Кацкая летопись № 90-91

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

  Распродажа мясорубок.мясорубка с реверсом.Рассрочка.

Газета краеведов волости               Кадки (Кацкого стана)                      № 7-8 (90-91) июль—август 1999 года

ПУТЕВОДИТЕЛЬ _ ПО НОМЕРУ

 

БУДЕМ     ЗНАКОМЫ   —   КЛУБ      «КАЦКАЯ  ЛЕТОПИСЬ»                                                                        3   стр.

ЛЕОНИД   ПОГИБ,      НО   ПЕСНЯ      О     нем  ОСТАЛАСЬ                                                                             2   стр.

РОЖДЕСТВЕНСКИЕ    ОКРЕСТНОСТИ  В   СРЕДНИЕ   ВЕКА                                                            3  стр.

ШКОЛ   В   КАЦКОМ  СТАНЕ   БЫЛО  МНО-О-ОГО                                                                                             3   стр.

ДОРОГИЕ   СЕРДЦУ    НАЗВАНИЯ                                                                                                                            4   стр.

И   БЫЛО   МЕДЛЕВО...   СЕЛОМ!                                                                                                                        5—6   стр.

О   ГОДАХ   ВОЕННЫХ   И    ПОСЛЕВОЕННЫХ ВСПОМИНАЕТ   Н.   И.   ЧУРАКОВА               7—9   стр.

ПО    ПЛАТУНОВСКОЙ   ДОРОГЕ  БЕЗ   ОХРАНЫ    НЕ   ХОДИТЕ                                                      10   стр.

ТОРГОВЛЯ    И    ПРОМЫШЛЕННОСТЬ  ГАЛИЦЫНСКОЙ   ВОЛОСТИ                                        10   стр.

ЖИЛИ   ЖЕ   В   КАДКЕ   ИНТЕРЕСНЫЕ   ЛЮДИ!                                                                             11   стр.

ПОГОВОРИМ,   КАЦКАРИ,   ПО-КАЦКИ                                                                                                               11 стр.

СЮРПРИЗ   ОТ   БАБЫ-МАНИ                                                                                                                                12   стр.

 

И ЖИЗНЬ ХОРША,  И ЖИТЬ ХОРОШО!

 За то время, что мы с вами, дорогие земляки-кацкари, не виделись, произошли боольшие изменения. В деревне Мартынове нашего Кацкого стана зарегистрирована некоммерческая общественная организация Клуб «Кацкая летопись».

Это раньше мы   были просто   кацкими   краеведами,     а     теперь стали   людьми   вполне   официальными.        У  Клуба   «КЛ»  (так  он кратко называется)   есть свой Устав,   герб   и   флаг,   печать,  банковский  счет, руководящий орган — Совет —  то  есть все атрибуты независимости.

А цель у нас одна: изучать прошлое и настоящее нашей волости Кадки, мечтать о будущем, поддерживать самобытную культуру кацкарей, пропагандировать всё лучшее, что есть у нас. Именно Клуб «КЛ» издаёт отныне «Кацкую летопись», именно он содержит музеи и библиотеку газеты «Кацкая летопись». Да мало ли ещё хлопот!

Ну, а первое дело, которое он наконец-то свершил — подписки на «КЛ». Спасибо всем, кто Haс выписал, спасибо нашим самым верным друзьям — почтальонам. Напоминаем, что подписная цена на «Кацкую летопись» на II полугодие 1999 года такова:

на все  три  выпуска  —  7 рублей,

на два выпуска  —  5 рублей,

на   один выпуск   —   3  рубля.

Подписку оформляйте у почтальонов. Ну а о том, как будет распространяться «Кацкая летопись» в 2000 году, читайте в следующем номере.

А пока штудируйте всё то, что мы для вас приготовили. Надеемся, чтение будет приятным и полезным для вас. Мы же поспешим готовить следующий, номер!

ДО   ВСТРЕЧ,   РЕДАКЦИЯ  «КЛ».

 

ЭТОТ НОМЕР «КЛ» ВЫПУЩЕН НА СРЕДСТВА АДМИНИСТРАЦИИ УГЛИЧСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО ОКРУГА. ИСКРЕННИЙ ПОКЛОН ОТ КАЦКАРЕЙ ЕГО ГЛАВЕ ЭЛЕОНОРЕ МИХАИЛОВНЕ ШЕРЕМЕТЬЕВОЙ.

«КЛ» ЖДЕТ ПОМОЩИ! НАШИ БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ: расчетный счёт 40703810077150)10020 в Некоузском ОСБ РФ № 2530, ИНН 7619002912 общественная некоммерческая организация Клуб «Кацкая летопись*.

  

2 стр.                                                     КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                   июль-август  1999  года

 

СТАРИННАЯ   ПЕСНЯ

Так за что же это, собственно говоря, убили Леню Шляхова — такого молодого, красивого, горячо любимого, судя по песне, родителями, девушками да и всеми земляками?

За удаль да безрассудство свои молодеческие пострадал горемычный! За то, что посмел сказать однажды: «Да не боюсь я этого Пушка!»

А народ  он  у нас какой? — вмиг донесли! Да, может, еще чего и поприбавили. Ну а расправа последовала неизбежная...

Однако, кто же такой Пушок? А в годы войны и сразу после неё— царь, Бог и господин Кацкого края и всех сопредельных земель! Был он дезертир, но нельзя сказать, чтобы скрывался от властей — вернее, власти искали союза с ним. Вместе со своими прихлебателями он воровал всюду, резал скот (не забывая делиться с кем надо)—тем и жил. Вольготно надо сказать  жил  —   чувствовал   себя   хозяином.

Кстати, дезертиры в то время были не в диковинку, их даже целые шайки обитались. В Шишкине Покровском, например, был свой «авторитет» — Луговка. Но власть Пушка была безоговорочной!

Стращая народ, он не гнушался и убийством (обратите внимание, абсолютно все оплакивают Лёню Шляхова, но ни у кого даже не родилось мысли отомстить за него, в том числе и у отца—вот до чего был запуган народ!).

На место происшествия выехал участковый из Рождествена Костя Гурлёв. Пушок и с ним разговаривать не стал — убил наповал, спрятавшись в чулане.

Выслали отряд из Ярославля. Пушок и от него отстреливался из укреплённой землянки в лесу. А когда ему крикнули: «Сдавайся! Ты всё равно окружён!» — застрелился.

После этого всю мышкинскую милицию за связь с Пушком пересажали. Берестенникову, начальнику, 15 лет присудили, ну а о всей милиции в народе говорили: «Им за Пушка на всех 150 лет дали!»

...Давно    прошли    1948-49   годы, когда   всё   это   было.   А  песня,   как летопись   тех   событий,   жива.   Записали   её Н.   В.  Лысикова   (г.   Мышкин)   от Нины Владимировны     РЫБИНОЙ из Максакова и С. Н. Темняткин   от   Зои   Алексеевны   СТРУЕВОЙ   из  Балакирева.  Спасибо!

 

Я сейчас спою про смерть про Ленину

 

1.   Ой, сыграй сыграй  мне  «Семёновну»,

А я   сейчас  спою   про смерть   про Ленину.

Ой, как   в   Морское-то  красивый Лёня  жил  —

Хотя  у   мачехи,  но   сын любимый   был!

 

2.   Работал   Лёнечка  на  заготовочке,

А в  Пошехонии   скучал по  дролечке;

Приехал   Лёнечка с   заготовочки   —

На  свидание  поехал   к  дролечке.

 

3.        Он пошёл гулять и не знал того,                  

Что  дикий зверь   Пушок придёт бить  его!

Одел   пальто    своё,   одел  кубаночку,

Призадумался   и  сел  на   лавочку.

 

4.   Ой,  встал  он с лавочки, подошёл  к дверям,

Тяжело   вздохнул,  а  сам   пошёл  гулять,

Дорогой   сделалось   тяжело ему  —

Сердце чуяло,   встретит он   беду!

 

5.   Два  воружённые ворвалися   в дверь.

И «Арестованы, — сказали,  — руки вверх!»

Они не слышали   (вошли тихонечко),

И   подошёл   Пушок   сначала  к  Толечке.

 

6.   Ударил  Толечку, и  он свалился с  ног.

Был  без  памяти   и   говорить  не  мог.

Подходит   к  Лёнечке:   «А   ты   чей  такой?»

Ответил  Лёнечка:   «Мальчишка   я  Морской!»

7.   Ой,   Пушок  Лёнечку сразу  за горло  взял.

«Что ты бьёшь меня?» — Лёня ему сказал.

Били   Лёнечку   безвиновного  —

Жаль  родителям   сердцу  кровного...

 

8.   И так над Лёнечкой издевалися,

И   даже   голосу   не  раздавалося!

И   Пушок над  ним,  что  хотел творил,

Перед  смертью   он   слово   вымолвил.

 

9.        По полу  с Лёнечки  кровь ручьем  текла,

Сказал   он   Валечке:   «Ой,   помираю я...»

А   паразит  пошел,   повторил  за   ним,

Сказал  он   Валечке:   «Не   уложить   ли   с   ним?»

 

10.     На другой же день  Пушок к окну идёт  —

Лёня  Шляхов  спит, и  любовь заснёт!

Ой,  Лёни нет и  нет, и не  видать  его —

Родные  думают:   за   ним   послать   кого?

 

11.   Сестра пошла за ним, поторопилася,

А   в   груди   её сердце   билося,

Она думала, что живой  он был,

А   пришла  туда —  его   Пушок  убил!

 

12.   Она  пришла  домой  и сказала:  «Ой!

Папа   с   мамою,   убит ваш   сын   родной!»

Слёзы  брызнули   по  щекам   отца:

«Любимый сын ты наш. какая смерть твоя!»

 

13.   Ой,  привезли   Лёню   всего   избитого.

И   не   видать   его  лица   красивого.

Красивый   Лёня   был   —   все   любовалися,

И   много  девушек за   ним  и   гналися.

 

14.   Одели Лёнечку  в костюмчик новенький,

А  на   нём   лежал   венок терновенький,

Дышал;:   розочки   вокруг   лица   его   —

Родные  думали:   где  красота   его?

 

15.   Отец  рыдал,  рыдал  возле холодных  ног,

Даже  с  лавочки  он привстать  не мог. Ой, 

Лёню вынесли  на головах  с   крыльца,

Кудри   вилися   на   голове   слегка.

 

16.    Пришли  ближние,  пришли   и дальние

Отдать  Лёнечке  слова   прощальные!

За  гробом  Лёнечки   народ  толпами  шли.

А  на   кладбище  —   на головах несли.

 

17.   За  красоту его,   за смерть несчастную

Жалел  не  только дом,   а весь  народ кругом.

Ой,   Пушок,  Пушок,  зачем ты   Лёню бил?

Евонну молодость  ты навек  сгубил!

 

июль-август                        1999 года                              «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                3 стр.

 

Угличские писцовые  книги ХVII века

Продолжим знакомство с кацкой вотчиной А. Ю. Ситцкого. К 1632 году он владел Рождественом, Балакиревой, Мухановом, Большим Поповичевом. А ещё — Маурино, Малое Поповичево, в то время звавшееся Поповская Меньшая, и Чириково, в писцовых книгах отчего-то поименованное Чуриковом.

МАУРИНО

За боярином за князем Алексеем Юрьевичем Ситцким по приправочным книгам письма и меры князя Дмитрия Бельского 1596 и 1597 годов в вотчине... деревня МАУРИНО на речке на КАДКЕ.

А в ней крестьяне: во дворе Тренка Тимофеев с сыном с Петрункою; во дворе Неупокойко Иванов с пас-сынки с Нестерком Да с Трофимком Логиновыми; во дворе Алексейко Иванов да сын его Ивашко. Да бобыли: во дворе Васка Фёдоров да приёмыш Тренка Фёдоров; во дворе Тимошка Устинов; во дворе Карпунка Семёнов; во дворе Ларко Фёдоров.

Да три двора крестьянских пустые: Гурки Фёдорова да Евстифейки Алексеева, да Спирки Фёдорова—сошли безвестно в прошлом 1627 году. Да место двора Олфёрки  Поспелова — кормится христовым именем.

Пашни паханой средней земли 8 четвертей, да перелогов 2 четверти, да лесом поросло 5 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Сена по речке по Кадке—10 копён.

 

    ПОПОВИЧЁВ0 МАЛОЕ

...деревни ПОПОВСКАЯ МЕНЬШАЯ на речке на КАДКЕ.

А в ней крестьяне: во дворе Олфёрка Петров да сын его Власко, да зять его Петрушка Ерёмин; во дворе Марка Иванов да зять его Орефка Осипов, Да Сйдорко Кондратьев; во дворе Пятунко Васильев да сын его Июдка, да.племянник его Алёшка Кирилов. Да бобыли: во дворе Томилко Парфёнов да п-асынок его Гришка Иванов, да Ивашко Овдокимов; во дворе Обросимко Иванов.

Да два двора бобылей пустые: Ивашка Яковлева да Митки Алфёрова; Да Тихонка Васильева. Ивашка да Митка кормятся Христовым именем, а Тихонько сошёл в прошлом 1628 году к Ивану Нелединскому, (по-видимому, нашёл нового барина—«К.Л»).

Пашни паханой средней земли 8 четвертей да перелогов 9 Четвертей, да лесом поросло 17 четвертей в поле, а в дву по тому ж. Сена—14 копён.

 

ЧИРИКОВО

...деревня ЧУРИКОВА  на речке на  НЕЛГЕРЕ.

А в ней два двора людских: Осипка Бурмасова да Сенки Щетинина. Да крестьяне: во дворе Томилко Борисов да сын его Сенко, да племянник Васка; во дворе Ивашко Борисов. Да бобыли: во дворе Жданко Торхов да сын его Ивашко; во дворе Гаврилко Григорьев да племянники его Сенка да Федка Яковлевы; во дворе Игнашко Юрьев да сын его Федка; во дворе Олешка Обросимов.

Двор пустой бобыля Ивашки Иванова да места пустые крестьянских дворов Сурки Леонтьева да Стенки Васильева — сошли безвестно.

Пашни паханой средней земли 8 четвертей да перелогов 3 четверти, Да лесом поросло 34 четверти в иоле, а в дву по тому ж. Сена по речке по Нелгере 20 копён.

 

СПРАВКА   «КЛ>

ВСЕ ШКОЛЫ  КАЦКОГО стана

АЛФЁРОВСКАЯ Рождественской волости. Открыта в самом начале XX века, точный год неизвестен.

БАЛАКИРЕВСКАЯ Рождественской волости Основана в 1892 году как церковно-приходская.

ВОСКРЕСЕНСКАЯ В КАДКЕ Галицынской волости. Открыта как земская в 1886 году.

ГАЛИЦЫНСКАЯ земская школа основана в 1875 году.

ГОЛОСОВСКАЯ Рождественской волости. Существует с 1893 года как школа грамоты, в 1894 году преобразована в церковно-приходскую.

ДУНОВСКАЯ Климатинской волости! Основана в 1890 году как школа грамоты, в 1891 году преобразована в церковно-прйходскую.

ДЬЯКОНОВСКАЯ Юрьевской волости. Упоминается лишь в документах 1896 года как школа грамоты.

ЗНАМЕНСКАЯ Климатинской волости, Основана в 1868 году как земская.

ИГНАТОВСКАЯ Богородской волости. Открыта в самом начале XX века, точный год неизвестен.                      .......

ЛЕТИКОВСКАЯ Юрьевской волости. Открыта в 1896 году как школа грамоты

МАРТЫНОВСКАЯ Юрьевской волости. Открыта 5 декабря 1892 года как школа грамоты; в 1902 году преобразована в церковно-приходскую.

МУХАНОВСКАЯ Рождественской волости. Основана в самом начале XX века, точный год неизвестен.

НЕФЕДЬЕВСКАЯ Хоробровской волости. Самая ранняя кацкая школа, открылась в 1855 году по инициативе Министерства просвещения Российской империи

НЕФИНСКАЯ Юрьевской волости. Открыта, в 1892 году как школа грамоты.

НИКОЛО-ТОПОРСКАЯ Юрьевской волости. Основана 27 октября 1886 года как церковно-приходская.

ОРДИНСКАЯ Хоробровской волости. Основана в 1889 году как церковно-приходская.

ПЛАТУНОВСКАЯ школа открыта в 1879 году как земская.

ПЛИШКИНСКАЯ Хоробровской волости. Упоминается как школа грамоты в документах 1883 года. .

ПОКРОВСКАЯ В КАДКЕ (КОВЕЗИНСКАЯ). Открыта как церковно-приходская в 1898 году.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ В КАДКЕ. Открыта в 1869 году как земская.

СИДОРОВСКАЯ Юрьевской волости. Основана в 1888 году как школа грамоты.

ТАРАЛЫКОВСКАЯ Рождественской волости. Открыта в 1879 году как земская.

ТИМОХОВСКАЯ Рождественской волости. Открыта в 1894 году как церковно-приходская.

ХОРОБРОВСКАЯ. Официально существует как церковно-приходская с 1880 года.

ЧЕРНИЦЫНСКАЯ ИМЕНИ АЛЕКСАНДРА II Юрьевской волости. Открыта как земская в 1903 году.

ЮРЬЕВСКАЯ. По документам прослеживается с 1855 года, как земская официально открыта 6 апреля 1869 года.

ЯКСАЕВСКАЯ Галицынской волости. Открыта в 1891. году как церковно-приходская.

 

4 стр.                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 июль-август                        1999  года

ДОРОГИЕ СЕРДЦУ НАЗВАНИЯ...,

Спешим обрадовать читателей известием о том, что и Кевезинская, Рождественская и Ординская школы включились в собирание кацких названий. А значит, география наших исследований расширилась и теперь уже охватывает весь Кацкий стан. Замечательно!

Ну а пока — сочинения учеников Мартыновской школы имени П. А. Пятницкой (с ребятами работали преподаватели О. В. Знамова и Н. В. Румянцев).

...нефинские

Моего папу зовут Василий Михайлович Мехов. Он вырос в деревне НЕФИНЕ, в ней два посада.

А купались папа и его ровесники на ФИЛИНСКИХ ПРУДАХ. Особенно они любили один из них — РАКОВ ПРУД, в котором, говорят, раньше водились раки.

На этом пруду с папой и его сверстниками произошел смешной случаи. Разделись ребята, в воду залезли, а с обеда как раз выгнали фермовское стадо, и у них всю одежду съели коровы. Так и пришли ребята в деревню голые!

За грибами и ягодами папа с дедушкой ходил в БАРСКИЙ ЛЕС. Его назвали так потому, что там были владения барина. Этот лес богат грибами, орехами и ягодами. Папуля с дедулей в этом лесу блудились, как и другие.

Папа рассказал мне еще один смешной случай, который произошёл с ним и дедушкой, когда они поехали за дровами. Вот приехали они в лес и начали пилить, а еду оставили в санях. Проголодались, решили подкрепиться, а... еды-то нет! Оказалось, её съел Шарик—это так у них собаку звали. И остались они без обеда...

Скотину пасли на поле, которое папа не помнит как называется. А косили на усадьбах или за усадьбами.

Когда   папе      говорят      слово «родина»_ то  ему  представляется такая  картина:  Нефино и родители,  которых   звали   Михаил Анна Меховы. Дедушка был трудолюбивый. Если  вы  не верите, съездите  в   Нефино,   расспросите и  убедитесь  в  этом  сами.

Гена МЕХОВ,  7 класс.

 

...дьяконовские

Моя мама родилась и выросла в деревне ДЬЯКОНОВКЕ. В то время в деревне было 28 домов, и стояли они в два посада.

Около деревни протекает маленькая речка, в которой много глубоких бочагов. Туда ходили полоскать бельё. Бочаги были глубокими, а вода в них холодная. И поэтому купаться на речку никто не ходил.

Все купались в пруде. В Дьяконовке в середине деревни есть два пруда: ЧИСТЫЙ и ГРЯЗНЫЙ. Из Чистого пруда берут воду для приготовления еды. А вот в пруде, который называется Грязным, все купались. Это очень большой пруд, и вода в нём чистая и прозрачная.

Мама рассказала, что когда они были маленькие и не умели плавать, то купались в ЛЯГУШАТНИКЕ. Так называлось очень мелкое место в пруде. Там они учились плавать, держась руками за дно.

Со всех сторон деревню окружают небольшие леса. Туда мама с друзьями и подругами ходила за грибами.

Однажды пошли они за грибами в БАРСКОЕ ПОЛЕ. Там нет большого леса, только небольшие часнички и кусты. Ребята ходили от часника к часнику, собирали грибы, и, когда пришло время идти домой, оказалось, что никто не помнит, в какой стороне деревня.

Был уже вечер, и начало смеркаться. Тут они услышали гул и поняли, что это на ферме включили дойку. Пошли в ту сторону, откуда был слышен гул, и вышли к Черневу (-деревня такая). Но они всё равно обрадовались, потому что теперь знали в какую сторону идти. Когда подошли к своей деревне, было уже темно.

Родители очень испугались и отправились их искать и пешком, и на лошадях. Всех, конечно, поругали, но за грибами ходить всё равно разрешали.

Поле с другой стороны деревни называется ВАСИЛЕВКА. Туда тоже ходили за грибами. В той стороне пасли скотину, косили.                                                 

Сейчас в Дьяконовке осталось 11 домов. Живут там в основного одни пенсионеры. Там стоит такая тишина, как будто деревня спит. И только летом, когда внуки приезжают на каникулы к своим бабушкам и дедушкам, деревня оживает. Ребята так же часами купаются в пруде и ходят в лес за грибами...

ЮРА ЕРШОВ, 8 класс.

 

...плишкинские

Моя бабушка родилась и росла в деревне ПЛИШКИНЕ (имеется в виду Плишкино Покровское  «КЛ»). В деревне было три посада, только названий у них не было.

Ребята купались почти всегда в реке КАДКЕ. Там были бочаги: БАБЬИ КАМУШКИ, ГЛУБОКИЕ КАМУШКИ. Но купались и в прудах — например, в БАРСКОМ. Я думаю, его название произошло от слова «барин».

А в лесу была построена вышка — к ней и ходили за ягодами. Ягод было много, грибов тоже; росли дикие яблони, рябина.

Около Плишкина много полей, но названий их бабушка не помнит. Для пастбища были отдельно выделены поля. На них пасли коров, овец, тёлок. Колхозные стада были очень большими.

Косили в поле или на полянах в лесу.

Когда я говорю бабушке слово «родина», она представляет себе свою деревню, дом, подруг, друзей.

Витя  ТУРКИН,      7  класс.

 

мюль-август                        1999  года                                             «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ>                                 5 стр.

 

БЫЛА В МЕДЛЕВЕ ЦЕРКОВЬ.

БЫЛА, ДА СГОРЕЛА...

Архив на дому1

В   Мышкинской земской суд 50-й сотни сотскаго   Василья  Арефьева   РАПОРТ:

Сего октября 27 дня после половины дня приходская в нашем селе Медлеве церковь, деревянная, неизвестно мне от какого случая со всею в ней имеющейся утварью сгорела, в чём земскому суду сим и рапортую. . К сему рапорту канцелярист Дебольский вместо вышеписанного сотскаго за неумением его грамоте по его прошению руку приложил.

2

1816   года,   октября   29-го  дня.

Мы, нижеподписавшиеся, прибывши на место по рапортам благочинна го села Богородскаго иерея Симеона (при публикации рапорт благочинного опущен, потому что повторяет рапорт сотского—«КЛ») и 50-й сотни сотскаго Василия Арефьева.

Место, где существовала сгоревшая в селе Медлеве деревянная, обшитая тёсом, в ознаменование Знамения Пресвятыя Богородицы церьковь с приделом Иоанна Богослова, при нижеписанных сторонних людях освидетельствовали, и ОКАЗАЛОСЬ:

на оном одни только сгоревшие раскатанные на четыре стороны брёвна немалое количества, двери от колокольни тесовые с петлями железными, 5 фунтов колокольной слитками деланной меди и 12 копеек медных денег;

да сверх онаго прежде найденных по сгоревшем означенной церкви сторонними людьми, а ныне храняюшихся в сельском магазейне церьковных медных денег 94 рубля, зеленой колокольной меди в кусках 5 пудов 18 фунтов, красной денежной меди 7 фунтов 3 четверти,, дельного железа разного рода 6 пудов 20 фунтов, гвоздей железных равного рода 15 пудов 24 фунта и восемь окошечных больших решёток.

Боле же ничего не оказалось, а при сём свидетельстве были сторонние люди (далее пречислены имена /8 крестьян из двадцати (!) кацких селений — «КЛ»).

...К сему свидетельству вместо означенных во оном сторонних людей за неумением их грамоте по личному их прошению вотчины помещицы Любови Нелидовой села Медлева крестьянин Пётр Павлов руку приложил.

3

СЛЕДСТВИЕ. 1816  года,  октября   30  дня.

Прибывшими на место Мышкинскаго земскаго суда дворянским заседателем Шуняевым при духовном села Николы что на Топоре депутате священнике Феодоре нижеписанные лица с довольным о показании истинный внушением каждой порознь спрашиваны, и ПОКАЗАЛИ:

1-й.

Вотчины помещика Феодора Кулобзина деревни Чурилкова крестьянин Савелий ИГНАТЬЕВ, 22 лет, женат, детей не имею, на исповеди и святаго причастия бываю каждогодно у приходского своего священника, грамоте и писать не знаю, в штрафах и под судом нигде и ни за что не бывал,

27 числа настояшаго месяца и года около полдён проезжая из села Нефедьева чрез наше село Медлево в кузницу для подковки своих лошадей верьхом и подъехавши к помянутому нашему селу, усмотрев шедшей из окошек нашей церкви небольшой дым и потом ехавши мимо церькви, увидев сквозь окошка, что в средине алтаря горит в довольном количестве, чего я испугавшись, поскакал к сельским жителям для извещения,

и увидев на улице ехавшего на площади крестьянина нашего села Ивана Павлова, закричал ему, что в церкве нашей горит,  которой побежал к колокольне, начал звонить в колокол за верёвку повешанную. а я всем жителям извещал об оном, а напоследок и сам, оставя лошадей, побежал к церькви для принятия к защищению от оного случая мер.

где собралось народу из крестьян значительное количество, а церьковь ещё была заперта; начали ломать из окошек решётки и у колокольни двери. А между тем принесли неизвестно мне кто церьковные ключи, коими отперли трапезные двери и отворили, но вытащить из оной утвари и никаких вещей не успели, потому что полная церьковь была дыму. И неумеренной жар а потом вскоре выкинуло из оной полымя!, и обнялась вся церьковь гореть, и сколько я с прочими крестьянами тушить общими силами не старались, но затушить и спасти от оного никаких вещей не могли и, слоном, что в ней имелось—всё без остатку сгорело... (далее свидетель клянётся, что сам церковь не поджигал и никого не подозревает—«КЛ»)».

2-й.

Вотчины помещицы Любови Нелидовой села Медлева крестьянин Иван ПАВЛОВ, 23-х лет, женат, детей имею — одного сына и двух дочерей..., грамоте и писать не знаю...

27 числа сего месяца около полдён ехал я на лошади в кузницу верьхом для подковки и, увидев шедшей из окошек нашей церькви дым, а крестьянин деревни Чурилкова...Савелий Игнатьев, ехавший на лошади верьхом из села Нефедьева, увидевши меня, кричал мне, что и церькви нашей горит, беги скорее и бей в коло-коло,

И я в то ж самое время начал благовестить в колокол. А он, Игнатьев, поскакал к нашим сельским жителям для извещения об оном, которые, сбежавшись, к церькве, в том числе и пономарь нашего села Васи-леи Егоров, начали первые ломать колокольные двери и у окошек решётки.

А пономарь Егоров по послу первых побежал к священнику нашему за церьковнымц ключами, которые принёс после оного вскоре крестьянской нашего села сын Потап Артамонов, и каким же образом отпирали двери оными, я не видел, а благовестил во всё оное время в колокол за верёвку...

И отчего именно в сказанной нашей церькве загорелось, того мне не известно: сам не виноват, да и подозрения и сомнения никакого в умышленном зазже-

6 стр.                                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 июль-август         1999  года

нии не имею, а полагаю, что оное приключение последовало не от чего другого, как от неосторожности священно и церковнослужителей, потому более что в тог день была совершаема нашим священником Божественная литургия...

3-й.

Села Медлева пономарь Василей ЕГОРОВ, 16 лет, холост, грамоте и писать умеет...

27 числа настоящего месяца и года, быв в сказанном нашем селе в квартире, в которой день с священником нашего села Козмою служил Божественную литургию часу 8-м по полуночи, за которой находился с нами церьковной староста нашей сгоревшей церькви Еремей Иванов и две женщины мне по новости не известны,

по закончании которой я со старостой погасили в алтаре и церъкве горящие пред святыми иконами свечи все, а жаровню залили водою и, наконец, одной из показанных, женщин священник отслуживши панихиду,

женщины ушли из церькви в свои места, а мы., несколько погодя, обозрев паки во оной нет ли огня, также пошли, заперши церковь... по своим квартирам, на которой я и находился; между прочим священник старосте приказал, приготовя лошадь, привести к нему;

и напоследок чрез несколько времени услышав необыкновенной колокольной звон при нашей церкви ч крик на улице, бросился на улицу и, увидев что наша церьковь горит, к которой я побежал, а крестьяне, бывшие на оном пожаре, закричали мне, чтобы я бежал за ключом, за коим я и побежал с поспешностью к Священнику, которой в то время находился в отлучке, а попадья его сказала мне, что церковной ключ уже отослала с мальчиком...

от чего же именно в нашей церькви загорелось, топ мне не известно..., а полагаю разве от шибкаго священником нашим кадения не выпал ли из кадила уголь и не подкатился ли под престол или жертвенник во время совершения литургии?

4-й.

Села Медлева священника Козмы жена Парасковья ДМИТРЕВА сим показываю, что 27 числа настоящего месяца около полдень, когда загорелась наша церьковь, действительно, нашей церькви пономарь Василей Егоров под окошоко квартиры нашей приходил и требовал от меня церьковного ключа, коему я сказала, что ключ церьковной уже отослала...

Его, мужа моего священника Козмы, в то время дома не было, а находился в отлучке и именно ездил для доставления благочинному села Богородского священнику Симеону неизвестно мне каких-то указов и в сельцо Алексине для собственной надобности...

...7-й.

Села Медлева священник Козма ГРИГОРЬЕВ, 35 лет, сим показываю, что 27 числа настоящего месяца и года быв в своей квартире и отпевши в то число часу в 8-м с пономарём Насильем Егоровым... Божественную литургию, за которой был церьковной староста Еремей Иванов и две женщины богомольцев, именно села нашего крестьянская жена Парасковья Абрамова и деревни Игнатова солдатка Аксинья Дмитриева, по закончании которой староста с пономарём в алтаре и церькве горящие пред святыми иконами свечи загасили, а жаровню залили водою, и напоследок я с пономарём из вышесказанных жёнок последний служил панихиду и, отпевши оную, женщины пошли из церькви в свои места, а мы несколько повременя и пономарь выложа из кадила уголье в жаровню и затуша оные, обозрев в церкви нет ли непогашенных   свеч,  пошли  также  из   церькви...

приказал между прочим старосте, чтобы он, запрягши лошадь, привёл ко мне ехать на ней к благочинному для доставления к нему указов, которую и привёл ко мне вскоре тот староста, и я в то же самое время поехал по вышесказанному предмету к благочинному, а староста пошёл в свой дом,  и доехав до села Новобогородскаго, указы отдал для доставки благочинному онаго села Новобогород-скаго дьячку Андрею Фёдорову, а сам поехал в сель-цо Алексино для покупки господскаго господина Бак-леманова дому, а потому, каким образом церьковь наша загорелась и сгорела, мне неизвестно,  сам не виноват, да и подозрения и сомнения никакого не имею, а полагаю что разве от закравшегося нечаянным способом выпавшаго из кадила угля,  по згорении же означенной нашей цервкви кроме значущихся в свидетельстве денег меди и железа ничего не найдено, а згорело в вышесказанной нашей церькви хранящихся утвари вещей разного рода и денег, коих по новости без описи и книг сгоревших обозначить не могу...

(Ниже приписано; «3 дополнением, что во время пожара нашей церкви хранящееся во оной данная мне ставленная священническая грамота, в двух томах нотные печатные собственные мои ермосы, стоющие осми рублей и десять рублей общаго нашего дохода денех сгорели...» — «КЛ.»)

(Всего было опрошено    25 свидетелей, они показали  то же  — «КЛ».)

 4-- 1816 года декабря 22 дня по Указу Его Император-скоте Величества Мышкинской уездной суд обще с депутатов духовной стороны, слушав экстракт из дела о згоревшей здешнего уезда в селе Медлеве деревянной церквы, ПРИКАЗАЛИ:

как по следствию земокаго суда виновных в умышленном зажжении означенной церквы не найдено, да и подйрзений в том ни на кого из прихожан не изъявлено, почему дело сие отдать в архив...

Ну что, читатель, — каково? Надеемся вы не только старым русским языком наслаждались, но и за сутью следили. Современная деревня Медлево в Нижней Кадке, что между сёлами Ордином и Нефедьевом расположена, и сама когда-то была селом.

Трагическая случайность — пожар — нарушил! медлевскую церковь. Но отчего же новую не отстроили? Видимо, из-за малости Медлевского прихода, куда кроме самого Медлева входили ещё деревни Чурилково и Плишкино. После пожара Чурилково с Медлевом отнесли к Ординскому приходу, а Плишкино— к Нефедьевскому.

183 года минуло с тех пор, но местные жители наверняка должны помнить, где у них в старину и церковь стояла, и кладбище находилось. Ведь так, медлевцы?

Что ещё? При публикации документа мы старались возможно полнее сохранить тот давний текст, ту давнюю орфографию. Даты тоже сохранили старые; чтобы их перевести на новый стиль, надо прибавить 13 дней—выходит, пожар случился 10 ноября, во Времянную.

Пуд, напоминаем, равнялся 16, 38 кг, фунт—409,5 г, ну а четверть — увы, неизвестно.

июль-август           1999  года                                                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                 7 стр.

 

О   ПЕРЕЖИТОМ

"КОВЫРЯНЫЕ"

...Война шла второй год и всё ближе подступала к селу Любытину. С раннего утра со стороны Новгорода слышны были глухие звуки стреляющих орудий: у-у-у, у-у-у-..

Немецкие самолёты появились над селом с чёрными крестами и чёткими надписями «Юикерс-88» и «Мессершмидт—109», которые врезались в память на всю жизнь. Завязывались воздушные бои с нашими истребителями. Гибли и те, и другие.

За короткое время через село построили железнодорожную ветку, по которой двинулись в сторону фронта составы. На открытых платформах ехали солдаты с песнями, иногда и звуки гармошки слышались. А обратно — из машин стоны да крики раненых терзали сердце; часть их размещали в школе на соломе, тяжёлых везли дальше.

Мне в  ту  пору    минуло     семнадцать лет. Я  была старшей в семье, да ещё две сестры и братишка. Мама  работала, на карточку  получала 400 граммов  хлеба. Весной  выручали   «тошнотики»   с колхозных полей (пекли  из   вонючего  крахмала  что-то   подобное   лепёшкам).   Когда   завывала сирена у Дома обороны, мы все бросались домой и там,    сбившись в кучку, на узлах, пережидали налёт  фашистов   бомбёжку.

А в октябре предложили маме сопровождать детский дом в эвакуацию. Долго не собирались — прихватили ношу, оглянулись на свой родной дом в последний раз (как оказалось, навсегда) и тронулись в неизвестность. Вернее, маршрут был известен: Омская область. Детьми были заняты два вагона, топили буржуйку. Останавливали часто — объявляли воздушную тревогу.

Доехали До Рыбинска, и вдруг зенитки заработали. Мы все выбежали из вагона, думали, нас бомбят. Начальник эшелона кричит: «Обратно забирайтесь!» Мама потеряла ботинок в суматохе|,, начала искать, а он у неё под мышкой. И смех, и слёзы!

Пошли с вёдрами в столовую за едой удивились и обрадовались мясному духу: ведь дети-то в основном были ленинградские...

Новое   объявление        начальника  эшелона: «Вернуть эшелон на станцию Маслово, дальше ехать нельзя!» Выгрузили всех — сидим на станции Маслово, а там воронки и окна фанерой заколочены. И здесь бомбили!

Из колхозов выделили несколько десятков подвод; погрузились мы в эти телеги и по грязной разбитой осенней дороге двинулись в село Рождествено.

Запомнилось почему-то, как едет навстречу нам парень, везёт капусту и поёт:

— Пей холодну  воду,

Колбасы   наеласа!

И эти несуразные слова его, непривычный говор сильно на «о» заставили нас немного оживиться.

А в каменной двухэтажной Рождественской школе нас уже ждала солома на полу, на которой все и разместились. Потом из колхозов продуктов подвезли, одежонку из Мышкина. Через некоторое время старших ребят отправили в Богородское (туда уехала и моя мама с детьми), а мне определили отправиться в Юрьевское с младшими— и тоже в школу, тоже в двухэтажную, но деревянную.

Стали набирать обслуживающий персонал — из эвакуированных в разное время и местных жителей.

Первым директором Юрьевского детского дома стала приехавшая с нами Валентина Вениаминовна (фамилию запамятовала), потом — Мария Александровна Фёдорова (сестра Павлы Александровны Пятницкой) .

Бухгалтер — Василий Муравьёв из Рождествена, нянечки — сестры Сахаровы из Рождествена тоже; воспитателями были Магдолина Эдуардовна Людэ из Глинина, Зинаида Титова из Аристова, Тоня Королёва из Мышкина.

Молоденькие девчонки: красавица-финка Сюльви — уборщица, две сестры Савиновы — воспитатель и медицинская сестра; детей лечила и Нина Белоусова из Рождествена; прачка—Анна Цынговатова из Мышкина.

Таисья Кончева из села нашего работала уборщицей; кладовщиком — Оля Соколова из Ленинград?. Рая Никандрова — конюх, на перевязи (ранен был) завхоз; за него потом    вышла   замуж   воспитательница   Мария   Лемехова...

Поваром назначили тётю Маню Букину, потом Анну Васильевну Молчанову, а я при них помощницей. Работала в детдоме ещё Полина Коновалова из Мартынова — учила, помню, шинковать капусту и сны свои рассказывала.

И  многие другие   работали,   а  это вспомнились   те, кто были первыми.

Кухня размещалась на первом этаже школы, а после войны построили отдельное здание кухни и столовой (дом перевезли из Алфёрова) на том месте, где у нас сейчас растут яблони.

Был у нас титан 14 бадей, три топки. Вставали до свету и с 3-х до 10—11-ти часов вечера без всяких смен и выходных не уходили, пока не накормим ребят три раза.

Дрова сырые, пилили мы сами. Дети, постарше которые, помогали. Как-то с Ольгой (глухая девочка была) тупой пилой дёргаем — не подаётся, не пилит ничего. Не выдержала Оля, опоясала меня плашмя пилой и убежала.

Воду носили со Школьного пруда (он в то время чистым был, не загажен, как сейчас) — много и далеко, руками. Помогала иногда Анна Цынговатова за пенки—котёл медный поскоблит и радёшенька!

Первое время было голодно. Ребята не наедались, крошечки хлеба с подноса собирали, заготавливали мешками крапиву и щавель на щи.

Вспоминаю одного нашего воспитанника: имени не помню, а называли мы его Любушка. Придёт на кухню, встанет в дверях и говорит: «Тётя Маня, Нина, я вас любу, дайте хлебца!» Худенький, маленький, в глазах слёзы — подкармливали помаленьку.

Тяжело было и взрослым. В колхозе люди тоже многие хлеб с мякиной ели и тошнотики пробовали. Вот у Нюры Цынговатовой, прачки, при себе было трое Детей, муж погиб. Стоит в очереди, плошку побольше выбирает... И каждый почти на раздаче шепчет: «Погуще'!» Это уж потом посытнее стало.

8 стр.                                                          «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                         июль-август           1999  года

 

 И всё-таки  кацкий пейзаж  без  участия рук человеческих  не состоялся  бы.  Это  где-то там, в  иных краях великие реки, могучие горы, золотые  пески или    гордоватые сосны.   Главная   же достопримечательность  природы  волости  Кадки   в том, что  всё и везде в   ней  дышит  человеком...

Вот, скажем, село Юрьевское. Был ли примечательным этот берег, если б его в своё время не обжил человек, не дополнил творением рук своих?

Мост, небрежный бряд, а за ним порядок сельских домов — что можно придумать более кацкое и более сердцу близкое?

Старый   мост  в  Юрьевском.

Художник  С.   В.   КУРОВ.

 

Парнёк из Аристова Коля Молчанов устроился конюхом. И вот как сейчас вижу: в хромовых сапогах дробит, приплясывает на крыльце и спрашивает:

-   Чего   на   обед   будет   сегодня?

—    Суп   вермишелевый.

—  А-а, суп ермишелевый.  Это хорошо!

...Появились  в   детском   доме две коровы  —    Дуня   Абрамова   доила. Молоко    из   колхоза   возил      Захар Титович   Щеников.   Выделяли и другие   продукты   —   горох,   капусту.

Дрова подвозили подростки: кудрявый паренёк Вова Осокин, Федя Дрязгов (топор однажды утащили у него ребята).

При директоре Константине Петровиче Кукине (белорусе) начали разделывать огород — на новях морковь, огурцы какие родились! Даже яблони посадили.

Нам и Америка помогала: ели присланный оттуда яичный порошок и ничего, не отравились, а слухи ходили что вреден он. Одежды всякой присылали, и всё полунос. Дядя Саша-портной (жил в селе, пока заказы были) пальто мне из мужского перешивал — подкладка вся горит, цепочка на карманах какая! (но он ее не вшил — ему, видать, тоже понравилась).

Оживали, поправлялись дети. Всех Их — больных, раненых, экземных — выходили. Единственная смерть — умер от менингита Ванечка лет пяти-шести, и где-то на

кладбище потерялась его могилка. Женя Иванов выколол себе глаз ножом, когда делал лыжу (очень его любила, сынком называла).

Двойняшки были, Толя и Валя Максимовы. Их два брата, вернувшись с фронта, забрали. Но в основном, все дети были сиротами, и никто их не забирал.

Вот Наталья Чиркова — везли её семью из Ленинграда, мать с отцом поели и умерли. У одного мальчика мать на мельницу поехала, и разбомбило вместе с лошадью: отец, братья, сестры на фронте.

А какими разными были эти дети! Девка Чуркин хулиганистый, воспитатели не могли с ним справиться...

Учились ребята и в Юрьевском, и в Рождествене.

Помню, вечером темно в комнату тихо. Заворожённо слушают дети, как Варвара или Мария Сахарновы читают им «Мцыри» (говорят, сестры роду были славного, богачи).

Встречали праздники: 1 Мая, Октябрьскую, потом День Победы, ставили утренники. Религиозных в детском доме не справляли.

Директор учил плясать  белорусскую «лявониху». Подрастали свои таланты среди детей — Тамара Малеева хорошая плясица была. Александра Луценко (воспитатель) сама сценки сочиняла, играла старушку: «Овца-то единица принесла!» —помню, кричала.

Воспитательницу Маню Годину всё просили: «Спой нам «Ой, цыгане...»! «Умерла Маня молодой, про стыла, в больницу везли через Юрьевское; выбежали к ней, улыбнулась слабо, и больше не стало слышно сё задушевного голоса...

Все мы, молодые работники, жили и в общежитии (где сейчас дом А. В. Овчинниковой), и по квартирам обитали: у Марии Петуховой у М. Н. Богородской, у Чураковых и других сельчан.

На  танцы бегали в окрестные деревни,   в   Рождествено.   И  всегда   с песней!    Пели      и    «Про    самолёты» («Первым делом...»), и «Всё васильки,   васильки...» А   ещё   вот   эту:

На  полянке  возле   школы Встали   танки   на   привал, И   гармошки  звук   весёлый Всю  деревню   вмиг  собрал...

Пели, недосыпали, а еще в колхозе работали: посылали в бригаду лён драть, у колотилки мякину отваливала, которую сначала называла «макына»; а то пошлют косить в бочаги на кочках. А потом уж я ч подсобке работала, поросят ухаживала, дети родились, надо было отлучаться их кормить.

И вот думаю сейчас — не приведи, Господи, беженцами быть! И не верится иной раз, что всё это было со мной.

Эвакуированными нас называли, а чаще всего «ковыряными» из-за трудности произношения этого слова.

 

июль-август          1999 года                             «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                                9 стр.

Сельчане к нам по-доброму относились, жалели. Василий Егорович Буров ремонтировал мясорубку у себя под крыльцом (теперь дом Овчинникова А. А.) и говорил: «.Ну-ко вы, от немца убежали!» Старухи местные, с которыми в бригаде работала, частенько упрашивали: «Ну-ко, расскажи, как вы от немца убежали!»

...Шло время, в 1953 году расформировали Юрьевский детский дом № 154. И теперь мы иногда с А. В. Овчинниковой (бывшим воспитателем) с грустью и гордостью вспоминаем те дни, наш коллектив, в то труднейшее время окруживший детей-сирот теплом и лаской, сумевший создать нормальные условия для жизни, помощь и поддержку   местного   населения,   колхозов.

Где же они, воспитанники детского дома? Я уверена, что мыслями они часто в небольшом селе Юрьевском, где прошло их военное детство.

Нина    Ильинична   ЧУРАКОВА, с.  Юрьевское. 

 

ПАМЯТИ    АНДРЕЯ   МАХРОВА

 

Никто из  нас не  знал, что будет так,

Что ты уйдёшь и даже не простишься.

И   лишь  одна   надежда помогает   нам   —

Что  долгой   тёмной  ночью   ты  приснишься!

Приснишься и  расскажешь нам о том,

Как   всё   случилось  тем   злосчастным  утром.

Но как,   Андрей,   могло  случиться так?

Ведь у .тебя   же было  всё нормально

Ещё и утром, и  восьмого днём?

Промчался день, за  ним  и роковое утро,

Когда  посмел уйти  от нас ты,  милый  наш 

Андрей, И  ты  не  можешь знать хотя бы даже смутно.

Какую   боль принёс нам   гибелью своей!

 

...Много разных писем получает «Кацкая летопись». Есть среди них такие, мимо которых нельзя пройти равнодушно.

«Эти стихотворения посвящаются памяти Андрея Махрова, который погиб в ночь на 9 мая 1999 года в городе Переславле. Их написали рождественские девчонки, которые его уважали, почитали, любили.» (Андрей Махров любил гостить у дедушки и бабушки в селе Юрьевском).

Спасибо вам, девчонки, что поделились с нами своим горем, своей памятью о друге. Простите, что печатаем не все ваши стихи, но они навечно будут храниться в архиве «Кацкой летописи» как самый убедительный памятник человеческой искренности, памятник честным, чистым отношениям.

  

В   далёком   поселеньице

Живёт себе  девчонка:

В   нём мало   населеньица.

Но много  в  нём красоточек.

Средь них одна  единственна

Беспечна,   весела,

Как   белая   черёмуха,

Скромна и влюблена.

И той девчонке скромненькой

Так не хватает ласки,

Мечтает о любви  она  —

Такой   любви,   как   в  сказках!

И раз в одну Казанскую

Увидела парнишечку

И сразу поняла — вот он,

Любовь моя навеки, навсегда!

Но  вот беда  — уехал он

В   свой   город,   далеко,

А для любви ведь нет преград —

Пусть будет далеко.

И письма, словно ласточки,

Летят туда-сюда;

Передают в них весточки

Влюблённые  сердца.

Но  раз  в  один  злосчастный день

Узнала  весть  она,

Что нет  милого её теперь  —

Осталась  только  тень.

А девочка не верит им

И думает о нём...

Но почему слеза из глаз

Скатилась по   щеке?

И  вот она одна

Одета в трауре о нём.

Вокруг сидят друзья

И  думают о  нём, особенно о ней.

Но   как могло   случиться так?

Какой удар судьбы...

Бог покарал её за так,

Отняв кусок любви.

И  быстро  пролетят  года,

А может,  даже  месяцы   —

И  вновь найдет она

Красивого   мальчишку!

Но не забудет никогда

Тот жизни эпизод,

Когда любовь, как никогда

Дарила сладкий вкус.

И может, вскоре навсегда

Она  поймёт  свой   жизненный  урок,

Что  первая  любовь

Живет в сердцах всегда.

А я хочу ей пожелать;

Пойми, моя Алёнушка,

Что в жизни никогда

Не может быть одно хорошее!

10 стр.                                   «Кацкая летопись"                            июль-август                                        1999  года

Архивные байки

ПЛАТУНОВСКИЕ  " ПО ДОРОЖНЫЕ"

Вы грустны, любезный мой читатель? Тогда пора в путь!   Что  более,   как  путешествие  бодрит дух,  взывает и Мечтаниям?  Сокрушает впечатлениями, дарит  познаниями. .     Не   пойти   ли   нам   по   дороге   времени   в  век   прошлый,   век   загадочно-знаемыи. . .

Дорога бежит. Вот — год 1860-й, и месяц — март, и в числе двадцатом. Ой !. . .

Лес. Шумит. Еловые лапы хлопают пению ветра, пряча его посвисты в густой зелени вершин. Скрипят и скрежещут сучья деревьев. Ольховый молодняк чернеет тонкими побегами при обочине. На мартовском снегу мелкие обломки ветвей.              

Дорога не широка, не  узка — наезжена. По ней медленно трусит лошадка. Умелый возница уверенно понукает «скотинку», изредка прихлопывая вожжами по округлым бокам животного.

Мужичок-возница поторапливает. Времени за полдень — уж к трем часам. Домой возвёрнуться засветло нужно да барину отчет Держать. Ездил крестьянин Леонид Филиппов в Углич: кое-что на базаре продать и отправить по почте 50 рублей серебром— Опекунскому Совету взнос в залог имения помещика его — коллежского асессора Михаила Петровиче Прокшина.

С утра, пока суть да дело, припозднился крестьянин в Углич, опоздал на почту, так с деньгами назад и возвращался. Да и шкуры телячьи, что хозяин послал для продажи, не пошли в тот день. Вот и ехал крестьянин в невеселом настроении. Да и место, к которому приближался путник, не радовало — лихо. Платуновские харчевни. Много чего говорилось о них по народу: всему верить нельзя, но через слово — следует.

Подстегнутая   хозяином",   лошадка  припустила  ходу  и вот-вот,   за   ближайшим   поворотом,   покажутся   те   постоялые дворы (харчевни). . .

—  Э, дядя, —  плечистый  молодец вырос как  из-под земли.   Остановил  лошадь   и,   держа  одной  рукой   под уздцы    другой   неторопливо   похлопывал   конягу   меж ушей, —  куды   навострился?  Знамо  едешь.  А  подорожные   платил?   Небось,   в   кутулях   запасец   иметца. . .

—  Я, вишь. . .

—   Давай,   давай,     растрехай     котома!     —   молодей присвистнул,     из   ольховника   вылезли   еще   несколько человек.

—  Пошевеливай   дядя. Армяк-от сымай. Да не держи,   не   держи   полу-то. . .

Пошурудив среди покупок, налетчики взяли 4 телячьих шкуры, каждая по цене 1 рубль 40 копеек, да пуд муки-крупчатки 2-го сорта по 1 рублю 20 копеек и, закинув за плечи добычу, скрылись в лесу. Уходя, свистнув так) что лошадёнка, стригнув ушами, припустила с места.

О случившемся узналось в скорости. Леонид Филиппов рассказал барину Прокшину как дело было: обо всем посетовал и о новом сером армяке ценою в 5 рублей, но главное о Деньгах хозяйских — они-то в одежде украденной припрятаны и лежали.

Воров, однако, нашли быстро (хвала мышкинским людям следствия и сыска). Ими оказались крестьяне казенной деревни Боково Хоробровской волости (на приработок ходили!) ...

Так что вот, любезные, отправляясь в путь, не забывайте о дорожных прогонных. Не ровен час кто да и предъявит. Потому ценности храните по народной мудрости: подальше положишь, поближе возьмешь.

Татьяна   ТРЕТЬЯКОВА,     г.   Углич.

 

Торговля и промышленность Галицынской волости к 1917 году

Нет, мы были не правы, когда написали («КЛ» январь-февраль 1999 г.), будто самой маленькой кацкой волостью была Хоробровская. Галицынская волость, расположенная в Верхней Кадке, оказалась куда малочисленнее — в 1897 году 6 ней проживало «всего» 3797 человек.

Да и торговля с промышленностью в ней были не ахти как развиты. Так, в столице волости, в ГАЛИЦЫНЕ (в 1808 году — 445 человек), накануне революции не замечено ни одного торгового или промышленного предприятия.

Соседнее КОВЕЗИНО было не в пример малочисленнее (в 1908 году всего лишь 67 человек в нем жило), но оборотистее. Иван Николаевич Гарин имел мелочную лавку, казённую винную лавку, пивную лавку, чайную лавку, а в 1912 году построил еще и амбар для скупленного хлеба. Сыроваренный за-

вод,   значащийся  в  отчетах.. земства; тоже числился  за богачом Гариным.

Деревня АНТИПОВО, возле которой, собственно говоря,. и начинается родная наша река Кадка, насчитывала 382 жителя. К их услугам — мелочная лавка Федора Егоровича Шишмарева, его же маслодельня и ветряная мельница Федора Ивановича Стрепетова.

ЩЁЛПОВО — 218 жителей в 1908 году. А в нем мелочная лавка и маслодельня Марии Ивановны Шолоховой, которые с 1912 года числятся за М. И. Ситниковым — то ли выкупил, то ли по наследству получил. . . Вторая деревенская мелочная лавка принадлежала Василию Петровичу Петрову. Была в Щёлпове и кузница Ивана Федоровича Шолохова — небедная, видать, фамилия была!

ВОСКРЕСЕНСКОЕ В КАДКЕ. 130 человек — всё его тогдашнее население — частенько, наверное, заглядывали  в мелочную  лавку  Александра   Петровича   Батурина.

В ТРУШНЕВЕ жило 104 человека, но только один из них, Афанасий Назарович Денежкин, заимел ветряную мельницу. . Ну, „а гордостью 26 жителей ТИ-МОХОВА наверняка' была чайная лавка Анны Дмитриевны Шарутиной.

А вот в ГЛАЗОВЕ (в 1908 году 214 жителей) документы зафиксировали два очень интересных заведения — единственные в Кацком стане толчеи. Толчея — Это нечто, предназначенное для обмолота зерновых.. Одна из них принадлежала Петру Дмитриевичу Безпашнину, а Другая — Василию Парфентьеву.

Вот и вся торговля и промышленность. . .

Ах, да — Галицынскую волость пересекал Угличско-родионовский тракт (так что было кого чаем поить), по которому перевозили грузов до 735 пудов ежегодно.

июль-август                        1999  года                             «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                 11 стр.

Знахарки, провидицы,  старцы

КАЦКОЙ СТОРОНЫ

НАШИ БАБУШКИ И ДЕДУШКИ жили в прекрасное время. Они водили дружбу с домовыми и дворовыми, верили в колдунов и ведьм, со своими болями и проблемами обращались к знахарям и исцелителям и верили, что исцеление настанет. И оно действительно приходило, нужно только верить в это.

НАШЕЙ СТОРОНКЕ, в деревне Аристове, жила Ольга Яковлевна Галунова. Она была знахаркой. С помощью трав и заговоров излечивала раны, язвы и другие болезни. К ней приезжали и приходили люди из окрестных деревень и даже городов. Всё время лечения они должны были жить в ее доме.

Как лечила Ольга Яковлевна никто не знал, поэтому все считали ее колдуньей. Знахарство у неё было от Бога, так как мать Ольги Яковлевны была обычной женщиной.

Во время войны она лечила раненых, если к ней обращались за помощью. Платы За лечение она никогда не брала, вылеченные люди могли только помочь ей по хозяйству, накосить сена, привезти дров.

Замуж Ольга Яковлевна не выходила, детей не имела, а всю свою жизнь лечила больных. Когда ей было 80 лет, случилась беда — загорелся ее дом. Ольга Яковлевна сгорела вместе с домом, но в памяти земляков осталась как загадочный человек, помогавший людям.

ЕЩЁ   В   НАШИХ   КРАЯХ   жил Фёдор     Петрович    Замятин. Он  тоже   лечил     людей,     а именно        заговаривал      зубную боль.   Когда   к   нему  обращались люди   с   сильной   зубной   болью, он  брал   корочку   чёрного  хлеба и     уходил   в   другую     комнату. Там   он   колдовал   над   этой   корочкой, но что именно он с  ней делал,   никто   не  знал   и   не  видел.   А   когда   человек   прикладывал ее к  зубам,  то  боль   проходила.

Невольно позавидуешь тем временам!

ВЯСКОВЕ,     В   КАЦКОМ   СТАНЕ,     жили   три    незамужние сестры.     Одна   из   них   была провидицей,    она    могла    видеть будущее.   Её   так   и   звали   Аннушка    Ясковская.    Она    постоянно приходили    в    церковь    Николо-Топор.

Эта провидица спала несколько дней летаргическим сном. Ее уже собрались хоронить, сделали гроб, стали рыть могилу. Но она проснулась. После этого сна она сказала: «Я всё видела».

По ее предсказанию, к концу этого тысячелетия тропки к храмам потянутся снова и колокола вновь зазвенят. Предсказание ее сбылось, мы вновь восстанавливаем храмы, обращаемся к Богу.

Из воспоминаний очевидцев, сама Аннушка выглядела неприветливо, взгляд ее был колючий и злой, одевалась во все темное. Когда к ней приходили люди, она сидела под образами и кругом горели свечи. К ней приходили люди отовсюду, чтобы узнать свое будущее, но не всем она говорила правду, многих просто выгоняла и молчала.

Однажды к ней пришла женщина и пожаловалась, что ее муж выкинул из дому все иконы так как стал коммунистом. Аннушка сразу зло ответила, что Бог за это накажет. В тот же день этот мужчина подавился костью и полгода провел в больнице.                              I ,

Кому-то она говорила про хорошее будущее, кому-то предсказывала плохое — всё равно люди шли и шли к ней, надеясь на то, что у всех все будет хорошо.

Как жаль, что сейчас в наших краях нет таких людей, которые бы сохранили надежду на лучшую жизнь!

Л.    В.   РУМЯНЦЕВА,

Юля   ГОЛИКОВА,

Саша   СОКОЛОВА.

Рождественская    школа.

ПОГОВОРИМ ПО-КАЦКИ

Наши старые читатели помнят, как бесконечно долго (с 1995 по 98-й год] мы мучали их рубрикой «Великий, могучий кацкий язык». За это время опубликовали около тысячи диалектных кацких СЛОВ — таких, которые встречаются только у нас в Кацком стане и нигде больше.

Но язык не иссяк. Мы при помощи наших читателей продолжаем наблюдать за речью кацкарей, подмечая всё необычное и красивое в ней. Только название рубрики чуть видоизменили.

Не пугайтесь, если вы увидите в середине слова большую букву — так мы отметили ударение. Ну, с Богом!

 

*             *             *

вЕдренная  картОшка  нынче  —   значит,   выросшая  в  вёдро  (сухую  погоду),  а  оттого  жёсткая, не   водянистая.   Слово   употребляется   и   по   отношению к любому другому овощу.

 

*                *                *

вот    что  значит дожжЮ  не  рОд —  а  это    о погоде нынешнего лета. Согласитесь, бывает и из ничего поливает, а нынче уж так ХМУРИТСЯ-СИНИТСЯ, а дождя нет. Ну что поделаешь — не рОд дожжЮ!

 

*          *          *

я уж тёпЕрь, что бАба-ягА о семИ горОхах— то есть очень-очень старая.

 

*             *             *

у  меня   Иван-от  в   молодости  мазИстой  был— значит,   на   лицо   красив.   Повезло. . .

 

*           *           *

СёргЕй, брось куртку на зАдорожку. Что за зАдорога такая! А это то место на русской печи, что ближе к краю, к лестнице, по которой на печь залезают. 

                                       

*              *              *

ну что за девка, розъЯрьё какОё-то! А еще о таких девахах говорят роспетУшьё, розмужНчьё, роздУрьё — выбирай, как говорится, что душе близко. Хотя, по совести, о таких девках мало кто возмечтает. . .

 

*           *           *

сено хорОшоё, невалЯвошноё — значит, под дождём не бывавшее, а оттого очень качественное. О таком говорят еще — что малИна.

 

*           *           *

оннА  головА   не  бЕнная,    а   и  бЕнная  —  дак

онна — этак кацкая пословица вполне могла бы стать лозунгом союза холостяков.

 

*              *              *

мать жалЕсливая, жалеет всех уж бОльнё — жалостливая, значят, сердобольная (не перевевелись еще женщины Б кацких селениях. . .).

 

*           *           *

капуста гОрькяя — да-да, именно так и надо правильно произносить по-кацки. В науке это называется ассимиляция.

 

*           *           *

ну и корова была: вымя здоровЕнноё, что корчевИна — что за «корчевина» никто объяснить не смог. Видимо, что-то объёмистое: может, большая корчага (сосуд такой глиняный) или всё-таки то, что выкорчевано, корневище?

 

12стр.                    «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ"                 июль-август                        1999  года

У БАБЫ-МАНИ

 

Баба-Маня   пришла ужасно  деловая.

—   Вот,  —   сказала  она,  —   по просьбе      читателей      кроссворд сочинила!

—   Баба-Маня!   Ангел   наш,   да ты   на   все   руки   от   скуки.   А   не сложный   кроссворд-от?

—   На   первый   случай   занарок попроще    придумала.    Да    такой, чтобы  ответы  в  предыдущих  номерах «Кацкой летописи» отыскать   можно   было.   А   полюбится читателям  —   побольше   да   потруднее   сочиню...

ПО ВЕРТИКАЛИ: 1. Вставьте пропущенное слово: «Рассердился дед на бабу — (...) по пузу кулаком! . .» 2. Фамилия учительницы, чьё имя носит сейчас Мартыновская школа. 3. Овдеевская девушке, о трагической гибели которой сложили песню. 5. Имя нефедьевского священника, благословившего кацкарей на восстание в 1919 году. 6. Так кацкари называют количество спиленного леса, привезенного, а точнее притащенного трактором за один прием. 8. Мартыновский мужик, не умевший выговаривать «р» и «л» (его имя до сих пор носит тамошний пруд). 10. Так кацкари называют пряжу на веретене.

ПО ГОРИЗОНТАЛИ: 4. Либо всё съесть, либо израсходовать на пряжу весь лен или шерсть. 7. Во время водополицы — единственное средство, соединявшее Хороброво с внешним миром. 9. Река в Дьяконовке. 11. Старинная усадьба Батуриных и Башмаковых, в которой до сих пор растут полуторавековые лиственницы и липы. 12. По-русски одежда, а по-кацки ..

СПИСОК      ИСТОЧНИКОВ, ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  ПРИ   ПОДГОТОВКЕ   ЭТОГО  ВЫПУСКА   «КЛ»

1. М. А. Липинский «Угличские писцовые книги», Ярославль, 1867— 1888.

1. «Алфавитный указатель монастырей, церквей и сёл Ярославской епархии», Ярославль, 1908 год.

3.   «Статистическое   описание   Ярославской   губернии.   Том   I.   Мышкинский      уезд»,'     типолитография    Губ. Зем.    Управы,    Ярославль,    1900   г.

4.   «Дело о  сгоревшей  в  селе Медлеве деревянной  церкви.   1816 год» —   Угличский   филиал   Государственного     архива   Ярославской   области, ф.   92,   оп.   I,   ед.   хр.   1245.

5.    «Сведенья   о   происшествиях   в г.   Мышкине   и   уезде.   1860   год»   — УФ  ГАЯО,  ф.   104,  оп.   I,  ед.  хр. 132.

6.   «Начальное  образование  в   Яро. славской   губернии   по   сведениям за 1896/7   учебный   год.   Часть   II.   Таблицы»,   Ярославль   и   Москва,   типография   Яросл.   Губ.   Зем.   Управы   и В.   Рихтер,   1899  г.

7.    «Нормальная    сеть    училищ     в Ярославской губернии», Ярославль, типолитография Губ.  Зем. Управы, 1902   год.

8.   «Журналы   чрезвычайного  уездного земского собрания от 31. 05. 1903 г.», библиотека Угличского архива, инв. № 726 или «Кацкая летопись» № 4 за 1994 год, а также «Кацкая летопись» №№ 1—2 за 1996 год.

9.    «Исследования    грузового    движения   по   дорогам   Ярославской   губернии.        Выпуск      II»,      Ярославль, 1899   г.                                                     

10.    «.Списки    торгово-промышленных   заведений   Мышкинского   уезда, подлежащих     обложению     земским сбором  в   1908  году»   —   УФ  ГАЯО, ф.  82, оп.   I,  ед.   хр.   139.

11.    «Списки   торгово-промышленных   заведений   и  жилых   домов,   находящихся   в   Мышкинском  уезде за 1910   год»  —   УФ   ГАЯО,   ф.   82,   оп. ед.   хр.   275.

12.    «Списки   владельцев   торгово-промышленных    заведений    в    Мышкинском   уезде   за   1912   год»  —   УФ ГАЯО,   ф.   82,   оп.   I,   ед.   хр.   275.

13.   «Материалы   о   состоянии   торгово-промышленных    заведений    Мышкинского   уезда   за   1914   год.   Ч. I» —   УФ  ГАЯО,   ф.   82,   оп.   I,   ед.   хр. 535.

ОТВЕТЫ

ПО ВЕРТИКАЛИ:

1—хлоп,

2 — Пятницкая,

3—Нюра.

5—Пётр,

6—таек,

8—Липатов,

10—коковка.

ПО ГОРИЗОНТАЛИ:

4—оп-рясть,

7—плот,

9—Сика,

11—Апраксине,

12—сряда.

 

«КАЦКАЯ      ЛЕТОПИСЬ» газета краеведов волости Кадки № 7-8 |90-91), июль-август  1999 года Редактор  С   Н. ТЕМНЯТКИН.

АДРЕС   РЕДАКЦИИ:    152   846,   д.   Мартынове

Мышкинского    района    Ярославской    области

ТЕЛЕФОНЫ   В   МАРТЫНОВЕ:

3-27-31   (школа)   и   3-27-12   (библиотека).

Газета отпечатана в муниципальном предприятии   "Мышкинская  типография»   —   г.   Мышкин Ярославской   области,   ул.   Ленина,   д.    11,   телефон:   2-24-35.    Тираж —  400  экз.    Заказ —   1318

«Кацкая   летопись»

Перепечатка   —   обязательно   со   ссылкой на  «КЛ».

 

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz