Кацкая летопись № 20

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Спонсор странички :

Газета мартыновских краеведов КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ  № 1 (20)   Январь  1995 года 

 

Поздравляем вас, февральские юбиляры!

 

В  первую очередь  это, конечно,  самые  почтенные  наши  земляки:   Михаил   Павлович   Первое из   Юрьевского,   Анна   Ивановна Курашова   и   Михаил   Андреевич Мехов из Нефина.

 

В 25-ом небогатом

ПОЯВИЛИСЬ вы на свет,

Много горя испытали.

Но и радости познали.

С  днем рожденья  поздравляем

Здоровья, бодрости желаем;

Чтоб простыл печали след,

Шлем сердечный вам привет!

 

Подменной дояркой на Юрьевских фермах трудится Е. П. Фатова:

 

Елене Павловне желают

Сестры и братишки,

Чтобы крепкими, здоровыми

Росли в семье детишки.

 

Имя этого юбиляра отгадайте сами:

 

До чего хороший плов

Нам сготовит Саша!

За такое угощение

Поздравленья наши.

 

Самый   молодой   юбиляр   Кацкого     стана,     Света   Замяткина, учится   в   школе,     ей   в   феврале исполняется  15 лет:

 

Желаем, желаем, желаем

И можем еще пожелать,

Но ты ведь еще ученица —

Желаем учиться на «пять»!

 

ЛИСТАЯ    КАЛЕНДАРЬ

ДЕКАБРЬ

 

3 ДЕКАБРЯ. И все-таки все очень волновались: еще бы, в Мартыново на День Ученика съехались представители школ района плюс — страшно вымолвить — сама заведующая РОНО со свитою. Гости, а их вместе с родителями набралось за полсотню, сделались учениками.

Кто же учил их? Старшеклассники, которые были в этот день учителями и, к счастью, не сообразили, что высокопоставленных особ надо бы бояться. Все-таки молодцы наши дети, подготовили и уверенно провели блестящие уроки музыки, истории, математики, химии, физкультуры и заслужили от РОНО награду — гирлянду, которую потом подарили детскому садику

Вообще, День Ученика — это такой праздник, в котором лучше один раз поучаствовать, чем сто раз о нем почитать. А школа, она всегда рада гостям.

5 ДЕКАБРЯ. Ночные улицы Мартынова осветились фонарями. Цивилизация!

9   ДЕКАБРЯ.     Вместе  с  дымом из   печных   труб   распространялся   аппетитный     запах     пирогов; значит,   не   забыли   еще   мартыновцы   свой   престольный   праздник — Егорий.

10  ДЕКАБРЯ.     Восьми-    и    девятиклассники  ездили  в  Мышкин защищать   честь   школы   на   рай-

онных шашечных соревнованиях и заняли там второе место, всего на пол-очка уступив мышкинцам. А Света Громова и Света Замяткина выиграли все партии, обставив даже мальчишек.

14  ДЕКАБРЯ. Колхоз  приобрел новенький,      беленький      такой «УАЗик».

15    ДЕКАБРЯ.     В   здании   КПП проходила выездная торговля магазина МХМ «Рождествено», организации, к чьей деятельности приковано пристальное внимание кацкарей, и которую они окрестили почему-то «МХАТом».

17 ДЕКАБРЯ. Знаете, кто у нас лучший стрелок? Ученица восьмого класса Лена Лебедева. Она победила в школьных стрелковых соревнованиях. Вырастет Лена — станет заправским охотником, а пока, мама, копи деньги на ружье.

19 ДЕКАБРЯ. Никола. Самые короткие дни. Крепкие, до минус тридцати морозы. Нежно-розовый рассвет и ясная луна по ночам.

21 ДЕКАБРЯ. На Николо-Топорском кладбище хоронили Веру Александровну Трифонову. Родилась она 27 сентября 1913 года в Санкт-Петербурге, а до войны жила с мужем в Рыбинске. В 41-ом потеряла мужа Дмитрия Николаевича, и с тех пор называлась горьким словом «солдатская вдова». После войны работала в совхозе «Арефинский» Рыбинского района; в 68-ом вышла на пенсию и приехала к дочери в Мартыново. Так оказалась Вера Александровна в наших краях, где и нашла вечный приют. Мир праху ее...

21 ДЕКАБРЯ. В этот же день еще одна печальная новость: скончалась нефинская доярка Мария Михайловна Кускова, 1951 года рождения.

27 ДЕКАБРЯ. Мастера Н. Ф. Дорофеев и А. П. Замяткин завершили оборудование уголка для музея. Получилось красиво и уютно, спасибо им большое.

Дело тронулось с места благодаря стараниям главы администрации Н. К. Монаховой. Колхоз тоже внес ма-а-аленькую лепту: подарил петли для двери.

29—31 ДЕКАБРЯ. Главное впечатление — не новогодние праздники, а их было четыре: в детском саду, в начальной школе, у старшеклассников и взрослая елка.

Удивил дождь в новогоднюю ночь и огромные проталины за окном.

 

ЛЮБИТЕЛЯМ    ЦИФР

 

Ужель стабилизация

Помимо традиционного календаря событий в редакции «КЛ» висит еще один численник — календарь цен на хлеб. Думаем, пора познакомить с ним наших читателей.

Итак, год 1993-й. Вспомним, черный хлеб в Мартынове стоил:

17 февраля — 33 рубля;

6 июля — 54 рубля;

24 августа — 70 рублей;

8 сентября — 90 рублей;

15  октября — 115 рублей;

21  декабря — 209 рублей.

В течение 1993 года хлеб воздорожал более чем в 6 раз.

Мартыново. Год 1994-й. Черный хлеб продавали:

26 января — 270 рублей;

16  марта — 328 рублей;

6 мая — 359 рублей;

31 августа — 410 рублей;

18 ноября — 450 рублей;

14 декабря — 533 рубля;

28 декабря — 530 рублей.

В течение 1994 года цена хлеба выросла «всего» в 2 раза. Стабилизация? Подождем, что покажет год 1995-й.

 

 

Всяк дар в  строку

 

В конце минувшего года начали обживать в Нефине давно пустовавший колхозный дом Гулины Наталья и Олег, для которых и такая крыша над головой — радость, свой уголок. Да и на ферму ходить стало поближе; работают они с первого ноября на бывшей группе Н. Блохиной

Не от хорошей жизни оказались в наших краях. Приехали из далекого Баку сначала в гости, помочь по хозяйству матери Бабаевой М. И жившей к тому времени в Дьяконовке. И оказалось, что на родину возвращаться не к чему: работы

лишились, да и моральная обстановка была там тяжелая после известных всем бакинских событий.

Вот и пришлось на новом месте обустраиваться. Хорошо, что есть у них тяга к земле, желание заниматься разной живностью. Хочется и цветы посадить, вырастить их своими руками на своей земле.

А еще супруги Гулины — большие любители книг, чтения. Как приехали в наши места, тут же записались в библиотеку.

Однажды принесла Наталья Константиновна огромный, туго набитый рюкзак с книгами из

личной библиотеки. Дар был с благодарностью принят, и уже через несколько дней эти книги разошлись по рукам читателей. Они на любой вкус: приключения, историческая проза, литература о войне, детективы. Таких авторов, как Ян, Задорнов, Брянцев, Лацис, Дюма, Лондон, Верн и других.

Итак, книжный фонд Мартыновской сельской библиотеки пополнился еще на 117 книг и 11 —Роман-газет». Спасибо Наталье Константиновне Гулиной за ее бескорыстие и доброту.

Л. И. ЧУРАКОВА, библиотекарь.

 

 

А    ЗА    ОДВОРИЦЕЙ

 

„Деревья  да   снег"

 

Январь. Выхожу на улицу ранним утром, и тут же в теплые спросонья легкие врывается прозрачный чистый воздух. Хорошо! Племянник Алеха уже с лопатой — расчищает дорожку. Посмотрел я на него, посмотрел — вижу, надоела ему эта работа. Постоял еще минутку и кричу ему:

—  Леха, айда в лес?

—   Да   ну...   Чего   там    делать, одни деревья да снег.

—  Не скажи! Не пойдешь?

—  Нет.

—  А зря.

Помнится, к юности любил я в зимнем лесу бывать, ох как

любил. Вот и сегодня решил тряхнуть стариной: надел лыжи, взял палки в руки и поехал.

И вот я уже в лесу. Остановился, прислушался — только пар валит из рта — тихо...

АН нет, это только сначала так всегда, а потом тебе открываются звуки настоящей лесной жизни. Вот мышка прошуршала по снегу, маленькая такая, рыжевато-серая, и тут же юркнула в нору. Где-то далеко на ели каркнула ворона. Т-с-с, по иссохшей листве пробежала ласка. Прогнувшийся под тяжестью снега сук совсем изогнулся и вдруг выпрямился — большая снежная шапка сорвалась и посыпалась на землю. А вот в стороне, словно локомотив, промчался большой серый лось.

Конечно, те кто сюда приходят словно вламываются, с шумом и гамом, — те ничего не услышат и не увидят — только деревья и снег. Такое уж пошло поколение. А если войти с пониманием, тихо, то обязательно услышишь и увидишь настоящую жизнь леса. Это возможно только тогда, когда любишь- лес по-настоящему, по-русски.

 

Андрей ЛОБАЗОВ.

 

 

ПОМНИМ  И   ОТПРАВИЛСЯ ОН  НА   ВОЙНУ

 

 

Живет рядом с нами интересный человек, ветеран Великой Отечественной, который бойко считает, произносит несколько фраз на... японском языке. И куда только не бросала его военная и послевоенная жизнь! Но, по порядку.

В 1940 году человек семь мартыновских ребят, среди которых и герой нашего рассказа, поступили учиться в Рыбинск, в ФЗУ на каменщиков. А через год всей дружной компанией отправились отрабатывать практику в город Липецк, что в Воронежской области.

Поселили приехавших в общежитии. Ходили за молоком к украинцам, но не всегда приходилось его попить: чтобы молочко не скисло, придумные люди приноровились привязывать ниточку за лапку лягушки, и отпускали ее в сосуд с молоком. Наши ребята, увидев это, с криком «Лягушка!» бросались бежать со всех ног от приветливых хозяев, не успев ответить на их вопрос: «Виткиля вы?»

Так вот клали кирпич к кирпичику в стены нового завода, веселились, дурачились.

Объявление о начале войны услышали воскресным днем 22 июня, отдыхая в общежитии. Почему-то особой острой реакции на это не было. Продолжали работать на стройке, только к ним на подмогу прислали военных. А война приближалась; вражеские самолеты уже бомбили город.

В эвакуацию, в Пензу, не поехали, а вернулись домой и стали на учет в сельском Совете. Повестку из военкомата Михаил Николаевич Ершов (о нем наш рассказ) получил и отправился по проторенному уже пути через Щербово в Мышкин, а там пешком на станцию Волга. Встретились по пути со своим старым учителем Сергеем Михайловичем Куликовым, призванным из Рождествена.

Учили военному делу сначала в Буе Костромской области, потом перевели на ивановщину, в Гороховец, в минометный взвод 45-мм орудий.

7 января 1942 года в маршевой роте в скомплектованном эшелоне отправился восемнадцатилетний Михаил на фронт. Пришел комиссар, отобрал их, семерых желторотиков, и поручил читать сводки по вагонам, пока двигались к фронту. На каждого пришлось три вагона с ехавшими после ранения и солдата-ми-«стариками». Конечная остановка — узловая станция Изюм.

[Окончание на 2-й странице),

 

 

 

ПОМНИМ!

 

И  ОТПРАВИЛСЯ ОН  НА  ВОЙНУ

 

(Окончание. Начало на 1-й стр.].

 

Довезли и все — дальше дороги нет. 300 километров шли пешком ночью. Когда объявляли привал, все валились прямо в снег. Пришли в 411 стрелковую дивизию, 686 полк, 3 батальон.

Горько вспоминать, как были вооружены на подходе к фронту: у офицеров по нагану, у рядовых ни одной винтовки. Вот и ждали, когда после убитых дадут. Но десятизарядная винтовка СВТ к тому же негодной оказалась — нагреется гильза, в стволе и застрянет, ее надо шомполом выталкивать, а бой идет.

Снежная та зима выдалась на Украине, а на белом снегу солдат для врага хорошая мишень; вот и нашли выход — натирали о стены хат, выкрашенных мелом, свои шапки и шинели. Вытрясти потом тяжелую шинель было не так-то легко.

Первый бой выпало принять в начале февраля. Испытывал ли страх? Скорее всего нет. Было такое состояние, когда не думал ни умирать, ни жить — ко многому может притерпеться человек!

Кто как, а солдат Ершов с товарищами во время атаки крича-

ли «За Родину! За Сталина!», подбадривали себя дружным «Ура!».

Великое дело на войне дружба, поддержка старших. Был и у него задушевный дружок Славка Комаров из Ярославля. Ели с ним из одного котелка, круглого такого, как ковшик. Походная кухня снабжала супом и пшенной кашей, а чаще всего сухой паек: сухари черные да вобла вяленая.

Погиб Славка на глазах Михаила от шальной пули, попавшей ему в переносицу, когда выходили они из-за угла хаты. Написал письмо его матери; ответ пришел, весь листочек слезами закапан.

Так вот тот первый, но не последний бой закончился контузией, пришлось полежать в санбате. А в конце февраля опять напасть — ранение. Осколок до сих пор в теле сидит и к погоде сказывается. Произошло это в селе Береки у школы из красного кирпича. Отлежал в полевом госпитале и снова родная 411 стрелковая дивизия, харьковское направление, но уже другая служба — в комендантском взводе.

В конце мая 1942 года попал в санчасть. Захватили ее немцы, загнали ходячих на скотный двор. Начался плен...

Освободили американцы и англичане в 1945 году, в местечке Эгемонь в Норвегии. Домой добирались через Швецию, Данию, Финляндию и прибыли в Марийскую АССР. Написал заявление, чтобы отправили на дальневосточный фронт с Японией, но та война оказалась быстротечной.

Назначили Михаила Николаевича мастером на строительстве железной дороги Комсомольск— Тайшет, дали взвод пленных японцев (40 человек) под расписку, и началась уже мирная работа. Вот откуда у него знание некоторых японских слов. Бывало, в холод рабочие стоят, прихлопывают для сугрева в ладони и лопочут по-своему: «Снег и ветер — все отнеси в Россию». А Михаил на их языке: «Снег и ветер — все отнеси в Японию». Заулыбаются.

Кормили японцев хорошо (вот бы нас так, думалось), крепко по-русски, выражаться при них запретили. Потом наиболее старательных и заботливых отбирали (мнение мастера тоже учитывалось) и отправляли домой. Вернулся домой в Мартыново в 1952 году. И поразила родная деревня своей беднотой, убогостью, соломенными крышами домов.

Так что руки было куда приложить. Выучился в Быкове на тракториста-комбайнера, работал в МТС на пару с Михаилом Яковлевичем Ершовым, тоже фронтовиком, на ДТ-54. Много землицы перевернули-перепахали за три года. Потом перешел на «Беларусь» на смену с Виктором Мелешкиным. Семнадцать лет руководил тракторной бригадой колхоза «Верный путь».

И сейчас можно услышать от колхозников добрые слова-воспоминания в его адрес: «Вот когда Михаил Николаевич работал!».

...Семья, дети, внуки, достаток. Что еще надо старому солдату? Главное, здоровье не подкачало бы.                              Н. ИВАНОВА.

 

 

 

 

 

В тот день, 10 декабря, был у меня внук в гостях. Сижу, читаю газету — дошла до шестой страницы, и слезы полились, никак остановить не могу. Внук понять не может: «Бабушка, что ты? Что с тобой?». Я поуспокоилась, стала ему рассказывать: «В газете-то пишут о твоем прапрадеде Федоре Михайловиче Карасеве!».

И воспоминания нахлынули... Помню, мы хорошо жили. Родители были трудолюбивые, уважаемые, честные люди, и в доме царил полный достаток. И гармонь помню, такая голосистая была гармонь отцова, на внутренних планках «птички» то ли нарисованные, то ли из металла.

Когда отец играл, во мне все пело. Я садилась рядом и слушала его любимые песни «Сижу за решеткой в темнице сырой» и «Динь-бом»:

 

„Верю, мать, слезам твоим!"

 

Динь-бом, динь-бом,

Слышен звон кандальный;

Динь-бом, динь-бом,

Путь проложен дальний.

Динь-бом, динь-бом,

Слышно там и тут,

Нашего товарища

На каторгу ведут.

 

Как-будто про себя пел... И вот рухнуло все наше хозяйство, увели со двора овец, коров, лошадей. Помню любимого коня отцова — это был рыжий, огненный с длинной красивой гривой конь по кличке Зоин. Как отец холил его, чистил!.. Из дома все увели, остались голые стены.

Как же мне жаль своих родителей, и не высказать! Отец был старше матери на десять лет. Она осталась без мужа, молодая, красивая, с тремя малолетними детьми в большом и пустом доме. Как ей было трудно нас растить. Дом продала, и мы пересилились в маленький домик. Помню, ездила она в Кашин, в Углич и привозила оттуда на вырученные от дома деньги пайки ржаного хлеба, примерно по  триста грамм. Потом сушила (мешки на печи лежали), и мы ели сухарики.

Мать работала в колхозе: на ферме, на сенокосе, на льне, на жнивье. Все это я помню и помню смерть ее, такую нелепую, не нужную никому. Это был 1936 год. Она ведь не думала, что умрет, она хотела жить. И не надо было ее осуждать, не за что было осуждать. Она ни в чем не виновата — такова судьба. Она ушла из жизни на двадцать седьмом году; бедная моя, доверчивая, не думала, что оставит нас сиротами.

Спасибо односельчанам: не оставили нас в трудное сиротское время. Ну, а детство кончилось. Я с десяти лет уже работала в колхозе, пасла овец  за Кондыревским садом, а на другой год — телят там же, на Камушках, пасла. А поле там — одни кочки. И сестричка Вера со мной, убегается и уснет между кочек — мала еще совсем.

С двадцати лет работала уже на всех работах, куда бригадир пошлет. А Саша — брат работал

на лошади по кличке Галка, маленькая такая, черная лошадка была.

А теперь о том, каких гармонистов в нашей родне я помню. Александр Дедюев, сын старшей сестры отца Анны Михайловны, жил в Кологривцеве. Александр Баранов, а он сын средней сестры отца Елизаветы Михайловне, жил в деревне Тимофееве. Александр Карасев, сын младшего отцова брата Константина Михайловича, жил в Кирьянове под Мышкином.

И мой родной брат, Александр Федорович Карасев, замечательно играл на гармони. Он ее купил с первой получки, когда после службы в армии уехал в Мурманск и работал в милиции. Его там до сих пор помнят, и его игру на гармошке в клубе от милиции. Саша -брат у нас умер пятидесяти восьми лет, у него была астма. Осталась жена Мария Михайловна и два сына: Вадим и Валерий, оба уже женаты.

Вера—сестреночка тоже живет с    мужем-белорусом    Виктором Савченко в Мурманске; у них один сын Михаил, тоже уже женатый.

Когда встречаемся, наговориться не можем. Наши разговоры в основном о своей родине — о селе Юрьевском, о наших односельчанах. Жилось тогда многим трудновато. Мы ходили до самых морозов босыми, и вспоминаются все те дороги и тропиночки, по которым в грязь и в стужу топали наши босые ноги. У всех сельчан были свои проблемы, трудности, но нас не оставляли в беде одних; видя наши иззябшие ноги, найдут какую-то обувь и нам подарят. Мы были рады любым обноскам, любым подаркам, за что вспоминаем своих дорогих земляков с благодарностью.

И свою корову Дину вспоминаем с благодарностью, добрая была коровушка, нас и кормила и поила. Молоко мы пили с первого дня, как отелится: теленка напоим и сами пьем. А губы слипаются, так мы нальем в плошку и запечем в печи — как пудинг получается.

...Вы наверное, устали читать. А я так рада, уж извините меня за мое многословие. Я после вашей статьи что бы ни думала, все о Юрьевском. Хоть иду в магазин, хоть обед готовлю, а сама будто в Юрьевском — воспоминания — то радостные, то горькие, до слез, до глубины души.

Передайте моему селу Юрьевскому и всем, всем его жителям большой благодарный привет от меня. Хотела приехать этим летом, поблагодарить свидетелей за справки о работе в  годы войны — да так и не собралась.

А уж на следующее пето непременно соберусь, а может и Веря ко мне приедет, так мы вместе Юрьевское навестим. А, может, и матери могилу найдем. А отца, то есть документы о нем, никак не могу разыскать...

 

*               *               *

 

Только я написала письмо, как пришла газета «Золотое кольцо» за 15 декабря со статьей М. Г. Ваняшовой. Какую удивительную статью она написала. Ведь я и говорила-то с ней несколько минут, когда пришла на улицу Терешковой в редакцию. И говорила несвязно: то одно всплывет из жизни в Юрьевском, то другое. Я еще была растрогана и никак не могла привести мысли в порядок. А Маргарита Георгиевна! С глубоким пониманием отнеслась к моему рассказу, с профессиональным вниманием и чутьем из моих рассеянных слов нарисовала картину трагизма нашего сиротского детства, светлой доброты русских людей.

И опять я плакала. Сын пришел, подала ему газету; он прочитал и говорит: «Верю, мать слезам твоим, я и сам еле удержался». А дочка не удержалась — всплакнула и привезла мне свою газету. Она тоже выписывает «Золотое кольцо»...

...Спасибо вам большое.

Мария   Федоровна 

 

 ТЕЛЕГИНА, г. Ярославль.

 

 

Такое  вот   письмо

 

от «кл».

«Кацкая летопись» № 5, июнь 1994 года. Вторая страница, очерк Н. Ивановой «Есть у нас село такое, Юрьевским зовется». Помните ее рассказ о талантливом гармонисте, радетельном землепашце Федоре Карасеве, человеке прямом и независимом! В тридцатые годы его семью раскулачили; самого хозяина забрали, так и пропал он с тех пор безвестно. Сгинул кормилец, оставив после себя жену-красавицу да троих малых детей. Скоро они стали круглыми сиротами — мать умерла. Спас колхоз: взял на свое довольствие и приставил ухаживать за ними одинокую женщину Марфу Смирнову.

Все...  Дальнейшей   судьбы   семьи Карасевых мы не знали.

«Золотое кольцо» за 10 ноября 1994 года, шестая страница. Такая трагичная судьба простых людей чем-то подкупила сотрудника областной газеты Маргариту Ваняшову, и она решила сделать перепечатку нашего материала. И мы еще раз пережили жизни своих героев, поволновались за них, предположили, что сейчас у детей Карасевых, конечно, все хорошо — ведь есть же в мире справедливость.

И никак не могли ожидать, что восемьдесят семь тысяч экземпляров, прибавленных к нашим двумстам, совершат настоящее чудо.

«Золотое кольцо» за 15 декабря. Открываем четвертую страницу и глазам не верим — «Детей Федора Карасева воспитывало все село» и подпись: М. Ваняшова. Нет сил описать, как отозвалась эта статья в душах кацкарей. Люди (как потом сами нам признавались] читали и плакали.

Отыскалась дочь Федора Карасева — Мария. Сейчас она носит фамилию Телегина, уже бабушка и живет в Ярославле.

А лотом было ее письмо, удивительно трогательное и душевное. Мы еще никогда таких писем не получали. Мы решили опубликовать его, почти не редактируя — разве можно отредактировать чувство и душу человеческие! В этом письме нет мелочей; в нем, как в зеркале, отразились наши судьбы, судьбы России.

 

 

Творчество наших читателей

 

Деревом ветвистым

На моем пути

От дождя и зноя,

Милый, защити.

 

И костром бездымным

В холода согрей,

Ручейком весенним

Сладкий сон навей.

 

И звездой далекой

К счастью помани.

Только, милый, ложью

Веру не спугни.

 

Н, ЛЕБЕДЕВА.

horizontal rule

Реклама :

horizontal rule

«КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ

Январь 1995 года.

Выпуск готовили:

С. Н. Темняткин,

Л. И. Чуракова,

Р. Н. Темняткина.

152846

д. Мартыново,

Мышкинский район,

Ярославская область

Государственное предприятие

«Мышкинская типография»

Тираж 200 экз.

Заказ — 52.

Реклама :

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz