Кацкая летопись № 100-101

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

 

Газета краеведов волости кадки * (Кацкого СТАНА ) № 5-6 (100-101) Май-Июнь

2000 ГОДА

д. Мартынове

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО НОМЕРУ

 

ОРДИНСКИЕ   ОКРЕСТНОСТИ   ОКОЛО   1632   ГОДА                                                         2—3   стр,

НАШ   ПОВАР   ЛЕЛЯ   МОЛОДЕЦ!                                                                                  4  стр.

ВОСПОМИНАНИЯ СТАРОЖИЛОВ О ВОИНЕ ЗАПИСАЛИ  

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ   ШКОЛЬНИКИ                                                                               4—7 стр.

ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ   БАТАЛЬОН   В...   КАЦКОМ   СТАНЕ                                                    6—7 стр.

И  ПОГИБ САМОЛЁТ                                                                                                                               7 стр.

ЕЩЁ   ОДИН   ПИИТ   —   АЛЕКСАНДР  МЕДВЕДЕВ                                                   8   стр.

ЭТО   СЛАДКОЕ   СЛОВО   «ВОЛОСТЬ»                                                                                 9—11   стр.

НОВЫЕ   СТИХИ   О   КАЦКОМ  КРАЕ                                                                                             10  стр.

НЕ   ЗНАКОМЫ   ЛИ   ВЫ  С  ЧУГРЕЕМ!                                                                        11   стр.

МАРТЫНОВСКАЯ   ШКОЛЬНАЯ   ЛЕТОПИСЬ                                                                               12 стр.

ОРДИНСКИЙ   ПРИХОД   В   1861   И   1908   ГОДАХ                                                     13  стр.

УДИВИТЕЛЬНАЯ ДЕРЕВНЯ МЕДЛЕВО!                                                                                   14—15 стр.

НЕ   ЗАБУДЬТЕ   ПОДПИСАТЬСЯ   НА   «КЛ»                                                                                16 стр.

 

2 стр.                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

 

УЗНАЛИ  РОЖДЕСТВЕНСКУЮ  ЦЕРКОВЬ!

Она у нас на 1-й странице. Даже не верится теперь, каковой была красавицей в далёком 1933 году. Ну а за размеры называли её не иначе как «полусобор».

Нарисовал Рождественско Кацкую (таковым было её полное имя) церковь для нас художник Сергей Васильевич Куров, а фотографию сберег Михаил Васильевич Чернышев из посёлка Мерги

 

Угличские писцовые книги XVII века

Любого, кто только глянет на реконструкцию кацкой вотчины Угличского Покровского монастыря около 1632 года, охватит сомнение: да может ли быть такое, чтобы огромный край — вся Нижняя Кадка — в первой половине XVII века не был заселён? Как ж? быть тогда с многочисленными народными преданиями, уводящими историю многих селений (самого Ордина, Ташлыкова, Голыханова) ещё в монгольские времена?

Ответ прост: в начале XVII века ординские окрестности были не ЕЩЁ не заселены, а УЖЕ не заселены. Никаких сомнений нет, что в глумяные времена было жилым Белтурово — село, что находилось по Большой   дороге   в   районе   современного   указателя   колхоза «Победа»  (когда делали  шоссе,  и кладбище  раскопали).   Вне  сомнения,  была  населённой  пустошь  Сел ищи.    Были   оживлены   окрестности   погоста   Страто-терпца Христова Дмитрия (точное место расположения неизвестно).   Наверняка,  были  жилыми  и   многие   другие  деревни,  в   1632  году   значащиеся   как   пустоши.

Когда же обезлюдели они? Никак не во время польско-литовской интервенции 1606—1613 годов. Поляки и литовцы, действительно, зорили наши Кацкие края, но Нижнюю Кадку, за исключением Ордина, застали уже нежилой. К тому ж, если б селения по Нижней Кадке нарушились в начале XVII века, о них писалось бы «пустошь, что была деревней».

Вместе с тем в более раннем документе 1534 года (см. предыдущий номер «КЛ») значится «село Ильинское Ордино с деревнями». Выходит, ординский край обезлюдел во второй половине XVI века — во времена правления Ивана Грозного.

 

КАЦКАЯ ВОТЧИНА УГЛИЧСКОГО ПОКРОВСКОГО  МОНАСТЫРЯ ОКОЛО 1632 ГОДА

(РЕКОНСТРУКЦИЯ)

 

Название

 

Артемьево

Населённый пункт или пустошь

пустошь

Число изб

В них

семей

В них людей

Пашни, перелогов, леса (га)

29,16

Накашивали сена (пудов)

100

Бебяково

пустошь

32,4

30

Безносово

пустошь

19,44

Белтурово

пустошь, а в ней место церковное

 

 

 

59,94

75

Березники

пустошь

29,26

15

Берково (Бенково)

пустошь

16,2

25

Борзунино

пустошь

19,44

30

Власково

пустошь

25,92

35

Воронине

пустошь

25,92

Воронкино

пустошь

19,64

75

Воронцово

пустошь

56,7

40

Глебенки

 

 

 

 

 

 

(Мокарово)

пустошь

25,92

Голыханово

пустошь

37,26

200

Дергаевская

пустошь

19,44

80

Драчево

пустошь

25,92

15

Дягилеве

пустошь

32,4

100

Елютино (Татаркин

о) пустошь

32,4

100

Ерёмино

пустошь

27,54

160

Зайково

пустошь

32,4

Зайцово

пустошь

25,92

35

Захарове (Бельцво)

о) пустошь

24,3

 

май-июнь 2000 года                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 3 стр.

 

ЯКСАЕВО. Сразу три жилых дома :горело в этой верхнекацкой деревне в майские праздники 2000 года. Ветер был такой силы, что перехлестнул электропровода возле одного из домов, искра упала на завалинку — и деревянное строение занялось. А сильный ветер гнал огонь дальше: горели земля, деревья. К сожалению, не удалось отстоять ещё два дома.

ПЕРЕКЛИЧКА   „КЛ"

РОЖДЕСТВЕНО. И вновь в селе юбилей. На сей раз отмечали 90-летие больницы. Вернее, 90-летие с момента преобразования её в государственную, ибо это лечебное учреждение существовало и раньше, но содержалось за счёт Кацкого стана. Точное возникновение больницы пока, увы, не известно, но врачи известны в селе аж с 1875 года.

МАРТЫНОВО. Лидия Ивановна Чуракова,   здешний библиотекарь, и её гости пьют теперь  чай из новёхонького     электрочайника     фирмы   «Тефаль»  —   заслуженный  приз.

Дело в том, что в прошлом году по инициативе депутата Госдумы А. Н. Грешневикова и Российского общенародного союза был проведен конкурс «Библиотека — школа просвещенного патриотизма».

 

Название

Населённый  пункт                Число                В или пустошь                        изб                  семей

В них                В  них         Пашни,  перелогов, лей              людей                 леса (га)

Накашивали сена (пудов)

Мленин

пустошь

—                     8,1

Карцово

пустошь

17,82

50

Кашин   Починок

пустошь

—                    9,72

35

Квасово (Красино)

пустошь

—                    9,72

75

Коробанцово

пустошь

—                 25,92

50

Кривошеино

пустошь

—                 30,78

150

Кривцово

пустошь

29,16

35

Линково

пустошь

32,4

85

Липовцы

пустошь                             —

38,88

90

Лужище (Харчейково,  Ларзиково) пустошь —                -

32,4

10

Лызлова

пустошь                              —

—                    40,5

      150

Маркова

пустошь

40,5

        65

Маркове

пустошь

-                                       24,71

85

Матюшково

пустошь

8,1

Мистюково

пустошь

35,64

Мякишево

пустошь

27,54

30

Налепино

пустошь

12,96

50

Обухово

пустошь

16,2

Окулово    (Петрушино)   пустошь                       —

—                    32,4

200

Ондрюково

пустошь

—                    9,72

30

Ордино

село                                      8                  16                 53                       81

200

Останково

пустошь

—                      8,1

10

Пенское

пустошь

56,7

15

Пересекино

пустошь

24,3

200

Перешино

пустошь

32,4

Пестово

пустошь

4,86

75

Петроково

пустошь

19,44

100

Петрушино

пустошь

32,4

Попкове

 

 

 

(Грунки,   Красине)     пустошь

-                 —                 27,54

85

Потогино

пустошь

25,92

150

Реброво

пустошь

12,96

35

Рогове

пустошь

-                                         32,4

150

Рогове    Большое

пустошь

40,5

200

Селище

пустошь

24,3

100

Софроново

пустошь

-                 —                  17,82

15

Стратотерпца   Христова  Дмитрия  пустошь,   что   был погост                                   32,4

200

Студениково

пустошь

9,72

Тагариново

пустошь

29,16

75

Тимошкино

пустошь

-                 —                    32,4

75

Тимофеевская

пустошь

32,4

200

Трухино

пустошь

24,3

35

Тышлыково

пустошь

14,58

50

Фролове

пустошь

29,16

80

Ханчики

пустошь

11,34

50

Шалимове

пустошь

27,54

100

Шилове

пустошь

8,1

35

Широбоково

пустошь

74,52

100

Яичинки

пустошь

32,4

Якимове

пустошь

—                  12,96

85

ИТОГО

1 село и 69 пустошей     8                 16                53             1926,99

4800

4 стр.                                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

Наша сегодняшняя подборка, посвящённая славному 55-летию Победы, включает материалы с Рождественской округи Кацкого стана: сочинения учеников Рождественско-Кацкой школы и письма жителей той стороны. Отдельное спасибо тамошней учительнице Л. В. Румянцевой, занимавшейся с ребятами.

На   сем   вступление   заканчиваем. Читайте.   Переживайте.   Помните!

 

Старинная песня

Эта песня пришла к нам по почте. В конверте с обратным адресом; «Балакиреве, Виноградова Ольга Алексеевна».

Раскрыли мы конверт, а там фотография: две подруги в солдатских формах — не иначе военной ещё поры. А рядом письмо:

«Вы писали в нашей газете Кацкой, чтобы читатели присылали фотографии и песни. Вот я и посылаю.

Служила я во время Великой Отечественной войны в Рыбинске и под Рыбинском, на СОН-2, зенитно-артиллерийский полк. Я там была поваром, и про меня боец Котц сложил песенку. Это было в годах 1943 45-ом».

Огромнейшее спасибо, Ольга Алексеевна! Фотографию Вашу мы увеличили для музея, а песню с удовольствием публикуем — в ней, как ни в какой другой, очень хорошо переданы дух и настроение того времени. А исполнялась она, как нетрудно догадаться, на мотив «Я вам не скажу про всю Одессу...»

 

СОН-2

 

1.    В далёком Рыбинске на поле

Стоит небезызвестный СОН,

От центра Родины любимой

На расстоянье удалён.

Живут там весело ребята —

Поют и пляшут вечерком,

И вяжут кружева девчата —

Готовят приданное в дом!

ПРИПЕВ:

Я вам не скажу за батарею —

Батарея очень велика,

Но расчёты  нашей батареи

Всегда сумеют быстро сбить врага!

2.     Встаём мы утром ровно в восемь

И   умываться   мы  бежим,

Потом на завтрак попросили,

И на занятия спешим.

Вот строевая подготовка —

Шагают весело бойцы.

Нас сержант Гостев тренирует:

Шагайте лучше, молодцы!

ПРИПЕВ.

3.    Обед подходит, все толпятся,

И места лучше не ищи,

Один кричит: «Подай горбушку!»

Другой кричит: «Подайте щи!»

Но повар Лёля всем подносит,

Наш повар Леля — молодец,

Следит за всеми — кто что просит.

Чтоб сытым был её боец.

ПРИПЕВ:

Я могу сказать за батарею —

Быть  может,  батарея  очень  велика,

Но обедать любит батарея —

Не слыхать отказа никогда!

4.    Однажды вечером на праздник

Вошла   четвёрка   молодцов,

Пришли все к девочкам на праздник.

А заводилой был Стратцов.

За ним шагал Исаев Толя,

За ним Ванюша Соколов,

Серёжа Котц шагал в сторонке,

А впереди всех был Стратцов!

ПРИПЕВ. 5.   

Часть бойцов отметили

годовщину нашей РККА.

Вот  день   прошёл,  и  в  воскресенье

Опять четвёрка молодцов

Собралась, выпили немного —

Напился больше всех Стратцов.

Комбат к себе в землянку вызвал

И там немного прихватил:

 Ругал, божился, что посадит,

Но всё же с Богом отпустил.           

ПРИПЕВ:

Я вам не скажу про батарею —

Батарея очень велика,

Но всегда четвёрка попадает —

А для нас всё это ерунда!

6.    Звенит звонок — дана тревога,

Бегом бегут к своим местам.

Бегут,   не   попадая   в   ногу,

Слышны  команды  здесь   и  там.

Солдаты   данные   считают,

Приёмник вертится кругом,

Хотя сбиваемся немного

Но дело, видите, не в том.

ПРИПЕВ.

7.    Дана   команда   установкам:

«Всем положенье № 2!»

И молодцы спешат в землянку,

Чтоб продолжать свои дела.

Ребята вместе собрались,

Толкуют все о том о сём —

Вот как живём на батарее,

Семьёю дружною живём!

ПРИПЕВ.

 

Посидим рядком, поговорим ладком

ВЕЛИКАЯ  ОТЕЧЕСТВЕННАЯ  ВОЙНА —  ЭТО  ТЯЖЁЛОЕ  ГОРЕ  ДЛЯ  ВСЕХ  СОВЕТСКИХ  ЛЮДЕЙ.  МОЙ

прадедушка Александр Михайлович Соколов прошёл войну до Кенигсберга; он воевал в пехоте, был гранатомётчиком. Дважды был ранен. Про войну прадедушка рассказывал очень неохотно и всегда плакал.

По его рассказам, в начале войны все были очень плохо вооружены и, как говорил прадедушка: «Шли на немцев с палками». Все думали, что война быстро закончится, поэтому всем войскам, в том числе и части, где служил прадедушка, пришлось долго отступать — до Калининской области.

Ещё прадедушка расказывал страшную историю с взятии Кенигсберга. Вокруг этого города был глубокий ров, он весь до краёв был наполнен трупами советских людей — это была страшная картина!

Во   время   войны   прадедушка   был   награждён   многими медалями, которые сейчас хранятся у его сына. А прадедушка, к сожалению, умер.

Но не только на войне было тяжело — тяжело было и в тылу. Моя прабабушка Мария Ивановна Соколова осталась с двумя маленькими детьми. Вся тяжёлая мужская работа легла на её плечи. Она косила сено, ездила в лес за дровами, сеяла лён, ездила на лошади за ёлками для строительства дома. Дежурила ночью на ферме и доила коров. Чтобы хоть как-нибудь прокормиться, ходила с другими бабами за тошнотиками в Глинино. Возила зерно на станцию Родионова там им приходилось грузить тяжёлые мешки в вагоны.

Моей прабабушке сейчас 91 год, но она до сих пор не забыла те тяжёлые годы. И она говорит: «Не дай Бог вам испытать такое!».

Евгений КРУГЛОВ. д.  Балакирево.

 

май-июнь 2000 года                                                         «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                5 стр.

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ 

МОЯ БАБУШКА ЛЮДМИЛА РЫБАКОВА УЕХАЛА СО СВОИМИ РОДИТЕЛЯМИ И БРАТЬЯМИ В ЛЕНИНГРАД, КОГДА ЕЙ БЫЛО 10 ЛЕТ. У бабушки было четыре брата, которых звали Витя, Вова, Коля и Лёша. Когда они приехали, то началась война. Немцы окружили город. Отца бабушки забрали на войну, а мать осталась с пятью детьми.

Война началась летом, поэтому люди ещё могли питаться. Осенью люди ели сосновые ветки. Бабушка рассказывала, что они ели даже крыс. На весь день давали семье очень маленький кусочек хлеба. Конечно, этого было очень мало. Сначала люди ходили, а потом они от голода уже не могли ничего делать и только лежали. У бабушки умерли три брата; это были Коля, Вова и Лёша. Они так и лежали на кровати, потому что их никто не мог вынести.

Но потом, весной, людей начали вывозить из Ленинграда на грузовиках по Ладожскому озеру. Некоторые грузовики проезжали, а некоторые проваливались под лёд. Дорогу, по которой ездили грузовики, называют «Дорогой жизни». Бабушка рассказывала, что когда ехали, она смотрела сквозь щёлку между бортами и видела только небо да лёд. Когда людей довезли до поезда, то бабушка не могла сесть, потому что у ней не было сил. И её сажали в поезд люди. Так бабушка со своей семьёй доехала до дома.

Мой дедушка Анатолий Сергеевич Пономарёв был участником Великой Отечественной войны. Он призвался в армию в семнадцать лет в 1943 году. Сразу же попал в учебное подразделение, где учился шесть месяцев на сержанта. И в этом же 1943 году попал в действующую армию. Участвовал в боях на реке Одер. Освобождал Прибалтику от фашистов.

Дедушка был пулемётчиком. Три раза был ранен. Из них один раз — контужен. После войны ещё два года служил в армии. Когда вернулся домой, то левая сторона лица была затемнена из-за контузии. Дедушка имеет много правительственных наград, это орден Красной Звезды, орден Славы, много медалей и воинских нагрудных знаков.

Марина ПОНОМАРЁВА. д. Балакиреве.

ГРИГОРИЙ   АЛЕКСАНДРОВИЧ   МОЛЧАНОВ   ИЗ   ДЕРЕВНИ АНТЕПЛЕВА ТАК РАССКАЗАЛ    О     ВОЙНЕ:

—  В  1938  году  я ушёл  служить  в  армию.  Потом попал   в   морские   части   береговой    охраны,   стал   моряком,   носил   морскую   форму.   До   Отечественной   войны   пришлось   воевать   на   Финской      войне,      помогал освобождать Прибалтику.

Началась Великая Отечественная война. По приказу высшего командования нас перевозят в Кронштадт. Служил в зенитной артиллерии — за хорошую службу назначили командиром орудия.

Началась зима. Немцы окружили Ленинград блокадным кольцом. И вот нас переводят в город Сестрорецк на защиту Ленинграда. Приехали — получили орудия. Спали под открытым небом вместе с орудием, накрывшись чехлом, так как землянки ещё не было — её выкопали позднее. Холод, голод — вот что запомнилось из тех дней. 900 дней ели варёный овёс без соли и масла; 120 граммов хлеба на сутки.

Стояли с приятелем в Ленинграде на посту. Разузнали, что в городе есть часовых дел мастер и решили сходить к нему — отремонтировать часы. Взяли свои

120 граммов хлеба, чтобы рассчитаться с ним потом. Пришли к нему, а у них на кухне пахнет жареным мясом — это бабка чего-то жарила «Откуда мясо?» — спрашиваем «Была у нас собака, мы её объели. Кешку съели. Хотите, угощайтесь котлетами, только они человеческие!» Мы отказались, ушли, не могли там больше оставаться. Даже часы не стали ремонтировать.

После прорыва блокады отправились в Эстонию, служил на острове Балтийском. В то время на Дальнем Востоке продолжалась война с японцами — нас отправили туда. Ехали в товарном вагоне до порта Артура. На дальнем Востоке задержались недолго, так как война с японцами быстро закончилась.

Получается, служба в армии с войной затянулась для меня на восемь лет. Был представлен к ордену Красной Звезды, но так его и не получил.

Светлана КИНЖАЛОВА.   д.  Антеплево.

 

ОТЕЦ МОЕЙ БАБУШКИ ПАВЛЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ЛЕБЕДЕВОЙ В 1940 ГОДУ СО СВОЕЙ СЕМЬЁЙ ЗАВЕРБОВАЛСЯ В ФИНЛЯНДИЮ (на Карельский перешеек — туда завербовались многие для заселения этого места). Но там недолго пришлось работать: в 1941 году началась война, и всю семью эвакуировали обратно.

Они ехали на лошади тридцать дней. Им у приходилось и линию фронта проезжать, и под бомбёжкой, и под снарядами. Маршрут был в Вологодскую область, но отец моей бабушки ехал домой — по карте. Маршрут брал и у военных, и у командиров— в Ярославскую область, в Кацкий стан, в деревню Мартыново.

Приехали они на Родину, и отца бабушки сразу же взяли на фронт. Осталась мать моей бабушки одна с шестью ребятишками. Она пошла работать на ферму, а семья — дома. Ребята помогали работать. Ходили по полям, копали тошнотики (колдуний) — по по-пям уходили вплоть до Углича. Работали на лошадях и коровах. Весной, в посевную, моя бабушка боронила, мальчишки пахали на лошадях.

Зимой посылали на лесозаготовки. Вот и бабушку, как старшую в семье, посылали на лесозаготовку, на торфяные работы. Она ездила пилить лес и в Пошехонье и Большесельский район. Хлеба в те времена не было, и с собой брать было нечего. Председатель колхоза привозил мороженой картошки, вот её и ели, варили суп. А хлеба давали 600 граммов в день, и то если ты напилишь определённую норму леса — три куба на человека в день.

Трудно было, приходилось ездить на станцию. Дороги были плохие, ездили на лошадях за горючим в Некоуз или в Маслово. В Родионово возили зерно. Детям было около 16-ти лет, и почти все таскали мешки с рожью, картошкой, семем.

Работали за трудодни: денег не давали, а в конце года давали зерна на трудодни. Ещё давали какого-нибудь мусора или отходов — вот это и ели. Но всё же поколение моей бабушки выжило, и сейчас ещё живо, хотя здоровья уже нет.

Олеся ДУБИНА. с. Рождествено.

 

6 стр.                                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

МОЙ ДЯДЯ, НИКОЛАИ НИКОЛАЕВИЧ КАРПОВ, ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ УЧИЛСЯ В ШКОЛЕ. Так как в войну требовалось много лекарств, они собирали лекарственные растения, берёзовые и ольховые почки. Ученики ходили работать на лён с третьего класса — норма на одного ребёнка была пятьдесят снопов в день.

На  лошадях   возили   навоз.   Ребята  постарше  возили дрова   в   школу.   Кто   помладше,   те  пилили   и   кололи. Кололи только мальчики, а девочки пилили дрова ручной  пилой.  Всем классом дети  ходили собирать колоски.  Собирали металлолом.

Для солдат, бывших на фронте, сажали табак. Мама Николая Николаевича вязала для военных носки, рукавицы, шила платки. Потом всё это посылали на фронт в посылках. Но не все посылки доходили.

Жили они так: ели то, что в огороде растёт — картошку, лук, чеснок, морковь, огурцы. Раньше не было такого слова «не люблю»; был голод, и ели всё, что можно есть. Хлеба и сахара в то время было дефицит, вместо сахара ели вяленую свёклу. В начале весны, когда картофельные запасы кончались, ходили по полям и откапывали из-под снега тошнотики. Очень редко ели мясо. Ловили рыбу.

Почти всё лето проводили в лесу. Там ребятам построили шалаш, и они там жили очень долго. Взрослые приедут, привезут что-нибудь поесть и уедут. Там дети собирали грибы, малину, чернику и т. п. «Ешли» ели — это то, что мы сейчас называем «тятюшками».

Ещё   ребята   работали   на  сенокосе.   Тогда   не   спрашивали   сколько  тебе  лет —   умеешь   грабли   или   косу  в  руках  держать,   значит,  иди  работай!   Летом  пасли   коров,   телят,  овец.   Мужчин   почти   не   было  —  по всему   Рождествену   где-то   пять   мужиков.   Вот   какое было тяжёлое время.

Саша СОКОЛОВА. с.  Рождествено

РОДИЛАСЬ    МОЯ   БАБУШКА,    ВАЛЕНТИНА   АЛЕКСЕЕВНА   РАЧИНСКАЯ,   В   1931   ГОДУ   И   ЖИЛА   В ДЕРЕВНЕ  МАУРИНЕ СО  СВОИМИ РОДИТЕЛЯМИ,  ДВУМЯ СЕСТРАМИ И ДВУМЯ БРАТЬЯМИ. Мать с отцом работали, а она училась.

Всё было хорошо, пока 22 июня 1941 года не началась война. А уже 25 июня на фронт ушёл бабушкин отец. Бабушкиной матери одной трудно было, поэтому в десять лет бабушка бросила школу; отучившись 3 класса, стала помогать матери и сидеть с самым младшим братом, которому было всего девять месяцев.

 

Подробности

Истребительный батальон

В своём выступлении по радио председатель Государственного Комитета Обороны И. В. Сталин 3 июля 1941 года указывал на необходимость в ближнем и дальнем тылу организовывать добровольные дружины народного ополчения и истребительные батальоны для разгрома врага. Организационная и руководящая роль была поручена органам безопасности.

Ярославский областной комитет безопасности в каждом районе области провёл соответствующую работу. Так, в Мышкинском районе, в Рождественской зоне (в Кацком стане), непосредственно примыкающей к Калининской области, где уже начал действовать враг, был сформирован истребительный батальон в составе 12 бойцов.

В него вошли Николай Карпов, директор МТС — командир батальона; Павел Жуков, инженер МТС; Леонид Машинистов, механик МТС; Виталий Лемехов и Николай Балясников, работники почты; Василий Дрязгов и Александр Молочков, учителя Рождественской средней школы; Сергей Сазонов, агроном; Александр Правдин, заведующий Угличским отделением — валяно-сапожным пунктом в Рождествене; Флегонт Лемехоз, председатель правления колхоза деревни Летикова; а также осведомители с мест Лидия Ефремова — директор Рождественского льнозавода, Мария Воронова — секретарь парторганизации колхоза «Новая жизнь», и работники полевой станции наблюдения за воздухом (оповещали о курсе и марках пролетающих над волостью Кадкой самолётов).

Сборный пункт батальона — контора МТС. Форма одежды и знаки различия — не предусмотрены. Вооружение: трёхлинейная винтовка, три малокалиберных карабина, несколько бутылок с зажигательной смесью.

В обязанность батальона входило наблюдение за поведением населения; выявление появляющихся незнакомых лиц и в случае необходимости конвоирование их в Мышкин — в отделение внутренних дел (5 случаев); выявление обнаружения случаев дезертирства местными военнообязанными (3 случая); оказание всевозможной помощи населению, эвакуированному с западных границ страны на восток, и гуртоправам, перегоняющим колхозно совхозный скот из Калининской области в Ярославскую и далее; проверка соблюдения населением правил светомаскировки; сбор тёплых вещей для действующей армии; охрана складов горючих и Смазочных материалов; сбор и уничтожение немецких листовок и карикатур и юмора на Сталина.

Командир батальона Николай Карпов,   казалось,   был   доволен   действиями   своих   подчиненных,   но...   Но вот  донесли,  что в  лесу  на  границе Мышкинского  и  Угличского  района убита    учительница      Таралыковской начальной     школы      Анна   Павловна Боброва   —   она   несла     продукты в Углич   племянницам.   Пришлось   откомандировать туда, для охраны убитой бойцов В. Дрязгова и Л. Машинстова,   а   затем   в   состав   специальной  созданной  следственной  комиссии.  Подозревались  местные дезертиры.

Или... в декабре 1942 года ночью был замечен загоревшийся в воздухе военный самолёт. Осветив ракетою местность, лётчики решили посадить бомбандировщик в пойме реки Кадки между деревнями Антеплево и Нинорово. Самолёт взорвался на своих бомбах. Погибли все четыре молодые жизни... Части их тел захоронены на Рождественском кладбище.

Донесли, что в Кацком стане видели немецких лётчиков сбитого над Волжским железнодорожным мостом военного бомбардировщика. Немцы пробирались на запад — к своим, на Калининский фронт. Истребительный батальон дежурил денно и нощно в лесах Мышкина, Шипилова, Богородского. Немцев взяла воинская часть на границе с Калининской областью.

Вторая Отечественная война разгоралась, всерьёз угрожая Москве. Требовались ежедневно большие материальные затраты и людские ресурсы. Были мобилизованы на фронт Павел Жуков, Алексей Машинистов, Николай Балясников, Александр Молочков. Истребительный батальон очень поредел, но продолжал действовать вплоть до изгнания фашистских захватчиков из Калинина Твери.

Готовясь ещё к 50-ой годовщине Победы, Ярославский комитет без опасности пытался сказать доброе слово своим питомцам — истребительным батальонам. Как это удалось — ведь и они внесли свою долю участия в разгроме врага — автору заметки неизвестно. Он один из 12-ти ещё надеется продолжить жить и встретить славное 55-летие Победы.

Александр  Семёнович  МОЛОЧКОВ, старейший учитель.   май-июнь 2000 года

 

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                7 стр.

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

Из всех детей бабушка была самая старшая. Летом с раннего утра и до поздней ночи трудилась она с матерью в поле. В поле ходил весь народ, начиная с детей девяти лет. Дома оставались только больные и очень маленькие.

Все дети во всём помогали матерям; они всё умели делать: жать рожь, косить сено, драть лён, боронить, сортировать зерно, а зимой ещё и ездили в лес со своими матерями. Что поделать, если на войну забрали всех сильных мужчин, остались только больные старики — вот и приходилось всю работу выполнять женщинам и детям.

Зимой бабушка вставала в четыре часа и вместе с матерью ходила на ферму, помогая ухаживать скотину. Питались плохо: копали голеши, или тошнотики, и пекли из них лепёшки. К ним в деревню привозили паёк — несколько граммов хлеба на человека. Уже в 12 лет бабушка стала работать на ферме: сначала она принимала молоко, потом она стала ухаживать овец.

Семьи   в   то   время  были   большие,  и   из  каждой на фронт   забирали   три   или   четыре   человека.   Забирали не только мужчин, но и парней, которым было только   16  лет,  а  также  молодых  женщин,  которым  было примерно   лет  20.   Отец  бабушки   служил   под  Старой Руссой и там 3 июня 1942 года погиб.

Во время Великой Отечественной войны было очень тяжело жить, но, наверное, было ещё труднее воевать.

Наташа РАЧИНСКАЯ. д. Аристове.

ЖИЗНЬ МОЕЙ БАБУШКИ, НАДЕЖДЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ   ТЕЛЕГИНОЙ,   БЫЛА   ОЧЕНЬ   ТЯЖЕЛАЯ. В  то   время,  когда  она  была  маленькая,  её  отца  забрали в 1942 году в трудармию Рыбинска.

С деревни Маурина взяли 12 человек, в том числе и моего другого прадедушку — Ивана Павловича Телегина. Многие с фронта не пришли. Это, например, Николай Иванович Клоков — погиб под Рыбинском в том же году. В конце войны, перед самой Победой, погиб под Киевом и Иван Павлович Телегин.

В войну жили плохо, нечем было питаться, но всё-таки находили выход: собирали головки клевера, копали корни лопуха, их сушили, мололи и пекли из них лепёшки. Также собирали головицу и пекли из неё. Каждую весну ходили копать мороженую картошку. Собирали колоски пшеницы, ржи, ячменя после комбайна...

Юля ГОЛИКОВА.    д. Маурино.

 

Помним  УПАЛ САМОЛЁТ

Это  случилось   в декабре  1942 года.   Мимо   села   Рождествена   летели   боевые   самолёты   с   полным   боевым   грузом на   задание.   Но   вот с одним   из   самолётов   что-то   случилось,   и   он   загорелся.   Лётчики   повернули  самолёт,  и  чтобы   не упасть на  село,   рискуя   своей  жизнью,   стали   уводить   его   в   сторону   и   разбились   возле   деревни   Нинорова.

Экипаж состоял из четырёх человек. Трое лётчиков погибли в самолёте, а четвертый выпрыгнул из горящей машины с парашютом, но было очень низко, и парашют не успел раскрыться. Лётчик разбился при падении о землю. Это был единственный лётчик, тело которого осталось цело, остальных же собирали по частям.

Хоронили лётчиков в общем гробу. Ученики Рождественской школы принимали непосредственное участие в похоронах: собирали останки лётчиков, обломки самолёта.

В дальнейшем в 60 е годы под руководством пионервожатой Лидии Алексеевны Киселёвой был организован клуб «Красные следопыты». Ребята разыскали родных погибших лётчиков, установили имена. На 30-летие Победы был открыт обелиск

в парке, тогда на открытии присутствовали родные лётчиков. Потом каждый год, 9 мая, самые лучшие ученики Рождественской школы удостаивались права стоять в почётном карауле у обелиска с настоящими автоматами,

На Рождественском кладбище есть могила и памятник с надписью:

«Здесь похоронен экипаж лётчиков советского самолёта, погибшего при выполнении боевого задания в боях с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 10 декабря 1942 года.

Воздушный стрелок младший сержант ЛЯМИН ТИМОФЕЙ ПАВЛОВИЧ, 1922 года рождения.

Лётчик старшина ОВСЯННИКОВ СЕРГЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ, 1919 года рождения.

Штурман старшина ПЕТРОПАВЛОВ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, 1920 года

рождения.

Стрелок-радист СЕМЁНОВ ПЁТР ТИМОФЕЕВИЧ, 1922 года рождения».

Молодые парни, от 20 до 23 лет... Вечная  им память!

Александра СОКОЛОВА.

Рождественская школа.

 

8 стр.                                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

 

55 ЛЕТ ПОБЕДЕ

Среди гор и травы

(ПРОШЕДШИМ АФГАН ПОСВЯЩАЕТСЯ...)

 

Среди гор и травы, почерневшей от гари,

Где не воздух  а дым, не поля, а огонь,

Ни за что ни про что пацаны умирали.

И у всех здесь в кулак зажата ладонь.

А послал их на смерть генерал твердолобый

Недрожащей   рукой,   не   подумав   о   том,

Что появится больше в России надгробий,

Материнские слёзы польются ручьём.

На смертельный огонь они шли как герои,

У них был лишь приказ ненормальных людей.

Та   война   унесла   вашу  юность   с   собою,

Оставляя на сердце грусть тополей.

Так зачем же, Россия, ты сынов своих губишь,

Ведь они же могли вновь тебя укрепить;

В 20 лет ты ещё и живёшь да и любишь

А вот им ран на теле и в душе не забыть...

1995 год.

 

Армейский  крик

Кричат дневальные: «Подъём!»,

Я снова жду, когда ж отбой,

Чтоб стало меньше одним днём

До   возвращения   домой.

Кричат сержанты: «Становись!» —

По стойке смирно мы в строю;

Когда ж наступит эта жизнь —

Гулять с друзьями я пойду!

Кричит нам ротный: «Всем залечь!

Копать окопы для стрельбы!»

А мне бы к бабушке на печь

Да со сметанкою блины...

Кричит полковник: «Я вам дам

Работ, что ночью не поспать!»

А мне бы выпить двести грамм,

А мне бы девушку обнять!

Кричат друзья: «Здорово, брат!

Нам без тебя пришлось тужить!»

Лишь ради этих слов, солдат,

Два года стоило служит.

1998—2000 годы.

 

Не плачь, родная  не реви—

Уносит время муки,

Ведь от зари и до зари

Проходят дни разлуки.

Кончай, солёная вода,

Из глаз красивых капать!

Хотя... мне тоже иногда

Так хочется поплакать.

Но всё пройдёт, грустить грешно,

Ведь—рассудить логично—

У нас всё будет хорошо,

А, может быть, отлично! январь 1998 года.

 

Сербня

(БАЛКАНСКИМ СОБЫТИЯМ)

___л___

Огромного костра

Огонь опять пылает.

О, Сербия, сестра,

О, как она страдает!

Пришлось немало бед

Испытывать народу —

Ты сотни трудных лет

Боролась за свободу.

О, Сербия, славянский край,

О, Сербия, не умирай!

С тобой Россия — союз веков,

А с нами православный Бог!

 —2—

Священная   земля!

Фашисты и османы

Хотели на тебя

Свои построить планы.

И грабили, и жгли,

И волю отнимали,

Но сербы, как могли,

На бой с врагом вставали!

—3—

Опять пришла беда —

Злодеи блока НАТО;

Пылают города —

Для них ничто не свято.

Приходится терпеть

Ракетные удары,

Людскую боль и смерть,

Разруху и пожары.

__4__

Вставай, российский брат,

За наш союз иди,

Как много лет назад,

Ты сербам помоги!

Мы вместе будем бить

Подонков-бусурман;

Им долго не забыть

Характера славян.

—5—

Среди красивых мест,

Напитанных любовью,

Наш православный крест

Облит славянской кровью.

Огромного костра

Огонь не утихает,

О, Сербия, сестра,

О, как она страдает!

лето 1999 года.

 

ХРАМ НА   КРОВИ

Александр МЕДВЕДЕВ, чьи стихи мы сегодня публикуем, живёт в Малом Попойцеве, что под Рождественом. Ему 20 лет.

В его стихах и боль за «горячие точки», и переживания солдата срочной службы, и чистая юношеская любовь. Всё это — тоже история, предмет для обсуждения в далёком будущем. Потому-то мы и решили опубликовать подборку его стихов под рубрикой «55 лет Победе».

 

Когда утихнут все бои —

Нет свиста пуль, снарядных

воев.

На месте гибели героев

Воздвигнут храмы на крови.

Там тысячи свечей горят

О светлой памяти погибших.

Народ и землю защитивших

И не вернувшихся назад.

Приди сюда и поклонись.

В себе обиду задуши

И во спасение души

Тихонько Богу помолись...

О будущем своей земли.

Там, где не будет

«грузов двести»,

Не будет поводов для мести,

Для новых храмов на крови...

март 2000 года.

 

май-июнь 2000 года                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ                                   9 стр.

 

ОТКУДА   ЕСТЬ   ПОШЛА   КАЦКАЯ   ЗЕМЛЯ

 

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО „ВОЛОСТЬ"

(Первые письменные упоминания о  Кадке)

-1-

Свершилось!

И не в былинные времена, а на исходе XX века!

Не в дебрях Амазонки, не в африканской или австралийской глуши, а в центре среднерусской равнины нежданно-негаданно заявили о себе новые люди — кацкари.

Кто ж они, эти кацкари: народ, народность, этническая группа или просто «жители одной местности»— покажет время. Но и теперь уже совершенно очевидно, что трём районам Ярославской области — Некоузскому, Мышкинскому, Угличскому — придётся поразойтись-по-раздвинуться, ибо их явно искусственные, натянутые границы смело разбивает племя младое, племя незнакомое — кацкари.

А впрочем, ради красного словца я согрешил против истины — кацкари были хорошо известны ещё в средние века.

-2-

Первое (из найденных мною) письменное упоминание о кацких краях относится к середине XV века. Великий князь Московский Василий II Тёмный, завершая свой жизненный путь, принялся, наконец, за дело последнее, очень важное — составление завещания.

«Во имя святыя и живоначальныя Троицы, отца и сына и святаго духа, и по благословению отца нашего Феодосия, митрополита всея Руси, се язъ, многогрешны и худы рабъ Божий Василей, при своёмъ животе, въ своёмъ смысле, пишу сию грамоту душевную...»

И далее в  грамоте:

«А у сына своего у Ондрея у Большого изъ удела даю своей княгине Кадку...»

Даю своей княгине, жене то есть, Кадку — вот они самые первые, самые заветные на сегодняшний день строчки исторического документа о наших местах. Невелико упоминаньице,    но   как    много   дум    наводит оно!

Даю своей княгине Кадку... Конечно же, великий князь даровал своей супруге не реку Кадку, а местность, волость по имени Кадка, населённую уже к тому времени кацкарями. Как тут не вспомнить тех исследователей, прежде всего Н. Д. Русинова, которые полагали, что кадкой первоначально называлось жившее здесь на заре нашей эры финно-угорское племя мерян, а потом уже название народца распространилось и на всю занимаемую им местность, и на главную в той местности реку.

Даю своей княгине Кадку... А почему, собственно, Василий Тёмный из всего большого Угличского княжества завещал своей супруге именно Кадку? Наверное, худых бы земель «для прокормления» жены он бы не выбрал.

Вероятно, Кадка — старопашенный центр Угличского княжества, один из очагов знаменитого Угличского Ополья. Косвенно это подтверждает и поныне уважаемая энциклопедия прошлого века Брокгауза и Ефрона. «Мышкинский уезд, — сетует она, — самый бедный в губернии лесом; некоторые пространства, например, по реке Кадке, совершенно безлесны». Сделали их таковыми, пожалуй, ещё первые кацкари, высвобождая места для полей и пастбищ.

В завещании Василия Тёмного не проставлен год, но оно легко датируется. Феодосии, упоминаемый во вступлении, был рукоположен в митрополиты 3 мая 1461 года, а 27 марта следующего 1462 года отдал Богу душу сам Василий II. Естественно, духовная грамота была написана именно в промежуток между этими датами, и 3 мая можно отмечать ежегодно как национальный праздник — день волости Кадки.

И наконец, княгиню, Васильеву суп-ругу, первую известную нам кацкую владетельницу, звали Мария Ярославна. Можно набраться смелости и порассуждать: а была ли она самолично в Кадке?

Возможно всё. Жизнь Василия II и Марии безоблачной не назовёшь: не раз их лишали престола родной дядя и двоюродные братовья. Пленив князя, ослепили его (вот почему Василия прозвали «Тёмным») и отправили от Москвы подальше в Углич. Почти весь 1446 год провела великокняжеская семья в угличской ссылке — почему бы за это время княгине и не навестить свои владения?

-3-

Следующее известие о волости Кадке относится уже к XVI веку. Когда 14 февраля 1521 года скончался Угличский князь Дмитрий Жилка (кстати, родной брат великого князя Василия III), «обнародовали» его завещание. Для кацкарей оно интересно прежде всего тем, что в нём впервые упоминаются некоторые кацкие селения и первые кацкие помещики.

«Сельцо Синцово (где-то у Нефедьева) з деревнями в Кадке, что за Яковом за Поплеаиным в поместье» согласно завещанию передавалось угличскому Воскресенскому монастырю.

Село Нефедьево «з деревнями», бывшими дотоле «чёрными», то есть государственными, передавалось Николо-Улейминскому монастырю (что под Угличем).

Сельцо Рожественое, в котором без труда угадывается современное село Рождествено, «з деревнями» возвращалось помещику с длиннющим прозванием Ивам Голочола Дмитриев сын Давыдов. Из документа видно, что накануне Дмитрий Жилка каким-то образом выкупил у него это поместье, а теперь вот распорядился отдать...

Возвращалось, согласно завещанию 1521 года, и сельцо Юрьевское «з деревнями» братьям-помещикам Иванцу да Яковцу Плишкиным. Сейчас это сельцо более известно как... деревня Плишкино Покровское! Объяснить её название теперь, надеюсь, каждый сможет.

 

10 стр.                                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 май-июнь 2000 года

 

-4-

 

«Се язъ, князь великий Василий Иоанновичъ всея России, пожаловалъ семь Покровскаго монастыря игумена Гермогена зъ братию, или кто по нёмъ иныи игуменъ будетъ тому монастырю владети даль... въ Катце селцо Ильинское з деревнями...»

Так писал 25 января 1534 года во второй жалованой грамоте Угличскому Покровскому монастырю великий князь Московский Василий III. Что за «селцо Ильинское», спросите вы. Да это современное Ордино, носившее в том XVI веке имя стоявшей в нём церкви Ильи Пророка! Жалованная грамота интересна тем, что впервые называет Кадку волостью и сообщает, что от имени князей или княгинь волостью Кадкой управляли волостели.

Волостель следил за тем, чтобы кацкари отрабатывали в пользу князя повинности. А их было ой как сколько! Платили «ямские, городовые, приметные, тягловые деньги»— это различные виды налогов. Следили за княжеским двором в селе Хороброве, каждый раз починяя его. Косили князю сено и растили овёс. Кацкари были обязаны «ходити на лося и медведя», а шкуры отправлять князю...

Судил кацкарей тоже волостель. Однако, если те его судом оставались недовольны — жаловались самому князю. Сделать это можно было лишь дважды в году: зимой на следующий день после Крещения (20 января) и летом — на Петрово заговенье (25 июня).

Еще одна весьма любопытная деталь,   при   пересечении   границы   волости   Кадки   каждый   являющийся  в неё   человек   был   обязан   заплатить «явь»,   а   если   прибывал   с   грузом— и   «мыт».    Стало   быть     уже     тогда Кадка    имела    чёткие      границы   и... собственную таможню!

-5-

И   всё   бы  ничего.

Шёл 1572 год. Лето. В душных чертогах московского Кремля составляется «Духовная грамота царя и великаго князя Иоанна Васильевича, самодержца всероссийскаго», более известного как Иван IV, или Иван Грозный.

«А что есми по отце своёмъ душевной грамоты и по брата своего, князь Юрьеву, приказу, пожаловалъ брата своего, князь Юрьеву Васильевича, княгиню Ульяну, а свою невестку. Даль есми ей на прожитокъ до своего живота въ Углицкомъ уезде волость Кадку сь ямскими и приметными деньгами  и  со  всякими доходы   тоя  волости...».

Далее в царском завещании говорится, что после смерти её, княгини Ульяны, (а все мы смертны) волость Кадка должна перейти сыновьям Ивана Грозного — Ивану и Фёдору. А столицу же волости — «село Хороброво въ деревнями вольна она отдать по душе и продать, и променить или буде похочетъ роду своему отдать. А сынъ мой Иванъ и сынъ мой Фёдоръ въ то село (Хороброво) у неё не вступаются...».

И всё бы было ничего. Да только год-то шёл 1572 год, и княгиня Ульяна, если верить историкам, ...уже три года как в сырой земле лежело! Ох, и труднёхоньки средневековые загадки!

Но  обо  всём  по  порядку.

Царя Ивана Грозного знают все — личность чрезвычайно известная. Его младший брат Юрий совсем не знаменит, но в 1533—1564 годах именно он был Угличским князем, куда входила и наша волость Кадка.

Вот вам и первое расхождение в источниках. Никто не спорит, что князь Юрий родился 30 октября, но год все называют разный: 1532, 1533 или 1534-и.

Шестнадцати лет от роду он женился. Выбор невесты для царского брата — дело нелёгкое, и в Москве устроили смотрины девушек: бояре и князья привозили в великокняжеские палаты своих дочерей на выданье, а жених должен был выбрать из претенденток, которых набралось триста, одну — единственную. Пишут, Юрий сразу влюбился в Ульяну — дочь князя Палицкого.

Свадьбу сыграли той же осенью: 3 ноября либо 1547, либо 1548, либо 1549 года — источники вновь называют разные даты. В качестве свадебного подарка Юрий дал молодой жене «на прожиток» волость Кадку — так появилась у кацкарей новая, последняя, правительница.

Ульяна была очень красивой — это отмечают все источники. И ум- добавляют другие. Но вряд счастливой Был её супруг, князь Юрий слабоумней. Их единственный сын, которого нарекли Василием, умер во младенчестве. 25 ноября 1563 или 64-го года (опять разночтения в источниках!) умер и сам Юрий

Осталась Ульяна одна-одинёшенька. Овдовевшая кацкая княгиня больше всего, пожалуй, боялась собственного деверя: Иван Грозный был крут с людьми, всюду видел измены и казнил без жалости.

Но невестку свою очень любил. Со временем, когда она постриглась в монахини Московского Новодевичьего монастыря и приняла новое имя — Александра, он ей даже отдельные кельи выстроил. И бывал у неё нередко...

Ничто   не   предвещало   беды,   но *   Ульяна-Александра  уже   на  Вологодчине — в Горицком монастыре. По одним сообщениям, сослана туда Иваном Грозным, по другим — сама бежала... А потом её бездыханное тело выловили в реке Шексне: толи утопили, толи задушили, а потом в реку бросили — по приказу всё того же Ивана Грозного. Так описывают жизненный путь Ульяны-Александры все историки. Годом её смерти называют 1569-й.

Но... как же быть с процитированным выше завещанием Ивана Грозного от 1572 года, где она указана не просто живой, но ещё и не монахиней? А в монастырь она постриглась, как можно судить по данным Угличских писцовых книг, в 1575 году.

Значит, трагедия произошла значительно позже.

Кстати, в синодике Московского Новодевичьего монастыря память о Ульяне-Александре отмечается 8 мая — вероятно, это день гибели (или погребения, или обнаружения тела) княгини-монахини. Примечательно, что следующие записи в синодике продолжаются лишь через целый чистый лист — уж не хотели ли монахини составить нечто вроде «жития» страдалицы, да так и не решились?

А что же волость Кадка? При пострижении в монахини «село Хороброво с деревнями» Ульяна-Александра отдала Московскому Новодевичьему монастырю. Вся остальная волость Кадка досталась Ивану Грозному, который немедленно преобразовал её в Кацкий стан. Началась другая эпоха кацкой истории.

-6-

Но любое утро красит вечер, а каждое повествование хорошо завершением.

Я же хочу отметить, что уже в XVXVI веках кацкие края имели свою особенность, индивидуальность. Волость Кадку и кацкарей хорошо знали не только угличские князья (что вполне естественно, ведь Кадка входила в состав Угличского княжества), но и московские великие князья и цари. Можно даже предположить, что существовала традиция, согласно которой кацкарями владели именно жёны сильных мира сего.

По-видимому, Кадка была одним из самых богатых и хозяйственно развитых мест Угличского княжества и не только по тому, что была очень рано заселена и распахана, но и в силу своего географического положения: на окраине Угличского левобережья, вдали от частых в ту пору феодальных войн.

И ещё. Наверное, именно со времён княгини Ульяны-Александры самые красивые и самые умные женщины   рождаются   у   нас,   в   Кацких краях  —  у   кацкарей.

Сергей ТЕМНЯТКИН.   село Хороброво.

СИНЕОКАЯ ВОЛОСТЬ КАДКА

Ппывут над Овдеевом облака...    Рисунок С. КУРОВА.

Ни на глобусе, ни на карте,

Ни в учебниках не найдешь

Этот  край дорогой  и  желанный,

Где с младенчества ты живёшь.

Это место с названием странным

Описать  я, друзья,  не берусь:

Здесь рассветы встают из тумана,

Здесь преданий и сказок — тайны...

Угадали? Конечно, Кадка!

Кацкий стан — моя малая Русь!

Синеокая волость Кадка...

Хороша!  Да о  том и  речь:

Здесь такие пылают зорьки,

Словно небо хотят поджечь!

Здесь девчонки, словно берёзки,

А парнишки, словно дубки.

Здесь с небес слетаются звёзды,

Здесь рождаются в душах стихи.

Ах,  застенчива,  безоглядна,

Тихой прелестью нам мила,

Несравненна,  необычайна

Кадка — древняя сторона!

 

Елена БАЛАШОВА.   г. Мышкин.

 

май-июнь 2000 года                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 11 стр. 

 

НАМ      ПИШУТ  СТРАШНЕЙ „ЧУГРЕЯ" НЕЧИСТОЙ СИЛЫ НЕТ

Летом я разговаривала с журналистом из республики Коми. Он с интересом прочёл вашу «Кацкую летопись». Коми — угро финский народ, чья кровь течёт и в кацкарях.

Когда он дошёл до описания нечистой силы, то его внимание привлёк «чугрей», который значится у вас как нечистый неустановленного назначения. Журналист сказал: «Уж не наш ли это «шувгей»!». А потом прислал республиканскую газету «Республика» от 4 сентября 1999 года об этом явлении.

«Шувгей» на языке коми значит «вихрь, похищающий людей». Когда у тамошних жителей пропадает человек, однозначно считается, что его похитил шувгей. Человека стараются отмолить.

Шувгей — это некая множественность, сомн нечистой силы. Она воздействует на человека по многим

причинам — если он, например, нарушает запрет на работу в праздничные дни или на другие запреты. И сегодня жители сёл и деревень на реке Вашке носят специальные обереги от шувгея. Чаще всего это шёлковая нить, которую повязывают вокруг талии под пояс.

Мужчины-охотники в качестве оберега против шувгея используют топор. Его кладут на ночь на порог или под полати. Топором крестят любое предполагаемое явление неистой силы, а также перерубают им крест-накрест след унесённого шувгеем человека.

г. Ярославль. Елена ПЕТРОЧЕНКО.

ОТ «КЛ». О чугрее мы писали так давно (в октябре 1994 года], что стоит напомнить читателям суть дела. Анализируя кацкое присловье «грязный что чугрей», мы предположили, что это, видимо, некий представитель нечистой силы, за давностью лет забытый. И вот предположение подтвердилось!

Ещё одна любопытная параллель. Топор, почитаемый народом коми в качестве амулета, любим и кацкарями. Вспомните речку Топорку, село Николо-Топор, топоры на кацком гербе...

 

12стр.                    «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

 

ШКОЛЬНЫЕ ЛЕТОПИСИ

Продолжаем знакомить читателей с краеведческими исследованиями кацких школьников неблизких уже 60-х годов. С исследованиями, которые мы назвали «школьные летописи».

На очереди труды ребят Мартыновской школы имени П. А. Пятницкой той далёкой поры. Ученики, занявшись написанием истории родного колхоза, вновь

сберегли для нас драгоценные воспоминания очевидцев, которые теперь уже ни за какие сокровища же купить.

В настоящее время Мартыновская школьная летопись хранится в сельской библиотеке. С разрешения её хозяйки, библиотекаря Л. И. Чураковой, мы помещаем этот документ на страницы «КЛ».

 

Биография родного колхоза 

Изучая историю родного колхоза, пионеры отряда имени Павлика Морозова беседовали с одним из первых председателей колхоза Серебряковым Василием Дмитриевичем, первыми членами колхоза — Пресновым Филиппам Акимовичем, первыми животноводами: Цветковой Варварой Николаевной и Орловой Матрёной Максимовной. Из их рассказов установлено следующее.

Впервые колхоз был организован в 1929 году. В него входили семь хозяйств из деревни Мартынова (Галкин Павел Игнатьевич, Чирков Василий Егорович, Чирков Александр Михайлович, Соколов Егор Феофанович, Кочнев Дмитрий Глебович, Кочнев Ф. Ф.) и два хозяйства из деревни Авдеева (два брата Кудрявцевы) Первым председателем этого колхоза был двадцатипятитысячник Самсонов Иван Александрович из Иванова-Вознесенка.

В   1930  году   в   колхоз   вступили  ещё   68  хозяйств   д. Мартынова (Авдееве отделилось).  Председателем это го   колхоза,   который   стал    называться    «Восход»,   был Серебряков Василий Дмитриевич.

Василий   Дмитриевич   рассказывал,   что   вступление  в колхоз   происходило   организованно.    Собрание     было в   здании   школы.   Желающие  вступить   в   колхоз  подавали в  президиум собрания  заявления.  Собранием руководили   два  рабочих-коммуниста,  приехавшие   из  какого-то   города   (фамилий   их   Серебряков   не   помнит). В  президиум было  подано 68 заявлений.   Единоличниками остались только пять  хозяйств: Григорьев Максим Григорьевич,  Суворов  Фёдор  Семёнович,  старуха одиночка   бабушка   Анна,   Щеников   Игнатий   Григорьевич.

Примечательно,   что   в   соседних  деревнях  Владыши не  и Парфёнове колхоз был организован тремя  годами  позднее.   Серебряков  В.  Д.  рассказал,  что  вначале они  смеялись   над  жителями  Мартынова,   что  те вступают в колхоз, а  потом сами стали проситься в колхоз.

В борьбе с кулачеством был допущен перегиб: раскулачили семьи некоторых середняков, например, Щеникова Аксёна Игнатьевича.

Семья   кулака   Галкина   была   сослана   на   Урал.

По своим возможностям организовавшийся колхоз всё же был очень слаб. В его распоряжении не было ни одной машины и механизма. Но в первый же год купили конную жнейку. По словам первых членов колхоза, женщины вначале гнали её с поля, затем, увидев сколько она скосила, стали просить её в свои бригады.

Потом приобрели льнотеребилку, которую возила пара лошадей и с которой, по словам Серебрякова, «мучений приняли тьму: только мяла, а не работала». Затем купили сеялку-семирядку.

Первый трактор из МТС в колхоз пришёл в 1931 году. Первыми трактористами были Григорьев М. М. и Преснов Ал. Васильевич.

3 колхозе были две бригады. Бригадиром первой бригады был Кочнев Ф. Ф., а бригадиром второй — Коновалов Павел Александрович.

Урожаи в первые годы были хорошие, но убирать всё в срок не успевали. На трудодень в первые годы колхозники хлеба получали по 3 кг и много сена, но денег получали мало.

На колхозной ферме было 50 коров: 25 из колхоза, организовавшегося в 1929 году, 14 коров обобществлено у вновь вступивших колхозников, остальные отобраны у кулаков Владышина и Парфёнова. Ухаживали за ними пять доярок, среди них Цветкова Варвара Николаевна, Ершова Татьяна Степановна, Орлове Матрёна Максимовна — ныне пенсионерки.

Через два года в колхозе стали заниматься овцеводством, свиноводством, разведением кур. В районе по животноводству колхоз занимал одно из первых мест. Впоследствии, в 1939 году, колхоз добился хороших показателей в развитии овцеводства. Овцевод Коновалова Анна получила по 3,8 ягнёнка на одну овцематку. Колхоз был участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и получил диплом.

В 1939 году к колхозу «Восход» присоединились село Юрьевское и деревня Щербово.

На территории нынешнего колхоза «Верный путь» были ещё колхоз имени Кирова (председатель Разумовский Дмитрий Иванович) и «Верный путь» (председатель Смирнов Н. Дм.). В 1956 году все три колхоза объединились в один, колхоз «Верный путь», председателем которого до осени 1960 года был Смирнов Николай Дмитриевич.

1967 ГОД.

 

май-июнь 2000 года                                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                13стр.

 

ОРДИНСКИЙ ПРИХОД   ПРИХОДЫ КАЦКОГО   СТАНА

1861 г.

ПРИЧТ ЦЕРКВИ    СЕЛА ОРДИНА

Священник ГРИГОРИЙ РОЗИН. Рукоположен в 1834 году из студентов семинарии; в 1852 году определён благочинным.

Диакон ПЁТР ФАВОРИТОВ. Обучался до среднего отделения семинарии; в 1829 году определен во причетника, а в 1833-м — во диакона.

Дьячок АНДРЕЙ ТРОИЦКИЙ. Из низших школ; на службе с 1825 года.

Пономарь ДМИТРИЙ ОТЦЕВСКИЙ. Из низших классов; во причетничестве с 1861 года.

Церковь в селе Ордине сооружена в 1812 году (1) и заключает в себе три престола: Святыя Живоначальныя Троицы, Покрова Пресвятыя Богородицы и Святаго Пророка Илии.

Земли церковной 41  десятина.

Прихожане  жительствуют   в   13   селениях,   оне  суть:

СЕЛЕНИЕ

Число домов

Число душ

 

 

муж.

жен.

Ордино   (2)   при   р.   Кадке

33

108

137

Воронцово  (3)   при  р.   Кадке

20

57

63

Трухино   (4)   при   р.   Кадке

26

102

114

Курцово   (5)

10

33

40

Тимофееве   (6]

15

44

46

Голыханово   (7]

9

34

37

Мякишево   |8)   при   р.   Кадке

16

59

62

Широбоково   (9)   при   р.   Кадке

21

72

80

Дягилеве  (10)  при  р.   Кадке

11

27

48

Ташлыки   (11]   при   р.   Кадке

8

28

34

Дуново   (12)   при   р.   Шумаровке

42

139

188

Медлево(13)   при   р.    Щелковке

24

70

75

Чурилково   (14)   при   р.   Щелковке

4

12

17

1908 г.

Троицкая села Ордина церковь каменная, приходская (1). Прочна, о трёх престолах: Святой Троицы, в честь Покрова Божией Матери, в честь Пророка Илии.

Построена тщанием прихожан в 1812 году.

Церковной земли 77 десятин 748 сажень.

Церковный деревянный крытый железом дом для жительства священника (15); деревянный на каменном фундаменте дом для помещении церковно-приходской школы (16); каменная сторожка (17). Церковнагс капитала 6729 рублей.

Прихожан  в  селе  ОРДИНЕ   (2)   116 м., 118 ж. В деревнях:

в   ВОРОНЦОВЕ   (3)   41   м.,   67   ж., от   церкви   в   полуверсте;

в   ТРУХИНЕ   (4)   122  м.,   132 ж.,   от церкви в полуверсте;

в  КУРЦЕВЕ (5) 34 м., 51   ж., в одной версте;

в  ТИМОФЕЕВЕ   (6)   56  м.,  76  ж., в одной версте;

в   МЯКИШЕВЕ   (8)   71   м.,   93   ж., в двух верстах;

в ШИРОБОКОВЕ (9) 91  м.,  101  ж., в двух верстах;

в ДЯГИЛЕВЕ   (10)   55   м.,   50  ж.,   в двух верстах;

в   ГОЛЫХАНОВЕ   (7)  30  м.,  58  ж., 8 одной версте;

в  МЕДЛЕВЕ  (13)   103 м„  122 ж., в двух верстах.

в   ЧУРИЛКОВЕ  (14)   13  м.,   16 ж., в двух верстах;

в ДУНОВЕ (12) 219 м., 250 ж., в трёх верстах.

Село Ордино расположено на высоком берегу реки Кадки. Почтовый адрес: Рождествено Ярославской губернии. Телеграфный — г. Углич.

В селе церковно-приходская школа (18).

Штатный состав причта: священник, диакон и псаломщик. Причтоваго капитала в билетах 3006 рублей.

ПРИМЕЧАНИЯ „КЛ"

(1)   —   в   30-е   годы   XX   века   служба   в  Ординском храме  прекратилась,   но   церковь   сельчане   сберегли, более того — в 80-е годы тщанием тогдашнего председателя   колхоза     «Победа»     Багдасарьяна     её     отреставрировали. В 90-е годы службы возобновлены, сейчас это единственный действующий храм    в    волости Кадке.

(2)   — ныне Ордино, как и весь Ординский приход, в Ординской волости Угличского района. В селе сейчас   зарегистриривано   22   постоянных   хозяйства   и   59 жителя.

(3)   —  в Воронцове  сейчас  50 домов,  146 жителей.

(4)   — в Трухине — 7 изб, 22 жителя.

(5)   —  Курцева,  увы,  уж  нет  —  нарушено.

(6)   — в советское время пропало и Тимофеево.

(7)   —  Голыханова  тоже сейчас  нет.

(8)   — в Микишеве ныне 7 домов и 14 жителей.

(9)  — Широбоково нарушено.

(10)  — в Дягилеве одно постоянное хозяйство и два жителя.

(11)   — Ташлыки после 1861 года отошли к Знаменскому приходу (см.  «КЛ» за ноябрь-декабрь 1999 года). Сейчас такой деревни нет.

(12)   — в Дунове теперь  17  изб, 34 жителя.

(13)   — в  Медлеве —  13  домов, 27 жителей.

(14)   —  а  вот  Чурилково,  увы  пропало.

(15)   — дом до наших дней не сохранился.

(16)   — в советские годы в школе был детский сад, а   теперь   половину   бывшей   школы   занимает  библиотека,   в  другой   половине   проживает  отец  Иоанн.

(17)   — и  краснокирпичное здание сторожки сохранилось. Сейчас пустует.

(18)   — начальная школа в Ордине в  1983 году слилась   с   переведённой   в   село   из   Нефедьева   восьмилеткой   (см.   «КЛ»   за  январь-февраль  2000   года).

 

14 стр.                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 май-июнь 2000 года

 

МОЯ  МАЛАЯ РУСЬ

Медлево

Чудо-деревня

Ну что за удивительная деревня такая!

Монголо-татары здесь ранней весной 1238 года были? Были!

Восстание против советской власти в 1919 году здешние крестьяне поднимали? Поднимали!

Катерина II по большой Питерской дороге через деревню проезжала? Проезжала!

А паромная переправа через реку Кадку при деревне была? Была! Да что паром — тут же, на реке, гидроэлектростанция стояла!

А уж церковь, помнится... Стоп! Скорей, пока не передумало пригревать скупое на ласку апрельское солнышко, отправимся в деревню со столь удивительной историей — в Медлево.

Смутные времена

Давно это было — в начале XIII столетия. Когда в зиму 1237-38 годов напали на Русь несметные монголо-татарские полчища, пришли они и в нашу затерявшуюся средь дремучих лесов и опасных болот волость Кадку. Рассказывают, кацкари пытались оказать сопротивление врагам и даже дали несколько сражений, но все они — увы — закончились плачевно.

И лишь однажды, заманив татар в небольшой порешный лесок, удалось разбить их там наголову. Говорят, если в нём копнуть то и сейчас на штык лопаты попадаются кости человеческие. Лес тот, а вернее —берёзовый часник — потому и зовётся ЗМАНИХА. Или ЗАМАНИХА— кому как удобнее.

Вскоре при нём и селение возникло. Опасались татары новой засады, шли по Кадке уже тихо, оглядываясь, медленно — вот и имя селу дали МЕДЛЕВО.

О том седые старики рассказывали ещё недавно, а сейчас... А сейчас лишь река Кадка помнит, знает — да поди попробуй, спроси у неё, у реки. Неспешно несёт она свои синие воды, играя с прибрежной травой: та шумит, колышется — то ли подтверждает легенду, то ли отрицает её...

— Нет, про татар ничего не слышала, — возразила Надежда Алексеевна Васильева, коренная медлевская жительница. — Но какое-то восстание там проходило. Пойдём, бывало, маненькие на Зманиху —

место там грибное: и белые, и подберёзовики, и опята, и подосиновики. Дак вот — побежим, взрослые нам: «Куда пошли, ведь там Соболев похоронен!» А кто таков Соболев, уж и сама не знаю...

Ах, вот оно что: значит, и в этих местах проходило Кацкое восстание против советской власти, поднятое местными жителями летом 1919 года!

— В то восстание, — продолжает собеседница, — маминого брата штыками до смерти запороли.

В   конторе   как   раз   беседа   была; окружили  контору-то,  а  одна  старуха   как   закричит:   «Лёнькя,   прыгай  в окошко!»

Алексей, мамин брат-от, прыгнул — и в крапиву! Но его и там нашли. Уж как он уговаривал: «Не убивайте меня, не убивайте — у меня Тольке дочь народилася!» Не послушали — насмерть штыками затыкали. Говорят, отряд какого-то Стёпы Чернев-ского. А кто таков, опять не знаю, я ведь уже после родилась — в 1931 году.

Быль о мосте

Медлево да Зманиха аккурат друг против друга стоят, друг на друга смотрятся, только что на разных берегах Кадки: Медлево на правом, Зманиха — на левом. Во второй половине XVIII века соединила их хорошая, передовая по тому времени шоссейная дорога.

— Мне мама часто рассказывала, — включился в разговор ещё один медлевский старожил Анатолий Дмитриевич Соколов. — А мама моя, царство ей небесное, Елизавета Дмитриевна много чего знала. Дак вот, говорила она, что 'дорогу эту строила сама императрица Катерина, и была она по обе стороны деревьями обсажена, а каждая верста специальным столбом обозначалась. По дороге то и дело ямщики сновали, а остановка у них в Платуновских Харчевнях была. А моста, мама говорила, никогда не было: был паром — большущий плот на канатах.

Ну а мост через Кадку у Медлева появился лишь на рубеже 20— 30-х годов уже нашего, XX столетия. Подрядчики из Мышкина соорудили сказку, да и только: с насыпными подъездными путями, с тесовым настилом, с перильцами — окрестные жители вмиг облюбовали его под весёлые гулянья.

Для защиты моста от ледохода впереди его соорудили три ли четыре, а, вроде, и пять ледорезов: деревянные сваи, окованные железом, торчали из воды и не пропускали большущие льдины. Такое внимание к мосту не было случайным: старая Питерская дорога всё ещё была оживлённой — документы говорят, что ежегодно здесь переправлялось с берега на берег до 6435 пудов различных грузов.

Но — на всё есть «но». Размеренную охочую до труда мирную жизнь оборвала беда. Как раз сенокос начинался, когда приехавший с Ордина нарочный сообщил: мол, и так — война!

— Я тут посчитал, — вставил Анатолий Дмитриевич, — из нашего Медлева да из соседнего махонького Чурилкова в ту войну погибло 18 человек. Я их всех хорошо помню, сам пацаном в то время был: и пахал, и боронил на лошадях, и сеял, и косил — это уже вручную.

Работы в годы войны всем доставало, даже эвакуированным, принаехавшим в Медлево в изрядном количестве. А если, бывало, бригадир не останавливаясь проходил они уж кричали: «Чего мимо приходишь, наряду не даёшь!»

Трудился, не зная роздыха, и мост: день деньской со стороны Калининской области шли и шли по нему беженцы со скотом, отступали части регулярной армии. Остановится какая машина — обязательно к дому жмётся, чтоб слиться с ним, чтоб немецкие самолёты не увидали.

А враг был уже близко, и мост, превратившись в стратегически важный объект, решили нарушить: перепилив сваи, долго раскачивали его, не желавшего покинуть годами насиженное место...

С тех пор нет у Медлева никакого моста.

И ведьмы, и французы...

Составляя летопись деревни, начинайте не с поиска года её основания и не с вымучйвания её достопримечательностей — запишите-ка лучше её названия.

Вот Зманиха, Медлево, а между ними река Кадка. Уж где, как не в

 

май-июнь 2000 года                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                15 стр. 

 

ней, купаться! Медлевцы обожают омут ПОТАПОВО МЕСТО, что расположен пониже бывшего моста. Говорят, в нём раньше какой-то Потап утонул.

Ниже по реке — высокий берег: ЛЫСАЯ ГОРА. Стоп-стоп, а ведь Лысая гора и в Киеве есть, на неё ведьмы со всего света слетаются. Учёные считают, что каждое место, названное Лысым, непременно связано с нечистой силой. Так ли, медлевцы?

Так так — да ещё как! В старину с нее всё огоньки каталися. Катится, бывало, голубенький шаричек, катится — к самой деревне подберётся, у пожарного депо и сгинет! Между горой и рекою болотистая кручина — КОЧИ. И там, пугая христианский люд, огоньки светилися.

Далее по реке большой мыс на правой стороне — ПОДОСЁНОВО, ниже которого уже не медлевские, а ординские владения.

Справа от дороги на Ордино — ФРАНЦУЗСКОЕ БОЛОТО. «В нём

раньше  много   французов   погибло!»

—   в   один   голос   уверяют   медлевцы;    Господи   Иисусе,     ни   едиными татарами...   А впрочем,  были  в  кацких      краях   и   французы.      Вернее, франция.     Екатерина    Франция    — Помещица   с   такой   вот     необычной фамилией,   владела   она   Токаревом

—  как знать, может, ей и здесь кое-что принадлежало? Или всё-таки природные  французы   наследили?

Ещё правее лес ПОПОВКА. Уж сколько этих Поповок по земле Кацкой раскидано и везде их название выдаёт бывшие церковные владения. Так и тут: в старину местный поп, а сейчас крестьяне в этот олешняк за дровами ездят.

Правее Поповки поле со странным и никем не объяснимым именем КОРТОМНАЯ.

Ну вот мы и до речки добрались; зовут её по-разному: кто Шоковкой, кто Щелковкой, а мы — как в старинных документах, ЩЕКОВКОЙ. Ещё лет двадцать назад стояли на ней и Плишкино, и Чурилково, а теперь осталось одно Медлево — как раз при нём она в Кадку и впадает.

За Щековкой, за Чурилковом к Плишкину, поле КУПЛЕННАЯ ЗЕМЛЯ: «Это барина полё, барин наш в Апраксине жил; у него потом купили да так и назвали!»

А вы послушайте, какой ручей там течёт: ПАВЛИКОВСКОЙ! Что-то неспроста он здесь. Что-то его название напоминает... Ага, скорей за «Угличские писцовые книги XVII века"! Вот она — на речке Щековке деревня ПАВЛУКОВО! Так давно сгинула, горемычная, что ни у кого в памяти не осталась, только в названии ручья и сохранилася. .

Кстати, из тех же писцовых книг можно узнать название другого ручья — того, что между Медлевом и Нефедьевом: ВОПЧИК. Поле в той стороне до сих пор завётся ГРУШКИН КРАЙ. «Уж не от единоличия ли название?» — сами себе отвечают разазартившиеся медлевцы.

Святое место

На   огумна   дачника   Кабанова,   не самую горбань, где зимой ветер свищет,   а   по   весне   раньше   всех   сходит   снег,    привёл   меня    Александр Владимирович  Шалаев.

— Вот на этом месте наша церковь и стояла, — показывает он — вишь, и валуны здесь, и могильные холмики, и кладбищенская конава до сих пор угадывается.

Слушаю и дивлюсь памяти народной. Ведь церковь ту никто не помнит, да и при всём желании не упомнил бы: была она деревянной, сгорела в 1816 (!) году и с тех пор не восстанавливалась. Медлево же из села разжаловали в деревню и присоединили к Ординскому приходу. Но оно так и живёт на особицу, даже престольные праздники свои древние сохранило: летний Кузьмадемьян (14 июля), Иванов день (9 октября) и Скорбящую (6 ноября).

Память о своей святыни медлевцы бережно передают от поколения к поколению.

— Мне про неё дед Павел Иванович Шалаев рассказывал, — продолжает Александр Владимирович. — Он коренной медлевской был, жил за рекой (и за Щековкой дома стояли!) и много чего знал.

Ещё раз смотрим вокруг: далеко видать! Только... что ж она, церковь-то, на огумнах стояла? Видимо, в древности Медлево имело иную планировку и располагалось лицом к Щековке, но прошедшая через него Питерская дорога заставила здешних крестьян расставить  свои избы по-новому — вдоль тракта...

—   А   я   ещё   и   часовеньку   застал, —  неожиданно добавил  другой  старожил,   Василий   Дмитриевич   Смирнов. — Из кирпича была, белая. Говорили,   стояла   на   алтаре   деревянной   церкви.   А   потом  растащили  её куда-то,   ещё   до   войны...

Доля ты русская...

Интересная деревня, интересна её история, но ещё интереснее судьбы людские.

—    Да    чего     рассказывать-то,   — сразу,    словно    всю   жизнь    корреспондента ждала,  разговорилась    Надежда     Алексеевна     Васильева.    — Здесь  я, в Медлеве, родилась, здесь и   век   свой   провела.   Нас   у   матери было   шесть   человек:   Фёдор,   Анатолий,   Костя,   Алёша,   сестра   да   я. Было-то   шестеро,   да,   почесть,   никого    не   осталось.

Младшенький, Алёшенька, едва родившись помер — говорили, по нему мышь пробежала.

Второй братец, Костенька, трёх лет убрался. Матери-то всё некогда, всё на работе — вот она на нас его и оставляла. А МЫ, глупые, купаться. И он, бывало, бежит, маленькой такай, по дорожке — окурков насбирает, окурков накладёт в кармашек! Заболел от реки воспалением лёгких и умер...

А мама моя, Анна Григорьевна, уж такая труженица была! Из семьи бедной, но большой — семь человек! С малолетства в няньках, в работницах — из работниц и замуж вышла.

А весной, аккурат перед войной, с мужем в Выборг уехать надумала. На новое место жительства.

Приехали. Багаж следом — не успел дойти, как новая напасть: война! Обратно нас в телячьих вагонах привезли. Вернулись голые.

Хорошо ещё, дом не уплели продать. Хорошо, что ярчишку да курочек один старичок исполу взял. Всё вернул. А землицу нашу покамест колхоз огурцами засадил — и колхоз помог.

Только вот Анатолий-брат в Ленинграде остался — разминулись мы. Он и прописаться-то не успел, а документы мы увезли. Карточек ему без документов не давали — уж так голодал! Все вещи, Что при нём были, распродал, а всё равно с голоду помер. Не стало парнишечки...

ОКОНЧАНИЕ   НА   16-й   СТРАНИЦЕ.

 

16 стр.                                   «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                май-июнь 2000 года

МОЯ МАЛАЯ РУСЬ

МЕДЛЕВО

ОКОНЧАНИЕ.    НАЧАЛО

Четвёртый мой брат, Фёдор, воевал и погиб в 45-ом...

А отца, Алексея Фёдоровича, взяли в трудармию — работал на заводе в Москве. Всё об нас расстраивался и до того испереживался, что разбил его паралич. Пришла телеграмма: «Приезжайте, или сдадим куда!» Приехали, а он ни рукой, ни ногой... Семь лет таким прожил...

Так и осталось нас от большой-то семьи две сестры да мама. Подросла я и решила с подругами городской жизни поискать. Устроились в Рыбинске токерихами. Проработала я дня четыре: «Нет уж, лучше веялки буду веять!» И сбежала.

С тех пор живу в Медлеве уже без побегу. На одной только ферме 24 года проработала: всё вручную, всё на себе. Замужем 16-ть лет пожила: уехал мой Александр в санаторий отдыхать, а обратно его в гробу привезли.

НА 14—15 СТРАНИЦАХ.

Вырастила сына и дочь: сын в Питере живёт, дочь по соседству. Ни на что не жалуюсь, только вот болит всё...

До встречи!

А жизнь всегда длиннее рассказа о ней. Тем более жизнь-целой деревни. И вновь приходится признать, что не удалось объять необъятное.

Не все воспоминания помещены   в   этом   очерке   о   Медлеве, не   со   всеми   медлевскими   старожилами   удалось   встретиться. Но ничего:  это всего лишь значит, что нас ждёт новая встреча с   этой   удивительной   деревней. И  о  гидроэлектростанции,   кот рая   действительно   существовал при   Медлеве  на   рубеже  40—50 годов,   мы   ещё  напишем.

А   пока  —  до   свидания.   Всем поклон.

 

С. ТЕМНЯТКИН. д. Медлево, Нижняя Кадка.

 

И вновь подписка

Не успели мы с вами, дорогие читатели, обернуться, как очередные полгода пролетели! И значит пришло время оформлять новую подписку — на II полугодие 2000 года.

Цены — прежние, ибо цель выхода нашей газеты отнюдь не получение прибыли. КАЦКАРИ (жители Кацкого стана) смогут как и прежде выписать «КЛ» у ПОЧТАЛЬОНОВ за 7 рублей. ЗАВОЛОСНЫЕ (живущие за пределами волости Кадки) должны перевести на счёт Клуба «КЛ» 16 рублей — для них цена существенно выше из-за почтовых расходов.

Останемся друзьями. Договорились!

 

«К Л»    ЖДЁТ ПОМОЩИ

Наши  банковские реквизиты

ИНН 7619002912

расчётный счет 40703810077150110020 в  Некоузском ОСБ РФ № 2530 корр.  счёт 30101810500000000670

БИК 047888670

общественная   некоммерческая организация КЛУБ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ, ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ЭТОГО ВЫПУСКА «КЛ» 

1.   «Угличский летописец», Ярославль,  1996 г.

2.  М. А. Липинский «Угличския  писцовыя  книги»,   Ярославль,   1867—1888   гг.

3 «Статистическое описание Ярославской губернии. Том. 1. Мышкинский уезд», типолитография Губ. Зем. Управы, Ярославль, 1900 г.

4.   «Историко-статистический обзор Ростовско-Ярославской   епархии»,   Ярославль,   1861   г.

5.   «Алфавитный  указатель  монастырей,  церквей   и   сёл   Ярославской      епархии»,      Ярославль, 1908 г.

6.   «Духовные  и   договорные  грамоты   великих и удельных  князей   XIVXVI   веков»,   изд-во  АН СССР,   Москва—Ленинград,   1950   г.

7.   Э.  Г. Раков  «Монастырь опальных  княгинь», Санкт-Петербург,  1995 г.

8.   Ф.   X.   Кассель   «История   города   Углича», Углич  1994 г.

9.   А.   Ф.   Соловьёв   «Краткая   история     города Углича», Углич, 1995 г.

10.   К.   Рыжов   «Все   монархи   мира».     Россия» • Москва,  1998 г.

11.   Д.   М.   Иловайский   «Царская   Русь»,   Москва, «Алгоритм»,  1996 г.

12.  Н.  М. Карамзин «История государства Российского». Любое издание.

 

ПРИГЛАШАЕМ В МУЗЕЙ КАЦКАРЕЙ! 

Ура!   При  финансовой  помощи  губернатора Ярославской области А. И. Лисицына    и    главы        Мышкинского района   И    А.   Герасимова   в   Мартынове   открылся    музей.      Называется он     так:     Музей     кацкарей     Клуба «Кацкая   летопись»,   а   располагается

в великолепном доме  1911   года  постройки.

Приглашаем вас посетить его. Уже в это лето в Музее кацкарей работают выставки и отделы: «Вздравствуйтё!», «Кацкари-лошади и к и », «Опара», «Ткацкий стан», «Зыбка», «Церкви-страдалицы», «Вороба», «Мелочная лавка», «Кацкое ополье».

Музей кацкарей работает по понедельникам, средам и пятницам с 8:00 до 20:00, а также в любой день по заявкам.

Цена детского билета 1 рубль, взрослого — 3 рубля. Экскурсия — 10 рублей.

Мы   ждём   вас!

Светлана   ЗАМЯТКИНА,     директор Музея   кацкарей   Клуба   «КЛ». 

 

«КАЦКАЯ      ЛЕТОПИСЬ» газета краеведов Кацкого стана

№№  5—6 (100—101) Редактор С. Н. ТЕМНЯТКИН.

АДРЕС  РЕДАКЦИИ:   152846,   д.   Мартынове Мышкинского  района  Ярославской области

ТЕЛЕФОНЫ В МАРТЫНОВЕ: 3 27-20   (администрация)   и   3-27-31   (школа)

Газета отпечатана в муниципальном предприятии "Мышкинская типография» — г. Мышкин Ярославской области, ул. Ленина," д. 11, телефон: 2-24-35. Тираж — 450 экз. Заказ — 1417.

        «Кацкая летопись» Перепечатка—обязательно со ссылкой на «КЛ*

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz