, завершает основное строительство главного здания больницы.

Однако им для его отделки требуется еще 2610 рублей. И надобно еще  построить кладовую, погреб, дровяник, баню, покойниц-, кую — а на это надо еще 2493 рубля  40 копеек. Что    ж    делать? Пять тысяч возможно занять — рассчитаться   сил   хватит.  А   остальные?

Ко... Но мечтатели тем и сильны, что   при   их  трудовой   неотступности за них начинают говорить уже не слова, а дело. И вот крестьяне, еще недавно отказавшиеся от бесплатного участия, уже идут на это. Богородская волость жертвует 190 рублей 72  копейки, Хоробровский — 744 рубля 15 копеек, Юрьевская—761 рубль 90 копеек.

И дело вознаграждает всех участников: на склоне 1904 года полностью готовы аптека, кухня, коридоры обоих этажей, квартиры персонала.

Земцы решают: усилий не ослаблять, все делать достойно. Штукатурить — в теплое время года, печи исполнить изразцовые, плотницкие работы зимой не вести, а отложить «на раннюю весну 1905 года». Как звучит — «ранняя весна 1905 года»! Пахнуло деревней,  солнечным мартом, первым   теплом,...

Тяжелая стройка близится к концу, и летом 1905 года, израсходовав еще 3469 рублей, строители с удовлетворением сообщают что все готово. Помещения нуждаются лишь в просушке.

Больница принята с высокой оценкой...

Но главное, большим и неоспоримо добрым делом земцы преодолели равнодушие и негативизм отношения крестьянской массы и пробудили ее к активному самостоятельному обустройству своей жизни. Первая заслуга в этом принадлежала руководителю Мышкинского уездного дела—кацкарю Александру Алексеевичу Тютчеву Все это ясно осознавали. А земляки—в первую очередь.

Именно они обратились в уезд разрешить в знак вечной благодарной памяти часть стационара Рождественской больницы сделать совершенно бесплатным и присвоить ему имя Александра Алексеевича Тютчева. Просьба была удовлетворена, и вот была в России больница, стационар которой носил имя Тютчева.

Великое имя — за великое дело.

Владимир   Александрович ГРЕЧУХИН,

член-корреспондент Петровской Академии Наук.   г    Мышкин.

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-7

(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО НА 12.   СТР.)

Любовь к отчему краю невозможно объяснить,  как   невозможно объяснить, почему шестой из кацких      Тютчевых       АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ ТЮТЧЕВ   оставил и Питер, и неплохую карьеру, вернувшись  в Знаменское   и  служа малой Родине до последних дней своих.

Но обо всем по порядку. Родился он 14 марта 1845 года в Знаменском. Однако родители, имея дом в Санкт-Петербурге, там его и выучили. Закончив 3-ю гимназию, получил титул действительного статского советника. Служил младшим помощником надзирателя акцизного сбора, затем старшим помощником, затем... подал в отставку в 1872 году и вернулся в Кацкий стан!

Вся жизнь его была в движении: он становится почетным мировым судьей, членом Мышкинского уездного по крестьянским делам присутствия, председателем Мышкинской уездной земской Управы (более 20-ти лет!). Помимо медалей имел четыре ордена: Святого Станислава I и II степеней и Святого Владимира III и IV степеней.

Женился поздно, в 46 лет, " на молоденькой, 16-ти лет, Вассе (Асе) Евсеевне Малининой, о происхождении которой до сих пор бытует много легенд — толи крестьянка (!), толи все-таки дворянка. Детей у них было четверо: Екатерина, Александр, Татьяна и Николай.

Но вот здоровьем Александр Алексеевич Тютчев был отнюдь не силен. Умер от «инфаркта легких» 6 января 1906 года. Похоронен, конечно же, в Знаменском.

И вновь процитируем Т. А. Третьякову: «Знаменское для Александра Алексеевича — и колыбель, и юдоль, и последний приют, и радость, и печаль, и страдания, и любовь—глубокая., искренняя, всепоглощающая...»

 

(ОКОНЧАНИЕ НА   15  СТР.)

14   СТР.                                                               «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                           ЛЕТО 2003 года

 

ТЮТЧЕВЫ И ЗНАМЕНСКОЕ 

Не раз добрыми словами мы будем вспоминать Александра Константиновича Салтыкова — покойного ныне Мышкинского краеведа, оставившего нам... память. Вернее, только крупицы — драгоценнейшие крупицы памяти о прошлом, из которых, как в ясный полдень, становятся осязаемее и понятнее для нас жизнь и поступки предков.

Слава Богу, и о Тютчевых Александр Константинович в свое время написал! Публикуем его воспоминания с одним-единственным исправлением: усадьба Знаменское, конечно же, расположена на реке Кадке, а не на Корожечне, как указал он. Ошибка для неместного человека простительная, тем более и Корожечна от Знаменского недалече.

 

«...И жизнъ и слёзы, и ЛЮБОВЬ...»

На высоком берегу Кадки, где река делает угол, расположено село Знаменское — родовое имение помещика Александра Алексеевича Тютчева, родственника известного русского поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

Двухэтажный дом с большим балконом в сторону Кадки стоял на высоком холме Перед ним был разбит большой цветник. Направо — белокаменная церковь, налево — начальная школа, позади сад и большой парк. За изгибом Кадки была видна водяная мельница, а дальше на другом берегу шли крестьянские поля, деревни, березовые рощи, а на горизонте темнел еловый лес,

Почти все время барин Тютчев проводил в своей усадьбе, изредка уезжал на короткое время в Петербург или Москву Управление домом было представлено очень миловидной, еще молодой подвижной женщине Фаине Ивановне, которая со всеми делами справлялась очень легко.. Александр Алексеевич был в то время уже довольно солидных лет, не женат. Все окружающие его замечали, что барин симпатизирует молодой по сравнению с ним, красивой, всегда спокойно настроенной экономке

У Фаины Ивановны была девочка Ася (Васса); очень    развитая не по возрасту, она во всем напоминала свою маму. Ходили среди  местного   дворянства     слухи, что Ася — дочь Александра Алексеевича Тютчева.  А Тютчев, заметя смышлённость девочки, решил дать ей соответствующее образование, чтобы потом она была в доме горничной, знакомой с порядками дворянского     общества. Были приглашены учителя    для обучения Аси   общеобразовательным предметам, пению, музыке и танцам  Ученица оказалась очень способной.

В местной начальной школе в то время работал учитель по фамилии Соколов, которого все называли «семинаристом», так как он после окончания семинарии в Ярославле не захотел быть священником, а решил работать Сельским учителем. Говорили о нем как о хорошем, передовом народном учителе Молодые сельские учительницы очень им интересовались, но он симпатизировал экономке Тютчева Фаине Ивановне. У них как-то сложились одинаковые взгляды на жизнь и окружающее их общество, потянулись друг к другу души.

А дочь Фаины Ивановны к этому времени подросла   Это была красивая жизнерадостная девушка — приветливая, с ясным взглядом на все окружающее.

Александр Алексеевич Тютчев в 80-е годы XIX века был избран предводителем дворянства в своем уездном городе Мышкине. Он переехал туда и взял с собой Асю, а имение в Знаменском вели управляющий и Фаина Ивановна. Ася считалась в это время в доме Тютчева как горничная и воспитанница.

...Мне рассказывали, что когда в одно время приехал по своим делам в Мышкин губернатор, то Тютчев устроил бал, на котором Ася произвела на всех большое впечатление. Она была в черном бархатном платье с отделкой белого меха. Ее внешность и умение держать себя в дворянском обществе, по воспоминаниям очевидцев, напоминали Анну Каренину до ее замужества в одноименном романе Льва Толстого. Молодежь была от нее в восторге. Многие решили сделать ей предложение, но родители на это отвечали им очень странным и обидным сообщением: «На ней собирается жениться сам Тютчев», Чтобы познакомить Асю с жизнью своего круга, он возил ее два раза в Париж.

Фаина Ивановна и Ася очень тяжело переживали предложение барина, но отказать не решились. Состоялась свадьба. Фаина Ивановна от переживания тяжело заболела, еле поправилась, А Асю с этого времени все стали называть Вассой Евсеевкой Тютчевой. Она старалась держать себя достойно среди дворянского общества, не показывала виду, что несчастлива со старым барином, стремилась быть спокойном,

А потом у Тютчевых родилась дочь Катя Родители много внимания уделяли ее воспитанию. С ранних детских лет к ней были приставлены учителя, которые готовили ее для поступления в Смольный институт, куда принимали только представителей знатного дворянства.. Катя росла избалованной девочкой, но была очень смелой,  проворной,    смышленой.

Знаменский же учитель Соколов тем временем часто критически высказывался о многих отрицательных сторонах дворянства и духовенства Не раз его арестовывал и отвозил в уездный арестный дом в Мышкин на исправление земской начальник.

Моя хорошая знакомая Воронина Александра Кузьмовна, жившая рядом с арестным домом, рассказывала, что Васса Евсеевна каждый день приносила Соколову обед. Она знала, что Соколов, или, как его называли, «семинарист» — верный друг ее матери, но вот пожениться они не могли, хотя и очень любили друг друга. Наверное, все это зависело от Тютчева.

Бог знает почему, но решили они покончить жизнь самоубийством. Договорились в парке из пистолета застрелить сначала Фа-

 

ЛЕТО 2003 года                                     «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                                           15   СТР.

 

ТЮТЧЕВЫ И ЗНАМЕНСКОЕ 

ину Ивановну, а потом и себя. Раздался выстрел. Фаина Ивановна была убита насмерть, а у Соколова затряслись руки, пропала прежняя смелость. Он никак не мог выстрелить в себя, не смог выполнить договоренность со своей верной подругой. Приехал земский суд. Соколов во всем раскаялся, себя не оправдывал. Судья приговорил его к заточению в какой-то дальний монастырь Больше о нем никаких вестей не было.

Жители Знаменского и окружающих деревень очень любили    и     уважали экономку Тютчева и  «семинариста», потом часто    о   них вспоминали.  В  особенности     это было тяжелым ударом для Вассы Евсеевны  Она. любила свою мать и уважала, во всем ей сочувствовала,   питала   большое   уважение и к ее другу «семинаристу».

Катя Тютчева тем временем была определена в Смольный институт в Санкт-Петербурге. Занятия ее проходили успешно. Но вот с ней произошел такой случай, который грозил   исключением     из Смольного В актовом зале института был бал, на котором присутствовали  знатные   особы.  Воспитанница  Тютчева с балкона актового зала бросила вниз разорванную на части бумагу, и эти бумажные обрывки как раз попали на голову важно проходившей со знатными особами по залу начальницы.                   Поднялся шум, на время бал прекратился. Нашли виновницу такого недозволенного в институте поведения и грозили исключением Катя оправдывалась. Она Говорила, что не имела никакого намерения кого-то оскорбить, а просто разорвала бумажку и смотрела, как будут падать ее клочки. Ее вызывали к начальнице еще два раза, сообщили об этом поступке родителям Лишь во время третьего вызова девочке сообщили, что только из-за уважения к родственнику, известному поэту Тютчеву Федору Ивановичу, ее оставляют в институте.

А родители Кати по-прежнему жили в Мышкине. Вассу Евсеевну Тютчеву в Мышкине и Знаменском уважали за простое отношение к людям. Поговаривали о ее дружеских отношениях с земским начальником Сергеем Николаевичем Ушаковым, но до измены мужу дело, однако, не доходило.

Успешно она выступала в концертах и спектаклях, которые проходили в дворянском клубе в здании земской Управы. А когда партнером по роли у Вассы Евееевны Тютчевой был Сергей Николаевич Ушаков, то они играли особенно хорошо.

В 1906-ом году Александр Алексеевич Тютчев скончался. Предводителем дворянства был избран Томановский Николай Дмитриевич... Васса Евсеевна после смерти мужа жила в Знаменском, но часто заезжала в гости к Томановским в Мышкин. Изредка навещала своих родственников по мужу в Москве и Петербурге. Замужняя уж дочь жила со своим мужем далеко, на Кавказе. О ней, о ее жизни там от своих знакомых я ничего не слыхал.

После Октябрьской революции имение Знаменское стало достоянием народа. Васса Евсеевна Тютчева прожила в нем недолго, отправилась к родным своего мужа в Москву и Ленинград Там она прожила -до 1920-го года. А. К. Воронина в 1960-х годах рассказывала о судьбе Вассы Евсеевны следующее.

Летом   1920-го года  ее   квартирант, заведующий    Мышкинской районной больницей, врач Андрей Иванович Горюнов сообщил, что в больницу накануне пришла одна женщина, которой было уже много за шестьдесят. Видно было, что она испытала все трудности далекого пути в то тяжелое время   и очень  ослабла.   Она просила  дежурного врача разрешить лечь в больницу на излечение.   Он    дал согласие   Больная и  измученная женщина была очень благодарна и успокоилась.    А    вечером    она рассказала сиделкам и дежурным сестрам, что она жена бывшего в Мышкине предводителя дворянства    Тютчева.

На другой день утром, когда врачи делали обход больных, набили пришедшую женщину уже умершей. В тот же день свезли ее на городское кладбище и похоронили, как безродную... Так закончился жизненный путь Вассы Евсеевы Тютчевой.  

*             *             *

Очерк А. К. Салтыкова (авторское название «Из жизни Тютчевых) взят из книги:

«Мышкинские страницы Выпуск 2», Ярославль, 1991 г., стр. 56-60. 

 

ПОКОН ТЮТЧЕВЫХ И КАЦКИЙ СТАН-8

(ОКОНЧАНИЕ НАЧАЛО НА 13 СТР.,)''

После смерти Александра Алексеевича Тютчева его жена Васса Евсеевна и дети использовали Знаменское как дачу, приезжая в него из Санкт-Петербурга или Мышкина только в летнее время. Так продолжалось с 1906 по 1918 год.                                              

В 1918 году Знаменское национализировали В «Списках лиц буржуазного класса и вообще всех состоящих ко той или иной причине на черной доске по Климатинской волости» о Тютчевых записали так:

«Тютчева Васса Евсеевна, 43-Х лет, бывшая помещица, и ее дети Александр 19-ти лёт, Татьяна 15-ти лет и Николай 12-ти лет— проживают в Новгороде».

Жить Вассе Евееевне останется недолго: если верить Свидетельству А. К. Салтыкова, через два Года она, никем не узнанная, закончит свои дни в Мышкине

Ничего пока неизвестно о судьбах ее детей ЕКАТЕРИНЫ и НИКОЛАЯ. ТАТЬЯНА оставалась бездетной и умерла в 1990-х годах под Москвой.

Подробнее «Кацкой летописи» известно лишь о потомстве старшего из Тютчевых АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА ТЮТЧЕВА. Родился он в Знаменском 18 февраля 1900 года, умер в 1941 году. Его сын ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ ТЮТЧЕВ родился 20 июля 1937 года, стал кадровым военным, морским офицером. Он, слава Богу, здравствует и сейчас, живет в Москве, будучи капитаном I ранга в отставке. Покон кацких Тютчевых продолжает его сын КОНСТАНТИН ИГОРЕВИЧ ТЮТЧЕВ.

Хочется верить, что со временем кацкие Тютчевы и Кацкая земля воссоединятся. Ведь жизнь продолжается, и былые раны обязательно затянутся!..

 

ИСТОЧНИКИ: 1   Чагин Г.  В. «Родовое гнездо Тютчевых в русской культуре    и литературе   XIX   века»,   Москва, 1998   г.

2. Третьякова Т. А «Мышкинские дворяне Тютчевы», Ярославль 2003 год.

 

16  СТР.                                                «КАЦКАЯ   ЛЕТОПИСЬ»                               ЛЕТО  2003 года

 

УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ

НОВОСТИ КЛУБА «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» 

ВИЗИТЫ

Свершилось! Губернатор Ярославской области А И. Лисицын, три года назад профинансировавший покупку здания для Музея кацкарей, посетил-таки в сопровождении главы Мышкинского округа И. А. Герасимова Мартыново.

Высокие гости осмотрели экспозицию музея, попробовали угощение из русской печки и обещали свою дальнейшую поддержку начинаниям Клуба «КЛ».

Кроме Музея кацкарей на Кацкой земле губернатор с главою округа посетил льнозавод в посёлке Мерга.

 НА  РОДИНЕ  ПОЭТА

Среди прочих мышкинцев в Брянск и Овстуг, родину поэта Ф. И. Тютчева, на научно-практическую конференцию «Тютчеведение в начале III тысячелетия» получил приглашение и С. Н. Темняткин

Оба прозвучавшие там Мышкинские доклада имели кацкую тематику: С. Н. Темняткин рассказывал о Знаменском, а председатель Совета Мышкинского народного музея В А. Гречухин—о вкладе в строительство Рождественской больницы внучатого племянника поэта А. А. Тютчева.

О КАЦКОМ ЮБИЛЕЕ В ЯРОСЛАВЛЕ

На прошедших 26 мая сего года в Ярославле V областных Библиотечных чтениях много добрых слов звучало в адрес мартыновских библиотекарей: Лидии Ивановны Чураковой (нынешнего) и Нины Николаевны Виноградовой (прежнего) Поводов предостаточно: и интересная социально-значимая работа женщин, и 50-летие библиотеки (она была открыта 1 июля 1953 года). Замечательна и стабильность кадров: за полувек всего второй библиотекарь!.

О  КАЦКИХ ЧТЕНИЯХ —   УЧАСТНИК

13 февраля 2003 года участников краеведческого кружка нашей Климатинской школы пригласили на традиционные Кацкие чтения в деревню Мартыново Кацкого стана Название чтений (как и местности) происходит от названия реки Кадки; в этом году они проводились уже восьмой раз.

Главной целью этих чтений является патриотическое воспитание на примере истории своей малой Родины Вел нынешние VIII Кацкие чтения С. Н. Темняткин,

День был разделен на три части: научные доклады, отчеты о краеведческой работе на местах и обсуждение предстоящих Тютчевских чтений, которые будут посвящены 200-летию поэта Ф. И. Тютчева и соберутся 16—17 августа сего года в Мышкине и кацком Знаменском.

С докладами выступили ученики Мартыновской, Рождественской, Богородской, Ординской школ; учитель из Ордина Павел Николаевич Голосов читал великолепные стихи о Кадке и кацкарях...

Нашу Климатинскую школу представляли В. А, Романюк (замдиректора по воспитательной работе, он вел видеосъемку), Т. Н. Голова (руководитель школьного краеведческого музея) и ребята. Яна Столбова, участница X Ярославской краеведческой конференции, читала доклад «История Климатинской школы»; Марина Комарова рассказала о краеведческой экспедиции в село Знаменское — на родину предков поэта Ф. И. Тютчева.

В VIII Кацких чтениях приняли участие председатель Совета Мышкинского народного музея В. А. Гречухин, научный сотрудник Угличского архива Т. А Третьякова, заведующая секцией по краеведению администрации Угличского района О А. Городецкая. Были представители Мышкинской, угличской, ярославской прессы, а также известный книгоиздатель из Ярославля Александр Рутман.

Валерий   Александрович РОМАНЮК.   с   Климатино Угличского р-на. 

 

"ТЮТЧЕВСКАЯ КАДКА"

специальный выпуск журнала краеведов Кацкого  стана (волости  Кадки)

„КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ"

№   3   (124) лето 2003 года

Редактор С. Н. ТЕМНЯТКИН

Секретарь Н. В. РУМЯНЦЕВ

Рисунки Н. А. ГРАЧЕВА

*                   *                   *

АДРЕС  РЕДАКЦИИ:   152846

д.  Мартыново   Мышкинского

района

Ярославской   области ТЕЛЕФОН В  МАРТЫНОВЕ:

3-27-20   (администрация)

*             *             *

horizontal rule

Реклама :

horizontal rule

Журнал является преемником газеты «Кацкая летопись», выходившей в 1992 — 2002 годах.

ИЗДАТЕЛЬ

некоммерческая организация

КЛУБ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

*                            *                           *

«КЛ» ждет помощи!

Наши банковские реквизиты: ИНН   7619002912 КПП   761901001 расчётный   счёт 40703810077150110020 в   Угличском   ОСБ   РФ №   2532/ 056, корр.    счёт 30101810500000000670

БИК    047888670 КЛУБ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

*              *              *

О    «Кацкая   летопись».

Перепечатка — обязательно    со ссылкой  на  «КЛ».

*             *             *

Журнал отпечатан в муниципальном предприятии «Мышкинская типография» — г. Мышкин Ярославской области, ул. Ленина, д. 11, телефон 2-34-35.

Тираж—650   экз.   Заказ—1849.

Сам поэт Федор Иванович Тютчев родился в селе Овстуг Брянского уезда - в родовой вотчине бабушки Пелагеи Денисовны, доставшейся Тютчевым в 1762 году в качестве приданого юной Пеи.

Но был ли он в Кадке? Скорее, да. И, вероятно, дважды.

Известно, что именно в Знаменском, у родственников, переживала семья поэта наполеоновское нашествие 1812 года. Причем так случилось, что как раз в декабре 1812 года умерла жившая в Кацком стане Пелагея Денисовна, и семье поэта пришлось задержаться у нас на похороны и сороковины, которые выпали уже на 1813 год.

Кстати, сам поэт позже вспоминал, что во время эвакуации на Ярославщине умер "в пеленах" его младший брат Василий - стало быть, в Знаменском похоронен родной брат поэта!

Второй раз поэт был в Знаменском, как считают некоторые исследователи, уже в зрелом возрасте, вернувшись из-за границы (он служил дипломатом).

А впрочем, сегодняшний специальный выпуск "КЛ" совсем не о поэте и не о связях его с кацкими местами. Для нас гораздо интереснее наша, кацкая, ветвь этой замечательной семьи. В год юбилея великого поэта было бы грешно о ней не вспомнить...

Пелагея Денисовна   ТЮТЧЕВА

(1739 - 1812)

Дом Тютчевых в Знаменском, в котором в 1812 году умерла П.Д. Тютчева.

 

ТЮТЧЕВСКАЯ КАДКА

На карте обозначены селения, в разное время принадлежавшие семье Тютчевых. (Месторасположение сельца Павловского «КЛ» неизвестно.)

 

Реклама :

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                       Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                          Переход на любой номер газеты с главной страницы

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru