Кацкая летопись № 53-54

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

 

Авдеево, Овдеево, а ещё Авдиево, Овдиево—этот выпуск «КЛ» о нем

 

Газета  краеведов  волости Кадка                 КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ     № 15-16 (53-54) Сентябрь 1996 года

1 августа

В мелиорационный колодец, что в поле Поповка возле деревни Мартынова, упала телка из домашнего стада. Слава Богу, вовремя подоспевшие мужики успели зарезать животное, а то бы годовые заботы хозяев пропали даром.

А колодец так и стоит, что с ним будет! Крышка, которую когда-то сделали мелиораторы, давно сгнила, а сделать новую обществу крестьян деревни Мартынова, знать, «не подсилу». Прошлым летом, помнится, туда упал ягненок, нынче — телка; когда же люди-то валится начнут! 

4 августа.

91 год исполнился Наталье Ивановне Каретниковой — старейшей жительнице деревни Дьяконовки. Народ, помня о том, какой работящей да расторопной она была всю свою жизнь, говорит про нее: «У ней два сердца!» А мы очень надеемся, что эти два сердца помогут Наталье Ивановне еще долгие-долгие годы оставаться в бодрости и здравии. С днем рождения Вас! 

8 Августа,

Нашу спокойную размеренную жизнь нет-нет да и растрясет какой-нибудь заблудший коррес-

пондент. На этот раз побывал сотрудник столичного журнала «Сельская новь» Николай Викторович Попков. Беседовал с работниками «КЛ», библиотеки, Дома культуры, администрации, а написать обещал о бывшем киномеханике Викторе Васильевиче Мелёшкине. Ждем, почитаем! 

19 августа

В Дьяконовке любят гостей и каждый год, как только наступит август, через общих знакомых наказывают работникам Мартыновского Дома культуры: «Приезжайте, ждем вас! Мы уж и наряды из сундуков повытаскивали!»

Ну что ж, если наряды из сундуков повытаскивали, надо ехать. А там уже все готово: и лавки расставлены, и сами в сборе, и угощеньице приготовлено.

А развлекали нынче дьяконовцев А. Б. Дорофеева, Н. И. Петухов, Н. В. Румянцев, А. Е. Карасева, А. В. Ушатова, С. Н. Розов и Е. А. Великолепова. 

28 августа

Ой, не будем-не будем описывать праздник «Успенье 96»! Он каждый год бывает, так что нам теперь: каждый раз одно и то же мероприятие описывать!? Лучше-ка, знаете что, приходите сами на будущий год в ДК— на «Успенье-97»! 

30 Августа

Не побегали мальчишки да девчонки за Павлом Георгиевским и Натальей Щениковой, не покричали вслед: «Тили-тили тесто, жених да невеста!» — свадьба-то у них в Рыбинске была. Но мы от души поздравляем наших земляков, желаем им всего самого наилучшего и — нас-то не забывайте навещать!

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Что-то рассеянной стала «Кацкая летопись»! Вот и в прошлом выпуске, отмечая августовских юбиляров, совсем позабыла о НАДЕЖДЕ ПАВЛОВНЕ БУБНОВОЙ из Юрьевского и АЛЕКСАНДРЕ ВАСИЛЬЕВНЕ РУБАНОВОЙ из Мартынова. Милые женщины, мы вас любим и надеемся, что это, пусть и запоздалое поздравление доставит вам радость.

А теперь поговорим о тех, кто справит юбилеи в октябре. Шлем привет во Владышино ТАИСЬЕ СЕРГЕЕВНЕ ДОРОФЕЕВОЙ, в Юрьевское ГАЛИНЕ МИХАЙЛОВНЕ ГАЛУНОВОЙ, в Мартыново ПАВЛЕ ВАСИЛЬЕВНЕ ГОДИНОЙ, МАРИИ ФЁДОРОВНЕ ГЕОРГИЕВСКОЙ и НАТАЛЬЕ СЕРГЕЕВНЕ ТАРАСОВОЙ; в Чернево ВАЛЕРЕ МОРОШКИНУ.

Будьте счастливы, оставайтесь с «КЛ»!

Сокровища Юрьевской бригады

В Юрьевском две фермы, и, чтобы не путать их одну называют Старой другую Новой Помещения каменные, добротные, еще послужат колхозу «Верный путь» долгие годы

Правда, забот о себе требуют постоянных: на Новой ферме, например, и полы пора заменить, и потолок зияет черными дырами. Однако, свежий тес, аккуратно сложенный вдоль стены, обещает, что этой осенью ремонт будет точно.

На обеих фермах пять групп: по 31 корове в каждой — вот и считайте каково в Юрьевском стадо. Но главное сокровище Юрьевской бригады, безусловно, сами доярки Колхозный зоотехник ими не нахвалится: и заботливые, и работящие.

А в Юрьевском родилась одна Валентина Федоровна Струк. Еще четырнадцатилетней девочке, сказала ей мать: «Учить мне тебя, дочка, не на что. Иди в доярки». Болело, конечно, родительское сердце, да что поделаешь — нелегки были послевоенные годы.

— Я-то еще что, — вспоминает Валентина Федоровна, — а вот у моей мамы детство было и тяжелее, и голоднее. И одеть-то было нечего. «Бабушка ваша стирает, — рассказывала она нам, — а мы на полатях да на печи дожидаемся, когда одеванье высохнет — другого ведь не было!»

Валентина Федоровна на ферме без малого сорок лет, но ни бодрости своей, ни расторопности ничуть не убавила. Когда-то получила орден Трудового Красного Знамени и до сих пор в числе передовиков.

Галина Ивановна Румянцева славится не только работой, но и домашним хозяйством: у нее и гуси, и диковинные у нас мускусные утки, и редкие огородные растения, такие как топинамбур. Росла она в Игнатове, вышла замуж в Дьяконовку, а потом переехала в людное Юрьевское, где нашла ее давно заслуженная медаль «За преобразование Нечерноземья».

Одиннадцать лет ей было, когда лишилась матери. Тут уж волей-неволей приходилось зарабатывать на хлеб самой: и телят ухаживала, и лошадей, а с четырнадцати лет на ферме.

Ираида Ивановна Шалаева   родилась   в   Черневе   в   семье   до ярки,  поэтому    о    выборе  профессии   не   приходилось     долго думать:     едва     окончила     семь классов,  сменила  на  ферме  маму   Когда  переехала с мужем в Юрьевское    работала    на    почте, в   полеводстве,  на  конюшне,  телятнике, и вот    снова на ферме.

Надежда Павловна  Бубнова  по специальности   продавец.     Жила  в Бокове, заведовала магазином в Алферове. А как увез ее суженый в Дьяконовку, ходила торговать в Мартыново — там был тогда маленький, тесный ларечек. Уж уговаривала ее Каблукова, тогдашний председатель колхоза, уговаривала пойти в телятницы и уговорила таки! Последний десяток лет, после переезда в Юрьевское, Надежда Павловна — доярка.

А вот Татьяна Николаевна Якунчикова покинула шумное и беспокойное Рождествено. Здесь нашла дом и работу. Стаж у нее пока самый маленький из всех коллег, но старанием своим и сноровкой, она ничуть не уступает своим подругам.

Вот такие в Юрьевском доярки, которые, кстати, сокровищами себя вовсе не ощущают.

— Раньше с нас больше спрашивали, — рассуждают они. —

Помним, по четвергам был санитарный день, уж как мы дравили везде! Строже было, зато и почет был, и начальство нас навещало каждую неделю. А теперь не знаем для чего и работаем...

У каждой из них большое личное подворье — кроме прочего скота по одной, по две коровы А иначе нельзя — жить-то на что-то надо. Вот и приходится крутиться как белка в колесе: и на работе успей, и после работы — ни выходных тебе, ни отпусков. Впрочем, отпуском доярки зовут теперешнее осеннее время, когда доят два раза в день, и, значит, больше внимания уделяют дому.

Тяжелая, в общем, у доярок жизнь. А у хороших и еще хуже: подводит их жалость к животным и привычка к труду. Но она-то и выручит их в наше неспокойное бесхозяйственное время.

С. ТЕМНЯТКИН. с. Юрьевское.

  

АВДЕЕВО (ОВДЕЕВО] — деревня на высоком левом берегу реки Кадки бывшего Хоробровского сельского общества бывшей Хоробровской волости, ныне Мартыновской сельской территории.

Жители Авдеева издревле относили себя к Хоробровскому приходу; деревенские престольные праздники: Серафимов день (15 января), Иванов день (11 сентября) и Времянная (10 ноября].

В документах впервые упоминается под 1575 годом как вотчина Московского Новодевичьего монастыря — тогда это было крупнейшее кацкое поселение.

В  1764  году  Авдеево перешло государству.  Таким оно оставалось до 1861 года — до отмены крепостного права.

С установлением советской власти деревня попала в НиколоТопорский сельсовет, а после его укрупнения в 1955 году — в Мартыновский. Здешний колхоз, который носил имя Сталина, был ликвидирован в 1940 году; деревня вошла в колхоз имени Кирова, а с 1950 года —«Верный путь».

В советскую же эпоху начался упадок деревни, особенно заметный в послевоенное время. В 1973 году из деревни уехали последние жители, а в 1989 году она была снесена с лица земли.

НА СНИМКЕ: сейчас на этом высоком берегу Кадки колхозное поле. Уцелели лишь несколько вётел на самом склоне, да все ТАК же по синему небу бегут скорые облака. Они-то знают, они-то помнят, что здесь совсем еще недавно располагалась деревня Авдеево...

 

2 стр.___                                               «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                № 15-16 (53-54), сентябрь 1996 года

 

КАЦКАЯ КНИГА ПАМЯТИ

Авдеевцы-учаетники  Великой Отечественной войны

РККА  —   Рабоче-Крестьянская Красная Армия

1. БЕЛОВ ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

Родился

Призван в РККА 25 августа 1941 года. Красноармеец. Пропал без вести 27  декабря  1941  года у  д.  Береговая.

2. БЕЛОВ СЕМЁН  АНДРЕЕВИЧ

Родился

Призван в РККА 20 июня (так в документе — «КЛ») 1941 года. Пропал без вести «00.00.00» — это значит неизвестно где и неизвестно когда.

В «Книге Памяти» его отчество указано неправильно — «Алексеевич».

3.   ВИНОГРАДОВ ВАСИЛИЙ  ВЛАДИМИРОВИЧ

Родился

Призван в РККА 28 октября 1940 года. Вернулся в Авдеево, переехал в Углич, там и умер.

4.     ВИНОГРАДОВ НИКОЛАЙ МАКСИМОВИЧ

Родился 2, 05. 1917 г.

Призван в РККА 20 июля 1941 года. Вернулся в Авдеево, переехал в  Юрьевское. Умер 24 августа   1975   года,   похоронен   на Хоробровском   кладбище.

5.   КУДРЯВЦЕВ АЛЕКСАНДР    КОНСТАНТИНОВИЧ

Родился

Призван в РККА в 1942 году. Красноармеец. Погиб 3 мая 1943 года в г. Колпино Ленинградской области.

6.  КУДРЯВЦЕВ ФЁДОР  ИВАНОВИЧ

Родился

Призван в РККА 17 марта 1942 года. Красноармеец. Пропал без вести в июне 1943 года.

7.   ЛЮБИМОВ МИХАИЛ  АЛЕКСЕЕВИЧ

Родился

Призван в РККА 30 декабря 1941 года. Погиб 10 января 1943 года у хутора Вертячки Сталинградской области.

8.   СМИРНОВ ИВАН ПАВЛОВИЧ

Родился

Призван в РККА 14 июня (так в документе — «КЛ») 1941 года. Красноармеец. Пропал без вести в октябре 1941 года.

9. СМИРНОВ ПАВЕЛ  МИХАЙЛОВИЧ

Родился

Призван в РККА в ноябре 1941 года. Красноармеец. В «Книге Памяти» написано: «Умер 3 января 1942 года. Похоронен на Серафимовском кладбище». Но это не так: Павла Михайловича сильно контузило, завалив землёй так, что одна голова чуть виднелась. Спас его Рябинин из Алфёрова.

Вернулся в Авдеево, переехал на станцию Волга Некоузского района, там и умер недавно.

10.   СТЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВИЧ Родился  11. 03.  1898 г. Призван в      РККА 8    октября 1942 года. Вернулся в Авдеево. Умер 29 сентября 1959 года, похоронен на Хоробровском кладбище.

 

КАДКА    В    СРЕДНИЕ    ВЕКА

   Авдеева прекрасное начало

Когда была основана деревня Авдеево! Кто его знает... Давно. Очень давно, а точная дата, конечно, неизвестна.

Но благодаря немногим сохранившимся документам средневековой России можно смело утверждать, что в начале XVI века Авдеево уже существовало, а к XVII столетию превратилось в одно из самых крупных поселений на реке Кадке.

Но не будем ходить вокруг да около. Документики сюда, документики!

1575  г.

Итак, письменная история деревни Авдеева начинается в 1575 году, когда московский дьяк Иван Собакин упомянул её в числе владений Новодевичьего монастыря.

Виной всему последняя кацкая княгиня Ульяна. Она, как известно, приходилась женой угличскому князю Юрию и невесткой самому царю Ивану Грозному; в селе Хороброве стоял её дворец.

Конечно же, в Хороброве княгиня Ульяна редко бывала, жила всё больше в Угличе или даже в Москве, но доход с волости Кадки, в том числе и с авдеевских крестьян, получала стабильный.

Её можно назвать богатой, но счастливой — вряд ли. В 1563 году с пышностью похоронили её мужа, а много раньше, во младенчестве, умер их единственный ребёнок. Осталась кацкая княгиня одна одинёшенька, что в лихое XVI столетие было весьма опасно. Боялась прежде всего своего же деверя — царя Ивана Грозного, который видел во всех соперников, изменников, заговорщиков — даже в безобидной невестке.

Княгиня Ульяна поступила мудро: постриглась в Московский Новодевичий монастырь, приняв новое имя — Александра. Любимое сердцу Хороброво с 13-ю окружающими деревнями, а среди них и Авдеевым, передала обители — вот в связи с чем сделал записи дьяк Иван Собакин.

Оставшуюся, несоизмеримо большую часть Кадки отдала царю батюшке, который не мед. ля преобразовал её в подвластный Кацкий стан. Но ничто не спасло вдовую княгиню: в конце концов её безжизненное тело выловили в реке Шексне.

Деревня Авдеево пережила свою владетельницу ровно на 400 лет. 

1595 г.

В 1595-97 годах владения Московского Новодевичьего монастыря описал специально присланный князь Дмитрий Бельский «со товарищи». Вот его строки об Авдееве:

Деревня Овдеево на речке на Кадке: пашни паханной средней земли 75 четей, а в дву по тому ж; сена 40 копён.

Четь, а по-другому четверть— старинная мера площади, равная половине десятины, а десятина— это 1,09 га. Трёхполье — оно и в XVI веке было трёхпольем: первый холм засевали озимыми, другой яровыми, третий оставляли под пар. В писцовых книгах записывали размеры только одного из холмов, а про остальные добавляли «а в дву по тому ж»

—   умножай,  мол,  сам  на      три. Следовательно, пашенные угодья Овдеева в  1595 году составляли 225 четей, или 112,5 десятин, или 112,625   гектаров.

Копны бывали разные:   мерная

—   15  пудов,      волоковая —  10. малая        волоковая —  5   пудов. Предполагают,   что   за       основу писцы брали малую волоковую— следовательно,   овдеевские  крестьяне только вокруг родной деревни заготавливали до 200 пудов (3,276 тонн) сена в год. То есть скашивали где-то гектара 4.

1630 г.

Новое описание кацких земель было закончено к 1630 году, и его составители отнеслись к своему поручению гораздо тщательнее. Сейчас вы в этом сами убедитесь; только учтите, что писцы так спешили, так спешили, что в запарке назвали Авдеево Андреевым — простим им эту маленькую оплошность.

Деревня Ондреева (а мы договорились, что это Овдеево ««КЛ») на речке на

Кадке, а в  ней крестьяне:

во дворе Дружинка Антипов да Любимко Кузьмин;

во дворе Ивашко Осипов;

во дворе Ивашко Михайлов сын Мануха;

во дворе Еромка Те-рентьев;

во дворе Ивашко Михайлов.

Да бобыли:

во дворе Сергушка да Петрушка Ильины;

во дворе Павлик Григорьев;

во дворе Якимка Анофреев;

во дворе Мокейко Иванов да Васка Оксенов;

во дворе Серешка Васильев.

Итак, десять изб стояло на крутом берегу реки Кадки, 13 семей жило в них — писцы записали, как вы догадались только глав семейств. Для определения людского состава крестьянского двора XVXVII веков считают,  что во дворе с одной семьёй жило в среднем 5 человек обоего пола, а с двумя семьями — уж не знаем как, но 7,5 человек. Выходит, что в 1630 году Овдеево насчитывало 60 жителей — по тем временам очень много.

Точно так же можно подсчитать деревенское стадо. Утверждают, что в то время на одну крестьянскую семью приходились две лошади и две коровы, не считая молодняка. Выходит, в Авдееве было не меньше 18 лошадей и 26 коров.

Вы обратили внимание, что половина жителей Авдеева названы «крестьянами», тогда как другая — «бобылями». Так вот: те, кто крестьяне — имели земельный надел и пользовались относительной самостоятельностью. Бобыли — сельские жители без своей земли и потому зависимые от монастыря.

Земельные угодья при деревне Авдееве, в документе 1630 года описаны так:

Пашни паханной средней земли 10 четвертей, да перелогов 20 четвертей, да лесом поросло 45 четвертей в поле, в дву по тому ж, Сена 40 копен.

Ну что ж, если мы сложим все эти цифры и умножим их на три, как велит приписка «а в дву по тому ж», то получим опять 225 четей — ай да молодцы авдеевские крестьяне, ни одной пяди угоди)! не запустили в смутное время!

Для самых любопытных уточним, что «пашня паханная» — непосредственно обрабатываемая земля, «перелог» — оставленная без обработки, запущенная земля; что такое «лесом поросло» и так понятно.

План   д, Авдеево

 

Вот таким увидели Авдеево рыбинские землеустроители Гуревич и Архангельский в 1925-27 годах. Север на этом плане вверху, куда ведут дороги на Хороброво и Парфёново; юг—внизу. Запад, соответственно слева — там, где река Кадка. А восток — справа. Масштаб, если хотите знать, такой: «в дюйме 100 сажен».

О том, где на плане посады домов и где огумны (усадьбы), надеемся, разберётесь сами.

Не удивляйтесь тому, как мы подписали название деревни.    Мы специально  оформили     ее   имя   по  дореволюционным     правилам, чтобы вы теперь  знали  и не пугались  буквы  «ять».  А в 20-х годах XX столетия деревня уже писалась так же. как и сейчас — Авдеево.

После того, как мы разобрались с планом, сообщаем, что в означенное время общество крестьян д. Авдеева владело 232 92 десятинами земли, 27,68 из которых — неудобья: 3,92 — дороги, 21,03 — болота, 2.73 — воды.

На оставшееся приходится: усадеб — 8,24 десятины, пашни — 120,19 десятин, покоса — 64,17 десятин, кустов и леса — 12,64 десятин. Всего в хозяйстве использовалось 205,24 д.

В общем, надо думать, земли авдеевским хватало. Правда, вот леса было маловато, и они прикупили еще 41,22 десятин угодий по дороге из Платуновских Харчевень в Масальское: 0,42 десятин из купленного занимала дорога, а вот 40.80 — деревья, деревья, деревья...

Итого выходит, что в 20 х годах XIX столетия жители д. Авдеева владели 274,14 десятинами земли.

Больше решительно ничего по этому вопросу мы не сообщим, а отошлём, самых дотошных в Угличский архив.

 

№ 15-16 (53-54),.сентябрь_1996_года_                           «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                             3 стр.

 

КРЕСТЬЯНСКИЕ   РОДОСЛОВНЫЕ

Как Кудрявцевы стали Кудрявцевыми

В старину крестьянин редко покидал родные места. Сначала потому, что был крепостным и мог переменить место жительства только по прихоти своего барина. Правда, затем, после отмены крепостного права, появились отходники — селяне, нашедшие работу в городах. Но и они окончательно не порывали со своей родиной, где являлись членами крестьянской общины и, следовательно, имели право на земельный пай. Ну а советские сельские жители долгое время не имели даже паспортов...

Неудивительно, что в каждой деревне сложились целые династии, представители которых не покидали отчих пепелищ веками. От поколения к поколению передавались свои особые, еле различимые язык, хозяйственные навыки, манера общения.

Часто по одной только фамилии угадаешь деревню в которой родился встречный незнакомец. Авдеево — это Беловы, Виноградовы, Свешниковы... и, конечно же, Кудрявцевы. К сожалению, это единственная авдеевская фамилия, сохранившаяся в наших краях. Анатолий Фёдорович Кудрявцев — человек известный. В 1943 году он стал бухгалтером, а в 1957-ом — главным бухгалтером колхоза «Верный путь». Им и работает до сих пор. Видать крепка оказалась авдеевская закалка!

Крестьянские фамилии... Разные семьи обзаводились ими в разное время: кое-кто уже в 60-х годах XIX столетия, а кто-то только в 1918 году — вероятно, не было раньше необходимости. Своей современной фамилией КУДРЯВЦЕВЫ впервые назвали себя в 1884 году.

Нередко случалось, что крестьянские семьи по нескольку раз меняли свои фамилии, в конце концов останавливаясь на полюбившейся. Вот и Курявцевы — правда, очень недолго — называли себя САКУЛЕВЫМИ.

А ещё раньше, вплоть до 1879 года Кудрявцевы, как это было принято в то время, вместо фамилий пользовались отчествами. Так что встречающиеся в документах МИХАЙЛОВЫ, ПЕТРОВЫ,

КАРПОВЫ и МАТФИЕВЫ это всё они.

Чтобы попасть к ним в гости, надо отправиться в самое начало XIX века, в далекий 1818 год. Для Авдеева наступило поистине золотое время: 24 избы, 175 жителей: 80 мужиков и 95 баб. — большего количества в деревне никогда не было и не будет.

Семьи тогда были настолько большими, что и 14 домочадцев

никого не удивляли. Так что изба, в которую мы сейчас заглянем была не самая людная. А жили в ней:

«Карп   Матфиев,   вдов,   78  лет.

Сын  его  Пётр.  48 лет.

Жена его Ирина Ивановна, 48 лет.

Дети   их:

Михаил, 25 лет,

Пелагея,  11  лет.

Жена Михаила Марфа Егорова, 29 лет.

Дети  Михаила: Параскева, 7  лет

Варвара, 5 лет,

Парасковья, 1 год (так в документе: две сестры названы одним именем — «КЛ»).»

 

Вот мы и побывали в гостях у Кудрявцевых. Ведь КАРП МАТФЕЕВ будет Анатолию Фёдоровичу прапрапрапрапрадед (а для внука его Максима прапрапрапрапрапрапрадедушка!!!); ПЁТР КАРПОВ для Анатолия Фёдоровича соответственно прапрапрапрадед, а МИХАИЛ ПЕТРОВ — прапра-прадед,

Если мы ещё полистаем источники, то через тридцать восемь лет окажемся в году 1856 ом. Тук-тук, кто же теперь живёт в домике под ветлами? А

живёт   семейство   Михаила   Петрова:

«Михаило Петров, вдов, 63 го-да.

Дети его:

Параскева, вдова, 45 лет, Мирон, 37 лет, Марк,   30  лет. Марку жена Авдотья Яковлева, 29 лет.

Дети Марковы:

Зиновия.  4  года, Андрей, 3  года, Сиглитикия,   полгода.»

Та-ак, от кого же из детей Михаила Петрова пойдёт род Кудрявцевых? От МАРКА МИХАЙЛОВА, он Анатолию Фёдоровичу прапрадед. Ну а АНДРЕЙ МАРКОВ, появившийся на свет 23 ноября 1852 года — прадед.

Все ближе и ближе подбираясь к нашему времени, под заголовком «1 ноября 1870 года» читаем о бракосочетании «крестьянина Марка Михайлова сына Андрея» с девицею 17-ти лет, деревни Воронцова Ординского прихода крестьянина Спиридона Антипина дочерью Еленой.

1 июня 1874 года у Андрея Елены родилсясын ИВАН, или тогда писали, «Иоанн» — Анатолию Фёдоровичу дед. 29 июня 1898 года Иван Кудрявцев обвенчался с крестьянкою деревни Игнатова Богородской волости Феодосией Киселёвой, дочерью Ивана Андреева Киселёва

Наконец, 5 февраля 1903 года родился ФЁДОР ИВАНОВ КУДРЯВЦЕВ. А уж про Анатолия

Фёдоровича Кудрявцева, вы, читатели, по деревенскому обыкновению знаете лучше «Кацкой летописи».

Вот вам  и  вся родословная...  

*                 *                *

Кто-то пожмёт удивлённо плечами: зачем это надо выискивать и вытаскивать на страницы газеты? Ответа на этот вопрос нет: так уж устроен мир — кто-то пожимает плечами, а кто-то выискивает и вытаскивает.

Наверное современным Кудрявцевым было интересно узнать имена своих предков. Помимо того, составление родословной открывает много дополнительной, любопытной информации. Так, например, первую жену помянутого выше Мирона Михайлова Вассу Ефимову 27 лет унесла в могилу холера. Смотришь на соседние записи— а с мая по сентябрь 1848 года на Хоробровском кладбище похоронили 28 человек, умерших от холеры. Да это же эпидемия!

А вот вдова Евпраксия Лукьянова дожила до 103 х лет и умерла от простуды! Экие вы, судьбы людские...

Изучая родословные, лучше понимаешь свой край. И всё больше и больше любишь его, гордишься им—есть ли у другого какого места такая славная, захватывающая история!? Как говорится. Богу — Богово, москвичам — московское мышкинцам — мышкинское, а кацкарям — кацкое!

 

ПРИМЕЧАНИЕ 1: Несмотря на то, что в заголовке значится «Исповедальные книги церкви села Хороброва 1819—1856 гг», фактически записи ведутся с 1818 года.

ПРИМЕЧАНИЕ 2: Все числа оставлены в старом стиле. Чтобы их перевести на новый, прибавьте 14 дней.

АВДЕЕВО  СТО ЛЕТ НАЗАД,  В 1897 ГОДУ

 

КОРЕННОГО  (ПРИПИСНОГО) НАСЕЛЕНИЯ — 129 ЧЕЛОВЕК, в том числе мужчин — 44,

женщин — 86.

Из них отсутствует — 7 чел. ПОСТОРОННЕГО     НАСЕЛЕНИЯ -  НЕТ.

 

*                  *                 *

СЕМЕЙ — 31,

в них женатых мужчин — 26,

холостых — 6,

вдовцов — 2;

в них замужних женщин — 26, девиц — 17, вдов — 9. Разошедшихся — нет.

 

*                  *                 *

МУЖЧИН ДО 18 ЛЕТ — 6, Мужчин от 18 до 59 лет — 28, Стариков — 6. ЖЕНЩИН ДО 18 ЛЕТ — 33, Женщин от 18 до 54 лет — 36, Старух —  13.

НИЩИХ — НЕТ. УБОГИХ МУЖЧИН —  1, УБОГИХ ЖЕНЩИН —  2.

 

*          *         *

ИЗБ —  29, из них крытых деревом — 3,

соломой — 26. ИЗБ С ЧЁРНОЙ ТОПКОЙ—НЕТ.

*         *        *

ХОЗЯЙСТВ   С   ОДНОЙ   ИЗБОЙ

—   19,

Хозяйств с двумя и более

избами — 5,

Бездомных хозяйств — 4.

*       *       * 

ДВОРОВ — 23, амбаров сенных — 19, сараев — 10, овинов и риг 12, житниц — 13, бань — нет.

 

*         *       *

ПЛУГОВ — 5, сох — 18, косуль — 2,

деревянных борон —  5, железных борон — 19.

*          *        »

РАБОЧИХ  ЛОШАДЕЙ  —  25, жеребят — 10. Коров и быков — 33, телят,       подтёлков и     бычков

—  33,

Овец — 54. Свиней — нет.

 

*       *        *

ХОЗЯЙСТВ БЕЗ ЛОШАДИ — 6, с одной лошадью — 19, с двумя лошадьми — 3, с тремя и более — нет. ХОЗЯЙСТВ БЕЗ  КОРОВЫ — 3, с одной коровой — 13, с двумя коровами — 10, с тремя и более — 2.

*         *        »

ГРАМОТНЫХ  МУЖЧИН —  18, ГРАМОТНЫХ  ЖЕНЩИН — 7. Полуграмотных (умеющих    читать, но не    умеющих      писать) мужчин — 2.

Полуграмотных женщин — 4. Учится в школе мальчиков — 1, Учится в школе девочек — 1.

 

ШЁЛ   1940   ГОД

 

           ГАЛКА  просо отсеял

Шёл 1940 год... Тихий, спокойный — первый такой после 1917-го. Революция, наконец-то, закончилась и все великие потрясения позади. Деревня вынырнула из страшного омута раскулачивания и коллективизации, растеряв самых расторопных крестьян своих. Иных попрятали, по ссылкам да лагерям, да так, что ни слуху о них, ни духу с тех пор. Старики, ненужные властям, попримерли, и некому стало тормошить сознание людское рассказами о прошлых порядках. Лишь нет-нет да и вспомнят об овдеевском мужике Галке, жившем у самой реки, что сеял просо. Как он это делал, зачем — уже никто не знал. Пожимали плечами в неведень и

—   чудак  какой то!

Третьи уезжали в города, только изредка навещая Авдеево, а дети их окончателно потеряют всякую связь с отцовской родиной Оставшиеся дадут жизнь современному поколению

—   нам  с вами,  но     вернёмся  в сороковой...

Церкви закрыты, и никто не проповедовал слово Господне, напоминал о добром и вечном. Свернула со столбовой дороженьки культура деревенская...

Впереди новые испытания: война, укрупнения, запустение. Но всё это либо в прошлом, ли-

бо в будущем, а пока идёт 1940 год —  год отдохновения.

— Уж как мы любили на овдеевские биседы бегать! Народ там весёлый, приветливый был, гармонисты хорошие. Заиграет, бывало в Иванов день гармонь на горе, потечёт-польётся по реке раздольная музыка. В соседних деревнях все дела побросают — стоят, слушают.

Так говорят старожилы, а что сохранили об Авдееве документы 1940 года?

С 1929 года в деревне свой маленький не колхоз даже, а колхозец, имени Сталина. В нем клуб, риги, коровник, овчарня. 18 домов стояло и жило в них 70 человек.

1. КУДРЯВЦЕВЫ, в колхозе с 1929 года. Жили в самом первом от Хороброва доме Хозяин, Федор Иванович — конюх; его отец Иван Андреевич — пекарь Николо-Топорского сельпо; мать Феодосия — домохозяйка; сестра Марья и жена Александра— колхозницы Сын Анатолий ходит в Николо-Топорскую школу, а дочери Вера, Зоя, Надя пока ещё пешком под стол.

2.   БЕЛОВА   Акулина   Илларионовна, в колхозе с  1933-го, жила одна, была звеньевой. Замуж вышла  поздно,   за    овдовевшего мартыновского   кузнеца   Василия Андреевича   Духова.   Свадьба   — не    свадьба,  а  застолье      было. Мартыновские   бабы,   по     деревенскому  обычаю,   на  окнах  висели    за всем этим делом    доглядывали.      Василий      стеснялся очень, а Акулина его успокаивала:

— Чего бояться? Ты, милок, некраденый и я неворованная!

Случай этот многие вспоминают...

3.  СВЕШНИКОВЫ, люди набожные и чурались колхоза как могли, вступили только в  1935 году.

В доме мать Анастасия Семёновна и сестры Ираида Илларионовна, Анна Илларионовна, Елизавета Илларионовна с племянником Романом учившемся в Николо-Топорской школе. Все были колхозницами, Ираида — дояркой, Анастасия Семёновна была старухой высокой, сухой, рожала семнадцать раз!!!

4.   СМИРНОВЫ,  в      колхозе  с 1929  года.     Михаил      Иванович шорник,  шил  сбрую     «для   разных лиц», жена    Марья — колхозница. Дети уедут в Ленинград, но   пока  еще дома:     Татьяна  — колхозница, Евдокия — в народном  суде  2 участка  с.  Рождествена, Павел — колхозник,  Зина, Галя,  Вася —  малы.

5.        ЛЮБИМОВЫ  в  колхозе  с 1933   года.   Михаил   Петрович  — колхозник,     жена   Серафима   — заведующая      мелочно-товарной фермой,   дочь   Наталья

6.  ВИНОГРАДОВЫ, в колхозе с 1933 года.  Николай Максимович — счетовод, жена Мария и мать Евдокия   —   колхозницы,      дочь Нина. Они уедут из Овдеева последними.

7.   БЕЛОВЫ,  в  колхозе  с  1933

года.  Василий      Анисимович    — сторож,  а     жену  Анисью,   колхозницу,    все     звали  кока  Оня. Поехала    раз в Москву с деревенскими  и  заблудилась  на  вокзале.  Но не растерялась, а  прямым ходом  пошли в  радиоузел и  попросила:  объявите,  мол,  что потерялась  кока Оня  с     колхоза! «Верного   пути».   Молодец,  баба, быстро  нашлась,  но  величали  её с  тех   пор  не   иначе,        как  кока Оня   с  «Верного   пути.»

(Окончание на 4  странице)

 

ШЕЛ   1940    ГОД...

Галка просо отсеял

(Окончание. Начало на 3-й стр.}.

8.   БЕЛОВЫ, в    колхозе с  1933

года. Наталья Михайловна — овчар, мать Ксения — домохозяйка, сестра Анна — колхозница.

9.   СМИРНОВЫ,      в  колхозе  с 1933 года. Иван Павлович — кладовщик,   жена   Евламия   —   колхозница, мать Ольга Марковна — домохозяйка.   Дети:   Тамара,  Гоша, Валя.

10.   КУДРЯВЦЕВЫ,  в  колхозе с 1929 года.  Александр Константинович —  колхозник, жена      его Анастасия —  молоковоз.   А     то ещё   почту   возила:     лошадёнку-то ей неважную дали, ничего не шла.   Тётка   Настя,       бедная,   её под хвост кнутом      тыкала;     до крови истычет, а лошади хоть бы что — такая  ленивая!  Дети  Миша,  Коля, Валя в Николо-Топорской   школе      учатся,   а   Диме  с Алёшей  ещё  рано.  В  мае     1941 года уехали на Карельский перешеек,  в  войну вернулись, а    после неё снова уехали.

11.   КУДРЯВЦЕВЫ,  в  колхозе  с 1929 года. Муж и жена, Константин и Федосея — колхозники.

12.   ВИНОГРАДОВЫ, в колхозе с  1929  года.  Маремьяна Максимовна звеньевая,  а  сын  её     Василий — колхозник.

13.   СМИРНОВЫ,      в колхозе с 1933 года.  Марья Владимировна

—   доярка, свекровь      Мария — колхозница   и дочь   Зоя.     Уедут потом под Ленинград.

14.  БЕЛОВЫ, в колхозе с 1933 года.    Семён Андреевич — счетовод, жена Пелагея и мать Фе-октиста  —  колхозницы,   сыновья Алексей  и Юрий женятся  и уедут из отчего дома.

15.   СТЕПАНОВЫ в колхозе    с 1933 года. Хозяин, Алексей Сергеевич, лицо серьёзное — председатель     Николо   -  Топорского сельсовета,     жена      Евгения  —

—   колхозница.  Дети Лида,  Коля и Люда уедут в Ростов-на-Дону.

16.   СМИРНОВЫ,   в  колхозе  с 1933  года.  Семён     Тарасович — колхозник, жена Марья — домохозяйка.

17.   БЕЛОВЫ, в колхозе с 1933 года.  Павел  Васильевич    самый главный в Авдееве — председатель колхоза имени Сталина, жена  Анна  —   колхозница.     Дети: Александр   учится   в   Николо-Топоре, и Виктор.

18.   СТЕПАНОВА  Ксения Семёновна, 1870 года рождения   жила в   маленькой     избёнке      позади Степановых —  скотину  не держала,   огородом   не   занималась. Была очень набожной и в колхоз до конца    дней      своих      так и не вступила.

1940 год заканчивался. Как видим, все жители Авдеева, за исключением старухи Степановом, числились колхозниками. Но работали все: даже те, кто значился «домохозяйками», вы. ходили в страдное время на поля — трудодни зарабатывали.

 

 

4 стр.                                     «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                               № 15-16 (53-54), сентябрь 1996 года

 

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ КАЦКИЙ ЯЗЫК

Ударение падает на букву, выделенную жирным шрифтом

С буквой «3» мы познакомились в предыдущем номере (13-14, августа 1996 г.) И вот продолжение.

ЗАЙЦЫ — игра, похожая на современные салки. Участники делятся на три команды: зайцы (самые старшие), охотники (те, кто помладше) и собаки (малыши). Самым престижным считалось оказаться в зайцах, потому что они убегали. Охотники и собаки доганяли их, причём охотники, как более старшие покрикивали, командовали собаками. Заяц считался убитым, если его осалят.

ЗАСИНИВАТЬСЯ — о небе: покрываться тучами перед дождём или, чаще всего, перед грозой. Совершенный вид: ЗАСИНИТЬСЯ.

ЗАСЛОН, ЗАСЛОНКА, ЗАСЛОНОК — железный щит, которым закрывают устье русской печки.

ЗАСТРЕХ — нижний край крыши, свисающий над срубом: «Потащил её во клев, под самый-то застрех закрутил».

ЗАТЕТЮРИТЬСЯ — угодить, угораздить: «Организовали колхоз —я сразу в него затетюрилась.»

ЗАТУТОРИТЬ — что-то куда-то убрать, а потом долго-долго искать: «Куда я его затуторил?»

ЗАУЛОК — пространство между русской печью и стеной: «А сапоги-то там, в заулке стоят.»

ЗАУСТЬЕ, ЗАУСТЬЁ — закоулок, небольшой переулочек: «Вон там, в заустье-то, наш дом и стоял.

ЗАЧИЧЕРЕВЕТЬ — то же, что ЗАКЛЯКНУТЬ — перестать расти, захиреть.

ЗВЕНО.  На  зиму в домах    устанавливают    дополнительную, так  называемую  «маленькую»  печку.  Крышу для  неё      разумеется,  не ломают и специальной трубы    не      делают, а с помощью звеньев (цилиндрических труб) присоединяют к дымоходу русской  печи.  Раз в  зиму звена чистят, а на Паску «выставляют» вместе с маленькой  печкой до следующей осени.

ЗЕМНОРОЙ — землеройка, а иногда и крот: «Прямо беда, во всех грядах земнорой нарыл.»

ЗЕМЛЯНКА — земляника. Вот и вторая фигура в кадрили начиналась так: «Я на горочке земляночку брала.»

ЗИМНЯЯ ИЗБА. Большинство крестьянских домов делились на две неравные части, «половины» — летнюю и зимнюю избы. В зимней, меньшей, части стояла русская печь — в ней жили зимами.

ЗИМОВКА, ЗИМУШКА, ЗИМУШЕЧКА — небольшая избушка с русской печью, в которой жили зимами, а, впрочем, яснее об этом расскажет пример: «Дед дом берёг, говорил: «Спалите ведь!» Жили в нём только летом, а осенью перебирались в тесную зимовку во дворе...»

ЗНИК. Слышали ли вы такое: «Никакого знику не даешь, знику ку от тебя нет!»? Если слышали, то наверняка знаете, что зник — это покой.

ЗОБАТЬ — есть с аппетитом: «Всё сожрут, всё опрядут — так и зобают!» Ещё зобать могут птицы, а также курильщики: «Снова свой табак зобаёшь!»

Употребляется с приставками: вызобать, перезобать, сзобать.

ЗОБОТА. Кацкари в этом слове изрядно округляют первое безударное «о»: «И что это у тебя никакой зоботы нету?» Так же произносятся слова «зоботиться» и «зоботной». А еще — боран, робёнок, робота, торакан, торапевт, торелка, стокан и другие подобные.

ЗОРИЛО — зарница, отблески дальней молнии, когда «всполохи слышно, а грома нет».

ЗОРИТЬ — о зориле: сверкать, вспыхивать. Зорила чаще всего бывают в августе. «Хлеба зорят,» — говорят о них в народе.

ЗУБАРИ — игра, названная по зубарю — небольшому, сантиметров 15—20 колышку. Но сначала играющие метают нож: с кулака, с четырех, трех, двух пальцев, с пальца, с локтя (и т. д. в разных деревнях свои вольности). Метают так, чтобы нож, естественно, воткнулся в землю. Вслед за тем, как «распишутся» (метнут напоследок по три раза подряд), выбирают водящего — самого неудачливого игрока. Забивают ножным черенком зубарь как можно глубже в землю и разбегаются. Водящий выдёргивает зубарь исключитель-зубами, бежит с ним в зубах и бросает незаметно, где нибудь в в укромном месте — в лопухах или крапиве. Затем ищет убежавших. Если осаленный водящим найдёт зубарь, водит бедолага ещё раз; не найдёт — игра начинается снова.

ЗУБАРИКИ — мальчишечья забава, для которой необходим складной нож. Его открывают наполовину — так, чтобы лезвие и ручка находились друг к другу под прямым углом. Затем втыкают его в лавку, подсовывают под ручку ладонь и резким движением стараются перевернуть нож так, чтобы он снова воткнулся. Меряют: сколько пальцев подлезет под ручку, столько очков получит играющий.

ЗЫБКА — колыбель, люлька. Подвешенная на длинном берёзовом шесте, «Оцепе», она «зыбает» вверх-вниз — отсюда и название.

Словарь проверили Н. И. и О. В. ЗНАМОВЫ.

 

ГЕОГРАФИЯ  КАЦКОГО   СТАНА

ОВДЕЕВО И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ 

Лучше всего в Овдеево отправиться из Хороброве — по пыльной просёлочной дороге, которую испокон веков называли ГОРОДНАЯ. Отчего так? — наверное оттого, что связывала село с Угличем, с городом.

Идти по ней всего одну версту — Овдеево прекрасно видно ещё с высоких хоробровских гор. Спустишься к реке, пойдёшь по мосту, и Овдеево словно нырнёт куда-то, одни крыши да Макушки деревьев виднеются. Дальше местность опять повышается, правда, очень медленно; и так же медленно поднимается на горизонте Овдеево: сначала серые срубы изб, потом весёлые оконца в наличниках, а там и частокольная изгородь. Здравствуй, Овдеево!

Овдеево можно назвать так и сяк: АВДЕЕВО и ОВДЕЕВО. ДО революции чаще писали с «О» и через «ять» (так, как на плане, стр. 2 — «КЛ»). В советское время «ять» пропала и само название деревни стали начинать с остроконечной «А» — на городской манер.

Овдеево ли, Авдеево, а еще ОВДИЕВО и АВДИЕВО—деревня около четырёх веков хранила имя своего основателя, безвестного теперь уже мужика Овдея, жившего никак не позднее начала XVI века.

Ай, и не дурак был этот Овдей — выбрал для житья одно из самых красивых мест кацкого края Старожилы вспоминают, что с высокой овдеевской кручи можно было разглядеть одиннадцать церквей: Нефедьевскую, Ординскую,            Хоробровскую.

Юрьевскую, Рождественскую, Таралыковскую, Николо-Топорскую, а от Богородской, Воскресенской, Тимоховской церквей на метр виднелись над лесом горделивые кресты...

Овдеево стояло на левом берегу    Кадки — высоком и крутом. Он так и назывался — КРУТАЯ ГОРА. А противоположный, правый бережок низменный и пологий. Не было большего удовольствия ребятишкам, как, рискуя сломать лыжи и шеи, лихо скатиться с Крутой горы, промчаться через реку и въехать на противоположный берег. А потом повернуться и скатиться обратно.

Моста через Кадку при Овдееве никогда не было. Чтобы попасть в Якучево когда-то располагавшееся за рекой чуть выше по течению, пользовались ПЕТРЯЕВЫМ БРОДОМ; по нему перейдёшь — колено не замочишь, а босые ноги легко ступают по ласковым округлым камушкам. Бродом этим до сих пор пользуются механизаторы во время страды.

Ниже Овдеева из-за реки выглядывала другая ныне не существующая деревня — Ельцыно. Чтобы попасть в неё, проезжали по широкому, но мелкому бочагу, который назывался ЛЕТНЯЯ ДОРОГА.

Ещё ниже по реке, почти у самого Ельцына, пугает своей глубиной БЕЗДЁННОЙ ОМУТ. Вода в нём всегда холодная; говорили оттого, что на дне бьёт ключ. Купались в этом ому. те, понятное дело, одни мужики , но и те не могли достать до дна — вот и говорили, что омут без дна, бездённой.

За грибами овдеевские ходили в сторону Чернева — в лес по имени ЧЁРНЫШОВО. Бродили между берез и осинок с лукошками и думать-не думали, что под их ногами лежит... заброшенная деревня. К 1595 году

Чернышево было ещё жилое: его крестьяне обрабатывали около 45 четей земли и накашивали сена «около поль» (то есть около полем) до 35 копён. В 1630 году писцы уже записали: «Чёрнышово — пустошь, что была деревней.» Поля к этому времени «лесом поросли», а вот луга выкашивались — овдеевскими мужичками, наверное. С тех пор деревня Чернышеве не восстанавливалась, но имя своё в названии леса сохранила.

Точно так же, как другая деревня:

— Девчонками мы бегали играть в МОШКИ, это по направлению между Гридиным и Трощеевым. Там такие красивые зелёные болотца были! — вспомнила Таисья Сергеевна Дорофеева. — А старухи нам говорили, что раньше в Мошках какая-то деревня была, а болота — это бывшие пруды.

АЙ-да молодцы авдеевские старухи, не позабывшие того, что теперь можно найти разве в очень древних писцовых книгах, которые называют эту деревню то МОШОК, то МАШОК. Уже в 1595 году она была нежилой, на 30 четях пашни тогда вырос лес, но сена 10 копён кто-то опять накашивал — авдеевские?

...Знаем, было когда-то овдеевских названий несравненно больше. Но мёртвая деревня унесла их с собой, и мы чрезвычайно горды, что удалось сохранить хотя бы столько...

ПРИМЕЧАНИЕ: Ударение в названиях следует делать на буквах, выделенных жирным шрифтом.

 

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ», газета краеведов волости Кадка № 15-16 (53 54), сентябрь 1996 года Выпуск готовили: С. Н. ТЕМНЯТКИН Л.  И.  ЧУРАКОВА

Наш адрес: 152846, д. Мартыново, Мышкинский район, Ярославской области.

Государственное      предприятие      «Мышкинская       типография» г. Мышкин, Ярославской области   ул. Ленина, д 11. Заказ—1949. Тираж—200 экз. ПЛД № 82-3

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz