Кацкая летопись № 35-36

Главная                                                                                                                                                                   Как доехать?

Спонсор странички :

ЖИВЕМ И НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ О ТОМ, ЧТО ЮРЬЕВСКОМУ СКОРО 475 ЛЕТ

 

Газета мартыновских краеведов КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ                       № 16-17 (35-36) Ноябрь 1995 года

 

Листая    календарь

2 октября

Пенсионеры приглашались в Дом культуры на День пожилого-человека. Хотя, кто дал этому празднику такое имя — не понимаем! Мы еще никогда не видели наших бабушек и дедушек такими радостными, такими здоровыми, такими молодыми и задорными. А как же иначе, если сельская администрация подготовила для них великолепное застолье да еще веселые гармонисты подмасливали сердца великолепной игрой на баяне да гармонях.

5 октября

Вместе со всеми земляками мы выражаем соболезнование родным и близким Анатолия Николаевича Антошина, скоропостижно скончавшегося во время приезда на Родину.

12 октября

Ах, какие славные часы стали отсчитывать время уроков и перемен в большом светлом зале старшей школы! Ходят ученики мимо, любуются, а еще гордятся: это подарок от районного отдела образования за высокие показатели на учебно-опытном участке (который мы привыкли называть пришкольным) и за экологическую работу.

14 октября

Стыдясь за то, что нету снега, Покров порадовал другим дивом. Видели чудную, полную, от края и до края, радугу во второй половине дня?

А доярки обеих Мартыновских ферм прощались со своею подругою. К сожалению, энергичная, заботливая, трудолюбивая Анна Александровна Петухова не может больше оставаться на такой

тяжелой работе по состоянию здоровья. Ее группу пока ухаживает Алексей Васильевич Кулаков, но перед руководством колхоза все отчетливее стоит проблема дефицита рабочих рук на фермах — идти в доярки никто не хочет.

2О октября

Что такое поэтический вечер? «Да ну, — скривите вы губы, такая скука!». А что такое поэтический вечер в библиотеке у Лидии Ивановны Чураковой? О-о, это зажженные свечи, витаминный чай из разных трав и великолепные стихи. Именно так прошел праздник, посвященный 100-ле-тию со дня рождения Сергея Есенина. Собравшиеся (а их было немало) читали стихи, обсуждали нелегкую судьбу поэта и, подтягивая за Верой Пресновой, пели ею прекрасные песни.

Конечно, и чайком побаловались. Правда, на этот раз без свечей...

21 октября

Выборы в Государственную Думу. Нет, не подумайте чего лишнего — ненастоящие. Так называлась шоу-программа, которую работники Дома культуры предложили собравшейся на субботнюю дискотеку молодежи. Партия «Свободное Мартыново» опередила «Женщин Мартынова», но оба кандидата в депутаты—Андрей Лобазов и Николай Румянцев, уж поверьте на слово, были страсть как хороши!

28 октября

День стоял тихий, солнечный, сухой — даже не верилось, что на исходе второй месяц осени. Наверное, поспешив воспользоваться хорошей погодой, одно за

другим сыпались на Кацкую землю события.

В Мышкине совещание работников дошкольных учреждений. Разве могло оно состояться без представителей нашего детского садика «Капелька»? Мартыновцы привезли в районную столицу выставку, рассказывающую о воспитательной работе с малышами ,и «бабу Маню», которая, ничего не утаив, эту самую воспитательную работу показала со сцены.

Ну а заведующая детским садом Г. В. Громова и воспитатель Е. А. Великолепова вернулись из Мышкина с грамотами. В Мартынове свадьба. Это раньше Александр Тарасов был просто механизатором колхоза «Верный путь», а Наталья Михайлова всего лишь фельдшером Мартыновского медпункта. А теперь они муж и жена.

Понимаем, что читатели ждут нашего полного отчета о свадьбе Надеемся опубликовать его в следующем номере газеты, тем более (сообщаем по секрету!) молодые обещали поделиться с «КЛ» фотографией.

В Нефине с колхозной фермы увели коровушку. Кто увел, куда увел, зачем увел — этого никто не знает, а если и знает, то помалкивает.

И последнее событие дня: Кацкий стан вновь обрел связь с Большой землей. После трехнедельного перерыва снова пришел рейсовый автобус из Мышкина. Автобусы не ходили из-за отсутствия бензина, а точнее денег на него.

31 октябрях

Под вечер сначала робко, а потом все смелей и смелей пошел снег. Начало зимнего стойлового периода в животноводстве. 

 

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

«А кто родился в декабре, вставай, вставай, вставай, и чашу полную вина выпивай, выпивай, выпивай!»—поется в застольной песне. Давайте и мы будем столь же внимательны и не забудем поздравить наших декабрьских юбиляров.

В первую очередь мартыновскую жительницу ВАРВАРУ СЕМЕНОВНУ СОКОЛОВУ — ей 80! Ее односельчанину НИКОЛАЮ ГРИГОРЬЕВИЧУ АНТОШИНУ в эти снежные дни исполняется 75.

70-летие. Его отметят АЛЕКСАНДР ИГНАТЬЕВИЧ СОКОЛОВ из Хороброва, АННА ВАСИЛЬЕВНА ОВЧИННИКОВА и ВАЛЕНТИНА АНДРЕЕВНА ГАЛУНОВА из Юрьевского.

И 65 лет тоже юбилей! Поздравляем Вас,- НИНА АЛЕКСАНДРОВНА ДОРОФЕЕВА.

Среди молодого поколения кацкарей рождаться в декабре почему-то не принято. Стариков поддержали только ЕЛЕНА АНАТОЛЬЕВНА ВИНОГРАДОВА и ЕКАТЕРИНА НИКОЛАЕВНА РОЗОВА.

Еще раз с днями рождения Вас, наши милые «декабристы» и «декабристки». И пусть нальются полнее и подымутся выше бокалы в честь вашего здоровья!

Фотография на память

Узнали, кто на фотографии! Еще нет!! А ну-ка, приглядитесь повнимательнее... Ба! — да это же...

Это же самая настоящая живая легенда деревни Мартынова! Мы не шутим: все, начиная с рядового колхозника и кончая самой главной администрации, пользуемся ее услугами.

И ведь до чего дошло — никто из нас не скажет, мол, пойду в магазин, а только: «Да я к Марь-Иванне пошла!» или: «Зой, а Зоя, чего там Марь-Ван на-то привезла!» В общем, как ни крути, имя это мы произносим то и дело, бываем у «Марь-Ванны» чуть ли не каждый день и, признайтесь, милые землячки, порой и видим ее гораздо чаще своих драгоценных супругов. Молодежь, так та даже представить себе не может магазин без привычной «Марь-Иванны».

Л была когда-то Мария Ивановна Виноградова молоденькой девчонкой Машей Артюхиной, бегавшей босиком по необъятным лужам родной деревни Пантелееве, что в Некоузском районе. После школы отучилась она в Ярославле на курсах культпросветработника, и, скоро сорок лет тому назад, 16 октября 1957 года приехала по распределению в Мартыново.

В Мартынове как раз построили новый клуб — тот, что еще недавно стоял напротив школы. Собирались вечером сельчане под керосиновой лампой «Молния», кино смотрели или кадриль гуляли, а играл в те времена... Ну, кто бы вы думали! Виктор Васильевич Мелешкин!

Спустя два года возьми да и скажи парень деревенский Миша Виноградов такие слова: «Маша, а Маш, давай поженимся!» Так Мария Ивановна осталась в Кацкой стороне на всю жизнь.

Работала она в клубе, потом на Рождественской пекарне, потом опять на пекарне, только в Парфенове, затем техничкой в школе и, наконец, с октября 1976 года — в маленьком тесном ларьке рядом с домом Богдановых. Выходит, еще один юбилей: 20 лет в торговле.

В начале 80-х Мария Ивановна перебралась в современный магазин, да и наградами ее ни Бог, ни начальство не обижали. Когда труд был коммунистическим, ей присвоили звания «Ударник коммунистического труда» и «Отличник советской потребительской кооперации». Есть у нее и две медали: «За трудовое отличие», «Ветеран труда».

 

В 1996 году  Юрьевскому  исполняется  475 лет

Кто же ты, Юрий?

1.   Князь?

Помню детство свое в маленьком, но очень старом, а некогда и многолюдном селе Хороброво — древнем центре Кацкого стана. И, может, памятуя о своем давнишнем столичном положении, говорливые хоробровские старики наперебой рассказывали о прошлом не только своей родины, но и историю соседних деревень.

— Откуда, спрашиваешь, Юрьевское пошло? Дак тоже от татар. Там князь Юрий с полком стоял, и на него все та же Орда шла. У ней сил-то во-о-он сколько было, а у наших что? Русские то князья ведь все по одиночке сражались... — неторопливо лилось стариковская речь, а мне чудилась страшная сеча, и князь Юрий на белом коне, и смерть его от кривой сабли.

И похоронили Юрия: может, с честью, а, может, наспех - время лихое было. И построили на костях церковь — легкую, деревянную, и сами возле нее поселились. Вот таким, простым и немного сказочным, представлялось мне начало села Юрьевское.

Один только вопрос остался неразрешенным: а были ли в на шей местности монголе татары? Были!

Суровой выдалась на Руси зима 1237—38 годов. И не только привычные северные морозы тому бедой — бесконечною лавиною обрушилась на русские земли не менее чем 120-тысячная армия монголо-татар. Москва, Суздаль, Владимир — за один только февраль месяц неприятелю покорилось 14 хорошо укрепленных городов, не считая деревень , слобод, погостов.

К началу марта враг был уже в Угличском княжестве, в состав

которого входила тогда и Кадка Угличане решили не искушать судьбу: князь Владимир Константинович с женой, детьми и слуга ми благополучно отъехал в дальний Новгород, а горожане вынесли завоевателям ключи от крепостных ворот. Но татарам было не до них: они спешили на реку Сить {в нынешние Некоузский и Брейтовский районы). Там спешно собирал войска великий владимирский князь Юрий II (то же Юрий!).

Шли монголы по берегу Корожечны, затем перебрались на Кадку, а там и верховья Сити не далече — иной дороги из Углича в край сицкарей в древности быть не могло.

(Окончание на 3-й странице).

 

В 1996 году Юрьевскому исполняется 475 лет 

Кто же ты, Юрий?

(Окончание. Нач. на 1-й стр.].

Эх, Кадка Кадка! Что пережиле ты в те мартовские дни и ночи 1238 года? Ордино, Нефедьево Хороброво, Юрьевское, лес Зманиха, реки Кадка, Топорка, по гост Николо-Топорский, деревни Медлево, Ташлыки — не слишком ли много мест связывают свою историю с монголо-татарским нашествием, чтобы считать все это досужей выдумкою?

На Кадке действительно могла быть серия небольших битв с целью задержать противника. Отчего же не предположить тогда, что одной из них руководил человек (не обязательно князь) по имени Юрий? Если поверить в это, то можно смело насчитать Юрьевскому 757 лет!

Но — так рассказывали в Хороброве. А сами юрьевчане о князе Юрии, к сожалению, ничего не знают, зато сведения о монголах подтвердили:

— Были у нас валы от татар Как прогоном то, что мимо дома Сергея Илларионовича Лапшина, выйдешь за село да пройдешь сушилку, на валы и попадешь. Там сейчас поле, каждый год пашут и все сравняли—чуть-чуть только и видно возвышение. А Раньше валы хорошо были заметны. Так и спросят, бывало: «Где боронить будешь?» «Да за валом», — ответят... Говорили, там была оборона против монголотатар; будто бы кто с чем — кто с топорами, кто с вилами мужики выходили.

Интересно? Но, пожалуй, не о монголо-татарах! Это рассказ о времени, когда село уже существовало — иначе откуда бы взялись мужики с вилами? И потом, кто бы догадался в 1238 году насыпать вал, а потом выходить на кочевников с чем попало в руках.

Скорее всего, что очень важное свидетельство о другом событии — о знаменитой смуте начала XVII столетия. Тогда бродили по Кацкой земле разрозненные шайки польских и литовских интервентов. С ними вполне можно справиться своими силами, прихватив первое подвернувшееся орудие и используя ранее сооруженные земляные валы.

2. Святой?

На рубеже IIIIV веков в далекой Лидии (это на территории современной Турции) жил, а, может быть, и не жил человек по имени Георгий. Ученые действительно ставят здесь большущий знак вопроса, потому что уж очень неправдоподобные поступки совершал наш герой. Скажем, взял да и спас дочку одного из восточных царей от... от дракона! Зато люди верующие в сем факте нисколько не усомнились и в награду дали храбрецу лестное прозвище Победоносец.

А кончина его оказалась ужасной. За служение Иисусу Христу (что в то время преследовалось) около 303 года его жестоко казнили. Церковь скоро канонизировала мученика — так появился святой Георгий Победоносец.

В средние века он стал чрезвычайно популярен среди западноевропейских рыцарей—они считали его своим покровителем. На Руси победитель дракона тоже как-то сразу прижился. Его изображение москвичи выбрали себе в гербы — помните воина на белом коне, убивающего копьем змея?

А уж сколько написано икон, сколько построено церквей во славу Георгия Победоносца! Одну из них и срубили когда-то на берегах нашей Кадки. Срубили да освятили в честь Георгия. И село при церкви по нему назвали... Постойте, отчего же Юрьевским, а не Георгиевским?

Все просто. Оказывается, древним русичам было трудно выговорить слово «Георгий». Нам, привыкшим к «ваучерам», «маркетингу», «пейджерам» и другим еле произносимым словам, в это плохо верится, но нашим предкам было не до смеха. Вместо «Георгий» у них получалось то Гюргий». то «Егорий» (вот откуда праздники Егорий вешний и зимний), то Юрий.

Так-то, уважаемые читатели, выходит, что имена Георгий и Юрий суть одно и то же. Священники, привыкшие ломать языки греческими словесами, называли церковь Георгиевская, а народ попроще — Юрьевская.

А что же церковь? Она, по обыкновению того времени, была деревянной. Простояла сотню лет, а, может, и сотни лет не простояла — обветшала. Выстроили новую, такую же деревянную: камень редок да и каменщика еще поискать надо. Зато леса кругом довольно да и плотничать умел почти каждый мужик.

Каждая новая церковь называлась по-старому, Георгиевской— вот и закрепилось за селом легендарное имя Юрьевское.

В 1792 году местный помещик Афанасий Семенович Давыдов, порядочно          раскошелившись,

воздвиг, иного слова не подберешь, капитальный каменный храм. Думал, строил на века, да не угадал. Объем здания позволил разместить с нем три престола: Владимирской иконы Божией Матери, Святителя Тихона, но главный из них освятили традиционно в честь великомученника Георгия.

Не  об   этом  ли  событии     чуть теплится в памяти народной предание:

— Помним, объясняли нам старики,  что  село  наше  названо    в честь Юрия какого-то. Будто какой-то богатый человек решил поставить церковь в селе...

3. Помещик?

Каким оно было, 14 февраля 1521 года? Посмурным, вьюжным: и снег валил, и ветер за вывал? А, может — ярким, солнечным: со звонкою капелью и барахтающимися в лужах воробьями? Какими вообще бывают дни смерти человека?

В то февральское утро умер Угличский князь Дмитрий Иванович по прозвищу Жилка. Родной брат его, Великий князь Московский Василий III, перевез тело покойного к себе в белокаменную, дабы похоронить в Архангельском соборе рядом с могилами предков.

В Угличе осталось завещание, а по-старинному — духовная. Аи яй-яй, а вот даты-то на ней не поставлено! И хотя ясно, что составлена она еще при Дмитриевой жизни, будем считать днем

ее написания день смерти князя — 14 февраля 1521  года.

Но мы немного заболтались, а давно уже пора заглянуть в текст этого документа. Перечисляя все свои немалые владения, князь между прочим помянул и сельцо Юрьевское, что де купил прежде «у Иванца да у брата у его Яковца Плишкиных» — одних из первых известных кацких помещиков. Заметили, как названо Юрьевское? Сельцом! Сельцо — это не село, хотя церковь в нем тоже обязательна. Сельцо — это место, где живет помещик со своею черлядью и только.

А что если первого юрьевского помещика (возможно даже предка Плишкиных) звали... Юрием? Церквушечка, которую он построил при своем дворе, была, скорее всего, небольшой — домашней. Вполне естественно, освятил он ее в честь своего небесного покровителя Георгия Ведь Юрий и Георгий, это одно и то же имя, мы договорились. Как тут снова не вспомнить рассказ юрьевского старожила:

— Село наше названо в честь Юрия какого-то...

475 лет — поверьте, это очень много. Это значит. Юрьевское древнее Санкт-Петербурга, Архангельска или Ростова на Дону. Да и нашей районной столицы Мышкина как ни как почти на девяносто годиков постарше.

Только вот, к сожалению, мало у нас занимаются историей сельских населенных пунктов. Ну что такое деревня? Хрупка как стекло — сегодня есть, а завтра одно имя осталось: Якучево, Филино, Апраксино, Сидоровка... А ведь вместе с последней бабушкой за гороховой занавеской последнего дома безвозвратно умирает меленький кусочек России — более красивый, более трогательный и чистый, нежели большие города.

Кто там основал Юрьевское: князь ли, святой, помещик — этого уже никто не вспомнит. И какие враги нападали: монголо-татары, литва иль поляки — сейчас нелегко разобраться. Нет тех стариков, что тщательно хранили, передавали из поколения в поколение устную летопись родных мест. Но, согласитесь, и такая, отрывочная история села тоже увлекательна.

А Юрьевскому 475 лет — такое не каждый день бывает. Очень важно достойно отметить такое событие в жизни нашего Кацкого стана. Неужели администрация, учреждения культуры, школа так просто пройдут мимо этого юбилея! Давайте подумаем вместе над этим вопросом — время еще есть!                   

 

С. ТЕМНЯТКИН.

2 стр.  «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                                                                 № 16-17 [35-36], ноябрь 1995 года

ОТ «КЛ».

МЫ ПУБЛИКУЕМ СЦЕНАРИЙ ПРАЗДНИКА, КОТОРЫЙ ПО СУЩЕСТВУ ПРЕВРАТИЛСЯ В ГЛАВНЫЙ НА ЗЕМЛЕ КАЦКОЙ. НО СНАЧАЛА ПРОСИМ ЧИТАТЕЛЕЙ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ТО, ЧТО С АВГУСТА-МЕСЯЦА В НАШЕЙ ЖИЗНИ ПРОИЗОШЛИ КОЕ-КАКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ.

 

УСПЕНЬЕ-95, или не печалься, баба Маня!

—  Ой, Шура матушка, — жаловалась баба Маня, взгромоздясь не куда-нибудь, а на сцену Мартыновского  ДК. — Жизнь  пошла

скучная-прескучная. Уж сидим вечером со стариком, сидим — всех переберем, все новости обсудим, а я еще забудусь и чего-нибудь лишнее про себя расскажу. Дед рассердится, отвернется и опять скучно мне. Отойдет, начнет о чем-нибудь говорить — дак ведь я уж все наперед знаю...

—   Да,  плохи  у  тебя  дела, баба Маня, — посочувствовала старушке директор Дома    культуры А. Б. Дорофеева.

—  Дак вот я и пришла к тебе, Шура-матушка! Хоть бы ты меня в чем-нибудь просветила!

—   Пожалуйста! — согласилась Александра   Борисовна   и   начала не только рассказывать, но и показывать. Отказать она не могла: ведь   на   улице   28   августа   и     в Мартынове  праздник    «Успенье-95».

 

РАССКАЗ 1:

Детсаду—10 лет

Нет, конечно, и раньше был в деревне детский садик. Но очень-очень давно: открылся он в начале, 30-х годов и закрылся в первые годы войны, когда людям стало уже не до удобств.

войны, когда людям стало уже не до удобств.

А располагался он сначала в избе Александры Ивановны Григорьевой. Затем ребятишки вместе с заведующей Зинаидой Александровной Чесноковой, нянечкой Екатериной Васильевной Великолеповой и кухаркой Зоей Васильевной Знамовой переехали в дом Галкиных, который до наших дней не сохранился, а на его пепелище ютится избушка Анны Ивановны Алексеевой. И, наконец, третий переезд — на Прогон в двухэтажные хоромы Сумароковых, что стояли на месте дома Чесноковых.

В 1985 году на новом месте, в новом здании, с новыми людьми учреждение возродилось.

Все эти годы садик успешно ведет его «рулевой» — заведующая Галина Владимировна ГРОМОВА. Воспитатель Елена Алексеевна ВЕЛИКОЛЕПОВА работает четыре года, но опыта работы ей не занимать: совсем недавно она получила повышенную 2-ю категорию. Елене Анатольевне ВИНОГРАДОВОЙ пришлось освоить новую профессию повара, и она успешно справилась с этой задачей, тоже повысив свою квалификацию с третьего разряда на четвертый. Елена Александровна ЕРШОВА «новенькая», но раньше она работала в Платуновском детском саду и, значит, умение работы с детьми у нее есть.

Родители сразу обратили внимание, что их малыши стали много петь: и дома, и в садике, и на сцене Дома культуры. В этом с радостью они «обвинили» музыкального руководителя Валентину Ивановну ТОПТЫГИНУ.

— Я приглашаю вас на сцену! — сказала ведущая. — Давайте же, дорогие зрители, поаплодируем этому небольшому, но талантливому коллективу, пожелаем ему творческих успехов и вручим памятные сувениры...

И вот сюрприз: слово попросила не кто иная как сама представительница хмурого районного отдела образования Г. В. Румянцева. Наговорила массу приятных слов, как это водится, вручила грамоту и (эх, тратиться так тратиться!) подарила подведомственному учреждению детскую игру.

Вот и все — пора бы работникам детского садика и со сцены долой, но, странно, они отчего-то не торопятся. Понравилось? Нет, долго долго извинявшись, показали маленький концерт. Алеша Великолепов прочитал стихотворение о том, как его бабушка и дедушка наводят в доме порядок, Сережа Шалаев сообщил по секрету, что придумал, чтобы в детский садик не ходить, ну а потом уже и спели все вместе.

Фу-у, первая часть праздника прошла вроде удачно, можно дальше двигать.

 

РАССКАЗ 2:

Посидим рядком, поговорим ладком

—  За пеленой житейских

наслоений,

За суетой  мелькающих минут, За сменою всех наших

настроений Есть главное на свете —

это труд!

—   так  начала свой  рассказ вторая ведущая  «Успенья-95»  Е. А. Великолепова. — Я хочу пригласить  на сцену Сергея Андреевича ГАЛУНОВА.    9 сентября    ему исполняется 60 лет, а значит пришло   время   проводить   его   всей деревней на пенсию. Давайте поддержим  его  аплодисментами!

Немного смущенный таким вниманием  Сергей   Андреевич   поднялся   к   ведущей,   а   та   продолжает:

— Присаживайтесь, и я с вами сяду; как говорится, посидим рядком, поговорим ладком.

Как часто такое бывает: живем рядом с человеком, видим его каждый день и, кажется, все-все о нем знаем. Но в том-то и дело, что все да не все... Сергей Андреевич, Вы грабли умеете делать? А косы? А сани?

Юбиляр сам, наверное, не ожидал такого поворота. Но не растерялся и на вопросы отвечал обстоятельно. Ну, а многие из зрителей, думаем, впервые узнали об этом человеке интересные и хорошие подробности.

Чего только не приходилось делать умелым рукам Сергея Андреевича Галунова! .И сбрую для всей бригады шить, и косовища для кос мастерить, и мебель разную, и экипажи: сани, телеги, дроги. Стоит в Мартынове дом Александры Васильевны Чирковой — это он его вместе с Николаем Паутовым из Сидоровки срубил.

Нужда заставила, задымила в доме русская печка, и печи класть научился: сам разобрал по кирпичику, сам же по памяти и собрал.

Так что не посрамит Сергей Андреевич памяти своих предков: дед его, Яков, славным плотником был, а прадед, так тот даже в Петербурге дома строил...

—  И последний вопрос, расскажите о своей семье!

—   А  семья   моя:   6  детей,   10 внуков и один правнук!

Тут сам председатель колхоза «Верный путь» С. М. Ершов поднялся, пожелал виновнику торжества теплого хлеба, чистого неба, родниковой воды, жить без беды и подарил от правления хозяйства шикарные стенные часы с кукушкой.

Что ж, вторая, самая главная часть праздника, тоже удалась...

 

РАССКАЗ 3:

Это он— любимый почтальон

А где же баба Маня? Да вот она!

—   Шура!  Александра, где ты?

—  кричит она через весь    зал.— Ох,   Шура матушка,   насилу   тебя нашла. Тут нам письмо!

—   Письмо?!   Да  оно  же  не  нам. Читай, видишь, на конверте написано:   «Мартыново.   Почтальонам. Прочитать прилюдно».

—  Ой, а что же теперь делать?

—   Пригласить  на сцену наших почтальонов Светлану Валерьевну ДАВЫДОВУ, Зинаиду Степановну РУМЯНЦЕВУ     и   их   заведующую Галину    Михайловну    БОГОРОДСКУЮ.

—  Что ж вы, почтальоны, а для себя-то письмецо и проглядели— выговаривала баба Маня, а ведущая отдала конверт.

«Дорогие почтальоны! — было написано в нем. — Вот уже третий год в Мартынове издается газета «Кацкая летопись». И все эти годы вы единственные, кто работает для нас и не берет при этом ни копейки. Спасибо за ваш бескорыстный труд. С праздником!»

Для почтовых работников и конкурс почтовый. Им надо раздать зрителям поздравительные открытки. Только вот открытки не простые — именные; набегались, бедные, пока искали в зале адресатов. А мы тем временем спешим выразить благодарность почтальонам, с которыми начинали работать: Валентине Александровне ЕРШОВОЙ и Татьяне Викторовне ЕРШОВОЙ.

 

РАССКАЗ 4:

Дело пахнет колбасой

А баба Маня снова на сцене. Только что-то уж очень странно себя ведет: крадется, озирается, что-то под Мышками хоронит... На лавку села... Ой, ест! А торопится-то  как, того, гляди,    подавится...

Наконец, и ведущая показалась; может, она разберется?

—  Баба Маня, а чего ты делаешь?.. Чего ешь то? Колбасу?!  Где ты ее взяла? Отвечай, где ты была? Дорогие зрители, вы-то хоть догадались,   где   побывала   баба Маня?

И тут весь зал осенило:

—   Да на колбасном заводе!

—  А там, наверное, и не знают, что у них баба Маня набедокурила!   Надо   разбираться.   Пожалуйста,  кто   работает   на   колбасном  заводе,   прошу    вас    на сцену!.. Кто у вас главный? Представьте коллектив!

Мини-комбинат по переработке мяса произвел первую продукцию 111 батонов полукопченой колбасы — 18 февраля 1995 года. Думаем, веем-веем без исключения кацкарям интересно узнать, кто же работает на нем.

В штатном расписании предприятия двенадцать человек. Возглавляет список директор, он же руководитель ТОО МХМ «Рождествено» Николай Алексеевич КИСЕЛЕВ. Его заместителя по производству зовут Геннадий Михайлович РУЛЕВ. Светлана Владимировна ШАРНИКОВА тоже, безусловно, лицо важное: она бухгалтер, и «денежки» ее стихия. Не спят ночами — маются бедняги-сторожа Валерий МОРОШКИН и Юрий ПЕРВОЕ, что бы было что отвозить на продажу водителю Александру ПАНО-ВУ.

Непосредственно же колбасу делает шесть человек. Технолог Юрий Владимирович КРУЦКИИ считается начальником цеха. Рабочие Владимир ДАВЫДОВ, Валентина ВИНОГРАДОВА, Татьяна КАРЕТНИКОВА и Татьяна ЕРШОВА строго следуют его указаниям.

Есть на заводе еще одна должность — главный механик. Ее исполняет Николай Николаевич ПОЛЯКОВ.

Им-то и предстояло узнать, откуда у старухи колбаса.

—   Баба  Маня,   скажи     честно, ты ее купила или украла?

—  Купила, кормильцы, купила... —А по какой цене?

—   Да   смотря   по   сорту.   Если «Останкинская»,     то   по   2-90,     а «Одесская»,   дак   та   по   3   рубля 60 копеек...

Бабу Маню ради такого праздника, конечно же, простили; тем более, она сделала такую рекламу! А чтобы колбаса всегда был отличного качества, принесли клятву.

Мы, работники колбасного завода деревни Мартыново, перед лицом собравшихся торжественно клянемся:

1. Делать колбасу из мяса и только из мяса. Никогда не баловать ее туалетной бумагой, опилками, хвоей и прочими забавами. А если и нужно положить в фарш бумажку, то только газету «Кацкая летопись», чтобы покупатели знали что едят.

2. Освоить выпуск сосисок «Морошкинские» сарделек «Давыдовские», ветчины «Радость Ершовой и, Каретниковой», сервилата «Круцких и компания».

3., Расширять производство: превратить колбасный цех в мясокомбинат имени Киселева, разбить парк Культуры и Отдыха Рулева, открыть фирменный магазин «На-на».

4.  Быть добрыми и отзывчивыми, давать в долг, верить на слово и взвешивать на глаз.

5.   Торжественно    отметить годовщину завода, пригласив Б. Н. Ельцина  и  В.  П.  Черномырдина. Каждому мартыновцу в этот день вручить бесплатно    по    кусочку колбасы.

6.  Всегда помнить о тех временах, когда «Останкинская» колбаса стоила 2 рубля 90 копеек,   а «Одесская» — 3-60.

 

РАССКАЗ 5:

Анкетные       страдания

О многих, очень многих земляках постарались рассказать бабе Мане ведущие, а вот кого бы хотели увидеть на сцене сами мартыновцы? Организаторы праздника разослали по домам анкеты.

Кто у нас всех лучше поет! Было названо 13 человек. Разделили их на две группы и попросили спеть еще раз. О любви.

Кто всех лучше танцует! Оказалось, 14 человек — они станцевали для зрителей нестареющий вальс.

Кто всех приветливее! Как это приятно, что таких у нас 19 человек. Чтобы выяснить, кто же из них лидер, пришлось провести конкурс для вежливых. Победила Татьяна Владимировна Воробьева.

Кто сноровистее? Кандидатур было много, но всех больше голосов набрала Надежда Константиновна Монахова.

Кто всех мудрее! Тут мало кто сомневался — Клавдия Федоровна Голышкина.

Самых красивых и счастливых пар, по мнению мартыновцев, у нас две: Владимир Николаевич и Ольга Николаевна Темняткины и Сергей Олегович и Галина Владимировна Громовы.

Множество называлось самых дружных семей, а победила одна — семья Василия Михайловича и Валентины Васильевны Меховых.

И, наконец, о мистерах и миссис Мартынова-95. Ими стали Юрий Михайлович Воробьев и Ольга Николаевна Темняткина.

...Отгремел праздник. Плохо ли, хорошо ли, но мы старались сделать так, чтобы главными его героями стали вы, наши многоуважаемые читатели, жители земли Кацкой Конечно же, мы не боги и возможно в своей работе что-то забыли, а где-то и ошиблись. Но впереди «Успенье-96» — давайте вместе сделаем его еще лучше!

 

ВЕЛИКИЙ. МОГУЧИЙ КАЦКИЙ ЯЗЫК

Ударение падает на букву выделенную жирным шрифтом  

НАБАЛДАШИНА  —  утолщение   на   конце   палки,   надставка   наверху трости или, скажем, рычага переключения скоростей.

НАБЛОШНИТЬСЯ — наловчиться: «Надо же, как наблошнилась обманывать!».

Слово наверняка родилось в те далекие времена, когда в избах было тьма клопов, вшей, блох. Старожилы вспоминают: «Занавесок-то раньше ни у кого не было. Висит марля, дак уж боль-нё хорошо. А мы, маленькие, пойдем гулять, и по окошкам. Там сидят вокруг ламп голые — вшей ищут. Или блох, но те быстрее скачут, их просто не поймаешь — надо пальцы слюнявить».

НАБОР — способ уборки сена или подъема льна, при котором траву или тресту сгребают граблями к ноге. «Если лен сухой, его поднимали наборам. Так и гребешь граблями к ноге — такая аккуратная кучка получится, взнимок называется».

—  А у нас, — рассказывают левцовские жители, — когда сено наборам убирали, старые старухи за девками следили. И по тому, какие наборы  получаются, гадали, у кого какой жених будет.

НАВЗДОГНАТЬ,   НАЗДОГНАТЬ —   нагнать,  догнать.   «Ты   иди, —  скажут, — иди вперед, я тебя навздогоню».

НАВЗДОГОНКУ, НАЗДОГОНКУ — вдогонку; следом.

НАВЕРНУТЬСЯ —  упасть,  споткнувшись.  «Осторожнее, осторожнее, — предупредит вежливый хозяин. — У нас лестница крутая, не навернись».

НАВЕРНЯКА — часто произносят кацкари, делая ударение на букве «е», тогда как по-русски надо наверняка.

НАВИЛЬНИК, НАВИЛЬНИЧЕК — количество травы, соломы или сена, которое можно взять на одни вилы; «Еще навильничка два-три, и целый воз будет».

НАВОИ — очень похожая на штангу деталь ткацкого стана, Но деревянная, поднять ее легко, и, наверное, поэтому служит она совсем для другой цели — для навивки нитей основы.

Прийти на пустые навои — к скорой смерти. Жил в Мартынове дядя Вася Духов с женой Линой, которая все болела. Зашла она как-то раз к соседке, тете Шуре Чирковой, а та как раз ткать кончила, навои опорожнились.

—  Ой, Шура, я ведь на голые навои пришла! — испугалась Ли на. И умерла вскоре.

В русском литературном языке есть слово «навой», на Кадке же его употребляют только во множественном числе.

НАВОЛОШНО    на   улице   —   значит,   пасмурно,   небо   покрыто тучами.

НАВЫКАТЬ  —   приобретать   опыт:   «Да   как  она     на     работе-то? Ничего, навыкать стала».

НАВЯЛИТЬ  —   дать   против   воли:   «И   не  хотела   брать,  да   навялили».

НАГАЛОП —  ну очень  быстро  бежать:  «Только крикнула кошке I «кис-кис», она ко мне нагалоп прибежала».

НАДЫБАТЬ   —   где-то   что-то   разузнать   и   повадиться   за   этим. «Надыбал, где конфеты  лежат, теперь и чай  попить  не с чем будет!» — ругает мать вороватого сынишку.

НАЕДА —  пренебрежительное  название  пищи, которой трудно насытиться: «Что за наеда, семечки!» или «Велика наеда, щавель», а то «Какая наеда — огурцы, только деньги перевод».

НАЖИВО — очень быстро: «Наживо добежал».

НАИВАТЬ —  да,   именно  так  и  поется в старинной  песне:  «Не надо пудриться-белиться, не надо кудри наивать...»

НАИСКАТЬ — найти: «Много грибов наискал?»

НАЛЯГА — время перед сном: «И на налягу выхожу и даю сена скотине». Во, какая забота!

НАНАНИКУ — одеть  одежду нананику, значит одеть  на левую сторону.

НАОБУМНОЙ,  НАОБУМНЫЙ.  «Ты смотри, он  наобумной страшной!» — предупредят перед встречей с человеком, от которого   следует   ждать   самую   неожиданную   реакцию.   Например, возьмет и разорется ни с того ни с сего.

НАОПАКИШУ —  наоборот,  задом наперед!  «Да он  все наопакишу делает!» или «Надо же, кофту наопакишу одела!»

НАПОЛОХАННОЙ, НАПОЛОХАННЫЙ — напуганный.

НАПОЛОХАТЬ, НАПОЛОХАТЬСЯ — напугать, напугаться.

НАПОРОШИТЬ.  —   Иногда  услышишь  от  наших  бабуль  до  того красивую фразу,  что подумаешь — чего ж ты, милая, в  поэты  не пошла?   «Света  белого  не   взвижу —  глаза  напорошило!»  —  значит, сор какой или пыль в глаза попала.

На рисунке: а это и есть НАВОИ — деталь ткацкого стана.

4 стр. «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ                                                                       № 16-17 (35-36), ноябрь 1995 года

 

ВЕЛИКИЙ, МОГУЧИЙ...

НАПЛОТНО  —  очень   плотно:   «Подогнать   доски  неплотно».

НАПОЗНО — очень поздно: «Нынче снег напозно растаял».

НАПОРСКАТЬ — много  рожать.   Вот,   например,  как сказали  о женщине (причем без всякого неодобрения), которая растила семерых  детей:   «Детей-то  напорскала   целую  избу,  тяжело  жила».

НАПОРСКАТЬ,   НАПОРЫСКАТЬ —  чаще  этим  занимаются  дети: возьмет   какой-нибудь   карапуз   и   напорыскает   в   штанишки     или на постель, описается то есть.

НАПРОЧЬ — слово это можно услышать в необычном для русского языка значении «очень прочно, основательно»: «Не забудь, поддувало напрочь закрой!»

НАРАНО очень рано: «Нарано встал сегодня».

НАРОЖНИТЬ, НАРОЖНИТЬСЯ —  поранить,  пораниться:  «Не ходи босиком, ноги нарожнишь!».

НАСЛЕДНИЧАТЬ — оставлять следы где угодно: на дороге, на с егу или, что очень плохо, на только что вымытом полу. «Ой, и наследничал же ты!» — непременно скажут тебе тогда.

НАТРУДИТЬ — намять до мозолей или до воспаления какое-л'1бо место в процессе работы: «Ой-ё-ёй, больной палец-то как натрудила!»

НАУГОЛЬНИК — сено, а точнее много сена, что лежит вдоль стены сарая.

НАУТРЕ — рано утром: «Наутре встал».

НАХЛОБУЧИТЬ.  Как скажут тебе:  «Посмотри,  как нахлобучило!»

__  рот  не   раззевай,  а  смотри  скорей   на  небо  —  там  появились

тучи: вот-вот дождь начнется.

НАХОДКУ ДЕЛАТЬ — о животном, готовящемся к нападению: «Кошка находку делает».

НАХОРОШО — очень хорошо: «Нехорошо поели».

НАЧУДЕСИТЬ — начудить.

НАШИБКО — очень сильно: «Нашибко стукнул».

НАЯДНОЙ,   НАЯДНЫЙ  —   надоедней,   навязчивый:   навялился   и не отстанешь от него.

НЕБУЯВОЙ,   НЕБУЯВЫЙ   —   небольшой,   невидный,   невзглядный,

неприглядный:   «Небуявой   нынче  у   нас  теленок,   небуявой...»

НЕВДОГАТЬ.   «А   мне   и   невдогать!»   —   смысл   ясен:   невдомек, ни к чему.

НЕВЗГЛЯДНОЙ, НЕВЗГЛЯДНЫЙ — неприглядный, непримеча-тельньж.

НЕДЕЛАХА — женщина-бездельница.

НЕЗНАМО — неизвестно: «Незнамо (и) чего делается!»

НЕКОЛИ — некогда.

НЕКОСЬ. Нескошенная трава никнет и прижимается к земле. Следующей весной сквозь нее пробивается молодая поросль, которую уже трудно косить — некось.

Впрочем, некосью называют и любую плохо поддающуюся кошению траву: скажем, слишком мелкую, или наоборот — старую, крепкую.

НЕЛАДИХА. «Как случится на дворе какая неладиха, бежали в Ордино к одной бабке, а уж та обязательно подскажет, что делать надо. «Да у вас, — скажет, —дощечка перед порогом закопана, выкопайте дощечку-то и все хорошо будет». Или еще чего посоветует. Что за неладиха-то? Да разная: корова быком заревет, куры перестанут нестись или заболеет кто».

НЕЛАДОМ что-то  сделать, значит,  плохо,  не так  как  надо.

НЕЛЕГА — неулежавшийся на стлище лён.

НЕЛЮДЬ — человек с отрицательными чертами. В словарях есть такое слово, но только во множественном числе, у нас же запросто употребляют и в единственном.

НЕМТЫРЬ —  немой:   «Ты  до  трех  лет  не  говорил,  думали,  немтырь будешь».

НЕНАЖОРА  —  обжора:   «Только   и   знает,    что    есть   —   прямо ненажора какой-то».

НЕОПОЗДАНО — не поздно: «Да ничего — успеем, и в магазин неопоздано будет сходить».

НЕПОВОДОМ у нас умеют кричать некоторые товарищи. Для этого они, как правило, набирают в легкие как можно больше воздуха и орут что есть мочи, меняя визг на бас и бас на визг. Желательно, чтобы слюна при этом летела метра на два-полтора.

НЕПОПУТИ что-либо сделать, сказать; то есть плохо, не так, как надо.

НЕПОЧАТОЙ КРАЙ — очень много. «А делов-то непочатой край», — у кого так не бывает?

НЕПРАСКОЙ НЕПРАСКИЙ — слово, по которому сразу можно узнать кацкаря, где бы он вам не встретился. А значение — не пригодный.

НЕСЛЕЗЛИВОЙ, НЕСЛЕЗЛИВЫЙ—равнодушный, нечувствительный.

Слово сохранилось главным образом в поговорке «Неслезливой чёрт (и тот) расплачется», которую употребляют имея в виду плохую работу, неумелое действие, неловкий поступок.

НЕСЛЕТЬЕ, НЕСЛЕТЬЁ — плохая летняя погода. «Неслвтье нынче, неслетье», — скажут о дождливом ненастном лете.

НЕСПИХА. «Неспиха, такая неспиха — прямо беда!» — конечно, беда, ибо бессонница — шутка серьезная.

НЕУДАШНИК — плохо испеченное хлебо-булочное изделие: «Творожники у меня нынче неудашники».

НЕЧЕРЕДОМ —  то же,  что и  неповодом (толкование см. выше).

НЕХВАТОШНОЙ, НЕХВАТОШНЫЙ — о человеке с придурью, у которого «не все дома, чего-то не хватает».

НЕХВАТКИ — Только мы внесли в словарь слово «нехватошный», как услышали: «У тебя что, нехватки?» Вот так и существительное объявилось. Означает оно придурь, странности — в общем, как говорит сейчас молодежь: «У тебя что, крыша едет?».

 

Косарь, заслонок и самоварные трубы

ПОЛЮБИЛ НАРОД ТЕБЯ,   ЧАСТУШКА ГОЛОСИСТАЯ

Чу! — слышите?     

               

— Ух ты, сукин сын,

комаринский мужик,

Заголя жопу по улице бежит...

 

Что снова в Хороброве праздник, опять высыпало на самую середину села, на площадь Крест, озорное голосистое бабье. Впереди всех выступает Орина Осипова: руки подбоченила да как начала-почала ногами перебирать, ровно так да складно, будто лебедь белая по воде поплыла. Она первая в селе заводила, а уж остальные за ней подхваты вали:

 

—  ...Он бежит-бежит, попёрдывает.

На себе штаны подёргивает.

 

Отплясав «Комаринского», принимаются за «Барыню», сами се-бе голосом помогают:

 

—  Эх чок — пошла,

Пятачок нашла.

Что-то под ноги упало,      

Не из щели пятачок!           

 

Что не говори, а повеселиться в Хороброве любили: и плясать умели, и пели по-мастерски. Да какое там «по-мастерски» — были хоробровские бабы профессиональными певицами.

Руководил ими регент, псаломщик здешний раскрасавицы-церкви, Василий Иванович Безрукий. И пусть был он инвалидом с вечно согнутой недействующей рукой, слушались его крепко—с репетиций не сбегали и нотную грамоту разбирали с прилежанием. Нелегка эта наука, но желание и труд все перетрут: прошло время, и ученицы уже бойко ноты читали, по нотам и пели.

А ходили в церковный хор Мария Кркжова-Голосова, у которой был самый высоким женский голос — верхний дискант, Настя Судакова, Маня Дорофеева, Фёкла Жарихина и Матрена Темняткина Крюкова, обладательница альта, самого низкого женского голоса. Эво, каков диапазон!

Перед праздниками собирались на   спевки   —   сначала   духовные песни повторят, а там уже и для души выводить начнут:

 

— Нам блаженства с тобой не дадут, не дадут,

А тебя с красотой продадут, продадут.

Иль с ума я сойду, уважая тебя,

Не ручаясь, убью иль тебя, иль себя!

 

Было время, гремел хоробровский хор, даже по другим церквам гастролировал, только вот в соседнем Николо Топоре его невзлюбили.

— Да вы и в церкви-то поете как на биседе! — укоряли Никольские монашины.

Стерпеть такие суждения никак нельзя, и в отмеску хоробровские запевали обидные частушки:

 

У Николы-Топора

Новые порядки:

Дьякон ризы продает,

Поп играет в бабки!

 

*            *            *

 

У Николы колокола

В Хороброве брякнули,

Девяносто лет старуху

С потолочка шмякнули!

 

 

У Николы колокола,

В Хороброве чугуны —

У Николы попы воры,

В Хороброве не таких!

 

Одна только беда была: не рождались отчего-то в селе свои музыканты. Володя Квасников да Миша Осипов, те много позже, уже после войны заиграли, а в 30-е годы приглашали на биседы владыкинского гармониста Ивана Сотенного (а еще его вроде как Золотой звали), или Колю Виноградова из Авдеева, а то Павлуху Ершова с Глинина.

Приведут гармониста на середку Креста, развернет он меха— девки гуляют, да и бабам страсть как охота! Только вот идти к молодым как-то не с руки; вот возьмут они заслонок печной, косарь да трубу самоварную и притулятся на краю площади. У девок музыка звонко льется, да и бабы не тише наяривают. А поют-то как, поют:

Вы, хорошие не смейтесь —

Мы, плохие, просмеём:

 

Хомуты на вас наденем,

В поле путать поведём!

Вы, хорошие, не смейтесь —

Мы, плохие, не для вас:

Есть дорога мимо нас,

Мы помахиваем вас!

 

А гармонист-то владышинский или какой еще там играет девкам, играет, а сам все на бабью биседу поглядывает — веселее там. Бабы, плутовки такие, словно догадываются, еще пуще подзадоривают:

 

Мой-то миленький чудак —

Любит девок, любит баб.

Я советую ему

Любить бабушку мою!

 

Не выдержит, наконец, сердце гармонистово:

— Вы девки обождите, отдохните пока, я бабам маленько попиликаю...

А   уж  бабы-то     так   довольны, так   рады!   Отложат     в     сторону свои   инструменты,     и   понесется по   селу   веселое разудалое,   где девкам теперь перепеть?!

 

У меня на голове

Корова отелилася.

Интересно посмотреть,

Как она ложилася?

 

*                *                *

 

Меня милый изменил,

Изменил, но только раз.

А я его за раз два раз

Четыре раз по восемь раз!

 

Крякнет   гармонист     да     тоже поддакнет частушкою:

 

Раньше я ходил к милашке,

А теперь ходить шабаш:

На мосту четыре дьявола

Построили шалаш.

Ему за это — приятную частушку:

 

Гармонист у нас один,

Миленькие девушки,

Если в армию возьмут —

Выкупим за денежки.

 

Гармонист сразу в улыбке расплывается,    а  бабы —  большие озорницы —  помнят, что  в  случае  чего   печной  заслонок,    косарь   да   самоварная  труба   всегда найдутся, возьмут да и споют:

 

Гармонист-гармонист —

Тоненькая шейка,

Тебя любит, гармонист,

Дуня Калашейка!

 

Гармонисту нелюбо: он играть перестанет и гармонь захлопнет. Еще бы, Дуню Калашейку знали даже в дальних деревнях. Жила она тут же — на Кресте у самого ручья ее домик стоял. Ходила Дуняха по всему околотку, ловила и убивала кошек, а шкурки снимала. Маленькие дети ее очень боялись; если вдруг заревет который, пригрозишь только:

— Вон Дуня Калашейка идет, сейчас тебя в мешок посадит! — сейчас же перестанет орать.

...Пропоешь так, пропляшешь— не заметишь, как и вечр наступит: вон уж и туман по-над Кадкою разлился, вот уже и над самою горою нахлобучились нескорые летние сумерки. Присмирели после домашней управки бабы. Одна Орина начала было:

 

У меня на сарафане

Две оборки, три беи —

Меня в этом сарафане

По этапу привели... —

 

да  рукой махнула —  невеселые что-то частушки   вспоминаются.  И   затянули бабы грустную песню:

 

— Во субботу, в день ненастный,

Нельзя в поле работать:

Не боронить, не пахать —

Нельзя в поле работать...

 

У парней да у девок свои заботы. Шура Крюков  влюбился в Дуньку Царевну, а та в женихах горазда  копаться.  Бодрится    он, старается петь веселее:

 

Хорошо из-за любови

Во своей деревеньке:

По воду пойдешь —

увидишь Занавески беленьки.

 

А  девки,  те  слез  не  прячут:

 

Ах, подруженька моя,

Что же ты наделала!

Я любила — ты отбила,

Я бы так не сделала!

 

Потихоньку гуляние сходит на нет, и вот опустел совсем Крест. Он и сейчас во всякое время безлюден: днем ли — вечером, в праздник ли — в будень. За молчала гармошка, отзвенели частушки, и давно успокоились отчаянные бабы. А те из них, кто жив еще, все равно отчего-то ждут, как ударят наутре в заслонок, проведут косарем по самоварной трубе и задробят каблуки на главной площади села Хороброва.

Сергей ТЕМНЯТКИН,

с. Хороброво.

horizontal rule

Реклама :

horizontal rule

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» № 16-17 (35-36)

НОЯБРЬ 1995 ГОДА

Выпуск готовили: С. Н. ТЕМНЯТКИН и Л. И. ЧУРАКОВА, Н. И. и О. В. ЗНАМОВЫ (помогали в составлении словаря]

Газета   издается   на   средства   Мартыновской   сельской   администрации. Наш адрес:

152846, д. Мартыново, Мышкинский район, Ярославская область.

Государственное предприятие

«Мышкинская типография». Лицензия ПЛД № 82-3 Тираж 200 экз. Заказ — 1578.

 

Реклама :

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                       Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                          Переход на любой номер газеты с главной страницы

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru

Хостинг от uCoz