КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ № 9

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Газета        КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ Мартыновских  краеведов                          № 2 (9) Февраль 1994 года

 

Листая календарь

 

ДОЛЖКИ ЗА ЯНВАРЬ. Их два. Во-первых, у Шалаевых родился сын! Назвали его Андреем, «мужчина» — так переводится с греческого это имя. Поздравляем счастливых родителей, а самому юному гражданину Мартынова желаем поскорее вырастать и становиться настоящим мужчиной.

А во-вторых, пришел из армии Саша Тарасов — и это отметим для памяти.

21 ЯНВАРЯ. Зазвучала музыка. Два молодых джентльмена: Саша Каретников и Андрюша Карасев шли, держа в ладошках руки юной очаровательной леди Оли Воробьевой. Вот кавалеры преклонили колена, и счастливая барышня грациозно закружилась. Это значит, что в детском саду началось прекрасное мероприятие — «день именинника».

Много чудесного ожидало детей и гостей в этот праздник. Даже настоящий старик Хоттабыч пожаловал. И пусть неразумные языки утверждали, что это всего лишь переодетая заведующая садом тетя Галя Громова, им никто не поверил.

22 ЯНВАРЯ. ДК гастролировал в Богородском со спектаклем, конкурсами и ансамблем.

29 ЯНВАРЯ. Леацово прощалось с Николаем Ивановичем Титовым. И не только Левцово: Николая Ивановича знали и любили многие в наших краях. Нам особенно тяжело выражать соболезнование, ведь совсем еще недавно «Кацкая Летопись» была у него в гостях. Помните? «13 лет ему было, когда началась война... А дома его ждал тяжелый, совсем не детский труд: ходил пасти за три версты в Авдеево, затем пахал на лошадях и в 1946 году был удостоен медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». («Кацкая Летопись» № 1 за 1993 год).

 

Кто что сказал

 

«ВОТ СПАСИБО!» — непременно скажут хоробровские бабули да дедули работникам Мартыновской администрации. Весна все-таки наступит, реки вскроются, и, значит, Хороброво снова окажется отрезанным от внешнего мира. Потому-то и стараются местные старички закупиться всем необходимым заранее. А сельсовет пообещал приобрести пять мешков ржаной муки — будем в водополицу со своим хлебом.

«ДАВАЙТЕ ДРУЖИТЬ!»—предложила Анна Ивановна Копылова, заведующая клубом с. Марьино, что в Московской области. Прослышав о некоторых наших мероприятиях, она прислала письмо с предложением обмениваться опытом, задумками, а может, и делегациями. Ответ директора Мартыновского ДК уже готов: «Давайте!»

«ОЙ!» — не уставали повторять посетители медпункта. Впрочем, были и другие мнения: «Ой-ё-ёй!", «О-ох!», а то и просто; «А--а-а!!!» Приступы красноречия вызывал зубной врач из Мышкина Александр Михайлович Смольков. Он проработал две недели, и всякий раз пациентов набиралось пруд пруди, ведь для них лечение выходило бесплатным: с врачом рассчитался колхоз. Было больно, но все равно, большое «Ай!» ему за это... то есть... спасибо!

«УРА!» — это уже слова ученика 9-го класса Александра Дорофеева. Из Мышкина, где проходила районная олимпиада по географии, он привез книгу — подарок за второе место,

А теперь представьте ГРОХОТ. Нет, не так — СТУК в дверь. Это поздно вечером явились с платуновского автобуса Миша Галунов и Паша Осокин. Дело в том что в Ярославле закончилась областная краеведческая конференция. И мы там были. И речь толкали. За то и грамоту получили. Поощрительную.

«ГОСПОДИ!» — это о фонаре, что напротив дома Великолеповых. «Господи!» — говорили люди, когда шли по улице в кромешной мгле, и вдруг впереди загорелся фонарь. «Господи...»

—  почти    шептали    люди,    когда    равнялись    со    светилом,    а светило      гасло.      «Господ и!»

—   заметно     нервничали     люди, когда,    пройдя   немного,   оборачивались,  и фонарь  загорался.

А теперь он погас совсем, не светит. «Господи,» — говорят люди с надеждой, бредя в кромешной темноте. А Господи-то здесь причем?

«МУ-У!» — ну, это коровы замычали: напоминают, мол, о доярках-то, о доярках не забу-у-дьте! Спасибо, что напомнили.

А впереди те, в чьих группах ранние отелы. Первое и второе место у мартыновцев: Е. Н. Розовой (203 кг от коровы) и А. А. Петуховой (192 кг). На третьем месте доярка из Юрьевского Т. Н. Якунчикова {171 кг).

«ПОЗДРАВЛЯЕМ!» Ну конечно же, поздравляем воспитательницу детского сада Е. А. Великолепову. Она награждена грамотой от РОНО. И повара того же заведения Е. А. Виноградову поздравляем с присвоением ей 4 категории.

«УФ-Ф!» — вздохнули мартыновские артисты, вернувшись с районного смотра художественной самодеятельности. От усталости, наверное: заработали в Мышкине грамоту и по чайному сервизу.

 

Старостино Сретенье

 

  1. СРЕТЕНЬЕ

 

15 февраля — Сретенье, зима с весной встречаются. Но, оказывается, не только они: в Мартынове впервые встретились члены волостного правления — так в старину называли совместное собрание администрации и сельских старост. Скоро 11 часов, приедет районный голова Г. А. Замятин, а потому пока можно отдышаться с дороги, сесть на стул или прислониться к теплой печке, сказать людям: «Здравствуйте!» «Здравствуйте"» — ответили из кабинета Надежды Константиновны Монаховой хозяйка его и владышинский староста Дмитрий Александрович Давыдов и снова начали свой неторопливый разговор. У представителей Хороброва — Сергея Николаевича Розова и Мартынова— Елены Алексеевны Великолеповой свои проблемы: «детский сад», — слышит чуткое ухо. Ага, секретарь администрации Надежда Николаевна Замяткина и бухгалтер Галина Михайловна Григорьева тоже о детском саде говорят, а где же второй мартыновский староста? Вот и она, стремительная как вихрь, Вера Викторовна Галунова. Следом прибыли дальние гости: Зоя Ивановна Михайлова из Нефина и Василий Васильевич Блохин из

Дьяконовки. Кого-то не хватает... а, это юрьевского старосты Александра Николаевича Шалаева, он явился последним.

Все 10 человек на месте, это и есть, по-старинному, наше Мартыновское волостное правление — можно начинать!

2.    ВЫБОРЫ

Оказывается, Замятин — пунктуальный человек...

Оставшись наедине с одними только старостами, он объявил повестку дня: выборы главы администрации Мартыновского... назовем по привычке — сельсовета.

Геннадий Александрович казался чем-то недовольным и начал хмуро. Сказал о том, что главу администрации мы изберем тайным голосованием сроком на два года. Процедура выборов обычна: нужно зачеркнуть или оставить ту или иную фамилию и опустить бумажку в урну. Если в бюллетене указаны две и более кандидатуры, побеждает та, которая наберет большее количество голосов. Одна кандидатура проходит тогда, когда за нее проголосует более половины старост.

Люди понимающе закивали, и Замятин продолжил:

— У меня на примете только один человек — Монахова." Но вы лучше знаете своих земляков, пожалуйста, называйте другие фамилии.

Другие фамилии не назывались, и потому было велено принести избирательную урну. Ящик принародно вскрыли, показали присутствующим (пустой!) и тут же у всех на глазах закрыли — так что все законно.

Организованная в ритме счетная комиссия объявила итоги голосования: все семь старост единодушно высказались за Надежду Николаевну. Теперь она наш законный глава администрации, или волостной старшина, если уж все переиначивать на старый лад. Помимо того, она автоматически стала членом районного собрания представителей, куда войдут 10 представителей от села (все главы) и 9 горожан. По-старинному, это уездная земская Управа.

3.    СЛОВО ЗАМЯТИНА

Он хмурился «только первые минуты. Оно и понятно, незнакомые люди заставляют вести себя скованнее. Но волостное правление оказалось живым: задавались вопросы, высказывались замечания, предложения. Людское неравнодушие подкупило Геннадия Александровича, и разговор получился откровенным, по душам, можно сказать.

А говорили о трудностях; их хватает и еще прибавится. Замятин сыпал цифрами, фактами. Я очень торопился, пытался записать все, может, где-то и ошибся — прошу прощения читателей.

Итак, сложностей много, и главная из них — нет собственного бюджета. То есть бюджет-то есть, но сами посудите: в районном кошельке 649 млн. рублей при необходимых 1 млрд. 549 млн. рублей. Причем, если раньше как-то выкручивались с помощью области, то теперь на нее рассчитывать не приходится. Основная масса крупных предприятий стоит и потому продукции не производит. Нет продукции, нет и прибыли, следовательно, нет отчислений в бюджет — бюджет трещит.

Уже сейчас болит голова о весеннем севе. Для его успешного проведения необходимо свыше 5 млрд. рублей, тогда как суммарный доход колхозов, по расчетам, составит всего-то 462 млн. рублей. Областная дотация—390 млн, рублей — ничтожно мала, да, и она прекращается с 1 апреля сего, года. .          . , .

Где же выход? Выход в старинной пословице: «Хочешь жить — умей вертеться», как колхоз «1 Мая», например, который сам ездит продавать молоко в Рыбинск. Это выгоднее, чем сдавать государству. Да и деньги сразу наличными получают, тогда как молокозаводы рассчитываются месяцами. А деньги, кстати, дешевеют каждый месяц процентов на 16.

Району нужно иметь свои микрозаводы по переработке продукции, но дело не движется. Правда, есть положительный пример. Тот же «1 Мая» и еще «Дружба» разрабатывают проект строительства совместного с Австрией предприятия по переработке мяса, и, если все получится, прибыль поделится так: 50 процентов колхозу и 50 процентов — австрийской фирме.

Но пример примеру рознь. Возможно, три хозяйства в районе придется объявить банкротами, а значит, пустить с молотка. Особенно плохо положение в «Сере», где все давно заложено: скот, транспорт... одна земля осталась.

...Беседа была долгой: обсудили торговлю, о выборах поговорили — всех нынешних проблем не сосчитать. Волостное правление осталось очень довольно Замятиным; надеемся, что и Замятин волостным правлением.

 

СЛОВО   МОНАХОВОЙ

 

Я бы сказал, золотое слово Монаховой. Мы приучили людей к тому, говорила она, что с ними за каждый шаг рассчитываются. За любую мелочь спрашивают денег, не задумываясь даже, что делают-то все это для собственного же удобства.

Надо учиться самим обустраивать свою жизнь и бесплатно. Такие задумки уже есть. Юрьевские мужики решили отремонтировать старый мост через реку. Администрация обязательно поможет им материалами и техникой. В Нефине требует починки колодец, и опять нужно сделать это своими силами.

Вот тут-то и должны проявить себя наши сельские старосты.

      Давайте будем дружно работать так, чтобы люди (а их у нас немного) не обижались на нас! закончила Монахова.

С. ТЕМНЯТКИН.

 

 Листая календарь

 

8 ФЕВРАЛЯ. В жесточайшие тридцатиградусные морозы к нам пожаловали инопланетяне. Умы мартыновцев дразнила крупная красная звезда, плутавшая где-то в стороне Апраксина.

12   ФЕВРАЛЯ.   А  все-таки   хорошо давать премьеру студеным вечером в плохо натопленном зале. Зрителям, чтобы не замерзнуть, волей-неволей приходилось смеяться «впокатушку», бурно аплодировать, вскакивать с мест и кричать: «Браво!» Хотя, кто их, зрителей-то, поймет: может, им просто спектакль понравился? Тем более, что это все-таки комедия была — пьеса Н. Эрдмана «Самоубийца».

Роли исполняли: Семен Семенович [он и есть самоубийца] — Сергей Розов, Мария Лукьяновна, его жена — Лена Великолепова, его теща Серафима Ильинична— Александра Дорофеева, Александр Петрович, сосед этой семейки—Николай Румянцев, Маргарита Ивановна, его любовница — Ольга Темняткина.

  

Моя  малая   Русь

 Я плен веков разорвал

 ПОПЫТКА   №    1      «РАССКАЖИ    МНЕ    СКАЗКУ»

 

Хочу начать как в сказке: давным-давно...

ДАВНЫМ-ДАВНО наш Кацкий уголок нежился в субтропиках. А что, все Мартыново было огромным бамбуковым лесом, лишь на Прогоне рос одинокий баобаб, Юрьевское окружали труднопроходимые рощи из большущих хвощей да плаунов, да папоротников, а у Нефина... Впрочем, попробуйте сами догадаться, что творилось в ту пору у Нефина. Трудновато, конечно, вообразить эдак стадо слонов, неторопливо бредущих по сирой нашей Поповке или семейство носорогов, залезших от несносной июльской жары в Ме-лёшкин пруд. Но, наверное, так и было: субтропики, что с них возьмешь?

Жаль длилось это счастье не вечно. Лет 100—80 тысяч лет назад огромным утюгом прошелся по нашей местности ледник. Он буквально отутюживал поверхность земли, забирая с собой верхний ее слой, ровняя возвышенности и низменности. Один Бог ведает, что снес или что засыпал ледяной господин в наших краях.

А виной всему высоченные тог-до Скандинавские горы. Веками копили они снег на своих вершинах и вот, наконец, не выдержали его тяжести, застонали мерзлым скрипом и пустили на вольную волгу гигантские льдины. На своем пути ледник дробил скалы, растирал в песок граниты да гейсы и все это влек вместе с собой на юг, пока все-таки не остановился где-то у Воронежа. Безотрадную картину представляла собой наша Кацкая сторона: жесточайший мороз, сильнейший ветер и покуда хватает глаз — мертвейшая пустыня. Если бы нашелся в то время отважившийся достать горсть земли, ему пришлось бы попотеть над прорубью толщиной более километра.

Но и ледник навсегда не остался. Около 20 тысяч лет назад на планете наступило заметное потепление, и он растаял, оставив после себя огромные валуны да груды песка. Пройдут сотни лет, и эти пришельцы обзаведутся растительностью, а еще через тысячу — скроются под слоем перегноя, превратясь в привычные нам взгорки да холми.

А еще после таяния ледника остались... правильно, лужи. Мереть те лужи было бы рискованным занятием, ибо, учитывая солидность ледяного покрова, можно предположить и солидность луж. Три малых моря: около Твери, на месте Рыбинского водохранилища и между Ярославлем и Костромой отделялись друг от друга нагромождениями ледяных наносов. Ну а, так как уровни тех морей были различны, вода прорвала себе проход, соединила все три водоема и устремилась дальше на юг — так, говорят, возникла Волга.

В миниатюре это повторяется ежегодно во время весенней распутицы. Всякий ходил по грунтовым дорогам, стараясь как можно безопаснее обойти лужи, и каждый видел ручьи, бегущие от одной лужи к другой и третьей. А возвращаешься под вечер по той же дороге — глядь, старые-то приятельницы заметно помелели, а некоторые и вовсе обезводились.

Наши места, скорее всего, оказались заливчиком Рыбинского моря. А затем, когда оно обмелело (как-никак Волга воду спускала!), залив превратился в озеро. Его волны плескались над современным Морским болотом, Масловым с Воскресенским да Родионовым; а может быть, и над Богородским с Рождественым. Мартыновский сельсовет, территория которого повыше, наверняка был южным побережьем того доисторического озера. Шли дожди. Озеро полнело и полнело; в конце концов, вода нашла себе сток. Образовался ручей. Он мужал, ширил себе русло — так возникла река Кадка, Нерга и Пойга тоже, вероятно; сток этого озера. Так же, как и Сить с Корожечной.

Слов сказано много, и потому можно сделать первый вывод: современный рельеф Кацкой земли сформировался в послеледниковый период, лет 15—20 тысяч тому назад.

А теперь, когда мы разобрались с ландшафтом, поговорим о человеке. Действительно, а когда  он  впервые  забрел  в   наши места?

Мышкинские краеведы считают, что у них там человек появился 12 тысяч лет до нашей эры. Обследовав стоянку Федюково-1 в устье речки Сондры, они пришли к выводу, что первые люди попали к нам с реки Десны, левого притока Днепра.

Поверим Мышкинским краеведам и предположим, что и у нас человек обосновался примерно в то же время. Хотя не будем спорить: может, чуть позже. Или раньше.

Чем же привлекла Кадка первых поселенцев? Да виной всему те подмоченные тысячелетия, что наступили после таяния ледника. Великое множество больших и малых озер, болот, рек да ручьев изобиловало рыбой. Их побережья вскоре заросли травой, кустами, деревьями, наконец — истинный рай для дикой птицы, кабанов, лосей. Ну как не поселить тут и. человека, зная, что основными занятиями его в древности были охота да рыболовство!

Так что где-то здесь, на высоких кацких кручах, можно поискать жилища наших прапра... То были круглые ямы диаметром от 4 до 6 метров и глубиной около метра. В центре ямины находился очаг, сложенный из камня. Ямы перекрывались коническими крышами, покрытыми, вероятно, шкурами животных или берестой и засыпанными землей, Да это самые настоящие землянки! Вот где прозябали, несчастные...

Кстати, поселки древних рыболовов-охотников никогда не располагались по одному, а составляли небольшие группы. Значит, в бассейне Кадки, если повезет, можно найти несколько древних поселений. Или на древнюю могилу наткнуться. Покойников тогда хоронили в глубоких ямах, клали их на бок с поджатыми ногами и согнутыми руками. Но это ведь как повезет — можно и ничего не найти. Никто специально для нас следы жизнедеятельности первобытного человека не сберегал, а время — оно разрушает все.

Вы спросите, люди какой национальности жили тогда на Кадке? Зря спросили. Далекие наши предки были настолько дики, что ученые совершенно справедливо называют их коллектив стадом. А стадо, как это ни обидно, есть стадо: даже отца ребенка с точностью указать не могли, вели родство по матери (матриархат) — а вы говорите, национальность.

Целыми днями бродили, бедняги, по окрестностям; пищу себе искали. Забивали езы, ставили сети из крапивных стеблей — рыбу ловили. Или по лесу носились за всяким зверьем: лосями, бобрами, медведями, зайцами, косулями, кабанами, оленями — охотились. А удаче, она не всегда в руках; а потому, бывало, сидели целыми неделями голодные, особенно зимой, когда ничего растительного не найти.

Хотя зачем так мрачно? Случались дни, когда общество наедалось, а наевшись, могло в сытом спокойствии шевельнуть мозгами. Лук усовершенствовать. Железо добывать научиться, корову приручить и т. п. и т. д.

Имея все это на руках, человек наедался уже чаще, следовательно, времени для размышлений прибавилось. О чем бы еще пофилософствовать на досуге? О любви, конечно! Появилась семья, кончились кровосместительные браки — человек заметно умнел.

Люди стали жить лучше, веселей жить стали. С соседями заобщались: торговали, воевали, вместе осваивали новые земли, обменивались женихами да невестами. Постепенно складывались общие обычаи, общая культура, общий язык — образовалась народность.

На бумаге это заняло четыре абзаца, а в жизни — долгие тысячи лет. На Кадке такая народность сложилась где-то к 6 веку уже нашей эры. Летопись донесла до нас имя той народности — меря, но это уже отдельный рассказ, материал для второй попытки.

 СЕРГЕЙ ТЕМНЯТКИН.

 

Из фамильной картотеки

 пишу   свою РОДОСЛОВНУЮ

 

ЕРШОВ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ. Это мой отец, Родился он 7 ноября 1954 года в деревне Мартыново. В 62-ом пошел в первый класс Мартыновской школы, а по окончании ее в 69-ом году поступил учиться на токаря в Ленинградское училище. А как окончил училище, его направили работать на Балтийский завод в Ленинграде. Там в это время как раз начинали строить атомный ледокол «Арктика». Папа много ходил по музеям, был и в Эрмитаже—очень интересно его теперь послушать.

Служил он во внутренних войсках на Севере, в городе Воркуте. Отслужив, приехал домой, закончил курсы шоферов и с 1976 года работает в колхозе «Верный путь». Мой папа владеет еще несколькими профессиями: сварщик, электрик. Он и плотник: вот совсем недавно с дедушкой срубили новую баню. В свободное время любит читать детективы, книги о войне и на исторические темы, газеты, конечно же, или просто посмотреть телевизор.

ЕРШОВА ТАТЬЯНА ВИКТОРОВНА. А это — мама, ее девичья фамилия Александрова. Она родилась 12 июля 1955 года в поселке Захарьино Брейтовского района. Он находится на самом берегу Рыбинского водохранилища, живут там рыбаки.

После окончания школы поступила а Ярославское медицинское училище № 1. Во время учебы мама два раза ездила со стройотрядами на юг. Первый раз она была в Одессе, они там собирали фрукты и овощи, а во второй раз — в Симферополе. Нет слов, ей там очень понравилось. Особенно Черное море.

После окончания училища, это в 76-ом, ее направили в Мартыновский медпункт, где мама проработала десять лет. Сейчас она — почтальон, носит почту в Нефино, Дьяконовку, Перемошье. Мама очень любит вязать, готовить, шить, а в свободное время — читать о старине и а современной жизни.

ЕРШОВ МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ, папин отец, а мой дедушка. Родился 24 сентября 1923 года в деревне Мартыново. Учился дедушка здесь же у Павлы Александровны Пятницкой. Но Мартыновская школа была тогда трехлетней, и потому четвертый класс он кончал в Юрьевском, где преподавала Александра Ивановна Коркуноаа, а потом ходил в Рождественскую школу. Зятем, выучившись на тракториста, работал в МТС.

Дедушка — участник Великой Отечественной войны. Воевал он на Севере, на Дальнем Востоке. Дедушка награжден медалями и орденом Великой Отечественной войны II степени. Его родной брат погиб в этой войне...

После войны дедушка вернулся в Мартыново и стал работать в колхозе, сначала трактористом, а потом бригадиром тракторной бригады. За доблестный труд он награжден орденом Трудового Красного Знамени. Долгое время он работал заведующим мастерской в Апраксине. Сейчас дедушка находится на пенсии

Его родители: прадедушка Николай Павлович ЕРШОВ (1889 —    1934)   коренной   мартыновец, а   прабабушка  Татьяна  Степановна  ЕРШОВА  (ПОТАПОВА)    (1887 —   1974) родилась в Левцове.

Валентина Александровна ЕРШОВА (а по-девичьи КОЧНЕВА]. Бабушка тоже мартыновская, родилась 15 марта 1930 года. Учиться ей пришлось недолго, так как началась война. Во время, войны бабушка работала в колхозе: ей приходилось косить, теребить лен, работать на сеялке — она награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Война забрала у бабушки младшего брата, он погиб на фронте.

Послевоенные годы бабушка продолжала работать в колхозе «Верный путь», трудилась и на ферме, и в поле, а перед уходом на пенсию она — заведующая складом, принимала зерно от комбайнов. Сейчас бабушка на пенсии, но продолжает работать почтальоном, носит почту в Мартыново, Владышино, Киндяково.

Мои прабабушка и прадедушка с ее стороны КОЧНЕВЫ Александр Филимонович и Анна Герасимовна.

А теперь о маминых родителях.

ВИКТОР ИВАНОВИЧ АЛЕКСАНДРОВ родился 2 февраля 1927 года в деревне Березово Рыбинского района (сейчас эти места затоплены водохранилищем). Кончил он Рыбинское речное училище, где получил профессию механика-судостроителя и стал работать в Брейтовском районе на рыбозаводе. Летом дедушка на своем катере возил рыбу в Ярославль, Рыбинск, Череповец. Зимой же занимались другими работами.

Дедушке награжден медалью «Ветеран труда». Сейчас он на, пенсии.

ВАЛЕНТИНА ПАВЛОВНА АЛЕКСАНДРОВА (ГРИБУШКОВА). Родилась 2 августа 1928 года а деревне Захарьино Брейтовского района. После семи классов, во время Великой Отечественной войны, бабушке, как и многим ее ровесницам, пришлось работать в колхозе и ездить на заготовки леса. Бабушка ухаживала за старшим братом, который был тяжело: ранен в позвоночник и стал инвалидом первой, группы. Бабушка всю жизнь проработала на одном месте, на рыбозаводе, и награждена медалью «Ветеран труда». Она очень хорошо умеет коптить, солить, вялить рыбу. А еще она очень вкусно готовит, любит печь пироги, много вяжет и шьет.

 

Наталья ЕРШОВА.

horizontal rule

horizontal rule

 

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» № 2{9)

Февраль 1994 года

Ярославская область,

Мышкинский район,

д. Мартыново

152846

По всем, вопросам, связанным с газетой, обращаться в школу, библиотеку или Дом культуры.

Мышкинская типография. Заказ № 247; Тираж 200 экз.

 

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz