Кацкая летопись 98-99

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Спонсор странички :

№ 3-4 (98-99) март—апрель 2000 года

 

ГАЗЕТА    КРАЕВЕДОВ    ВОЛОСТИ    КАДКИ (КАЦКОГО СТАНА)  КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ

 

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО   НОМЕРУ

 

ПОДРОБНОСТИ О КАЦКИХ ЧТЕНИЯХ                                                                                                  2 стр.

СЕЛО ОРДИНО ОКОЛО 1632 ГОДА                                                                                                                         3 стр.

НЕТ ДЛЯ КАЦКАРЯ ДОРОЖЕ  ЛОШАДИ!                                                                                        3 стр.

ГАЛИНА АРЦЫХОВСКАЯ —  ЗЕМЛЯКАМ                                                                                                      4 стр.

ПОСИДИМ, ВОЕННЫЕ ГОДЫ  ПОВСПОМИНАЕМ                                                                                    4—6 стр.

УХ ТЫ, НЕМЕЦ В ЮРЬЕВСКОМ!                                                                                                                      7—8 стр.

СТАРИННАЯ ПЕСНЯ                                                                                                                           8 стр.

СКАЗ О СЕЛЬЦЕ РЯЗАНОВЕ                                                                                                                   9 стр.

ТЯЖЁЛЫЕ ЦЕРКВИ ДЕНЁЧКИ                                                                                                                               9 стр.

КАЦКАЯ ЗЕМЛЯ НИКОЛЬЩИНА                                                                                                              10—11 стр.

ЛЕТОПИСЬ КОВЕЗИНСКОЙ ШКОЛЫ                                                                                                          12—13 стр.

ПОКЛОН ПАВЛОВУ И ТРУШНЕВУ                                                                                                             14—15 стр.

ПОГОВОРИМ ПО-КАЦКИ                                                                                                                                       15 стр.

А БАБА МАНЯ УЖ ВАС  ПОДЖИДАЕТ                                                                                                         16   стр.

 

«К Л»     ждёт помощи! 

Наши банковские реквизиты:

ИНН 7619002912 расчётный   счёт   40703810077150110020

в  Некоузском  ОСБ   РФ  №  2530

корр..   счёт   30101810500000000670    БИК   04788867С

общественная   некоммерческая   организация

КЛУБ  «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ» 

От всей  души

Кацкая  песнь 

За лесами синими, за реками быстрыми

В часничках берёзовых солнышко встаёт.

Былью или небылью в стороне отеческой

Встретит нас загадочный кацкарей народ.

Вдоль широкой улицы да по-за огумнами

Белыми холстинами улеглись снега.

Старыми поверьями здесь края овеяны,

Здесь незамутнённые речек омута.

Пусть давно не слышатся золотыми зорьками

Звоны   колокольные   всех   её   церквей,

Русь моя ты малая, ты — моё спасение,

А поля просторные всех красот милей.

Кацкая сторонушка всем светло украшена,

Вызнана, исхожена вдоль и поперёк.

Камушками белыми речь пересыпается:

Дорог мне загадочный кацкий говорок.

Побегу за солнышком я с холма высокого,

Травами духмяными вдоволь надышусь.

Я из роду кацкого, Кадка — моя Родина,

Кацкарем по праву я с гордостью зовусь!

 

Елена Балашова.  г. Мышкин.

 

Работа   над  ошибками 

Ох, и не просто нам достался переход на 16-ти полосную газету — как-никак объём всё-таки поприбавился! Наверное, поэтому в прошлом номере (январь-февраль 2000 года) наделано

 

 ошибок. Но тем и сильна «КЛ», что тотчас спешит  исправить  их!

СТР. 2. Балакиревскую учительницу зовут, конечно же, Ирина Васильевна Пономарёва — она наш большой друг.

СТР. 3. Трощеевские названия, что дороги сердцу, собирал ученик Ординской школы Олег Блохин, а нефинские — ученица Рождественской школы — Олеся Дубина.

СТР. 13. Нефедьевскую среднюю школу перевели в Ордино, естественно, в 1983 году — это произошло  на  памяти  всех нас.

СТР. 14. Правильная фамилия старинной Платуновской семьи из 17-ти человек (в её доме сейчас живет А. В. Буренков) — Страховы.

За ошибки приносим читателям извинения и обещаем стараться впредь их делать как можно меньше. Надеемся, что вы будете относиться так же внимательно ко всему что мы пишем, дорогие читатели!

 

ОПЕРАЦИЯ «СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ» 

Благодаря вашему участию, читатели, продолжается операция «Старая фотография». Напоминаем, что мы всего лишь снимаем высококачественную копию, возвращая оригинал владельцам.

Наше собрание пополнилось снимками мартыновской и юрьевской бригад (50-е годы), владышинской бригады (50-е годы), боевые подруг (40-е годы), Николо-Топорского избирательного участка (30-е годы).

Спасибо Л. И. Чураковой, В. Д. Великолеповой, О. А. Виноградовой, Н. П. Тихоновой. Ждём новых старых фотографий!

 

2 стр.      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» март-апрель 2000 года

 

ПЕРЕКЛИЧКА „КЛ"

ОРДИНО. В канун Дня защитников Отечества в здешней школе состоялась встреча шестиклассников с ветеранами Великой Отечественной войны. Раскрыв рты, слушали ребята фронтовые воспоминания Д. Шаханова, А. Корешкова и Н. Королёва.

— Всего из села и близлежащих деревень, — говорит организатор встречи П. Н. Голосов, — ушло на фронт более 200 человек. Не вернулось свыше 120. Почти каждый дом пережил утрату одного-Двух, а то и более кормильцев.

РОЖДЕСТВЕНО. Самым большим делом была борьба за местную больницу. Дело в том, что областная комиссия вкупе с представителями Мышкинской больницы порешила, что лечебное учреждение не соответствует современным стандартам и рекомендовала превратить его в палаты сестринского ухода. Однако, кацкарям удалось отстоять свою больницу.

Да и как иначе — Рождественская больница обслуживает порядка 1750 жителей нашего отдалённого края.

ГАЛИЦЫНО. Единственный транспорт, на котором можно было добраться нынешней снежной зимой в Верхнюю Кадку — это «Буран». А потому появление пешего корреспондента «КЛ» произвело на всех большое впечатление — сюда даже некоузское начальство нос не кажет. Да что Некоуз—чтобы разнесчастную справку получить, верхние кацкари едут сначала 30 километров до Некоуза, а потом ещё 24 до Новинского — до центра сельской администрации! Так и живут...

 

Вот и Пятые Кацкие прошли

Прежде всего огромное-преогромное спасибо нашим спонсорам:

КОЛХОЗУ «ВЕРНЫЙ ПУТЬ» (главному бухгалтеру А. Ф. Кудрявцеву и председателю С. М. Ершову);

АДМИНИСТРАЦИИ МЫШКИНСКОГО РАЙОНА (главе Г. А. Замятину);

АДМИНИСТРАЦИИ ОРДИНСКОЙ ВОЛОСТИ УГЛИЧСКОГО РАЙОНА (главе О. М. Петуховой);

МАРТЫНОВСКОМУ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЮ Ю. М. ВОРОБЬЁВУ — это благодаря их помощи смогли мы и гостей привезти-увезти, и накормить их, и приз каждому участнику чтений вручить.

А было участников Пятых Кацких краеведческих чтений, состоявшихся по традиции в первую субботу февраля в Мартынове, ой-как много: кацкари из Мартынова, Владышина, Юрьевского, Рождествена, Балакирева, Платунова, Гридина, Ордина; были и заволосные из Мышкина' Углича, Ярославля и даже Москвы — всего около сотни человек.

Проходили чтения, опять-таки по старой традиции, в здании Мартыновской школы имени П. А. Пятницкой. Учителя, как всегда, были радушными хозяевами — низкий поклон им за верность и дружбу.

__  Ну  а  в   чём же  заключалось     содержание

тех чтений? — спросит нетерпеливый читатель. Не будем их пересказывать — предложим лучше изучить программу. Как видите, чтения были построены в форме устного выпуска газеты «Кацкая летопись» и все выступления распределялись по рубрикам и страницам.

Вели чтения Сергей Темняткин и Елена Вели-колепова. Все выступления, естественно, увидят свет на страницах «Кацкой летописи».

Читайте нашу газету.  И — до  новых  чтений!

 

ПРОГРАММА ПЯТЫХ КАЦКИХ ЧТЕНИЙ (МАРТЫНОВО, 5 ФЕВРАЛЯ 2000 ГОДА)

ПРИЕЗД   ГОСТЕЙ   (9:00—9:30). ОТКРЫТИЕ     ЧТЕНИЙ     (9:30   — 10:00).

1  СТРАНИЦА: «КАЦКИЙ СТАН»

(10:00—11:05).

Откуда пошла Кацкая земля! Сергей Темняткин; д. Мартынове - «ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО — ВОЛОСТЬ».

Старинная песня. Александра Рубанова, Анна Судакова. Клавдия Голышкина, д. Мартынове— «ПРО ИЗМЕНУ ДЕВЧОНКИ ОДНОЙ».

Дорогие сердцу названия. Денис Другое, д. Гридино — «ВОКРУГ ДА ОКОЛО ОВДЕЕВА».

Архив на дому. Татьяна Третьякова, г. Углич — «УСАДЬБА АПРАКСИНО В НАЧАЛЕ XIX ВЕКА».

Кацкий стан сегодняшний. Олег Блохин, с. Ордино — «НАХОДКИ НА КРОВАВОМ».

Письма издалека. Сергей Ку-1ров, г. Мышкин — «ВСЁ, ЧТО ЗЕМЛЯ СОХРАНИЛА».

ПЕРЕРЫВ   (11:05—11:15).

2   СТРАНИЦА:   «ПРИ   ХУДЕ   — ХУДО»  (11:15—12:20).

О пережитом. Лидия Чурако-ва, с. Юрьевское — «БЛОКАДНИЦА».

Помним. Шура Соколова, с. Рождествено — «УПАЛ САМОЛЁТ».

Посидим рядком, поговорим ладком. Ученики Мартыновской школы имени П. А. Пятницкой Сергей Шалаев, Михаил Осокин, Денис Замяткин, Виктор Туркин, Марина Смирнова читают воспоминания своих бабушек и прабабушек о военных годах.

ПЕРЕРЫВ   (12:20—12:30).

3  СТРАНИЦА: «КАЦКАРИ» (12:30 —   13:35).

Этнографическое     кацковедение.     Александра     Дорофее| д.    Мартынове   —   «ДА-А,   ЕЛИ, ПИЛИ  

 

НАШИ   ПРЕДКИ.

Некруглая дата. Елена Козло ЕЭ, д. Гридино — «ИСТОРИЯ ОРДИНСКОЙ ШКОЛЫ».

Старинная песня. Любовь Румянцева, с. Рождествено—«СТОИТ ОДИНОКО ДЕВЧОНКА».

Вспомним земляка. Марина Севрюгова, с. Рождествено — «УЧИТЕЛЬ ДМИТРИЙ ИЗМАИЛОВИЧ ЛЕБЕДЕВ».

Забытые кацкари. Владимир Гречухин, г. Мышкин — «ТИМО-ХОВО—ОДНО ИЗ СВЯТЫХ МЕСТ КАЦКОГО СТАНА».

Поэтический уголок. Светлана Левагина, г. Ярославль — «ДУШЕНЬКА (СТИХИ О ПРЕКРАСНОЙ КАЦКАРОЧКЕ).

Архив на дому. Олег Карсам4~\ г.   Мышкин   —   «ПРО   ИВАНУД КУ    РОЖДЕСТВЕНСКОГО».

Старинная песня. Сергей Лебедев, д. Мартынове — «ПОХОРОНЫ ЖЕНЫ».

ПЕРЕРЫВ   (13:30   —   13:40). 3 СТРАНИЦА: «КРУГЛЫЙ СТОЛ»

(13:40—14:10).

Вопросы: «Кацкари: миф или реальность?» и «Кацкая летопись»: быть или не быть?».

Во время чтений действуют выставки: «Находки на Кровавом» и «Чёртов палец — свидетель древнего прошлого» (Павел Голосов, с. Одрино), «Всё, что земля сохранила» (Сергей Куров, г. Мышкин), «Операция «Старая фотография» и «Последние поступления в Кацкий музей» (Сергей Темняткин, д. Мартынове).

 

 

март-апрель 2000 года                      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ*                 3 стр.

 

Угличские   писцовые книги XVII века

Признаться, мы даже подрастерялись немного, когда во II жалованной грамоте великого князя Московского Василия III, датированной 25 января 1534 года, прочли, что угличскому Покровскому монастырю тот князь Василий III дал, «в Кадке селцо Ильинское з деревнями». Что за Ильинское такое было в наших краях?

Подсказка не заставила себя ждать — ниже сельцо поименовано Ильинское-Ордино. Ага, стало быть, в средние века селение имело два названия: Ордино — потому что, по преданию, здесь стояла станом Золотая Орда; Ильинское — по местной церкви Ильи Пророка.

Угличские писцовые книги, составленные сто лет спустя — около 1632 года — застают в селе всё ту же Ильинскую церковь. Но село именуется теперь уже твёрдо Ордином и никак иначе В общем, обратимся к документу!

ОРДИНО-ИЛЬИНСКОЕ

Вотчина ПОКРОВСКАГО МОНАСТЫРЯ, что на Угличе, по приправочным книгам и по выписи с книг письма и меры князя Дмитрия Бельскаго со товарыщи 1596 и 1597 годов, село ОРДИНО на речке на КАДКЕ. Да к тому ж селу припущены в пашню пустошь Буверкино, пустошь Гришине, пустошь Овчуково.

А в селе: церковь Святаго пророка Илии — деревянная, рубленная клетью. А в церкви образы и книги, и ризы, и на колокольне колокола, и всякое церковное строение монастырское. А у церкви во дворе вдовой поп Агафон Григорьев.

Да в том же селе двор монастырский, а в нём живёт дворник Анисимко Карпов да дети его Мелешка, да Калинка, да Тимошка.

Да два двора детёнышевых: Ларки Леонтьева, прозвище Харки; да Дейка, прозвище Первушки, Терентьева Машкулиновы.

Да крестьяне:  во дворе Трофимко да Ивашко Мартьяновы.  да  Вахромейка,  прозвище  Шумка,  Ларивонов сын Кропивин.

Во дворе бобыли Кононка Осипов Боговодя да Якушка Матвеев, да Аверкейко Елизаров, прозвище Швец.

Да из того ж села выстовка: во дворе крестьяне Самсонко Игнатьев да зять его Микитка Крисантьев, прозвище Клячин, да Олешка Осипов сын Боговово.

Пашни паханой средней (по качеству) земли мона-стырския 10 четвертей да пашни ж, паханной крестьянами 5 четвертей; да перелогов 15 четвертей; да лесом поросло 20 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Сена — 40 копён.

Что ж, разберёмся, кто жил в Ордине около трёх с половиной сотен лет назад. С попом, думаем, всё понятно, а вот кто такой дворник Анисимко? Человек, присматривавший за монастырским двором или даже представитель того самого Покровского монастыря. Наверняка Анисимко заведовал хозяйственными делами всей кацкой вотчины и был в Ордине самым главным.

Ну а Ларка да Дейка — детёныши — люди, феодально зависимые от монастыря, обрабатывавшие монастырскую землю, обихаживавшие монастырское хозяйство.

Крестьяне в XVII веке отличались от бобылей тем, что, напоминаем, имели собственную землю, а потому чувствовали себя гораздо свободнее всех остальных вотчинных жителей.

СПРАВКА  «КЛ»

КАЦКАРИ-ЛОШАДИЯКИ

В нашей сегодняшней справке — пять колонок: 1-я — наиболее известные кацкие селения, 2-я — в них хозяйств (семей) без лошадей, 3-я — хозяйств с одной лошадью, 4-я — с двумя лошадьми, 5-я —число хозяйств с. тремя и более лошадьми. Данные на 1897 год.

АЛФЁРОВО

16

28

7

2

Антеплево

9

29

9

Аристово

23

22

6

1

БАЛАКИРЕВО

28

56

15

1

Бибиково

17

14

6

Богданка

7

13

6

1

Боково

9

16

10

1

ВЛАДЫШИНО

13

10

9

1

Воронцово

13

12

1

Воскресенское   в   Кадке

7

7

4

1

ГАЛИЦЫНО

26

26

17

1

Глазово

4

17

8

Глинино

10

28

16

2

Глотово

7

5

2

1

Говитаново   (Гайтаново)

16

18

4

1

Голосово

15

10

20

4

Гридино

2

11

1

ДМИТРИЕВКА

6

8

14

2

Дуново

17

50

7

2

Дьяконовка

9

33

16

ЖУКОВО

4

11

2

1

ЗОБОВО

3

9

6

__

ИГНАТОВО

16

34

13

4

Исаково

10

11

7

3

киндяково

6

7

3

__

Кобелёво  (Крайново)

18

31

10

1

Кологривцево

12

14

13

2

Костево

20

16

3

__

Кривцово

3

6

4

1

ЛЕВЦОВО

3

21

10

1

Летиково

8

15

11

1

МАКСАКОВО

12

7

3

 

Маурино

13

12

10

3

Медлево

10

22

4

__

Мартынове

13

45

19

__

 Мелехове

24

48

2

__

Муханово

6

12

1

4

Мякишево

15

16

2

__

НЕФЕДЬЕВО

14

23

2

__

Нефино

5

24

16

__

Новинки

13

22

3

1

ОРДИНО

13

29

4

1

ПАРФЁНОВО

7

5

8

2

Перемошье

1

18

5

__

Платуново

33

39

3

1

Плишкино   Покровское

20

19

16

4

Поповичево Большое

10

16

8

1

Поиовичево Малое

12

11

7

1

РОЖДЕСТВЕНО

 

 

 

 

 В   КАДКЕ

34

22

9

3

СОЛОМЕИНО

12

20

8

3

Сопино

12

16

2

 

ТРУХИНО

14

26

5

__

|ХОРОБРОВО

13

22

15

__

ЧЕРНЕВО

7

14

2

__

Черноусово

13

21

1

__

Чижово

4

10

4

1

Чириково

11

3

5

3

ЩЕРБИНИНО

6

12

9

2

Щолпово

4

26

1

2

ЮРЬЕВСКОЕ

8

23

17

7

ЯКСАЕВО

17

21

14

__ .

Ясково

5

14

3

 

4 стр.      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 март-апрель 2000 года     

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

А где же обещанный номер, посвященный 55-летию Великой Победы — может быть, спросит раздосадованный читатель.

Такой номер мы, действительно, готовили. Но когда собрали весь материал, то решили, что он гораздо интереснее будет смотреться в нескольких номерах. Согласитесь, чем многотемнее газета, тем она интереснее.

Первое слово мы даём всем, кто связан с мартыновской округой. И прежде всего ученикам Мартыновской школы имени П. А. Пятницкой, которые посидели рядком со своими бабушками и дедушками, поговорили с ними ладком о том, как пережили наши старики военное лихолетье.

Занимались с детьми учителя: Н. В. Румянцев, 3. Ю. Соколова, О. В. Знамова и В. И. Топтыгина.

 

Деревенька

Посвящается жителям деревни Мартынова; в ней я пережила годы войны у дяди — фельдшера Рост слава Александровича Преображенского.

 

Светлой   памятью

Помню   я:

Дорогая   родня   —

Деревенька   моя.

Как   ты   тяжко

Жила   в   те   года,

Когда   нашу   страну

Охватила   война!

Без   родного   отца,

Дорогого письма,

Без   насущного   хлеба

И   сладкого   сна.

Ты   была   в   те   года

И тиха, и сильна —

Сохраняла   тебя

О   Победе   мечта!

Грели   душу   твою

Ветры   с   тёплых   краёв

Да   зелёная   ветвь

Твоих   белых   берёз...

Прошли   годы,   и   ты,

Деревенька   моя,

Расцвела   и   забылась

От   тяжкого   сна.

Твои   внуки   не   помнят

Те   годы   войны.

Они   сладкой   любовью

Тобой   рождены.

Расцветай,   деревенька,

Ты   дружной   семьёй,

Но   потомкам   скажи   ты

О жизни былой!

 

Галина АРЦЫХОВСКАЯ.

г. Санкт-Петербург.

 

Посидим  рядком, поговорим ладком

В 1941 ГОДУ НАЧАЛАСЬ ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА. Все люди, от мала до велика, поднялись на защиту Родины. Военные годы для всех были очень трудными: одни сражались на фронте, другие, не жалея сил, трудились в тылу. Каждый понимал, что судьба Родины зависит и от его работы. Мои бабушка с дедушкой были ещё детьми, но они уже трудились в колхозе, заменяя взрослых.

Когда началась война, моей бабушке Зое исполнилось только десять лет, но она уже работала наравне со взрослыми. Первое время она трудилась нянечкой в садике (раньше в Нефине был детский сад). Потом она работала на лошади, боронила поле, возила навоз. Но лошадей в колхозе было мало, и поэтому приходилось работать даже на коровах.

Бабушка часто вспоминает, как она возила на корове навоз, а ездили мимо пруда, корова захотела пить — и она полезла вместе с телегой в пруд! Бабушка напугалась, что корова утонет, уцепилась за колесо и закричала: «Караул!»

Ещё бабушка с подругами возила на лошадях зерно на станции Маслово и Радионово. Бабушка Зоя Ивановна Осокина награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Иван Ефремович Чистяков, отец бабушки, в войну работал в Горьком на секретном военном заводе. После войны его долго не отпускали домой. Наконец, родные написали письмо начальству этого завода с просьбой отпустить деда Ивана домой, потому что в семье было четверо детей и жилось очень трудно. Мама бабушки Зои работала на ферме.

Дедушка Володя на один год постарше бабушки. В войну он жил в Никулине. Он тоже во всём заменял взрослых. Так же работал на лошади, на корове. Ездил на станции за горючим.

Однажды к ним в деревню приехал из Рыбинска дядя Коля на грузовой машине к родителям повидаться. И когда он поехал обратно, все деревенские мальчишки собрались и попросили его прокатить до Нефина. Дедушка Володя тоже был с ними. Ребята запрыгнули в кузов и поехали. И вот на середине дороги они услышали гул и увидели на небе немецкий самолёт. Самолёт стал снижаться. Шофёр остановился, они все выскочили из кузова и замерли у машины, наблюдая за самолётом.

Спрятаться было некуда, и они очень напугались, что немец начнёт стрельбу. Но он покружил над ними и улетел. Наверное, увидел, что в машине одни дети и пожалел их.

После войны дедушку тоже наградили медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Отец дедушки Володи, Николай Васильевич Осокин, прошёл всю войну, дошёл до Берлина. У него было много наград за взятие многих городов. Он был несколько раз ранен и контужен. Когда были в Берлине, дедушка Николай зашёл в подвал одного из домов и обнаружил там русских пленных. Он их освободил и всех вывел к нашим. За это его наградили орденом Славы. Домой он вернулся в сентябре 1945 года.

  

март-апрель 2000 года                      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 5 стр.

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ 

Мои бабушка и дедушка со слезами вспоминают своё трудное детство. Как они не доедали, не досыпали, всегда уставшие. Поэтому мы понимаем, что мир на Земле — это большое счастье.

Трудно представить себя на месте наших бабушек и дедушек. Мы должны уважать их за их трудное детство, Если бы они не были такими мужественными и самоотверженными, неизвестно как бы сложилась наша судьба.

Марина СМИРНОВА. д. Нефино.

 

Я   ХОЧУ  РАССКАЗАТЬ   О   БАБУШКЕ   МАРИИ   ИВАНОВНЕ БЕЛЯКОВОЙ И ЕЁ СВЕРСТНИКАХ. О том, как во время войны они работали и помогали армии. Когда  однажды  утром по радио объявили, что немецкие  войска  перешли  через  границу, все растерялись.   Сначала  никто  ничего не  понял.  Но  через  неделю в армию стали  срочно набирать людей.  Много молодых    парней    ушло   в   армию.

Жизнь стала тяжелее: мужчин в деревне не осталось, и женщинам приходилось делать всё самим. Бабушке в то время исполнилось семнадцать лет, но ока делала всякую тяжёлую работу: летом трудилась в бригаде, зимой заготавливала дрова. В свободное время все собирались и слушали радио. Писали письма на фронт, посылали посылки.

Над деревнями летали самолёты со свастиками, но жители со временем привыкли к ним.

Целое лето бабушка работала в колхозе непокладая рук. Очень рано вставала и очень поздно приходила домой. Однажды в сенокос бабушка с другими сверстницами заготавливала сено в колхоз; они его складывали в стог и не заметили, как стемнело. Где-то неподалёку завыл волк. Девчата испугались и все залезли на стог. Им пришлось просидеть на стоге целую ночь...

Первое лето прошло ещё ничего, а потом становилось жить всё тяжелее и тяжелее. Еды не хватало, поэтому старались экономить. Скотину стали резать, потому что корма для неё было мало.

Цены на товары увеличились, а на хлеб цена была огромной, его было трудно купить. Все старались как можно больше всего запасти на зиму. Но всё равно помогали друг другу — кто чем мог.

Витя ТУРКИН. д. Плишкино Покровское.

 

ЭТО БЫЛО ДАВНО, НО МЫ НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕМ ТУ СТРАШНУЮ ДАТУ: 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА. Именно в этот день ранним утром началась Великая Отечественная война. Я хочу рассказать, как жила в ту пору моя бабушка Клавдия Фёдоровна Голышкина.

Когда началась война, бабушка и её семья (тогда ещё Романовых) жили в деревне Черневе. О войне узнали лишь сутки спустя, 23 июня. В семье было четверо детей, бабушка да отец с матерью. В сентябре 41-го года на фронт ушли отец да брат Фёдор. Из семьи остались только женщины да младший брат. В общем, и во всей-то округе остались только старики, женщины да дети.

Очень тяжко приходилось всем во время войны: и на фронте, и в тылу. Вот и бабушка, а ей в 41-ом только исполнилось 13 лет, выполняла различную трудную недетскую работу. Приходилось успевать и в колхозе, и дома. В колхозе работали с раннего утра до позднего вечера.

Весной,   как   только   стает  снег  с   полей   и   чуть   обсохнет   земля,   начиналась   посевная.   Бабушка   с   другими   девушками    на   коровах   и   быках   (а   лошадей в колхозе   не   было,   все   были   на   фронте)  боронили   и сеяли.

Летом косили траву, сушили сено, складывали его в стопа.

Начиная с августа теребили лён. А пока Он не улежался, начиналась уборочная старада. И жала серпом колосья, молотила их, работала на зернотоке, затаривала зерно в мешки, развозила на быках в склады. В это время и урожай в огороде поспел, надо успеть и там убрать. Да уже и лён улежался, его пора убирать! Вязали целый день; для детей была норма 400 снопушек в день да поставить снопы за взрослыми.

А зимой приходилось полегче, работы в колхозе было поменьше: сено подвезти, да выдать колхозной скотине. Мать бабушки работала дояркой на ферме, так бабушка ходила, помогала ей коров поить и доить, и воды поможет наносить, чтобы напоить скотину. Но зимой время оставалось и в снежки с ребятами поиграть, и на санках покататься.

А в 1943 году, когда бабушке исполнилось пятнадцать лет, её отправили на торфяные разработки. Один год она работала в карьере, а затем там же бригадиром. В её бригаде было 34 человека, в основном девушки; бабушке приходилось заполнять разные бумаги, работать вместе с подругами, приходилось изредка и командовать. Хлеб выдавали по карточкам, 600 граммов в день, а если перевыполнишь норму по добыче торфа, добавляли ещё 200 граммов.

Но с наступлением холодов работа на торфяных разработках заканчивалась. И все работники отправлялись на лесозаготовки в колхоз. Дрова пилили за Мышкином, около деревни Костюрина, и сплавляли по Волге в пункт назначения.

И вот из-за такого героизма наших дедушек и бабушек мы сумели победить врага. Но война не прошла бесследно, она унесла много жизней людей, в том числе бабушкиного отца и брата. Отец погиб в городе Нальчике, а брат — в Ростовской области.

Денис ЗАМЯТКИН. д. Чернево.

 

МОЮ  БАБУШКУ ЗОВУТ ТАМАРА  ПАВЛОВНА  ЕРШОВА.   В   1941   году,  когда   прогремели   первые взрывы войны, ей было восемнадцать лет. Она не сразу   узнала,   что   началась   война.   Узнала   случайно   от мужчины,   проходившего   мимо   её   дома.

Кроме бабушки в семье было три человека: брат, сестра и их мать. Брат, его звали Лёшей, ушёл на фронт. Потом его отправили в Ленинград, и всю блокаду он был там.

Во время войны многое повидала моя бабушка. Куда- только не забрасывала её судьба! Например, бабушку три раза вызывали в военкомат в военные годы, но так и не отправили на фронт. Когда её в третий раз вызвали, то военком спросил:

—   Хочешь  ли ты  идти добровольцем  на  фронт!

—   Если  надо  идти,  пойду!  —  честно и прямо  ответила   моя   бабушка.

—   Ну  ладно,  иди  пока  домой,  —   сказал  бабушке военком.  На том они и расстались. И бабушка снова вернулась домой.

Нелегко приходилось бабушке во время войны, она трудилась на благо Родины, не жалея себя, для победы над фашистами. Ранней зимой бабушка ездила на заготовку дров за Углич, за Мышкин, за Пошехо-

 

6 стр.      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ                   март-апрель 2000 года

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

нье. Возили дрова на лошадях к Волге и кувырдали их в реку, и брёвна плыли по течению реки до пункта назначения.

Во время войны бабушке приходилось и окопы рыть за городом Мышкином. И даже ездила на лошади в Шестихино строить аэродром.

Ко самое главное то, что бабушка жила в деревне Кузьмадемьянке и работала в колхозе, но успевала везде: и в поле, и на фронте, и дома. Во время войны и пахать приходилось, и сеять, и хлеба убирать, и коров доить, и носки на фронт вязать.

Есть было нечего. Бабушка рассказывает, что ей мать давала всегда стакан молока и лепёшку из головицы. Кинешь лепёшку в молоко, а она там и поднимается, набухает. А ещё ели тошнотики.

Бабушке запомнилось, как она узнала о том, что закончилась война. Весной 1945 года бабушка и её подруги поехали в другую деревню за сеном на лошадях, а навстречу им шла женщина, которая и сообщила: «Война закончилась!» Бабушка с подругами очень обрадовалась, спрыгнула с дрог; все стали от счастья прыгать и кувыркаться по земле.

Я очень горжусь своей бабушкой, потому что она вместе с нашими земляками трудилась на благо Родины во время войны и приблизила День победы.

Миша ОСОКИН. д. Кузьмадемьянка.

 

МОЯ    БАБУШКА,    ПАВЛА    ВАСИЛЬЕВНА    ГОДИНА, ПРОЖИЛА ТРУДНУЮ ЖИЗНЬ. Она воспитала пятерых  детей.   Мой   дедушка,   её  муж,  Сергей   Алексеевич   был   инвалидом   Великой   Отечественной   войны. Он имел много наград.

В молодости бабушка жила в Ленинграде, она работала на заводе. Там и застала её война.

Немцы подошли к Ленинграду и окружили его. Началась блокада города. В городе начался голод. Много людей умирало, в день получали сто двадцать пять граммов хлеба. Немцы бомбили город, и однажды бомба попала в бабушкин дом; бабушка оказалась в завале, но её спасли и поместили в реанимацию.

Врачи спасли ей жизнь, и её отправили из Ленинграда в тыл. Бабушка приехала к родителям. Нелегко было и в деревне: муж — инвалид, росла семья. А тут ещё пожар, сгорел дом, а вместе с ним и всё имущество. Всё это бабушке пришлось пережить.

Сейчас она на пенсии, ей семьдесят восемь лет. Но она по-прежнему продолжает трудиться. Я очень люблю свою бабушку!

Андрюша КАРАСЁВ. д. Мартынове.

 

ОЧЕНЬ ЧАСТО ВСПОМИНАЕТ ВОЕННЫЕ ГОДЫ МОЙ ДЕДУШКА МИХАИЛ  АЛЕКСЕЕВИЧ  ВИНОГРАДОВ. Сейчас  он   уже  пенсионер.   Но  когда  началась  война, он   был   молодым  парнем,  ему  шёл только  двадцать первый    год.

Принимать участие в боях дедушке не пришлось, но и в тылу ковать победу было нелегко. Дедушка был мобилизован на Урал, где он рыл окопы, работал на эвакуированном заводе, на котором собирали танки.

Работать приходилось в трудных условиях, по шестнадцать часов в сутки. Но все знали, что каждый собранный танк приближает день победы над фашистами.

За труд дедушка получил медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и звание «По-

чётный танкист».

Много трудностей выпало на его долю. Он рыл окопы за Мышкином и под Ленинградом, где чуть не попади в окружение. Он также участвовал в заготовке дров, возил мешки с зерном на станцию Маслово.

После окончания войны дедушке пришлось поднимать разрушенное хозяйство. Он был трактористом и, даже когда ушёл на пенсию, работал и заправлял трактора.

Из рассказов дедушки я понял, что война — это страшная вещь. Она унесла жизни многих-многих людей. И хочется, чтобы никогда не повторялась.

Женя БУТУСОВ. д. Мартынове.

 

В КОЛХОЗЕ БЫЛА ЕЩЁ НЕ ЗАКОНЧЕНА ПОСЕВНАЯ. Некоторые мужчины были взяты на военную переподготовку, в их числе и мой прадедушка Анатолий Сергеевич Чистяков. Его вернули домой для окончания весенних полевых работ. А на следующую ночь постучали в окно и дали повестку о призыве на войну.

С каждым днём мужчин в деревне становилось меньше, поэтому женщинам приходилось выполнять всю работу в колхозе. Прабабушка Зоя Васильевна два года боронила на быках, сенокосила, жала рожь серпом, теребила лён. Косить выходили в два часа ночи.

А зимой ездили на лесозаготовки. Прабабушка была там два раза: первый раз под Мышкином у Романовки, а второй раз под Рыбинском. Из Дьяконовки было их человек пятнадцать, ехали на лошадях. Работали там две недели, а жили на квартирах по пять человек. Прабабушка с подругой распиливали деревья. Куда вывозили деревья, прабабушка не знает. Домой приходили усталые, в мокрой одежде. В лесу находили сухое дерево, чтобы натопить печь и высушить одежду.

А ещё прабабушка ездила рыть окопы под Мышкином. Жили они в Костюрине в доме председателя колхоза. Мужчин было мало, они вывозили землю на лошадях, а женщины рыли окопы. И сейчас под Мышкином сохранилась часть тех окопов.

А однажды в начале лета (а было это в Дьяконовке уж), когда пошли поливать капусту, увидели пролетающий самолёт. На его крыльях были большие чёрные кресты. Все до ужаса напугались и побежали прятаться в осоку. А самолёт опускался всё ниже и ниже и сбросил бомбы на Маслово.

Еда была плохая. Весной ходили на поле и выкапывали из-под снега мороженый картофель. Варили кашу из него. В кладовой брали костерь (плохо очищенное зерно), жерновали, мололи и варили из него кашу. По вечерам пряли лён, ткали на стане. А потом из этой ткани шили платья и кафтаны (пиджаки).

Наконец, пришло долгожданное известие о победе. Все радовались и веселились, а прабабушка плакала. Её муж не вернулся домой. Могила его осталась под Ленинградом. И каждый День победы бабушка вспоминает тех, кто не вернулся домой. А вот бабушкиным братьям Алексею и Александру повезло: они вернулись.

Длинными зимними вечерами прабабушка вспоминает о своей прожитой нелёгкой жизни.

Серёжа ШАЛАЕВ.   д. Дьяконовка.

  

март-апрель 2000 года                      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 7 стр.

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

НЕМЕЦ В ЮРЬЕВСКОМ

Что только не пришлось пережить и повидать за годы войны! Как настрадались люди и с той, и с другой стороны!                          

Однажды поехали за дровами зимой юрьевские мужички: Николай Иванович Чуреков и ещё кто-то. Лесом вся округа отапливалась, но в лесу был порядок, все сучки за собой подбирали. По краю лес повырубили — был он мелкий и редкий.

И вдруг видят, из леса идёт человек — не то баба, не то мужик! Валенки, шуба, шапка, а сверх неё шаль клетчатая, большая (плед) на плечи свисает и обкручена большим шарфом, который закрывал почти всё лицо. Руки поднял кверху, говорит: «Гитлер капут!», «Капут, капут!» — отвечают мужчины. Удивились, конечно: ну-ка, немец в нашем Сусловском лесу! Сем сдаётся, отдал оружие, рацию. Был худ и слаб — видно, давно по лесу бродит. Тут уж не до дров: завалили ©го на сани и повезли в село. А куда сгружать? Конечно, в контору!

В то время в конторе, в боковой комнате, жили мы, трое детишек Антонины и Фёдора Карасёвых. Жила с нами женщина Елизавета, которую колхоз нанял по уходу за нами, детьми-сиротами. Строгая была женщина Елизавета, как закричит на мужчин: «Куда это такое чудище привезли в чистое жилище!» А мужчины её и не слушали, повели немца в переднюю комнату, а Елизавете сказали: «Глаз с него не спускай! А мы в Рождествено за милицией». — «А если ему приспичит по нужде, пойдёт да и убежит!»

—  «Уже сходил», — успокоили мужчины   Елизавету.

На улице морозно было, а у нас печка топилась, дома было тепло, а печку мы называли голландкой. Высокая, до потолка, круглая в два обхвата и чёрным железом окована

—   топили  её  для  тепла.     Близко к стенам не прилегала, и по сторонам поэтому  были   щели.   Мы  — в спаленку все,  и толкаем друг друга от щели:    хочется   на    немца    посмотреть.   Удивленье-то  какое —  живой немец  в   конторе  сидит!

Сидел он на лавке, рядом большие меховые рукавицы лежат. Он отогрелся, начал сматывать шарф, шапку снял, шаль (плед), шубу — всё положил на лавку. На нём ещё

шинель  была — он  её  расстегнул, а снимать   не   стал.

«И што это так воняет!» — кричит Елизавета, и мы тоже почувствовали запах дурной. Это пахло от немца. Она в комнату заглянула, да как завоет: «У-у-у!» Говорит: «Посмотри-ко, Маня, на пол, што это за пятно из-под немца лезет?» Да, из-под немца медленно увеличивалось пятно какое-то непонятное, серое и двигалось не к дверям и не к печке, а в сторону нашей боковой комнаты, где стояли наши кровати. Было жутко и необъяснимо. Немец съёжился и дрожал, ему тоже было не по себе. Какой-то ужас был в его лице.

О пережитом

Елизавета ах-х-нула-а-а и еле выговорила: «Да это... вши-и-и!»

Выбежала в сени, принесла веник, бросила его мне, сама взяла совок. «Помогай мне, Маня! А я, — говорит, — их в печку бросать буду». А там как раз самая жара, угли полыхали. Вши на углях трещат, запах смрадный — до тошноты, а они всё лезут и лезут с немца! А мы их на совок да в печь, на совок да в печь!

И входит милиционер из Рождествена — увидел такую картину, чуть его не вырвало. Рот зажал, говорит, на улице буду охранять немца...

Наконец-то вшей стало меньше, и мы справились с этими отвратительными существами. Елизавета говорит: «Вьюшки у печки не закрывать. Пусть всю вонь вытягивает через трубу», — и веник в печку бросила, сожгла. Говорит: «Вот как немца увезут, во всех комнатах полы вымоем и сами помоемся все. А сейчас поставлю воду в большую русскую печь, до вечора согреется да самоваром подогреем...» Да узнала от милиционера, что он сам не заберёт немца, а будет ждать, когда прибудет конвой — он звонил в район.

Тут уж Елизавета на всех кричать стала. И на нас, что не слушаемся, что уж и в комнату к немцу заглядываем. И на немца кричит: «Напасть какая навалилась! И когда теперь увезут, глянь-кё, с раюну скоро ли приедут!»

А тут и обед подоспел. Зовёт нас Елизавета похлёбку хлебать. А сама и рот, и нос прикрывает: «Ни есть, ни пить не могу, пока эта вонища по всему дому!» Я тоже говорю: «Ничего не могу проглотить, тошнота в горле!» И брат с сестрёнкой тоже отказались от обеда.

Приоткрыла я дверь к немцу, а он меня рукой и позвал! И говорит что-то непонятно, да сжал руку в кулак и как будто пьёт из него. Я поняла — пить просит. Сказала Елизавете — кричит на меня, кружку не даёт!

Говорю ей: «Ведь ему плохо, он ведь человек. Хорошо, что отогрелся у нас, а сколько он терпел от вшей, мак только вынес такую напасть, бедный! А попить, что же, мы ему не дадим что ли?

«Ой, не говори, дитятко! Вот кто бы мне поведал про энтакое чудо, не поверила бы, да самой пришлось совком сгребать вшей-то — ой, тош-ьота-а!» И дала мне банку железную, налила я горячей воды из самовара. Горячо! Банку обхватила полотенечном, поставила немцу на лавку. Он достал из кармана нагрудную маленькую баночку, покрутил её, и получился стакан высокий. Наливал в него воду и пил. И ещё две банки приносила. Напился и стал говорить.

Я не понимаю. Стал показывать руками, а я как бы читаю по его рукам; вот он показывает маленький рост, потом- повыше, ещё повыше, и высокий, и ещё высокий. Я поняла, что вот мы — маленькие дети, а высокие, родители, где, мол, они? А как ответить? Ну сложила руки на животе, глаза закрыла, голову запрокинула, а он и догадался, понял. Головой закачал и ладонями лицо закрыл и наклонился, и так сидел, наверное, с минуту. Потом из внутреннего кармана достал твёрдую такую как бы коробочку (футляр), а там фотография. Я увидела красивую женщину и двоих детей: мальчика и девочку — тоже очень красивых и хорошо одетых. Немец заплакал.

Хотела я уйти — пусть поплачет один, погорюет. Но он стал что-то говорить, тыкать себя в грудь пальцем, а потом в висок. Я догадалась, что он боится, что его убьют. А как скажу и что? Но подумала: нет, говорю, не убьют — растопырила пальцы своих рук, наложила их друг

  

8 стр.                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 март-апрель 2000 года

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

на   друга.    Получилась    решётка. Он понял,   о   чём  я   хочу   сказать.

Показалось мне, что он успокоился. Маленькая девочка, может, чуть-чуть утешила попавшего в беду взрослого человека. Он вытер слезы синим платком, немного улыбнулся, убрал фото и замолчал.

А я подумала, как тяжело ему в чужой стране, а дома семья ждёт, и как они все страдают: и он, и жена, и дети...

Пошла я на кухню, взяла дощечку, на которой режут хлеб, уложила на неё свой кусок хлеба, что к обеду был приготовлен, две очищенные варёные картошины, разрезала луковицу, посыпала соли на дощечку. И всё отнесла немцу, а за мной и сестрёнка Вера топает, несёт свой кусок хлеба и две картошины.

Из спаленки я посмотрела в щель. Немец ел спокойно, не спешил, а когда всё доел, я водички горячей ещё принесла. Он встал и низко поклонился. А я чуть не заплакала — так мне его жаль стало, и что больше нечем его накормить! Выбежала из комнаты и всё смотрела в замёрзшее окно в боковой комнате и всё думала, думала...

Подходит Елизавета: «Да ты не плачешь ли, Маня? О чём это?» — «Знаешь, тётя Лиза, он, немец-то, сказал спасибо!» — «Ну уж так и сказал!» — «Да, — говорю, — сказал. Хотя слов его не разбираю, но я так поняла, что он нас благодарит». — «Вот што ведь деется, не гляди что басурман, а, видно, добро понимает», — сказала Елизавета.

Брат Саша хотел из дома выйти, мальчишек позвать, чтобы в немца из рогатки пострелять, но милиционер не пустил его. Сказал, что никого из дома не выпустит и никого не впустит.

Саша всё это время крутил шарики из бумаги и стрелял в немца из рогатки через щель. А участковый милиционер всё это время охранял немца на улице. И ни разу не зашёл погреться, и от чая отказался, который ему предлагала Елизавета.

Но вот приехали из района два милиционера. Мы с Верой быстро юркнули в спаленку и к щели. Немца обыскали, объяснили, чтобы он одевался и увезли. Я этот случай забыть не могу — так глубоко он подействовал на мою детскую впечатлительную душу.

Мария КАРАСЁВА ТЕЛЕГИНА. г. Ярославль.

 

Старинная песня

Военное время — военные песни. Как и все прочие, они были очень жизненны и очень популярны среди кацкарей.

Сегодняшняя песня бытует в Кацком стане в двух вариантах: «Про офицера» и «Про лейтенанта».

Слова прислала в редакцию наша читательница из Киндякова Антонина Павловна РАЗУМОВСКАЯ. Спасибо!

 

ПРО     ОФИЦЕРА

 

Этот случай совсем был недавно:

В Ленинграде при этой войне

Офицер Украинского фронта

Пишет письма любимой жене.

«Дорогая моя, я — калека,

У меня нету левой руки,

Нету ног — они верно служили

Для защиты советской страны.

И за это меня наградили,

Тепло встретила Родина-мать;

Неужели меня ты забыла

И не выйдешь калеку встречать?»

И   она   пишет,   что   получила,

И она прожила с ним пять лет,

И она ему так отвечала,

Что не нужен, калека, ты мне!

«Мне всего только двадцать три года,

Ты не в силах гулять, танцевать,

Ты придёшь ко мне как калека —

Будешь только в кровати лежать!»

А внизу были одни каракульки —

Этот почерк совсем был другой,

Этот   почерк   любимой   дочурки,

И зовёт она папу домой!

«Милый папа, не слушай ты маму,

Приезжай поскорее домой;

Этой встрече я так буду рада,

Буду знать, что ты, папа, со мной!»

Вот промчалися реки-озёра,

Поезд быстро промчался стрелой,

В этом поезде — счастье и горе

Офицер возвращался домой.

Поезд   быстро   к   перрону   подходит

Офицер выходил на перрон;

Дочка видит глазам и подходит:

«Папа, ты или нет — говори!

Папа-папочка, что же такое —

Руки целы и ноги целы,

Орден Красного Знамя алеет,

Расположен на левой груди!?»

«Погоди же, родная дочурка,

Видно, мама не выйдет встречать,

Видно, мама совсем нам чужая —

Так не будем о ней вспоминать!» 

 

март-апрель 2000 года                      «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 9 стр.

 

АРХИВ   НА   ДОМУ

ДОКУМЕНТЫ С  КОММЕНТАРИЯМИ

Рязанова, которое не пропало

Если вы вздумаете на современной карте Кацкого стана отыскать Рязанове — вас постигнет неудача: такого селения уж нет. И тем не менее оно существует!

Как так? Возможно ли такое? Оказывается, возможно — ведь глумяное сельцо Рязанове теперь та часть деревни Дьяконовки, что ближе к шоссе. Правда, старинное поселение, будучи много больше современной деревенской улицы, продолжалось и за ручьём-речкой Нефёдкой — там, где теперь пустующие фермы.

В 1807 году никакого запустения и уныния, конечно же, не было: вдоль чистенького берега речки Сики аккуратно стояли крестьянские избы и дома господ — Рязанове было разделено между тремя помещиками. В первой части его в 3-х избах проживало 33 крепостных крестьянина жившего в Апраксине барина Петра Петровича Батурина. Далее располагалось 5-ть изб, в коих обитало крепостных крестьян числом тоже 33 — то вотчина почитаемой ныне в Мышкине фамилии Опочининых, помещика Ивана Максимовича.

В следующей части Рязанова, аккурат в районе современных ферм, стоял господский дом, а жили в нём помещики примечательные.

«1) гвардии безумный капрал Фёдор Андреев сын Маншеев—68 лет (документы так и пишут, ничуть не смущаясь — «безумный»!);

2)  жена ево  Пелагея Ивановна — 64    года;

3)    у    нея    сын    незаконорожденный Дмитрий — 36 лет;

4)  дочь  ея  вдова  Параскева  Фёдорова   Серпикова  —   32   года;

5) у нея  дочь  Евдокия — 7 лет.»

Но и это ещё не все рязановские обитатели. Подле стоял дом, в котором жили «означенной капральши дворовые люди» — 8 человек. Рядом — ещё дом, а в нём 12 дворовых людей Парасковьи Серпиковой|. И, наконец, последние 2 избы с 19 крепостными крестьянами принадлежали уже «означенной» выше Маншеевой.

Стало быть, в 1807 году в Рязанове стояло 13 домов (в том числе один господский) и жило 110 человек (из них 5 дворян). Вот так сельцо!

Обо всём этом рассказывают «Исповедные книги церкви села Никольского на Топоре», служители которой не ленились переписывать ежегодно всех своих прихожан. Книги повествуют и о дальнейшей судьбе Рязанова.

К 1822 году в нём появляется второй господский дом — то наследница Опочинина, девица 38-ми лет Александра Афанасьевна Опочинина, вздумала поселиться в наших Кацких краях. В доме Маншеевых жила «вдовствующая помещица Па-расковья Фёдорова Серпикова» — ага, значит, «Фёдорова» она по мужу, а не по отцу! Затем её сменя-ет Евдокия Фёдорова Коршунова — дочь, «Фёдорова» уже по отцу.

Все они с дворовыми людьми и крепостными крестьянами значатся до середины сороковых годов XIX века. 1844 год — последний, в котором существовало Рязанове, далее в документах его уж нет: «ман-шеевская» часть заглохла, попропа-ла куда-то, а прочая — слилась с соседней большущей Дьяконовкой.

И всё-таки Рязанове живо. Оно и в названии одной из дьяконовских улиц. И мост через Нефёдку попрежнему зовётся Рязановским. И Барский пруд, говорят, выложен плитами. И на месте помещичьих домов всё ещё находят старинные вещи...

 

Церковь и советская власть

 

Чем ближе документ к нашему времени, тем молчаливее он. Но его краткость обманчива; она не может скрыть беспощадного отношения ни к своим современникам, ни к нам, отдаляющимся потомкам.

Двадцатые — начало тридцатых годов. В Кацком станс ещё существуют все одиннадцать церквей. Нигде нет прямого призыва позакрывать их, но всё отчётливее поступь воинствующего атеизма, всё яснее беззащитность и обречённость русского православия. Каждый новый документ — как очередной взмах разрушающего молота...

11 июня 1923 года. Заседание членов Юрьевского волостного исполнительного комитета. Слушали «Об использовании бывших церковных домов под необходимые волости общественные учреждения».

Постановили: «Ввиду того, что при селе Нефедьеве открыт текущей весной 1923 года фельдшерско-акушерский пункт и что помещения пор таковой в селе Нефедьеве кроме бывшего церковного дома нет, и принимая во внимание то, что священник Лебедев, занимающий в настоящее время бывший церковный • дом, не оплачивает в коммунальный отдел арендной платы с 1917 года, и то, что он, Лебедев, не принимал никаких мер к ремонту данного помещения, и то, что бывший церковный дом требует в настоящее время ремонт крыши, и принимая во внимание постановление президиума уездного исполнительного комитета от 23 мая 1923 года за № 54 § 4, постановили...».

А впрочем, зачем продолжать! Священник своего дома лишился, село обрело медпункт — таково противоестественное течение того времени. (Обратили внимание, как в документе дом, в котором живёт Лебедев, упорно именуется «бывший церковный»!}.

Другой пример из того же 23 года. Через три месяца, 8 сентября.

волостной исполнительный комитет решал другой вопрос: «Об открытии избы-читальни в селе Ордине».

«Докладчик тов. Белов указал, что в с. Ордино, по запросу уездного отдела народного образования, помещений под избу-читальню не оказалось, за исключением бывшего церковного дома для псаломщика...»

Цитату, пожалуй, можно прекратить — и тут «бывший церковный дом»!

18 марта 1931 года. Первый колхозный слёт Платуновского сельсовета. «Бывшие церковные дома» уже все поделены-переделены, но страсти продолжали накаляться.

Из стенограммы слёта: «...церковники ведут пропаганду среди колхозников, вредя делу коллективизации, расстраивают сознательных, но мало устойчивых колхозников. Пример: в д. Буйково, где к одной больной не приехал Никольский поп ввиду того, что как будто дело, которое если иметь с колхозниками, — то дело сатанинское».

Далее зашёл разговор о низкой выполняемости налогов, займов и прочих «денежных требований Советской власти». Виновата опять церковь:

«Церковники на своих тайных собраниях раскладывают определённые суммы на верующих и собирают деньги на церковь. Например, в д. Мартынкине сельхозналог не платят, а деньги в церковь собирают. По ряду деревень средства, собранные на церковь, составляют приличную сумму».

Так раздувались страсти. Раздувались извне — все процитированные речи на слёте говорили не кацкари, а приезжее начальство: т. Сидоров, представитель РИКа и ВКП(б], и т. Соколов — от ВЛКСМ.

А что народ! Народ слушал. И, как всегда, безмолвствовал. А в это время великая несправедливость растекалась по Кацкой земле...

  

10 стр.                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 март-апрель 2000 года

 

ПРИХОДЫ КАЦКОГО  СТАНА

НИКОЛО-ТОПОРСКИЙ ПРИХОД, или НИКОЛЫЦИНА

1861 г.

ПРИЧТ ЦЕРКВИ   СЕЛА НИКОЛЬСКАГО, ЧТО НА ТОПОРЕ

Священник ДМИТРИЙ КАЗАНСКИЙ. Из студентов семинарии. 1828 года рукоположен во священника, а 1834 года определён депутатом |1|. Имеет крест в память 1853—56 гг. (2).

Священник ИОАНН ГОЛИКОВ (3). Рукополо жен 8 1844 году из студентов семинарии. Имеет крест в память 1853—56 гг. (2].

Диакон ИОАНН АРИСТОВ. Посвящён в 1851 году из кончивших семинарский курс.

Дьячок ИВАН КРАСНОСЕЛЬСКИЙ. Обучался в низших школах; в причетничестве с 1836 года.

Дьячок АЛЕКСЕЙ ТОПОРСКИЙ. Обучался до средняго отделения семинарии; на службе с 1828 года.

Пономарь НИКОЛАЙ СМИРНОВ. Обучался в низших школах; на службе с 1854 года.

Пономарь СТЕФАН СЕМЁНОВСКИЙ. На службе с 1858 года. Обучался в низших школах.

Церковь села Никольскаго, что на Топоре сооружена в 1841 году (4), с двумя престолами: Тихвинския Божия Матери и Святаго Царевича Дмитрия.

Земли 140 десятин.

Приход состоит из 27 селений, оне суть:

Селение

Число Домов

Число

ДУШ

 

 

муж.   |

жен.

Костево (5) при реке Манке

1

5

6

Гридино (6) при ручье

11

40

57

Буйково   (7))   при   пруде

9

34

39

Юрятино (8) при реке Манке

10

41

47

Ясково (9) при р.  Манке

9

28

33

Платуново (10) при р.  Манке

49

191

236

Костево (5) при р.  Манке

30

108

156    

Токареве (11) при ручье

10

41

42    

Ескино (12) при пруде

9

29

36

Мартынкино (13) при пруде

8

36

39

Козлове (14) при пруде

23

68

97

Апраксине (15)  при р. Топорке

2

63

66

Филино  (16)  при прудах

1

13

11

Сидоровка  (17)  при  прудах

12

43

47

Дьяконовка (18) при ручье

31

111

122

Нефино  (19)  при пруде

25

89

105

Исакове  (20)  при  ручье

3

8

12

Щербово   (21)   при   ручье

6

30

28

Кобелёво   (22)   при  прудах

28

107

142

Черницыно  (23) при  прудах

12

39

66

Чернево  (24)  при  ручье

12

51

57

Никулино  (25)  при прудах

4

12

18

Толстиково  (26)  при прудах

43

65

Летиково   (27)   при  ручье

23

82

100

Тишаево (28) при р. Шишинке

10

48

47

Пашкове  (29) при ручье

9

35

33

Кузнецове   (30)   при  пруде

6

33

30

Всего домов 364; душ: муж. пол

а — 1426, жен. —

1737.

 

 

 

 

  

1908 г.

Церковь каменная, приходская, летняя и зимняя в одном здании. Престолов три: Святаго Николая Чудотворца — в главном храме, летнем; Тихвинской Божией Матери и Святаго Благовернаго Князя, Царевича Угличскаго Дмитрия — в зимнем придельном храме (4).

Церковь построена в 1841—1853 годах иждивением капитан-лейтенанта Афанасия Ивановича Башмакова 1311.

Частицы Святых мощей угодников Божиих: святаго Николая Чудотворца, Преподобнаго Моисея Угрина, Великомученицы Варвары, Преподобных Печерских Игнатия, Силуана, Ефрема и Макария, Святаго апостола Андрея Первозванного и Святаго Ореста Печерскаго — в серебряном крестообразной формы ков-жеце (32).

Церковкой земли 140 десятин 1503 квадратных сажень.

Церковные дома для жительства священников и диакона (33).

Церковнаго капитала причтоваго 4622 рубля.

Прихожан в селе (34) 9 мужчин, 24 женщины; в деревнях:

в БУЙКОВЕ (7) — 66 м., 72 ж., расстояние от церкви пять вёрст;

в ГРОБИНЕ (35) — 71 м., 87 ж., от церкви четыре версты;

в КОЗЛОВЕ (14) — 85 м., 87 ж., от церкви одиннадцать вёрст;

в КОСТЕВЕ (5) — 83 м,., 92 ж., от церкви шесть вёрст;

в КОСТЕНЕВЕ (5) — 83 м., 92 ж., от церкви шесть вёрст;

в МАРТЫНКИНЕ (13) — 51 м., 63 ж., от церкви девять вёрст;

в ПЛАТУНОВСКИХ ХАРЧЕВНЯХ (36) — 45 м., 44 ж., разстояние от церкви восемь вёрст;

в ПЛАТУНОВЕ (10) — 151 м., 187 ж., от церкви семь вёрст;

в ТОКАРЕВЕ (11) — 57 м., 65 ж., от црекви семь вёрст;

в ТОЛСТИКОВЕ (26) — 67 м., 67 ж., от церкви шесть вёрст;

в ЧЕРНЕВЕ (24) — 60 м., 87 ж., от церкви   две   с   половиной   версты;

в   ЮРЯТИНЕ  (8)  —  62   м.,  72  ж., от церкви пять вёрст;

в   ЯСКОВЕ   (9)   —   71    м.,   73   ж., от    церкви    пять    вёрст;

в   ДИАКОНОВКЕ   (18)   —   146   м., 216  м.,  от  церкви   пять   вёрст;

в   ИСАКОВЕ   (20)  —  7м.,   11   ж., от   церкви   четыре   версты;

в КОБЕЛЁВЕ (22) — 172 м., 203 ж., от церкви шесть вёрст;

в КУЗНЕЦОВЕ (30) — 24 м., 31 ж., от церкви шесть вёрст;

В ЛЕТИКОВЕ (27) — 92 м.,  101  ж., от    церкви    пять    вёрст

в НЕФИНЕ (19) —  107 м.,  130 ж., от церкви шесть вёрст;

в  ПАШКОВЕ (29) — 61   м., 87 ж., от церкви пять вёрст;

  

март-апрель 2000 года                      «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                11 стр.

 

в СИДОРОВКЕ {17) — 87 м., 116 ж. ,от церкви пять вёрст;

в НИКУЛИНЕ (25) — 25 м., 44 ж.

в ТИШАЕВЕ (28) — 63 м., 66 ж., расстояние от церкви шесть вёрст;

в ЧЕРНИЦЫНЕ (23) — 49 м., 56 ж., от церкви шесть вёрст;

в ЩЕРБОВЕ (21) — 39 м., 41 ж., от церкви пять вёрст;

Всего    прихожан    1788    мужескаго

пола и 2164 женскаго. Кроме того мещан в деревне ГРАФОНЕ (37) 6 м., 7 ж.

Село расположено на равнине, при речке Топорке. Почтовый адрес-Рождественская почтовая станции Ярославской губернии, Никольское на Топоре. Телеграфный адрес: г. Мышкин.

В   приходе   школы:   Николо-Топор

ская   церковно-приходская (38), Платуновская   земская      при       деревне Платунове   (39),   Черницынская   земская   при   деревне   Черницыне   (40),

Нефинская   школа   грамоты   при   деревне Нефине (41).

Штатный состав причта: два священника, диакон и два псаломщика. Причтоваго капитала 4702 рубля.

 

ПРИМЕЧАНИЯ  „КЛ"

(1)   — вероятно, имеется в виду какое-то собрание духовенства,  на   которое   отец  Дмитрий   был   делегирован от благочиния.

(2)   —   памятным   крестом   Крымской   войны   1853— 56 гг.  награждались не только непосредственные участники   боёв,   но   и   лица,   организовавшие   сбор   пожертвований  для армии.  Кстати,  памятный  крест  отца Иоанна   Голикова   до   сих   пор   хранится   у  его   потомков в Санкт-Петербурге.

(3)  — «Кацкая летопись» уже рассказывала об этом священнике.    Смотрите    №№    3—4    (63—64),   февраль 1997  года  —  очерк  «Загорелась  звезда  Иоанна  Голикова».

(4)   —   служба   в   Николо-Топорской   церкви   прекратилась   около   1937   года.   В   настоящее   время   брошенный храм потихоньку разрушается — вот уж и над трапезной   крыши   нет...      Иконостас    летнего    храма Николо-Топорской  церкви  сейчас  в  Успенском  соборе города Мышкина.

(5)   —  не удивляйтесь,  что  Костенево  в таблице от 1861   года   указано   два   раза:   состояло   оно     из  двух частей   —   сельца   Костенела,   в   котором   жили   помещики   Тресневское  (40-е годы  XIX  в.),  и  деревни   Костенева,   населённой   крестьянами.   Сейчас   Костенево в   Ординской   волости   Угличского   района,   в   нём   17 постоянных    хозяйств    и    51    житель.

Костево и Костенево — два названия одной деревни.

(6)   — в Гридине, которое тоже ныне в  Ординской волости,  сейчас 2  постоянных хозяйства  и  5 жителей.

(7)   —  увы,  Буйкова  больше  нет.   Пустующие  земли относятся   ко  всё  той  же  Ординской   волости.

(8)  — и Юрятина Ординской волости уж нет.

(9) — сейчас в Ординской волости; населения — 14 человек, домов — 6.

(10)  — Платуново (тоже Ординская волость) — центр колхоза   «Новая   жизнь».   В   нём   зарегистрировано   38 постоянных хозяйств и 100 жителей.

(11)  — Токарева Ординской волости сейчас нет.

(12)   —   и   Ескина,   местище   которого   в   Ординской волости, нет.

(13)   —  Мартынкино  (Ординская  волость  продолжается] тоже нарушено.

(14)   —  Козлова более нет (не путайте его с  Козловым  (иначе  —  Козловкой)  Знаменского  прихода).

(15)  — в Апраксине и жили Башмаковы, построившие Николо-Топорскую   церковь.   Сейчас   от   усадьбы   остался лишь сильно запущенный парк с полуторастолет ними  лиственицами  и липами.  При  советском районировании  Апраксине  попало  в Мартыновский  сельсовет Мышкинского района.

(16)   —  Филино  Мартыновской   сельской  территории было сселено ещё в 1940 году.

(17)  — исчезла с вица земли и Сидоровка (а земли Мартыноской сельской территории).

(18)   —   Дьяконовка   Мартыновской   территории   сейчас насчитывает 13 хозяйств и 23 жителя. Любопытно, что   первоначально   Дьяконовка   относилась   к   Юрьевскому приходу.

(19)   —  Нефино Мартыновской  сельской  территории ещё   довольно   крупное:   13  хозяйств,   19  жителей.

(20) — Исакове теперь относится к Богородской сельской территории Мышкинского района; в нём 10 домов и 19 жителей. Да кстати, не следует забывать, что деревня была поделена между двумя приходами: Николо-Топорским и Юрьевским.

*  (21)  —   Щербова   в  Мартыновской   сельской  территории давно уж нет.

(22)  — Кобелёво в советские времена переименовали   в   Крайново.   Оно   теперь   в   Ординской   волости, в нём 7 домов и 17 жителей.

(23)  — Черницыно Ординской волости — увы — нежилое.

(24)    —   Чернево   сейчас   в   Мартыновской   сельской территории. В нём 2 дома и 5 жителей.

(25)   —   Никулино   Мартыновской   сельской   территории нарушено.

(26)  — в Толстикове Ординской волости 1 дом и два жителя.

(27)    —   Летиково   теперь   в   Богородской   сельской территории, в нём 4 дома и 6 жителей.

(28)  — Тишаева (там же) уже нет.

(29)   —   нет  и   Пашкова   (тоже   Богородская   сельская территория].

(30)   —  увы  —  пропало и  Кузнецове  (располагалось по соседству].

(31)   —   о   Башмаковых,   помещиках   из  усадьбы  Апраксина,  «Кацкая  летопись»  в   1999  году  рассказывала не раз: в №№ 5—6 (май-июнь) смотрите очерк В. Гречухина   «Про   крепостного   прадедушку»   в   №№   9—10 (сентябрь-октябрь)    воспоминания    Н.    Знамова    «Про моих  предков  и   про  Башмакова-барина»,  в  №№   11— 12   (ноябрь-декабрь)    письма   читателей   Б.    Фёдорова «Легенда   о   двух   церквах»   и   А.   Виноградова   «Имел слабость, однако».

(32)   — о теперешнем месторасположении этой святыни ничего неизвестно.

(33)   —   один   из   церковных   домов,   а   именно   священника  Пятницкого, после революции был отдан Николо-Т.опорской школе. В 1980-х годах здание перевезли  в  Мартынове,   в нём   сейчас  живут  семьи  Воробьёвых    и    Рубановых.

(34)   —   вернее,  Николо-Топор  не  село,  а   погост — отдельно стоящая церковь с кладбищем.

(35)   —   уж  думали-думали:   что   за   Гробино   такое в Николыцине!    И    ведь   догадались!   Это   так   Гридино переиначили.

(36)   —  Платуновских Харчевень уж нет, а располагались   они   недалеко   от   Платунова   на   Большой   дороге  и  первоначально  (в   1861   году]  не  выделялись в самостоятельное селение.

(37)   —   а   вот   что   за   деревня   Графой,   населённая одними   мещанами   (то   есть   горожанами),      остаётся только гадать!

(38)   —   Николо-Топорская   школа   была   открыта   12 октября   (по   старому   стилю]   1886   года,     а     закрыта 15 июня 1973 года.

(39)   —   Платуновская   школа,  основанная  в   1879  году,   и   сейчас   благополучно   функционирует   как   начальная.

(40)   —   Черницынская   школа   имени   Александра   II была  открыта  в   1903  году.  Закрыта  в советское  время.

(41)   —   Нефинская   школа   существовала   с   1892   года по 15 августа 1981 года.

  

12стр.                                                    «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                март-апрель 2000 года

 

Школьные летописи

Продолжаем публикацию школьных летописей — интереснейших краеведческих документов, которые некогда, к счастью, велись при кацких школах и которые, ещё к большему счастью, сохранились до наших дней.

Ковезинская летопись была написана учителями и учениками здешней школы в 1967—69 годах. Представляет собой альбом, где рядом с текстом присутствуют фотографии, и состоит из двух частей: собственно летописи и воспоминаний старейшего учителя Алексея Евгеньевича Бурдукова.

Как всегда, Ковезинская летопись передаёт дух своего времени. Как всегда, содержит такие сведения, которые теперь уже ни от кого не услышишь.

Сохранила этот уникальный документ учительница Валентина Петровна Смирнова. Она же помогла составить и примечания. Спасибо!

 

Первые годы Советской власти на Покровщине

По словам местных старожилов, село Ковезино носит имя местного князя Козезина1.

До Великой Октябрьской социалистической революции проживали в селе именитые торговцы: Гарин, Шалавин, Кирсанов и Струев. С приходом советской власти из среды именитых торговцев остался жить в Ковезине только торговец Гарин.

В селе Ковезине Гарин имел свой магазин, сырзавод, овчинную мастерскую, портвейную и чайную и много складов. Кроме всего этого у него имелись сырзавод в деревне Кучине и маслозавод в деревне Аристове, содержащийся совместно с тремя братьями- Макеевыми; и здесь же имелась ветряная мельница. Старший сын Гарина продукцию сырзавода сбывал в Петрограде.

Кроме торговцев в селе Ковезине проживали крестьяне (около 15 домов).

В селе есть каменная церковь, которая была построена в начале XIX века2). Кроме церкви существовала тогда в селе трёхклассная церковно-приходская школа на территории около кладбища3). А все дома церковных служителей именовались тогда «Поповкой» и были около деревни Чижова. Около этих домов были большие фруктово-ягодные сады. Позднее бывшая «Поповка» была перевезена в Ковезино.

В первые годы советской власти в помещении магазина торговца Гарина торговля велась двумя хозяевам: потребкооперацией и сами Гариным до конца НЭПа.

До организации колхоза в селе Ковезине существовала в течение года молодёжная коммуна. В 1930 году на базе коммуны был основан колхоз «8-е Марта»4>. (Первое общее собрание проходило 8-го марта — в честь Международного женского дня и был назван колхоз).

В 30-е годы дом Гарина, после его смерти, перешёл государству. До организации колхоза «8-е Марта» его дом был занят под сельсовет, почту и сберкассу. Потом здесь помещалась контора колхоза.

Решением советской власти с Т932 года дом Гарина в селе Ковезине бывшей Галицынской волости был передан под школьное помещение5). Все дома церковных служителей были переданы в распоряжение школы. В одном из зданий сейчас находится школьный интернат.

Из кулацких домов были построены медицинский и ветеринарный пункты. Ещё раньше этих построек церковно приходская школа была перенесена в другое место,   где   и   находится   в   настоящее   время.   Первым директором школы стал Владимир Николаевич Волков.

После смерти Гарина Ивана Николаевича магазин был передан в систему сельпо.

Силами первых комсомольцев был построен деревянный клуб в селе Ковезине, который был перевезён в деревню Галицыно и сгорел в январе 1963 года.

Дом старшего сына Гарина был отобран органами советской власти и занят под сельсовет, почту и библиотеку (сгорел в 1951 году).

Первым председателем сельсовета был А. А. Карташов. Организатором колхоза «8-е Марта» был товарищ Урбанский, а первыми председателями колхоза были Тихомиров и Вл. Дм. Кочнев. Два года председателем колхоза «8-е Марта» проработал Алексей Михайлович Воронов (умер в марте 1965 года). С 1964 года председателем колхоза работает Павел Александрович Краснов, который приехал из Рожаловского сельсовета.

При организации Масловского района в 1944 году решением Масловского райисполкома и РКП(б) было намечено строительство межколхозного клуба, который был заложен в 1956 году. Но строительство клуба было прекращено с ликвидацией Масловского район.

Строительство этого клуба было возобновлено в 1965 году силами колхозников колхоза «8-е Марта» под руководством П. А. Краснова. Клуб был сдан в эксплуатацию 30 декабря 1965 года.

В настоящее время село Ковезино представляет следующее: восьмилетняя школа, медпункт, ветеринарный пункт, сельский каменный клуб и библиотека, школьным интернат, магазин, церковь (бездействующая) и три церковных дома, три дома колхозников и служащих6»).

МАТЕРИАЛ   СОБРАН   КОЛЛЕКТИВОМ   УЧАЩИХСЯ   И УЧИТЕЛЕЙ  ИЗ БЕСЕД С МЕСТНЫМИ СТАРОЖИЛАМИ. МАРТ АПРЕЛЬ 1967 ГОДА.

Посткриптум. В декабре 1968 года была сдана в эксплуатацию новая контора в с. Ковезине (теперь мед-пункт). 23 августа 1982 года председателем колхоза «8-е Марта» стал Сергей Александрович Пакунов (П. А. Краснов ушёл на пенсию и переехал в п. Борок).

КОМСОМОЛЬЦЫ 20-х ГОДОВ

(ИЗ   ВОСПОМИНАНИЙ   КОМСОМОЛЬЦА 1919 Г., УЧИТЕЛЯ А.Е. БУРДУКОВА7))

До 1924 года в бывшей Галицынской волости не было комсомольской организации.

Командированые вышестоящими органами власти на различные общественные и государственные работы активисты (комсомольцы и коммунисты) проводили большую работу по организации молодёжи в различные кружки, вели с молодёжью культурно-просветительную работу.

Особенно вспоминается большая работа активиста-комсомольца Артемьева Сергея, работавшего секретарём, а затем председателем сельсовета в период с 1923 по 1926 год. Он был душой молодёжи, руководил созданной в школе пионерской организацией.

 

март-апрель 2000 года                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 13стр.

 

Сборы у пионерских костров, прогулки в лес, экскурсии в бывшее помещичье имение Мураново (ныне 4-е отделение совхоза «Маслово»), выходы с постановкой спектаклей и концертов в деревни, работа (по указанию сельсовета) по выявлению неграмотных, вовлечение детей в школу, помощь в хозяйственных работах беднякам-крестьянам и многое другое было в обязанности пионерской организации.

Из числа старших пионеров вырастали активисты, организаторы молодёжи. В 1926 году из числа быв-4цих пионеров школы и передовой молодёжи была создана комсомольская организация. Официально она была оформлена поздней. В неё входили родственники С. Артемьева, дети бедняков братья Пановы Михаил и Николай, Орлов Павел, Серебряков Николай, Стретенский Андрей (сын местного священника) и некоторые другие.

В 1928 году, после ликвидации хозяйства торговца Гарина, на базе его хозяйства организовалась первая молодёжная сельскохозяйственная коммуна. Руководил коммуной посланец партии Тихомиров Павел Александрович.

Коммунары-комсомольцы (преимущественно дети бедноты) работали дружно, проводили большую работу по вовлечению в коммуну молодёжи и хозяйств бедняков. К 1929-30 годам в коммуну вошло около 15 бедняцких хозяйств села Ковезина, деревень Новинки и Галицыно.

Коммунары-комсомольцы являлись организаторами деревенской молодёжи. Число комсомольцев в деревнях в эти годы увеличилось человек до 20-25-ти В 1929-30-х годах комсомольцы под руководством коммунистов Урбанского, П. Я. Тихомирова, П. В. Егорова проводили большую работу по борьбе с происками кулачества, по сплочению деревенской бедноты. Большая работа шла в деревнях по ликвидации неграмотности, к этой работе была привлечена большая часть комсомольцев.

Особенно   оживилась   работа   комсомольцев   в   годы

коллективизации. Из числа местных комсомольцев выросли хорошие активисты и организаторы. В бывшем доме священника Стретенского был организован клуб. Приехавшая на работу избачом комсомолка Перина Мария возглавила комсомольскую организацию.

Многогранна была работа комсомольцев в эти годы! Вечера самодеятельности, диспуты, антирелигиозная работа, показ, как тогда называли, «туманных картин», работа ликбеза, библиотеки, ликвидация неграмотности, распространение передовых идей в деревне — гаков далеко не полный перечень комсомольских дел.

В 1930 году на базе комсомольской коммуны был организован колхоз. Первыми колхозниками стали комсомольцы и их семьи.

Лучшие комсомольцы бывшей комсомольской коммуны были посланы на учёбу. Так, Стретенский Андрей был послан на учёбу в сельскохозяйственный техникум, Панов Николай — получил путёвку на учёбу в лётную школу.

Много прошло лет, но как сейчас вспоминаются «комсомольские секторы». Это поле льна, которое целиком обрабатывалось комсомольцами путём организации воскресников, выходов по вечерам и даже ночной работой комсомольцев по ручной обработке льна при свете тусклой керосиновой лампы. Доходы от сданной продукции шли на организацию культурно-массовой работы.

В начале 30-х годов силами комсомольцев без затраты денежных средств был построен клуб в селе Ковезине Все декорации и оборудование для клуба были приобретены от реализации продуктов «комсомольских гектаров» и сборов от постановок спектаклей и концертов, в которых в то время вместе с комсомольцами принимали самое активное участие учителя Ковезинской школы: В. М. Соболева, Н. И. Андреева, К. А. Соколов и другие. Организатором и душой молодёжи в эти годы была активная комсомолка Парфёнова Надежда Игнатьевна (впоследствии видный профсоюзный работник в городе Ярославле).

Большая работа в эти годы проводилась по повышению идейного и профессионального уровня, военно-патриотическому воспитанию комсомольцев. Из числа галицынских комсомольцев вышло немало храбрых, преданных Родине воинов, командиров и политработников.

Светлая память осталась о тех, кто пал смертью храбрых в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Среди них воспитанники галицынской комсомольской организации 20-х годов: Пановы Михаил и Николай, Парфёнов Николай, Суханов Иван, Воронов Виктор, Серебряков Иван, Щербаков Геннадий и многие другие.

Работа комсомольцев 20-х годов дала славные результаты. Отрадно видеть и то, что на примере комсомольцев 20-х годов и их славных традициях воспитывается наша прекрасная молодёжь, комсомол, который в этом году отмечает своё славное пятидесятилетие8'.

(ПРИМЕЧАНИЯ СМ. НА 16-й СТРАНИЦЕ.

Ковезенская школа 

Старое    здание    Ковезинской    школы    (дом купца Гарина).

Рисунок С. КУРОВА.

 

14 стр.                                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 март-апрель 2000 года

 

Моя малая Русь

ПАВЛОВО и ТРУШНЕВО

Всё позади

Дом без окон, без дверей, без полов, без потолка. Рядом, пленённые крапивой, распластались по земле несколько щепяных крыш — всё, что осталось от изб. Это Павлове...

Островок вётел на краю поля, выдающий бывший посад деревенских домов. Это Трушнево...

Робкий голос кладбищенской травы, темой же тихий и ласковый, каким говаривала, бывало, бабушка Лиза Тараканова...

Вот и всё, что осталось от этого некогда людного уголка Кацкого стана. Позади то время, когда Павлово населяло 139 человек, Трушнево — 104. Позади долгая и удивительная жизнь Елизаветы Гаврииловны Таракановой.

Всё позади.

Деревни-соседки

—   Родилась,  я,  милой   17  октября 1905   года   в   Павлове   —   деревне порядошной,   30-ть   хозяйств.   Ни реки,   ни  ручья  у  нас  не было —  одне пруды:   первой  большой,  старинной;   другой   —   копанной   в   войну, а   третий   небольшой,   но   чистой   —

специально на чай.

Был ещё прудик между Павловом и Трушневом — КРУГЛЯШКА, маленькой. Через болотину — другой пруд, тоже невелик. Вот их и соединили нам, малышне, на потеху — вот уж где купанья-то! Да и скотину стало где поить.

А конаву дедушко Михаиле копал. Места у нас низкие, вот и копал. Он, милой, пастухом был: выгонит скотинку, а сам конаву копает (выгон-от огороженной, стадо никуда не денется).

Угодья у деревень были общими: ПАВЛОВСКОЕ ПОЛЕ — к Плишкину; ОКСЁНОВО — кустики за Павловским полем; ИСАКОВСКАЯ ПУСТОШЬ — за Плишкином к Галицыну, в неё за дровам ездили.

Да и праздники-то у наших деревень, милой, одинаковыми были: летняя Владимирская (6 июля), осенняя Владимирская (8 сентября) и Дмитриев день (4 октября).

Жизнь в Павлове

—    Отец    мой,    Гавриил    Июдович Лазарев    —    коренной,    павловский, а   вот   мама,   Агрофёна   Данииловна Овчинникова   —    из       Юрьевского. Дедушка  Данила,  помнится,  под извоз   ездил  —   и в   Москву,   и   в   Углич;    как-то   в   Волге   двух   лошадей утопил.

А папа, как только закончил Воскресенскую школу, жил в мальчиках в Петербурге у хозяина у Павла Сидякова. Потом он у него приказчиком сделался, в магазине отделом заведовал, иностранным товаром торговал. Получал 50 рублей: и сймью содержал, и в деревню родителям посылал, и самому на хорькёвую шубу хватило.

Мама жила при нём же в Питере, только на лето приезжая в Павлово к свёкру со свекровью. Народу к ним много съезжалося—отцовы братовья Егор да Иван со своими семьями. Оба в Петербурге мальчиками начинали, а потом уж дядя Егор не фабрике галуны для военных делал. Приедет, бывало, в Павлове — уж столько обрезков навезёт: золотых, серебряных — разных!

Ну а отец, когда, началась I Мировая война, перешёл на военный завод, перед самой революцией — на Путиловской. Помню, раз мы его в журнале «Огонёк» на фотографии узнали — на демонстрации, под знамёнами.

17-ом году его с завода направили к нам, в деревню, народ агитировать — он ведь грамотным был. Ехал с корзиной плетёной на двух замках, а в ней два костюма, пальто демисезонное, а белья-то, белья сколько! Даже зубы вставные вёз! Попросил попутчицу из своей же деревни присмотреть за вещами, пока билеты покупал, а та не доглядела: только отвернулась — корзины и след простыл!

В Павлове отец от родителей отделился, собственный дом выстроил. Семья наша большая была. Одну за другой нарожала ему мама Агрофёна семерых дочерей: Лизу (меня то есть), Нюру, Веру, Надю, ещё одну Надю, Валю и Валю.

Да ты не удивляйся, милой, что сестры одинаковые имена носили: умрёт старшая, в честь неё следующую назовут.

Вот Надя, помню, умерла шести месяцев от роду — чёрная воспа тогда ходила, всё лицо и тело нарывало. Мать плачет, убивается, а священник: «Не плачь, а Богу молись, чтоб умерла поскорее!»

Да я и сама в 14 лет сыпной тиф перемогла. Редко кто выживал после него: по всему телу сыпь, температура — 41. Я, помню, изо всей семьи одна болела, дак ко мне и не подходил никто, только мать да  дядя   Егор.   Но   ничего,   выздоровела.

Так мы и жили в Павлове. Семья наша, милой, богатая была: дом, двор, две коровы, лошади, житница, сарай под сено, вот только, собственной риги не было — по чужим ходили: кто пустит, тому сотни три выжнем.

Кроме нас были ещё крепкими Грачёвы (7 человек семья) и Крупновы (12 домочадцев). Иван Михайлович Лазарев приехал из Санкт-Петербурга (там на заводе работал) и открыл в Павлове кузницу. Но самой богатой в нашей деревне была семья Михаила Алексеевича Лазарева: два сарая, две житницы, две лошади и много ещё чего. В колхоз взошёл (добровольно!) всё отдал, всё обобществили...

Жизнь в Трушневе

—  В   1924  году я  перехала  в  Трушнево —  замуж  вышла.   Рассказать, как, милой?

Пришла к нам будущая моя золовка:

—   Приходите    завтра       на       дом смотреть!

Мои переполошились. Сбегали в Юрьевское за дядей Фёдором, маминым братом. Тот с женой в жениховом доме побывал и:

—   Ой,   отдавай,   сестра.   Отдавай и   не   думай!   Хозяйство   большое...

Так и отдали меня — можно сказать, за богатство. Правда, чего скрывать, жених-то мне люб был: мы с ним ещё со школы дружили. Отец у него овдовел рано, мальчишке четвёртый год шёл. Сам хозяйство вёл, сам детей растил; дочерей замуж выдал, а сыну, едва

  

март-апрель 2000 года                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 15 стр.

Память

тому   20-ть   лет   исполнилось,     приказал:

—  Женись — я  тебе печку топить не буду!

Сын и не противился, у него уж на примете я была. Вот он и послал сватать меня сестру.

Когда я в Трушево переехала, в нём домов 16 стояло. Были маслобойный завод и мельница: оба ветряные, с крыльями, а завод и конный привод имел. Хозяина звали Михаил Афанасьевич Назаров. Сколько лет прошло, а вкус льняного масла до сих пор помнится — ничего вкуснее не едала!

Потом хозяина раскулачили: в колхозе завод и мельница поработали немножечко (помню, на мельницу ходили — пыль мели, овцам запаривали...), да куда-то и сгинули.

А колхоз у нас на две деревни— Павлове и Трушнево — общим был, «Вперёд» назывался. Первого председателя звали Михаил Осипов; жил он в Павлове — мужик грамотный, газету выписывал, к нему вся деревня ходила, чтоб почитал. После него председателем был Павел Иванов Буров, а счетоводом Иван Алексеев Ухов — оба трушневские.

Потом война началась. Мужа-то моего, Петра Дмитриевича, на фронт 25 августа 1941 года взяли, а уже в марте 42 го я первая в округе получила извещение: дескать, был тяжко ранен, умер от ран, похоронен в братской могиле. Думала, не переживу!

Я ведь с мужем-то семнадцать лет прожила — не видала и как, милой. Сына, двоих дочерей растила. А тут в 36 лет вдовой остаться...

Осталось нас на две деревни — Трушнево и Павлове — девять баб. А в Трушневе дак и вообще две семьи: я с тремя ребятами да Шура Ухова с дочерьми Зоей и Ниной.

Помню, косить уйду, дочерям накажу дома сидеть. А они в окошко вылезут и к Уховым.

Так и жили две бабы. Бригадир придёт:

—   Как   хотите,    надо   мешки   возить.  Не свезёте —  с вас же  и высчитаю!

—  Да у меня  же печка  топится...

—   Заливай   печку  и   за   мешками!

За дровами в Оксёново по насту с салазками бегали. Всё у бригадира лошади просили, а он:

—  Не дам!  Вон у вас тын, часто колом и топите!

И топили. Вот когда сожгли весь тын, тогда только и дал лошадку-то...

Елизавета Гаврииловна Тараканова пережила обе свои деревни. Вот уж и Павлове, и Трушнево батыльём поросли, а седовласая баба Лиза доживала у внука в Кологривцеве. Жизнью своей была довольна, всё смеялась: «Живу хорошо, ничего не делаю, сыта, у кровати пол до бела протопала!»

Вот только на зрение жаловалась: «Плохо вижу, как в молоке всё!»

— Слепота у нас по наследству передаётся. Отцова мать, Дарья Федотьевна, двенадцать лет ничего не видела. А уж как отец-то слепоты боялся! Всё говорил, бывало: «Если я ослепну, жить не буду!» Так и вышло: ослеп в 43-ем и отравился мышьяком...

Пришло время, умерла и Елизавета.    Светлой   памятью   о    ней    пусть будет   вот   этот   наш   разговор,   состоявшийся  28 октября   1996  года. Сергей ТЕМНЯТКИН. дд. Павлове—Трушнево, Воскресенско-Кацкий приход.

 

Читайте  в следующем  номере

 

ОПИСАНИЕ ОРДИНСКОГО ПРИХОДА ОТ 1861 И 1908 ГОДОВ;

СОЧИНЕНИЯ РОЖДЕСТВЕНСКИХ ШКОЛЬНИКОВ О ВОЙНЕ;

ПЕСНЮ, КОТОРУЮ СОЧИНИЛИ ОБ О. А. ВИНОГРАДОВОЙ ЕЁ ОДНОПОЛЧАНЕ;

ВОСПОМИНАНИЯ СТАРЕЙШЕГО УЧИТЕЛЯ А. С. МОЛОЧКОВА;

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО — «ВОЛОСТЬ» (О ПЕРВЫХ УПОМИНАНИЯХ В ДОКУМЕНТАХ О ВОЛОСТИ КАДКЕ);

О ТОМ, ЧЕМ МЕДЛЕВО  ИНТЕРЕС НО   И   КАК  ТАМ   ЛЮДИ  ЖИВУТ;

ЛЕТОПИСЬ МАРТЫНОВСКИХ ШКОЛЬНИКОВ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ.

 

Великий, могучий КАЦКИЙ ЯЗЫК

Ударение отмечено большими буквами!

*            *            *

Небольшое уточнение к опубликованному в предыдущем (январь-февраль 2000 года) номере: о дровах, с горем пополам доставшихся скажут, конечно же, дрова горевые.

*            *            *  

«девчонки,  бывало,  собираются  на танцы,    рядятся,    а    бабушка:    «Ишь вЫпелились,   не   знамо   и   чего!»

вЫпелиться — одеться чудно, чересчур уж по современной моде. Слово это особенно любимо старухами, но не надо на них сердиться — ведь мода для них остановилась лет эдак сорок назад.

*            *            *

перогов напечёт, как из грязи наберёт — говорят о тех, кто не умеет этого делать.

*            *            *

«смотрю,  а  курица  в  кладунЕ  сидит!»   Ну,   а   куда   ж   это   пернатую затетюрило?     В   кладУн   —   гнездо; специальный   ящик,   в   которое   курица   могла   бы   снести   яйцо.

Кстати, есть в Кацком стане созвучное слово — клАдиво — яйцесклад, орган, предназначенный для кладки яиц.

*            *            *

"проухлЯл дом-от!» — то есть прозевал,   прохлопал   ушами.

*            *            *  

«весной-то   все   к   ней      покупать

гижОй», — друг за  другом,  значит, к   ней   за  покупками   повалили.

*            *            *

«не ваш ли голичОк собака утащила? Вон, я какой-то голИк на крыльцо убрала». ГолИк — берёзовый веник, коим обычно обивают ноги от снега.

*            *            *

«послушай, какая у меня беда: колодец запОрхало!» Действительно, беда: запОрхало — завалило снегом.

*            *            *

нет попА, и я покА — то есть и я пригодился, и обо мне вспомнили. В русском языке этой кацкой поговорке соответствует, пожалуй, «на безрыбье и рак рыба».

*            *            *  

«много   дЕнёг   проханжЕнила»,  —

хорошо   потратилась,   значит!

  

16 стр.                                                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 март-апрель 2000 года

 

У БАБЫ-МАНИ

—  Вздравствуйтё,  соколики,  вздравствуйте!  Соскучились,  поди, без  моих   загадочен!   Ну отгадывайте  скорее,  отгадывайте!

№ 1

Юрьевчане (да и жители всего прихода) много и с охотой вспоминают о своём батюшке Иоанне Петровиче Стратилатове: «В Паску ходил отец Иоанн по своему приходу христосоваться. Подносили ему пиво. Сзади его помощник с корзиною, в которую складывал крашеные яйца. Не одну корзину, бывало, наберёт поп в Паску!»

Что ж он потом делал с таким большим количеством собранных яиц!

№ 2

Церквей в Кацком стане к тридцатым годам существовало одиннадцать — об этом «Кацкая летопись» уже не раз писала. Но статус села из селений с церквами имели только шесть населённых пунктов. Каких? Узнаете, коль разгадаете мой квадрат букв.

Напоминаю, соколики, что читать слова можно только строго по горизонтали или по вертикали. Ну, с Богом!

Е

X

р

0

ж

д

Е

с

Т

Е

В

: н

0

Л

0

в

р

д

У

С

Е

Ж

Д

С

Е

р

0

р

0

ж

У

X

0

Р

о

Б

Р

Ф

Д

В

о

р

д

и

н

0

п

: л

А

Т

Е

н

У

Б

и

т

А

и

н

0

ж

Д

У

Д

о

о

Р

д

а

ш

м

ь

Е

с

Е

X

Ь

л

X

0

р

ю

р

ь

Е

В

с

К

о

Е

в

0

в

о

с

к

о

В

О

к

О

Е

В

ь

в

о

с

к

р

Е

С

Е

н

С

К

о :

Е

№ 3

А   теперь,   соколики,    из   трёх ответов    выберите   верный!

1.   Древняя   столица      волости Кадки — это...

а)  Ордино;

б)  Хороброво;

в)  Рождествено.

2.    «МолокотИта»   по-кацки   — это...

а)  вид ивы (бряда);

б)  корова первотёлок;

в)  непогода.

3.   Аристово стоит на  реке...

а)  Норше;

б)  Топорке;

в)  Кадке.

4.   Александр   Фёдорович   Костылев — это...

а)  директор Ковезинской школы;

б)    глава,   Мартыновсой    сельской   территории;

в)   врач   Рождественской  больницы.

5.   До   революции      в   Кацком стане  школ было...

а)  11;

б)  18;

в)  27.

6.  Костёр кацкари называют...

а)  храбрец;

б)  грудок;

в)  кладун.

 

ПРИМЕЧАНИЯ „КЛ"

1) Любопытная легенда; ничего подобного «КЛ» не слышала.

2] Не совсем верно. Церковь в Ковезине (по-старому — в Покровском в Кадке] построена в середине XIX века — в 1864 году.

3) Ковезинская (Покровско-Кацкая) церковно приходская школа существует с 1898 года. Современная школа в Галицыне — её прямая наследница.

4} Колхоз «8-е Марта» просуществовал, если не ошибаемся, до 1999 года.

5] 1 сентября 1988 года школа была переведена в соседнее Галицыно. Старое школьное здание, бывший особняк Гарина, пустует.

6] Сейчас в Ковезине осталось только 4 жилых дома; школа и медпункт переведены в Галицыно; клуб разрушен.

7)    Бурдуков   Алексей   Евгеньевич   родился     в   1914 году, в Новинках, в семье кузнеца. Закончил сельскохозяйственный   техникум   в   г.   Мологе,   а   затем   заочно педагогический институт.

Участник Великой Отечественной войны; служил в танковых частях политработником, войну закончил в чине капитана. Сражался в Польше, дошёл до Берлина, участвовал в параде Победы.

Преподавал биологию. Был учителем в Ковезине, затем работая в Масловском и Брейтовском райкомах партии, потом — директором Рождественской школы. Педагогический стаж — более 50 лет. Умер в 1987 году.

8)       50 лет  комсомолу отмечали  в  1968  году.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ,

ИСПОЛЬЗОВАННЫЙ   ПРИ   ПОДГОТОВКЕ

ЭТОГО ВЫПУСКА «КЛ»

1.   «Угличский летописец», Ярославль, 1996 год.

2.   М.  А.  Липинский  «Угличския  писцовыя  книги», Ярославль, 1867—1888 гг.

3.  «Статистическое   описание   Ярославской   губернии.   Том   1.   Мышкинский   уезд»,   типолитография   Губ.   Зем.   Управы,   Ярославль,   1900   г.

4.   «Историко-статистический   обзор   Ростовско-Ярославской   епархии   за   1861    год»,   Ярославль, 1861  г.

5.  «Алфавитный   указатель   монастырей,   церквей   и   сёл   Ярославской   епархии»,      Ярославль,     1908 г.

6.   «Исповедная   книга   церкви  села  Никольскаго   на  Топоре.   1807—1852   гг.»  —  Угличский  филиал   государственного   архива   Ярославской   области  (УФ   ГАЯО),   ф.   90,   оп.   1,  ед.  хр.  448.

7.   «Исповедная    книга    церкви    села    Никольского   на  Топоре.   1823—1849   гг.»  —   УФ   ГАЯО, ф. 90, оп.  1, ед. хр. 449.

8.  «Юрьевский   волостной   исполнительный   комитет» — УФ ГАЯО, ф.  Р-666, оп.   1, ед.  хр. 63.

9.   «Исполком Платуновского сельского совета» — УФ  ГАЯО, ф.  Р-189, оп.  1, ед.  хр. 2.

horizontal rule

Реклама :

horizontal rule

«КАЦКАЯ      ЛЕТОПИСЬ» газета краеведов Кацкого стана

№ 3—4 (98—99) Редактор С. Н. ТЕМНЯТКИН.

АДРЕС  РЕДАКЦИИ:   152846,   д.   Мартыново Мышкинского  района Ярославской области

ТЕЛЕФОНЫ В МАРТЫНОВЕ: 3-27-20   (администрация)   и   3-27-31   (школа)

Газета отпечатана в муниципальном предприя тии "Мышкинская типография» — г. Мышкин Ярославской области, ул. Ленина, д. 11, телефон: 2-24-35. Тираж — 450 экз. Заказ — 968.

       «Кацкая летопись» Перепечатка—обязательно со ссылкой на «КЛ».

А следующий номер, между прочим,—сотый.

Реклама :

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz