Кацкая летопись № 30-31

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Спонсор странички :

А мы уже два года выходим. Третий пошел...

Газета  мартыновских краеведов  КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ      № 11-12 (30-31)  Август 1995 года

 

Листая  календарь

3 июля

В Мартынове отправка — провожали в армию Алешу Ершова. Конечно же, Он уже не раз успел написать домой, сообщить, что служит в окрестностях города Капустин Яр Астраханской об ласти в ракетных войсках, осваивает профессию шофера в «учебке».

9 июля

В Хороброве умерла Павла Николаевна Шабанова. Старость опять взяла свое: старушка родилась 6 июня 1907 года, и в последнее время за ней ухаживали дочь и внучка. Они благодарят колхоз «Верный путь» и его председателя лично за помощь» в. организации похорон.

13 июля

Придешь на старый малинник, а его как не бывало. Зато если найдешь свежее местечко, не нарадуешься крупнющим, душистым алым ягодам. Отойдешь в сторонку, а там черной смородины прорва — не больше и не меньше.

18 июля

Не знаем, помните ли вы Шахерезаду Степановну и Хуздазада Голиндуховича, но за пределами Кацкого стана о них точно не позабыли. Приезжала заведующая Шипиловским клубом, просила сценарий праздника «Успенье-93» Мы и сценарий  дали , и насоветовали кучу — посмотрим. ЧТО Получится у шипиловцев?

24 июля

В Мартынове вдруг задымился асфальтовый завод. Поскольку дым шел как и положено из трубы, все поняли, что это не пожар. Это, товарищи, гудрон топят, а потом увозят его нуждающимся в этом сырье.

23 июля

Колбасный       завод        получил  «Сертификат»           соответствия», разрешающий   выпуск   вареной   и

полукопченой"   колбасы,   сосисок и сарделек.       Ну и Бог с ним, пусть выпускает - жалко что ли!

30 июля

В Доме культуры — «любовный марафон». Десять храбрых юношей и девушек участвовало в этой шоу-программе, а победил «любовный треугольник»: Антонина Карасева, Михаил Галунов и Андрей Дорофеев.

 

ПО      КАЦКОМУ     СТАНУ

   Как в Юрьевском пасут

Проезжаешь, бывает. мимо Юрьевского, а тамошний пастух сидит на берегу Кадки да на реку поглядывает. Думаете, рыбу ловит? Не-ет, стадо сторожит!

Кто не помнит июньского зноя? От нестерпимого июньского солнца да от назойливых паутов было тогда одно спасение — вода. Но ведь в нее ни одна баба,

даже для того, чтобы подоить корову, не полезет...

Вот и приходилось пригонять скотину на полдня домой — в тенек, а спустя три-четыре часа, когда жара чуть поспадет, снова выпускать ее на пастбище,

— Дак ведь эдак гораздо удобнее, чем каждый раз ходить доить в поле, — рассудили

сметливые юрьевчане и сохранили этот обычай на целое лето. Соганяют в Юрьевском, как и везде, рано, в 6-ом часу утра В 12-ом часу разбирают скотину по своим дворам на обеденную дойку, а в начале 2-го снова отдают ее на попечение пастуху, который в 8-ом часу вечера пригоняет стадо в село на ночь.

Да как в Левцове живут

Тихо прошел нынче левцовский престольный праздник Тихонов день. Разве только к Румянцевым приезжала погостить в  родных местах Екатерина Замыслова, работавшая когда-то на Клюкинском медпункте. Да дождик, как ему и положено в этот день, все-таки собрался под вечер.

В деревне два дачных хозяйства, а из коренных жителей осталось 4 бабы да 2 мужика, все преклонного возраста. Может, оттого и ведут свои хозяйства по старинке.

Долго, например, смеялись над соседями юрьевчанами, которые вышли на огороды еще в конце апреля — сами-то принялись за

копку гряд с середины мая, а картошку посадили, как тому и положено на Николу, на 22 мая. И не прогадали: колорадского жука, например, в глаза не видели, и картофель поспел совсем не позже и уродился ничуть не хуже, чем у торопыг. Зато огурцы, как и у всех, горчат немного.

Да чего в Хороброве боятся

Большой, на две избы, бревенчатый дом Крюковых в Хороброве давно уже нежилой. Или это только кажется?

Всю   ночь   лаяли   собаки    а   утром  на  дворе,  там,   где  осталось

немного   сена,   появилось   лежбище   —   ночевал   кто-то.

Походят хоробровские по дому, хоть и боязно, а закроют все окна и двери поленом подопрут, а спустя какое-то время снова все настежь.

Как-то зимой видели дым из трубы, а нынешним летом и самого жильца: вышел на рассвете

какой-то мужичонка и отправился по направлению к Юрьевскому.

Так и живут в Хороброве, с опаской поглядывая на огромный пустующий дом: чего ждать от него — удара ли кирпичом по голове или пожара от непотушенной сигареты? 

 

Поздравляем!

Привет мартыновским юбилярам: АННЕ ВАСИЛЬЕВНЕ ЩЕ-НИКОВОЙ, которой 10 сентября исполняется 80 лет; СЕРГЕЮ АНДРЕЕВИЧУ ГАЛУНОВУ, он нынче уходит на заслуженный отдых; ВЕРЕ ВИКТОРОВНЕ ГАЛУНОВОЙ и СЕРЕЖЕ КАРАСЕВУ, а ему — 15!

|Привет ВАРВАРЕ ВАСИЛЬЕВНЕ ГРОМОВОЙ, нашей нефинской читательнице и ВЕРЕ СТЕПАНОВНЕ ЯКОВЛЕВОЙ из Дьяконовки! И в  Юрьевское шлем привет: там САША ЯКУНЧИКОВ отмечает пятнадцатилетие!

 

В КОЛХОЗЕ  «ВЕРНЫЙ  ПУТЬ» ОТСЕНОКОСИЛИ

Давно ушли в прошлое стога да ометы: сено теперь прессуют в рулоны, килограммов по 250 -300 в каждом.

Но сначала, как и прежде, траву надо все таки скосить. Лучше всего это сделать на германской «Еве», как В. М. Галунов.— оприходовал 297-тонн, и огребать за ним не надо, «Ева» сама с этим отлично справилась. Чтобы сено сохло быстрее, она и поворошить может, что и делал Валерий Михайлович.

Остальные прицепили к своим тракторам роторные косилки:

Громов  С.  О. —  356 т,

Тарасов А.  Ю. — 330 т,

Блохин  8.   В.  —309 т,

Виноградов  П.  А.  —  232 т.

А уж после них, как только сено подсохло, выехали  загребальщики В. М. Морошкйн      с А.  П. Воронцовым  и сгребли его в валы. Тут самое время и спрессовать   его.   Этим   занимались: .

Ершов   Н.   Н. .-  437 т,

Замяткин   А.   П,   — 416 т,

Боярское Н. Н. — 317 т,

Дорофеев  Н.  Ф.  — 311   т.

Спрессованное   сено   кладут   в стога,     рулонов    по  30,   а  то   и больше  в  каждом.   Никто  в  колхозе   этого   не  сможет     сделать лучше В.  И.  Чеснокова.  Так стогометателем один-одинешенек и уберет всё рулоны, только вот для того, чтобы они не промокли, их лучше покрыть непрессованным сеном. Старое ремесло завершателя           стогов нынче вспомнил   Н.   А.   Розов.

Всего в «Верном пути» запасли 1  294 тонны сена,

 

ОТСИЛОСОВАЛИ

Силосуют     в      хозяйстве      на «Ярославцах».     В   Н.     Темняткин накирует,  А.   Н.  Шалаев   с Д.  А. и  А.  Д.  Давыдовыми      отвезут А,  А.  Овчинников  зеленую  массу     аккуратненько      разровняет,

А. В. Виноградов не забудет, утрамбует — именно так, а не иначе это звено заготовило 3 080 тонн силоса.

3 100 тонн в активе второго звена, которое возглавлял А. В. Громов на «Беде». С ним работали: возили С. Н. Петухов В. В. Дорофеев, Н. В. Смирнов и С. М. Золотарев пока не сломался; равнял Е А. Каретников, трамбовал Ю. В. Осокин.

Всего в «Верном пути» заготовили 7 буртов, или около 6 000 тонн силоса. Хватит ли на зиму? Да, и, пожалуй, не на одну: еще с прошлого года в колхозе осталось 5 буртов.

Информацией делились Л. М. Тарасова, и А. Ф. Кудрявцев.

 

Фотография на  память

—  Але, Люся! Здравствуй! — посмотрите на снимок, там на втором плане кто-то разговаривает по телефону. Ба! Да это же Валентина Ивановна Топтыгина  пришла на почту, чтобы      позвонить подруге. Подслушивать нехорошо, но ..мы ведь тоже сюда пришли!

—  Люся, ты знаешь, я хочу рассказать о нашем замечательном почтовом отделении. Его заведующая живет в соседнем    Юрьевском, но каждый божий день садится на велосипед и    мчится    на работу. А! Да, у нее семья: муж Николай Сергеевич,    две    дочки Лена и Кадя да сын Михаил. Что! Ой, давно, давно она почтой заведует, знаешь, с  1 февраля 1982 года. Как звать! Галина Михайловна   Богородская

Узнали ее! Она с переднего плана на вас смотрит.

—  Что на почте-то есть! Ой, да много, много чего. Есть сигареты, есть конфеты, книги, мыло и даже, пардон,  чулки. Что? Старые услуги, конечно, тоже сохранились. Можно положить денежки на книжку: в здешней сберкассе 743 вклада. Можно     отослать любую корреспонденцию, получить почтовый перевод, подписаться на периодику, позвонить, ну, как я тебе. А! Почта      работает с 9 до 16 часов, выходные по субботам и воскресеньям.    Ой,    до свиданья, Люся, а то тут корреспондент из «КЛ» с фотоаппаратом.

Ну, пока, пиши!

2   стр.  «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                                               №11—12   |30—31),   август   1995    года

 

Старинная песня

У каждого времени свои песни. Звучали они и в военные и послевоенные годы, наполненные тревожным ожиданием печальных вестей с фронта. Годы, когда невмоготу было от неизвестности и от неподъемной работы. Но наступали редкие минуты отдыха, оттаивала душа и просилась в нее песня.

И вот в Юрьевском заводила-запевала своим удивительно чистым голосом Зоя Синева, угнанная в Германию, вернувшаяся на Родину. Под стать ей вторила Татьяна Гаврилова с Ольгой Бойцовой. Ходили по селу из конца в конец и пели, а открывшие окна домов юрьевчане с душевным замиранием вслушивались в проникновенные слова и задумчивую мелодию песен.

С той-то поры и запомнилась Анне Васильевне Овчинниковой Эта песня.

 

Вьется чаечка.

Над  озером  чаечка  вьется,

Ей   негде,   бедняжке,   присесть.

Слетай же,  слетай в  край далекий,

Снеси же  печальную весть.

Что там, за рекой за Дунайкой,

Наш  полк,  окруженный  врагом,

Снаряды  у   них   на   исходе,

Патронов   давно   уже   нет.

Еще же  слетай  в  край далекий,

Снеси же печальную весть,

Что там, за рекой под кусточком

Наш красный боец умирал,

Укрытый  он   серой   шинелью,

Родных и  знакомых вспоминал:

«Прощайте,   родные,   знакомые,

Мне больше уж вас не видать.

Уйди же, уйди, смерть ты злая,

Дай мальчишке немного пожить»,  

 

Помним

Вернулись живыми не все

 

Миллионов человеческих судеб коснулась война, не прошла и мимо нашей семьи.

Воевал папин отец, а мой дед, Федор Иванович Дорофеев и четыре его брата: Иван, Дмитрий, Александр, Николай. Дедушка Федор участвовал в Двух войнах. Финской и Великой Отечественной. Служил в артполку, имел два ранения: в шею и ягодицу Вернулся домой живым с медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», работал в колхозе и на пекарне в Перфенове (там он и жил).

Вернулись с войны и два его брата; Дмитрий умер в 61-ом году, а Иван до сих пор живет в Санкт-Петербурге. Два других его брата погибли: сначала лейтенант Николай Дорофеев 20 марта 1943 года у деревни Степановка Ленинградской области, затем старший сержант Александр 14 февраля 1944 года на Новгородчине  Было у братовей две сестры, жили они в Ленинграде; Вера ус пела перед войной вернуться на Родину, а Клавдии досталось испытать все ужасы блокадного города.

Мамины корми в деревне Дьяконовке. Там жили и оттуда ушли на фронт прабабушкины  братья Никифор и Николай. Никифор Иванович пропал без вести в сентябре первого годе войны, Николай вернулся домой с наградами, работал в колхозе бригадиром, потом на сушилке.

Их сестра, моя прабабушка, Наталья Ивановна Каретникова я годы войны трудилась на заготовке леса, пилила и возила его, на окопах за Мышкиным.

Мамин дед, а мой прадед, Александр Александрович Громов под Волгоградом брал в плен генерала Паульса, дошел до Берлина, у него были ранения, но он остался жить и вернулся домой с медалями.

Давно      кончилась       война,   и память   постепенно   стирает      семейные воспоминания о ней    но имена   родных,   чьих  судеб    она коснулась, в  нашей семье    помнят.

Марина ДОРОФЕЕВА, 8 класс.

 

В тылу приходилось не легче

Тяжело было на фронте, но и в тылу жилось не легче. Люди трудились день и ночь: сеяли хлеб, доили коров, растили живность, чтобы все это отправить на фронт.

Когда началась война, моему дедушке Виктору Васильевичу Дорофееву было десять лет, и он хорошо помнит те тяжелые голодные годы. Его мать, Евдокия Тимофеевна, работала дояркой во Владышине. Раньше не было современных комплексов, и коровы стояли на дворе V частников. В их колхозе имени Кирова было всего десять голов крупного рогатого скота.

Труд был ручной. Коров поили из колодцев, нося ведра на коромыслах. Высохнет колодец — ездили на речку Топорку с бочкой на санках, а то на какой нибудь лошаденке, которая еле волочила ноги. Лошадей в то время было очень мало, да и те часто болели чумой или чесоткой и умирали. Сено возили из сарая и тоже на санках. С приходом весны, когда коров выгоняли На пастбища, становилось полегче. На поля выезжал с плугом единственный в то время колесник, а за ним шли женщины после утренней дойки да старики с детьми, шли и сеяли.

Потом сразу начинался сенокос. Только забрезжит рассвет, уже косили усадьбы, а как сойдет роса, шел бригадир и всех наряжал на уборку сена в колхоз.

А работали за трудодень. По окончании года на трудности колхозникам выдавали зерно, и наступал настоящий праздник — можно было напечь лепешек. Из города приходили письма от родственников они тоже жили голодно: на душу выдавали четыреста граммов хлеба.

Так приходилось оставшимся  тылу, и мы благодарны не только ветеранам войны, но и людям, в поте лица работавшим для фронт».

Михаил   ГАЛУНОВ, 9 класс.

 

Сражались и погибли

Когда началась война, все, кто мог держать оружие, ушли на фронт. Два моих прадедушки тоже ушли На войну, Они сражались и погибли, Но с миллионами других советских людей защитили нашу родину, чтобы МЫ    МОГЛИ    СПОКОЙНО    ЖИТЬ          ПОД  мирным   небом,.

Оба прадедушки жили а Нефине Один, Павел Филиппович Громов, пропал без вести в первые дни войны; другой, Леонид Яковлевич Горюнов, был ранен в руку и по ранению отпущен в отпуск домой. Что за отпуск у него получился, судите сами — прадедушка несколько недель проработал председателем колхоза «Красный нефинец». А потом снова фронт и сообщение о том, Что «ваш муж и отец, погиб при освобождении д. Рейци в Эстонии 7 марта 1944 годе». Земляк который вместе с ним шел в атаку потом рассказывал, что был минометный обстрел, что мина попала прямо в прадедушку, и от него ничего не осталось — воронка.

Их жен, моих прабабушек «звали Александра Громова и Анна Горюнова Они трудились в тылу, воспитывали детей. Время было очень тяжелое, есть было нечего: ели лепешки из отрубей, перемешанных с гнилой картошкой и опилками. Все, что собирали: хлеб, мясо, яйца,— отправляли на фронт

Еще одна моя прабабушка, Александра Дмитриевна Орлова, жила в Киндякове. Муж, Федор Филиппович, вернулся с финской войны раненым. Они растили семерых детей, двое из которых, Саше и Коля, погибли на фронте. В день Победы когда наш народ чтил погибших, мы вспоминали воевавших наших родственников.

Светлана   ГРОМОВА, 8 класс. 

 

Моя война

Ф. п. Тихомиров:    „Для МЕНЯ Служба  и после победы продолжалась"

Только старожилы помнят теперь в Апраксине место, где когда-то вовсю работал сыродельный заводик, выпускавший исходящие ароматом в круглых дырочках сыры трех сортов и масло сливочное.

Всяко можно о человеке думать, но вот мастерства, таланта в деле не отнимешь, они сразу видны. И не случайно прилепилось к Федору Павлович Тихомирову такое уважительное слово — мастер, которое и фамилию иногда заменяет. «Мастер-сыродел» — так у него и в дипломе записано. Проучившись два года в Угличе на одни пятерки, оказался Федор Павлович по направлению в наших краях (сам-то он из Тутаевского района, из Арефинского сельсовета).

И пусть позакрывали заводы и в Апраксине, и в Исакове, но он всегда при деле: сколько кладбищ перегородил, лесу перепилил столько, что, приемщики уставали мерять в делянке, где все было чисто, прибрано, поленница к поленнице как городок выстраивались. Топором что угодно сделает — только посмотрит: дроги ли, телега или вещь поизящнее.

Да но это уже мирный послевоенный труд. А до этого — непередаваемо горькие военные дни и ночи, тяжелая солдатская работа

— Взяли меня на войну в декабре   1943  года,  —  начал  свой рассказ Федор Павлович. — Попал под Москву в трех километрах от Щелково в запасной полк связи.

В учебке изучали телефон, телеграф, ползать заставляли по снежному полю вдоль и поперек, а снегу по уши. Все мокрые а в землянке одна печечка маленькая. Какая землянка? Вы рыта траншея, сделан сруб, устроены нары в три этажа да в Два ряда еще, рассчитанные на 450 человек.

Иногда утром     дадут      команду кто     быстрее     оденется,      ну  а последних   двух-четырех,   кто   не успел в такой толчее,  записывают   и...   наряд   вне   очереди.

Посылали сначала в Крым, но в Харькове повернули на Гомель (Белорусский фронт). Высадили, и пешком...

Растягивали   провода,   которые целые,   потом  пускали   их в дело. На столб лезешь и автомат американский за спиною весом 11 килограммов. А бил всего метров на двести.

Однажды «летел» со столба, чуть не убился. Натягивал три проводе а тут проезжал мимо подъемный кран и задел меня своей стрелой — съехал на землю на когтях Остался без рукавиц, так командир взвода, «армянин Егиазарян, свои дал. Относились Друг к другу — лучше быть не надо, помогали чем могли.

Так всю войну одно и то же: провода, провода — все на столбах. Ночью тянешь, а днем рвет. В Белоруссии болота, мины, проводов нет. На Висле нам доставалось хорошо. Сшибало со столбов связистов миной или снарядом, а меня Бог миловал.

Путейщики, мостовики рядом часто работали. Немцы, что придумали: к двум паровозам приделывали приспособление, которое зацепляло шпалы и выворачивало  их.  Это     чтобы      задержать   наше   движение.

Под   Варшавой  делали     новый мост  через Вислу длиной  1   200 метров    Делали   мост   на   новом месте, уложились за 8 суток, это в  два  раза быстрее положенного.   Из   невозможного       сделали возможнее;   дивизии     присвоили звание   Варшавской   (а   гвардейской она к тому   времени     уже была).   И   Жуков   со   своим  штабом  на  броневике  уже по новому   мосту   проехал.       Начальства было   сколько!       

Армия дальше ПОШЛА, а мы остались спасать мост от ледохода. Солдат один обвязался толом, спустился под лед, взорвал его и сам погиб. Ему Героя присвоили посмертно, Погиб, а мост спас, и добровольцем сам выискался. Такое дело.

Бывало, и отдыхали. Своего парня-гармониста из Горьковской области Шайтанова с бельмом на глазу послушивали.

Конец войны застал около Берлина, как прошли Франкфурт на Майне. Ночью очнулись: что такое? — все стреляют  кому не лень.

Оказалось, Победа! У нас мужики кто из ракетницы, а я из карабина нового 44 года образца с откидным штыком палил

Для меня служба и после Победы продолжалась. В 1946-м на бандеровцев ходили — лес прочистивали у Иваново-Франковска. Потом тянули новую линию до Бреста. 60 километров на новых столбах Был во Львове два года, в Днепропетровске.

В 1950 году, 6 ноября, вернулся.

Н.   ИВАНОВА,                        д. - Парфеново.

 

№  11—12  (30—31),  август   1995    года  3 СТР. «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»

 

                                               КУКЛЫ БАБУШКИ НЮРЫ

Из очерка «Мышкины потешки»

На улице осенняя изморозь, как говорят здесь — темно, наволошно». Хожу по домам и, в унисон с погодой, результаты неважные. Задержалась только у Анны Васильевны Щениковой. Она с 1915 года, родом из соседней деревни Кузьмадемьянка. Теперь одна; наезжают дети, внуки. Вот и приходится делать запасы: сидит за столом, крошит на засол капусту.

Разговорились. Бабуля оставила крошенину — будем делать куклу. Тряпки есть и кудель найдется, а вот льна на косу нет. Припоминает, что у соседки вроде был припрятан еще с колхозных времен. Ей даже не приходит в голову простая догадка: набить куклу тряпками — все равно не видно. Нельзя — тогда будет не по настоящему. Я иду с просьбой к Екатерине Васильевне. Великолеповой и получаю шелковистую прядь чистого льна —: на горке хранился, завязан в мешочке, сама трепала и чесала Пока ходила, Анна Васильевна «заваляла» кудель в белую тряпку, перевязав крестиком грудь льняной ниткой. Нашла-таки!

—   Титьки-то   сами   выйдут,   как перевяжешь   потуже.   Мы   катышки не пришивали. Как мама покажет,   так   и   делали.

Потом перебираем лоскутки, ищем подходящую тряпочку на юбку. Наблюдаю и поражаюсь как из тканей с современными рисунками старушка находит кусочек ситца с зелеными и малиновыми цветами. Излюбленное красочное сочетание — в эти цвета красили здесь лен для ткачества — на постельники те же цвета перебирали и в половиках.

Теперь   Анна   Васильевна   пришивает  на  лоб  льняную     прядь, перекидывает  ее   назад,   заплетает   косу   зеленой   вязкой.

—   Вот  к кукла.  Мужиков       не делали,   только   девушек.   Нарядим      кукол и поедем в  гости к подругам.      Играли   на     лавках, стульев  в  избах  не было. И  убирали потом кукол,  клали, на свое местечко.   Кто  — в   корзиночку, в   ящичек      какой,   в коробочку кто   куда.

Получаю подлинный, этнографический образец местной крестьянской куклы. Даже набивка ее непременно куделью, и коса из льна, и перекрещйвание груди льняной нитью полны значения, свидетельствуя о традиционных занятиях кацкарей льноводством Не случайно маленькие снопики льна называли раньше одушевленно «куколки», а сам процесс околачивания семян превращали в семейный ритуал,.

Мышкинский уезд в прошлом веке славился по губернии как самый льноводный. Знаменитый «брагинский» лен, из которого получали шелковистое волокно длиной 90 сантиметров, шел и на экспорт, в Англию. И в советское время здешние колхозы специализировались на выращивании льна.

Но постепенно, еще с тридцатых годов, прекратилась селекция льна, понизилась культура

работы с ним, очистка семян, уход за посевами. И в конце концов не стало брагинского льна с его тонким, на диво длинным волокном. А теперь и вовсе перестали сеять даже обычный лен — трудоемко, невыгодно. Столько сил он отнимал, круглый год мучились, но не встретилось мне ни одного человека, кто не пожалел бы об этой утрате.

Прячу куклу, благодарю, и Анна Васильевна, едва перебирая ногами в огромных валенках, шаркает за мной, чтобы закрыть дверь.

Я сразу еще заметила на окне другую куклу, обычную пластмассовую красавицу с рыжим прошивным париком( в цветастом капроновом платье. Такие игрушки меня не интересуют, но тут на самом выходе почему-то решила спросить:

А этой куклой внуки играют? — Когда приезжают, играют. Но с собой не берут. Пусть, говорят, тут живет. У меня сестра старшая померла лет 13 назад, Маня. Я тосковала — вместе жили. И вот как-то пошла на почту, а туда игрушки привезли. Облюбовала я эту куклу, купила и, думаю, пусть живет заместо сестры. Имя ей не давала, думаю, пусть на память живет. Маня-то так девушкой и померла, она как мать мне была. Теперь как посмотрю на куклу и вспомню сестру то. Так и живет у меня заместо Мани.

Поразили меня на прощание Анна Васильевна. Смотрю на нее во все глаза, будто только увидела, старушка раже перепугалась. Пришлось вернуться и вспомнить вместе с нею сказку «Василиса Прекрасная» которую знаю уже наизусть. В этой сказке, умирая, мать «призвала к себе дочку, вынула из-под одеяла куклу, отдала ей и сказала:

— Слушай, Василисушка! Помни и исполни мой последние слова. Я умираю и вместе с родительским благословением оставлю тебе вот эту куклу. Береги ее всегда при себе и никому не показывай, а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета. Покушает она — и скажет тебе, чем помочь, несчастью. Затем мать поцеловала дочку и померла».

И потом... «Василисе помогала ее куколка. Без этого где бы девочке сладить со всею работою! Зато Василиса сама, бывало, не съест, а уж куколке оставит самый лакомый кусочек, и вечером, как все улягутся, она запрется в чуланчике, где жила, и потчевает ее, приговаривая:

— На, куколка, покушай, моего горя послушай! Живу я дома у батюшки — не вижу себе ни-какой радости. Злая мачеха гонит меня с белого света. Научи ты меня как мне быть И жить И что делать?

Куколка покушает, да потом и дает ей советы и утешает в горе, а на утро всякую работу справляет за Василису; та только отдыхает в холодочке да рвет цветочку а у нее уж и гряды выполоты, и капуста полита, и вода наношена, и печь вытоплена. Куколка еще укажет Василисе и травку от загару. Хорошо было жить ей с куколкой».

И   в   других   русских       сказках действуют куколки  волшебные  помощники. «Князь Данила-Говорила», «Морской царь и Василиса Премудрая», «Царевна в подземном царстве», «Грязнавка» — во всех этих сказках кукла кого то спасает, кому-то покровительствует или охраняет общественную мораль и нравственность. И еще, как давно заметили ученые фольклористы В. Я. Пропп, Е. Н. Елеонская, сказочные куколки генетически связаны с подземным миром, с царством мертвых. Они служат как бы заместителем умершего и всегда требуют к себе почтительного отношения.

Вот и мартыновская кукла — напоминание о сестре, заменявшей мать, не что иное, как отзвук древнего культа предков

Сидит кукла на почетном месте (всегда на одном), красуется на виду — в окне и сохранилась в чистоте. Даже внуки обращаются с ней бережнее! чем с обычными игрушками. И безымянная она не зря, в этом тоже ее тайна. А сама Анна Васильевна — редкий носитель традиции, прешедшей века и воскресшей из глубин народной памяти на исходе XX в.

Ни в одной экспедиции не было у меня подобной находки. Выходит, напрасно обходить вниманием современную пластмассовую игрушку. Не всегда сама вещь — ценность. Отношение к ней тоже может обернуться открытием.

Г.  Л. ДАЙН   г. Хотьково Московской области.

На   снимке:   Александра       Васильевна   Щеникова   к ее   кукла, так удивившие  известную- исследовательницу.   Фото   автора.

 

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ КАЦКИЙ язык

Ударение падает на букву, выделенную жирным шрифтом

КАПАЛИ — Скажут человеку: «Но, ты, убери капали!» — а тот весь издергается, бедный, не зная, что убрать надо? Поэтому запоминайте: капали — пренебрежительно о руках, обычно плоходействующих, неуклюжих: «Капали-то ничего не владеют».

Возможно, слово образовалось от глагола «хапать» и первоначально звучало как «хапали». Затем «х» сменилось «к», что в наших местах часто бывает, сравните: Пасха—Паска, хлев—клев.

Слово употребляется только в единственном числе, что немного странно: ,рука-то ведь может быть и не одна,

КАРАКУЛИ, КАРАГУЛИ — так у кого как выговорится называют вилы с загнутыми зубьями. Такими очень удобно сзади с телеги сваливать навоз. Мы записали слово во множественном числе, но, оказывается, употребляют и в единственном: «Вон, каракуля-то висит».

КАРГИКАР — «Каргикаров-то сколько налетело!» — скажут о грачах или галках. В слове слышится не только карканье русских ворон, но и татарское «кар» — черный.

КАРЖИНА, КАРЖЕНКА, ГОЛБЕЦ — деревянная лежанка вдоль печи под которой обычно помещался вход в подполье. Обычно, но не всегда.

КАТОК — катание. «Любил я масленицу. Три дня на лошадях катались: в пятницу в Ордине каток был — все туда съезжались В субботу в богородском, а в воскресенье — в Рождествене

КАШКА — мелкий бело или розовоголовый самородный клевер.

КАШНИК — глиняный горшок для варки каши,

КВАК   —   лягушачья    икра|.

КВАСНИЦА — деревянный глухой бочонок с отверстием    сбоку для    кваса.

КЕКАНЬЕ, КЕКАНЬЁ — икание. «Вот еще беда: кеканье меня пробрело!»

КЕКАТЬ —  икать

КИДКОМ-БРОСКОМ — беспорядочно, торопясь, как попало. «Все некогда, все кидком-броском!» — кто из нас так не жаловался?

КИМАРИТЬ   —   спать.

КИШОНКА — мелкая кишка. «Мелкие кишонки солили делали из них колбасу».

КЛЕВ, ОМШАНИК, ОВШАНИК - утепленная часть дворов для телят, ягнят, поросят. Старые люди указывают, что раньше говорили только «клев», слова «омшаник» и «овшаник» появились на Кадке в недавнее время.

КЛУХА — наседка, то есть курица, которая сидит на яйцах или уже водит цыплят.

КЛУ- КЛУ — слово-манок, с помощью которого подзывают клу-ху.

КЛЮШКА, МЕШАЛКА. Кацкари совсем не употребляют слова «кочерга», а потому, счастливые, не ломают голову над тем, как сказать: «Купила пять коче ..». На Кадке все проще — пять клюшек. Что с ними делать, видно из примера: «Возьми клюшку да помешай в печи».

Еще клюшкой называют тросточку. «Барин с клюшкой идет — идет, не опирается, а только вперед себя выбрасывает — фасонит вот, мол, какой я!»

КОВБА, КОЛБА — это слово, означающее один  из сортов    пшеницы  —  полбу,  записал  ученый  Русинов.   И,   пожалуй,     наврал: старожилы  помнят другую ковбу — особый сорт      ячменя    с с долгим тонким  волосом  и  плоским колосом  в  два  ряда.

КОВЫРЯТЬ,  КОВЫРЯТЬСЯ — бодать, бодаться. «Бык   заковырял», забодал,  значит.  Или:  «Осторожнее, корова ковыряется!»

КОВЫРЯКОЁ — о животном обычно говорят в среднем роде: «Ковырякоё какое!»

КОВЫРЯЛО, КОВЫРЯЛКА, КАНИТЕЛЬ — это все названия медлительного несноровистого человека.

КОКА, КРЁСТНА — крёстная мать. Все Мартыново помнит Коку Оню — незамужнюю Анисью Андрияновну Знамову, добрейшую женщину, которую звали кокой не только крестники но и вся деревня.

КОКОЙ — крестный отец

 

На рисунке: вилы каракули и бочонок-квасница.

 

№ 11—12 (30—31), август 1995    года  4 СТР.                            «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»

 

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ … 

КОЛДУНКИ, ТОШНОТИКИ — оладьи из перезимовавшего в поле картофеля которым питались в трудные времена. А жили все по-разному: для кого-то такая еда была «тошнотиками», а для кого-то «колдунками»!

КОЛО__ около, возле: «Коло дому я стоял».

КОЛУПАТЬ,  КОЛЫПАТЬ —  раскалывать   или  соскабливать.

КОЛУПАТЬСЯ, КОЛЫПАТЬСЯ — раскалываться или соскабливаться

КОЛЫШКА Что такое оглобля все представляют, но немногие знают, что оглобли бывают только у саней. У телег подобную деталь зовут на Кадке колышка. Делают ее из толстой жерди, которую выкапывают с корнем. Обтесывают; там, где корень — сверлят, обивают железом для прочности и надевают на ось.

КОМКОМ — так скажут, например, о мятом, неаккуратно сложенном белье: «Что ты свое одевание комком бросил?»

КОНСКИЙ ВОЛОС, ВОЛОС — животное (его научного названия мы не знаем),, которое живет в наших реках и прудах и которое действительно похоже на волос из лошадиной гривы или хвоста Маленькие ребятишки ловят его и сжигают — животное горит как настоящий волос.

Соберутся, бывало, ребята купаться, а старикам-то завидно, вот они и пугают;

—Не дай, Бог, — говорят,—искупается в реке лошадь и при этом потеряет волос. Через три года он оживет. Вопьется в человека, войдет в вену, дойдет по ней до сердца, и человек умрет.

Для того чтобы избавиться от такой напасти, приглашали бабушку-колдунью из Клюкина. Та первым делом приказывает всем находящимся в избе молчать. Затем кипятит воду и шпарит в ней веник И веник, и пораженное волосом место держит над паром, а сама все чего-то говорит. И волос пойдет. Желтый такой, длинный, так и лезет из тела. Но если кто из присутствующих удивится, пусть даже ойкнет, волос тотчас возвращается обратно, и колдовство не подействует.

Такое лечение широко практиковалось у нас на Кадке, причем, от многих болезней — но это дело весьма темное. А для успокоения читателей, сообщаем, что волос — животное не только безвредное, но и полезное, уничтожающее личинки комаров. Однако, когда видишь его в воде, все равно страшно.

КРАНТ—кран. «В их саду стоял самовар с двумя крантами   Так и звали  их  по  самовару. Да  у тех,  говорили, у которых  самовар с  двумя  крантами.

КРАСНОГОЛОВЕЦ _ василек луговой.

КРАСНОГОЛОВИНА, ГОЛОВКА — шапка клевера. Ее можно сосать: вкусно, сладко.

КРЕСТ — перекресток. Главная площадь села Хороброво, где сходятся все дороги Кацкой земли, так и называется — Крест.

КРИВУЛИ, КРИУЛИ — по большому счету то же, что зигзаги.

КРИВУЛЯМИ, КРИУЛЯМИ — не по прямой передвигаться, а зигзагами, шарахаясь из стороны в сторону: «Что ты криулями идешь? >

КРИВУЛИНА, КРИУЛИНА — о дереве, жерзди или палке: не прямая, а с кривизной: «Посмотри на ольху, кривулина какая!»

КРОЗЬ, СКРОЗЬ — сквозь, через. «И сеяли головицу ото льну крозь грохот».

КРУГАЛИ — круги.

КРУГАЛЯМИ — передвигаться по кругу, например, блуждая в лесу.

КРУГОВИНА — поляна, чистое место, со всех сторон (кругом) окруженное деревьями или домами — тогда это уже площадь.

КУКЛА, ДЕСЯТОК. У Русинова записано так: «Кукла — связка из 10—15 повесем льна». Местные старожилы уже путаются, сколько на самом деле было повесем: 10, 12 или 24? Может, где как. О втором слове говорят так: «Да может, и не 10 по весем-то было, а звали все десяток»,

КУТЬ, ПУТЬ — слово старинное, означающее прихожую в доме Современным  кацкарям  уже  мало   понятное,  и   поэтому  они   часто подменяют его существительным путь. «Не стой в пути, — скажут,— садись   (или   проходи   под   перёд).»

КУРОК. Два значения слова, которых нет в словаре: первое, это ручка на косье, которую держат правой рукой    при косьбе;

второе, металлический стержень (шкворень), при помощи которого подушка передка телеги крепится с подушкой переднего ската колес.

КОПАЛЬ — землекоп. Множественное число КОПАЛЯ.

КОПЫЛ, множественное число КОПЫЛЬЯ — деревянные короткие столбики у саней, при помощи которых полозья крепятся ч лестнице. Можно насчитать порядка десяти копыльев на одних санях: пять с одной стороны и пять с другой. Ко вторым от переду копыльям крепятся веревками оглобли.

КОРОВАШЕК — вот попотчуют вас: «Отломи коровашек!» — а вы и не знаете, что это такое, Это хлеб круглой формы, который пекли не в формочках, а прямо на поду русской печи.

КОРОНИТЬ,  КОРОНИТЬСЯ  — прятать,  прятаться.

КОРОНИЧКИ — игра в прятки.

КОТОМА — любая, не обязательно заплечная сумка.

Составлять словарь помогало множество народу, но в особенности Н. И. Знамов, О. В. Знамова, О. Н. Крюкова и В. В. Крюков, уже покойный.

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ   

Наталью   Ивановну Архив на  дому  ВЕТЕРАН КОЛХОЗНОГО ТРУДА

ОТ «КЛ». 90 лет не шутка. Мы все ломали голову: какой же подарок сделать нашей читательнице Наталье Ивановне Каретни-ковой в такой замечательный юбилей. И нашли-таки!

Нашли в «Волжских зорях» от 29 июля 1966 года статью о ней. Читайте, Наталья Ивановна, да вспоминайте, какой Вы были тридцать лет назад. А тем, кто помоложе, тоже полезно узнать о Вашем непростом, но славном  прошлом.

 

*                 *                *

—  Ты, бабушка, откуда пришла?

—  С фермы, внучек.

—   А   потом   опять   пойдешь? —Пойду, дорогой, обязательно

пойду.   И   вечером   и   завтра   утром.

Наталья Ивановна Каретникова давно бабушка. В доме, где она проживает с сыном Александром и снохой, постоянно слышатся задиристые голоса троих внучат. Изредка возле окон останавливается колхозная машина, Александр Александрович на скорую руку обедает и вновь садится за баранку. А бабушка привычно взглядывает на часы: не пора ли на скотный двор. Тридцать лет отработала она дояркой в род ном колхозе, через ее руки прошли сотни телят, тонкие молочные струи превратились в целую молочную реку.

Про эту пожилую женщину, вступившую в колхоз в 1932 году ( не скажешь, что она «ходит на работу, лишь бы дома не сидеть». Она всегда  числе передовых доярок, а их в артели «Верный путь» 38 человек. 3 1965 году от каждой из 13 коров она надоила по 2 611 килограмма заняв второе место. За первое полугодие текущего года результат Натальи Ивановны — 1 696 килограммов на коров/. Только 5 доярок смогли ее несколько опередить. Но впереди целое полугодие, опытная доярка будет еще в числе победителей соревнования.

Правительство по заслугам оценило бескорыстный и самоотверженный труд ветерана колхозного строя. Доярка дьяконовской фермы Наталья Ивановна Каретникова награждена орденом «Знак Почета».

 

Посидим рядком, поговорим ладком

„ЧТО ТЯЖЕЛОЕ, ТО И МОЕ"

На столе у Натальи Ивановны Каретниковой лежит... «Кацкая летопись».

—   Читаю, родимый, — улыбнулась она. — Я  уж давно    ничего не выписываю.  А  тут     встречает меня Зина на дороге, на говори'-, козетку. Я ее уж несколько    раз прочитала!

—А Вы в какой школе учились!

—  Я? Да неученая я — не    на что было учиться да  и не в чем. Сплетем,  бывало,   лапти,     обуем да пойдем  —  кто ж  нас таких  в школу пустит?!  А читать  и писать я   сама   научилась,

—    Сама!

—  Да. Хоть  и сама, — засмеялась   бабушка   Наталья,  —  а   денежки   сосчитаю,   вам,       ученым, так  скоро   и   не  счесть.   А   жаль, что  в  школе  поучиться  не     удалось...

Я ведь старая: три войны пережила.

Николаевскую-то, это когда царя свергли, уже плохо помню. У меня брат на ней от ран помер. Хотели ему отнять ногу-то, да он не дал: «Кому,—говорит,— я нужен без ноги!» Так и прислали нам извещение, что умер ваш Павел Иванович, и место указали, только ведь я уже не помню где

А Финскую хорошо помню Мы еще в Сидоровку ходили смотреть, там двух мужиков застрелили.

—    А   кто   это   их   так-то!

__ Карательные отряды ходили. Они с фронта бежали, вот их и убили: одного прямо на до роге, а другого на березе — так и свалился как камень. Там их и похоронили, в Деревязине.

В Финскую два моих брата служили. Оба вернулись, Петр и Вася только больные; у меня жили, я за ними ходила.

А в последнюю войну еще один мой брат погиб, звали его Никифор Иванович.

—   Какая у Вас семья большая была!

—   Большая:   отца   звали     Иван Васильевич   Каретников,   мать   — Мария Григорьевна; она молодая померла,   девятерых   отцу   оставила. А теперь  уж никого    нет, все промерли — одна я осталась.

—   Трудно   жилось!

—   А  нет  разве?!  Я  четырнадцати   годов   за   два   пуда   муки  в работницы   нанялась.   Работу всякую   заставляли   делать:   что   тяжелое,   то   и   мое.

Помню, хозяин наклал мешков воз и говорит:

—   Поезжай   в       Карпове       на мельницу!

—   А  чего  же   я  буду  делать, мешки-то тяжелые, мне и  не повернуть    ими,

—   Ну дак, нанялась — продалась!

Я плачу, не знаю как и быть, да хорошо три мужика в попутчиках оказались:

—   Не       плачь,  —   говорят    — девчонка,   мы   тебе   поможем.

Так и доехала с ними, они мне мешки в мельницу и втащили.

Другой раз будят меня с вечера:

—   Иди   лен   околачивать! Встаю, а голова такая тяжелая,

будто и не спала вовсе Вышла на улицу — темно, страшно. Крикнула соседке, тетке Кате, мы с ней вместе работали — не откликается. Вошла в рижку, зажгла фонарь, сижу — один лен отрепала, другой... тетка Катя входит:

— Дура ты! Только легла, они тебя сразу в 9 часов и разбудили. Ляг хоть здесь, поспи немного.

Уснула я на печи и проспала до бела. Тетка Катя меня будила, но я не вставала — такая злость меня взяла. Утром хотя ин:        

—  Ну, где твоя работа?

—   Да вен, посмотри, за ригой кучи   стоят!   —  нарочно  ведь  так ответила и ушла.  И больше к нему   не    приходила.

А потом в Ушакове порядилась работницей-то. Затем в Юркине два года, в Толстикове три.  А организовали колхоз — я сразу в него и затетюрилась.

—   И сразу в доярки попала!

—   Сразу.   Сначала  одна  работала, а потом телочек народилося да и подкупили      немного — еще   группу   набрали.       Отдоишь коров- то, а дел-то еще сколько! Я и боронила, я и жала, я и лен теребила и колотила: бывало, вдвоем выколотим ригу за ночь —и на дойку. А часов не было, дак я лен стлала — будильник с собой носила. Как зазвенит, так и бегу на ферму в Опраксино.

А жили — недоедали. Я за хлебом в соседнее Нефино к брату двоюродному ездила. Там другой колхоз был, они побогаче жили. Тамошний председатель как-то мне и предложил:

—   Переходи к  Нам в  доярки! Так  я в   Нефино  ушла. Только

сначала судили меня в Дьяконовке, отпускать не хотели. Судья и спрашивает:

—  Ну,  как,  Каретникова, желаешь   ли    в   Нефино?

—  Не желала бы,__отвечаю,—

не  шла.   У  меня   отец     больной тетка да два брата неженатых да моих     детей      двое — семья-то большая,   а       работница   я   одна. Мне  их  кормить  надо.

Десять лет я в Нефине жила. А как объединились наши колхозы, назад в Дьяконовку вернулась.

А на ферме сорок лет отработала, а пенсия маленькая вышла. Вот я и еще работала, да и снохе пособляла Семидесяти годов только и успокоилась.

—  А сейчас как живете!

— Да как живу? Так и живу — одна. Внуки у меня в Мартынове, помогают. Женя и воды и дров наносит, Лида постирает. А сама то я уже ничего не могу. Сегодня утром подергала луку да и

ушла   из  тына  __   голова-то   как

чужаяя.

С именинницей разговаривал С. ТЕМНЯТКИН,   д. Дьяконовка 

Газета издается на средства Мартыновской администрации. Наш адрес: 152 864, д. Мартыново, Мышкинский р. Ярославская обл.

horizontal rule

Реклама :

horizontal rule

Выпуск   готовили:

Л. И. Чуракова, С. Н. Темняткин, С, Н. Темняткина (рисовала) Гес. предп. «Мышкинская типография»   Лицензия ПЛД № 82—3

Реклама :

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz