Кацкая летопись № 47-48

перейти на номер:

1;2;3;4;5;6;7;8;9;10;11;12;13;14;15;16;17;18-19;20;21-22;23-24;25-26;27-28;29;30-31;32-33;34;35-36;37-38;39-40;41-42;43-44;45-46; 47-48;49-50;51-52;53-54;55-56;57-58;59-60;61-62;63-64;65-66;67-68;69-70;71-72;73-74;75-76; 77-78;79-80;81;82 ;82п;83;84-85; 86-87; 88-89;90-91;92-93;94-95;96-97;98-99;100-101;102-103; 104-105;106-107; 108-109;110-111;112-113;114-115;116-117;118-119;120-121; 122; 123;124;125;126;127;128;129; 130; 131; 132; 133; 134; 135; 136; 137; 138; 139;

Главная                           IX Кацкие чтения                                                                                                         Как доехать?

Спонсор странички :

Картошку-то всю посадили? А-а-а, ну тогда читайте...

 

Газета  краеведов  волости Кадка                                 КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ      № 9-10 (47-48)  Май 1996 года

Листая   календарь» 

12 Апреля

Юрьевчане заметили аиста. Как всегда, одного. Так уж заведено у них: сначала прилетает только самец — хозяин. Ведь должен кто-то отремонтировать гнездо да обследовать окрестности! Недели через две пожаловала и аистиха. Сейчас она сидит на яйцах, а супруг гуляет в лугах — набьет полный рот лягушек и спешит покормить свою хозяюшку.

Живут аисты на водонапорной башне села Юрьевское, а в поисках корма бывают в каждой кацкой деревне. Не удивительно.

что прилетают к нам уже шестой год — люди полюбили этих необыкновенных птиц и не обижают их. 

13 апреля

Пасха, главный праздник православной Руси. В пустом летнем храме Николо-Топорской церкви вдруг запели дьяконовские женщины: Вера Степановна Яковлева, Валентина Петровна Крюкова, Александра Ивановна Самолетова, Татьяна Викторовна Кружкова. Их голоса, красивые от природы, при такой-то акустике зазвучали еще чище и сильнее. Шевельнулось что-то внутри — слеза наворачивается на глаза, и не замечаешь ни поруганной церкви, ни заросшего кладбища. И кажется, что жива еще, не погибла эта великая страна под гордым названием Святая Русь. 

16 апреля

Лёд на Кадке прошел, но река из берегов так и не вышла. Очень мало нынче воды. 

20 Апреля

Подрастают наши красные девицы да добры молодцы и уезжают искать счастья во чужи края. Вот и Елена Петухова вы-

шла замуж в Углич за Алексея Попова; живет теперь там и работает медицинской сестрой скорой помощи. Счастливой тебе семейной жизни, Лена! 

22 апреля

Мария Ивановна Виноградова передала магазин Наталье Чесноковой. Новый продавец живет в Юрьевском, но исправно штурмует ежедневно шесть километров дороги (три километра в одну сторону и три — в другую). 

З0 Апреля

Внеклассная жизнь в Мартыновской школе бьет ключом, и мы едва поспеваем отобразить все ее многообразие. Так только в апреле для учеников проводились дискотеки в Доме культуры, экскурсии в музее, занятия в библиотеке. Школа ездила в далекое Богородское для участия в районном смотре художественной самодеятельности и ходила в ближний местный детский сад, чтобы порадовать малышей своим выступлением. Запомнилась выставка детских поделок, ну а завершил месяц традиционный физико-математический вечер.

 

ТВОРЧЕСТВО НАШИХ    ЧИТАТЕЛЕЙ

Чибис — луговка в   лугах

 

Лена знала из птиц воробья да ворону.

Не знала даже синиц,

Но вот в летнюю пору

С мамой по лугу ходит  в разливе

И унылые чибиса песни

Там услышала Лена впервые.

И сказала тогда она маме:

«Как та ворона поёт хорошо!»

Посмотрела мама на дочку,

А лицо её как обожгло,

Будто стыдно вдруг маме той стало.

Дочке Лене она рассказала,

Что это чибисы песни поют,

Что ходить будем чаще на луг.

Мария ТЕЛЕГИНА.  г. Ярославль. 

1982 год, Лене было тогда 3,5 года, и я ее взяла в поход, на луга за рекой Которослью.

ПРИМЕЧАНИЕ «КЛ»: Луговка — кацкое название чибиса.

 

ВЕСНА ИДЕТ

Грачи прилетели

А точнее один только грачик поселился нынешним апрелем на березе в селе Хороброве. Вы не удивлены? А вот хоробровцы впервые наблюдают за жизнью этой птицы вблизи — раньше по чему-то грачи в селе не селились.

Скворцы выступают

То пощелкивают, то посвистывают, то зальются почти соловьиной трелью — изощряются на все лады, прославляя милую сердцу деревню Левцово и ее добродушных жителей. Концерты дают, надо думать, знатные: только у дома И. С. Румянцева висит 12 скворешен, а у Н. С. Румянцева — 15, у В. В. Титовой — 5, а во всем Левцове на семь жилых изб приходится около 40 домиков для птиц. 

Кокушка лен сеет

В первый раз ее голос донесся из березового частничка на Коптяге 10 мая. «Кокушка прилетела, — сразу затолковали старики, — лён сеет». И с тоской посмотрели в поля: а колхоз сеет ли?

Сеет, сеет! Первым не выдержало сердце старейшего механизатора Дмитрия Александровича Давыдова: завел свой ДТ-75 и принялся боронить холма вокруг родного Владышина. Он-то и открыл 4 мая весеннюю страду в колхозе «Верный путь».

Боронить-то нашлось что: еще прошлой осенью вспахали 920 гектаров зяби да нынче добавили 80. Шестьсот гектаров из них по планам займут зерновые.

Еще зимой вывезли на поля 6600 тонн навоза, а с весны взялись за минеральные удобрения: подкормили 340 гектаров многолетних трав, 150 га пастбищ; сейчас приступили к подкормке озимых, которыми в хозяйстве занято 360 гектаров.

А что же лен? Сеют и лен, его в этом году опять много. Планировали посеять 100 гектаров, но решили, что найдут сбыт и для 160-ти.

Коровы пасутся

И страшно этим довольны. Благодарят Михаила Александровича Богданова, Николая Михайловича Великолепова, Василия Александровича Виноградова — пастухов обеих Мартыновских ферм. В Юрьевском коров с новой фермы пасет Александр Алексеевич Кулаков, а вот старую ферму вместе с домашним стадом пасут по череду сами юрьевчане. В Нефине этим делом занимаются Николай Николаевич Поляков и Виктор Владимирович Смирнов.

 

НАМ БЫ ТЕЛЕКАМЕРУ!

И   СНЯТЬ   БЫ «УГАДАЙ   МЕЛОДИЮ»

Время от времени директора Мартыновского Дома культуры А. Б Дорофееву посещает вдохновение. И ничего тогда с ней не поделаешь — летает по деревне довольная, веселая, будто счастье нашла. Вот и на сей раз, насмотревшись телевизора, решила Александра Борисовна провести у себя в клубе игру «Угадай мелодию».

Игра эта, скажем прямо, методически трудна для постановки в сельских условиях, но увлеченная голова разве об этом думает? «Так с, — размышляла Борисовна, — с чего начнем-с: с Белорусского национального оркестра или с ведущего Валдиса Пельша?»

Оркестр далеко искать не пришлось: оба его музыканта живут здесь же, в Мартынове. Надо просто дважды постучать в окошки — в первый раз вызвать баяниста Николая Ивановича Петухова, а в другой руководителя ансамбля Сергея Лебедева. Они-то и наигрывали мелодии 50-60-х годов, солдатские, школьные, за-

стольные, ну и любовные — не без этого — песни, справились не хуже оркестра республики Беларусь.

Валдис Пельш нашелся в Прибалтике... ой, просим прощения

—   в   Румыновке!   Учитель   местной   школы   Николай   Викторович Румянцев   ни   в   чем   не   уступил популярному телеведущему и даже говорил без акцента.

Говорят, игрокам настоящей, телевизионной, программы перед съемками дают по сто граммов коньяка — для храбрости. Борисовна решила на этом сэкономить и приурочила «Угадай мелодию» к Пасхе. Нет, это вовсе не намек на то, что участники Андрей Лобазов, Николай Боярсков, Павел Георгиевский накануне остограмились; нет, просто у всех: у игроков и у зрителей

—    было   прекрасное   праздничное расположение духа и все мероприятие   прошло   на   подъеме. В  первых  двух  турах  лидировал Николай  —   большой,   надо  сказать,   музыкальный   эрудит.     Но на следующем этапе удача улыбнулась  Павлу — он  и стал  первым  победителем  игры   «Угадай мелодию» в Мартынове.

А мартыновцы до сих пор вспоминают тот вечер. И с нетерпением выглядывают на улицу — не нашла ли опять счастья Александра Борисовна?

 

И    «КОЛЕСО    ИСТОРИИ»

Воспитатель детского сада «Капелька Е. А. Великолепова тоже любит смотреть телепередачи, особенно те, что ведет Якубович.

А еще Елена Алексеевна увлечена краеведеньем и старается преподать его своим подопечным. Раз в неделю она проводит интереснейшие занятия, на которых рассказывает малышам о прошлом и настоящем Мартынова, об односельчанах и деревенских заведениях, о профессиях и занятиях, связанных с сельским хозяйством. Иногда приводит детей в музей «Кацкой летописи»; бывает, к ней за опытом приезжают гости из района и все очень хвалят нашу Елену Алексеевну.

Один только Якубович не приезжал. А жаль, надо бы его при гласить на итоговое занятие по краеведенью, что прошло в форме игры «Колесо истории». Сережа Шалаев, Настя Бутусова, Света Воронцова лихо катили по

разноцветному   кругу   на  трехколесных велосипедах.

— Стоп! — остановила воспитатель. — Те, у кого цвет бантика на велосипеде совпал со цветом дорожки, получают по 100 вёрст. А теперь вопрос. Перед вами три избы; прикрепите свой бантик к той, которая, по вашему мнению, принадлежала первому мартыновскому жителю крестьянину Мартыну.

Ребята дружно отдали предпочтение низенькой избенке с маленькими оконцами, а у воспитателя новое задание:

— Перед вами шифер, толь, солома. Выберите, чем была покрыта крестьянская изба?

Малыши уверенно, почти без ошибок отвечали на вопросы, а пришедшие на них посмотреть родители то сгорали от нетерпения ответить самим, то раскрывали рты от удивления, узнавая что-то новое. А победил Сережа, хотя без призов не остался никто, даже те, что сидели в зрительном зале.

Крутится колесо истории, подрастает молодое поколение кацкарей. Работники детского сада очень хотят, чтобы они любили свой край, украшали его делами. А мы, разве не хотим этого?

С. ТЕМНЯТКИН.

 

Только один июньский юбиляр живет в Юрьевском — ВЛАДИ-МИР АЛЕКСЕЕВИЧ ГАЛУНОВ, поздравляем его с 45-летием.

А остальные все мартыновские. 70-летие встретит ОЛЬГА НИКИТИЧНА КРЮКОВА — ей от нас земной поклон. Рады мы случаю назвать НАДЕЖДУ ВАСИЛЬЕВНУ ЕРШОВУ. Двум друзьям — ВИКТОРУ СЕРГЕЕВИЧУ ЕРШОВУ и АНАТОЛИЮ ЮРЬЕВИЧУ СМИРНОВУ по 25. А самым юным юбиляром у нас оказался ФЕДОР ВИНОГРАДОВ.

С юбилеями вас, друзья. Будьте здоровы!

 

А    ТЕПЕРЬ    РАЗГОВОР    С    ВАМИ, УВАЖАЕМЫЕ    ПЕНСИОНЕРЫ!

Ну-ка, отвечайте как на духу: получали вы удостоверение «Ветеран труда России» или еще не получали! Поройтесь-ка в ваших документах, и если не обнаружите такого — срочно бегите в администрацию Мартыновского сельсовета или езжайте в райсобес города Мышкина. Захватите с собой пенсионное удостоверение и фотокарточку. Договорились!

 

2 стр.                                     «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»                                                № 9-10 (47-48), май 1996 года

 

АРХИВ НА ДОМУ

От «КЛ»

Возрадуйтесь, недруги, и огорчитесь, друзья, — мы заканчиваем публикацию «Церковно-приходской летописи церкви святого великомученика Георгия Победоносца в селе Юрьевском». Начало ее ищите в № 1-2 за январь 1996 года, продолжение в № 3-4 (февраль), 5-6 (март), 7-8 (апрель).

Напоминаем, что мы перепечатывали документ без изъянов и сокращений, но, чтобы облегчить чтение, приблизили текст к нормам современной орфографии и разбили на абзацы по-своему. Вслед за встречающимися датами, в скобках, мы указывали их по новому стилю.

Те же, кто нам не доверяет или просто очень любопытный человек, могут съездить в Углич, в архив и спросить там единицу хранения 47 из фонда 90, опись 1. Но сначала — последние три года.

 

ЛЕТОПИСЬ» ЦЕРКВИ СЕЛА ЮРЬЕВСКОЕ

1912 год

В настоящем году были сделаны новые киоты в зимней церкви для стенных икон и для храмовой иконы святого великомученика Георгия на средства церкви и прихожан — всего на 300 рублей. Летом этого же года был сделан наярусный ремонт всего храма и окраска полов в зимней церкви за 300 рублей из церковных сумм и пожертвований благотворителей. Работа киот сделана  живописцем  К.  П.  Смирновым. 

1913 год

В настоящем году в жизни церкви ничего особенного не случилось и пожертвований в пользу храма не поступило.

В приходской жизни случилось большое несчастье. В полночь с 8-го на 9 е мая (с 21-го на 22-е) в деревне Мартынове от неизвестной причины случился пожар, уничтоживший в короткое время 18 крестьянских домов и несколько холостых построек. Не устояли от силы огня волостное правление и церковная школа.

Положение крестьян было бедственно тем более, что и урожай этого года был ниже среднего. Особенно ощущался большой недостаток сена, цена на которое к концу года доходила от 80 копеек до 1 рубля за пуд.

В жизни епархии год закончился переходом всеми любимого

архипастыря     ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО  ТИХОНА  в  Вильну. Проводы Владыки были замечательно торжественны с искренним сожалением. 

1914 год

Начало года было чрезвычайно тяжело для крестьян за недостатком и дороговизной кормов. Весна для сельского хозяйства была приятна и нетрудная.

С июня месяца в пределах прихода появилась сибирская язва, распространившаяся по всему уезду, хотя у нас случаев падежа было сравнительно немного.

Сенокос был благоприятный и ведренный, но травы были очень плохие, так что сена накосили весьма мало.

Благодаря сухому лету все яровые усохли и были очень плохи, особенно овёс и лён. Год предполагается поэтому гораздо тяжелее предыдущего.

Июль, 20-е

(2 августа)

Тяжесть года увеличилась неожиданной мобилизацией запасных, а потом и ратников ополчения по случаю объявления войны нам сначала Германией, а за тем и Австрией. Такое испытание Божие встречено всей Россией с редким единодушием и без всякого ропота. 

От «КЛ»

Жаль, конечно, очень жаль, что на этом вот месте и закончилась Юрьевская летопись. Хотя с другой стороны; как это ни странно, более удачного завершения для нее и не придумаешь.

Первая мировая война... Знал ли неизвестный наш предок-летописец, что война, о начале которой он столь воодушевленно отозвался, перейдет в революцию, гражданскую войну, в безбожное семидесятилетие советской власти. Описав рождение Юрьевского храма, его жизнь, он словно предчувствовал, что 2 августа — начало конца, что в конечном итоге именно 2 августа и разрушит любимую им Юрьевскую церковь. Откуда он это знал!

 

ЛЕТОПИСЦЫ

Наверное, остаться безымянным — дело чести каждого летописца. Да вы в этом сами убедились, дорогие читатели. Мы вместе с вами проштудировали Юрьевскую летопись от начала до конца и нигде — ни-где! — ее автор не то чтобы назвал своего имени, даже случайно не обмолвился о себе.

Исследователю тоже знакомо слово «честь». Какой же он исследователь, если хотя бы не попробует высказать предложение!? Итак, просмотрев «Клировые ведомости церкви села Юрьевское Мышкинского уезда Ярославской епархии от 1877 по 1914 год» (УФ ГАЯО, Ф. 90, оп. 1, ед. хр. 48), мы назовем три подходящих кандидатуры, которые вполне могли столетие назад взяться за перо, бумагу и...

СВЯЩЕННИК

Александр Делицын

Юрьевскому везло на священников: по какой-то необъяснимой причине слепая рука начальства посылала сюда людей трудолюбивых, талантливых, преданных делу. Таким и был Александр Павлович Делицын; в конце концов за ум свой и усердие он был переведен на более почетную работу, и юрьевчане, наверное, не раз жалели о нем и ставили его в пример.

Родился он в семье священника в 1852 году в селе Троицкое на Устье Угличского уезда — по крайней мере там жила его мать, рано овдовевшая Ольга Аркадьевна Делицына. Жила и радовалась детьми: младший, Василий, вернувшись из армии, служил в полиции Санкт-Петербурга; дочь Ольга вышла замуж за священника села Оносова Мышкинского уезда; а старший, Александр, пошел по стопам отца.

Учился он шесть лет в Ярославской духовной семинарии, которую окончил в 1874 году с аттестатом первого разряда. Три  года учительствовал: во Всехсвятском народном училище Мологского уезда и в Большесельском Ярославского. 30 августа (старый стиль) 1877 года епископом Ярославским и Ростовским Ионафаном рукоположен «во священники».

Тогда-то и объявился в селе Юрьевском молодой 25 летний человек со своей красавицей (пусть будет «красавицей») женой, 16 летней Юлией Александровной. Может, и не случайно: вполне вероятно, что часто упоминаемый в документах той поры 44-летний заштатный священник Александр Петрович Каменский и был отцом Юлии, следовательно, тестем Александру Делицыну.

Если это так, то скучать безработному попу не приходилось — молодые супруги щедро одари вали его внучатами. Николай, Павел, Ольга (умрет от скарлатины), Аполлос (не Аполлон!), Петр, Александра, Андрей родились у Александра и Юлии Делицыных на юрьевской земле.

Работы молодому священнику хватало. В семи селениях Юрьевского прихода на 1877 год значилось 1456 прихожан. Или заглянем для примера в любой другой, пусть в 1884 год — в Юрьевской церкви окрестили 70 малышей, бракосочетали 20 пар, от пели 42 покойника.

Помимо прямых обязанностей по службе молодой, а оттого горячий Александр Делицын взвалил на свои плечи еще заботы.

С 1877 года он состоит законоучителем в Юрьевском народном училище.

С 1883 по 1888 год в этом же училище он учитель младшего отделения.

С 1886 года он проходит должность депутата по Воскресенско Неледищенскому, позднее называемом Кузяевским, благочинию.

С 1890 года он состоит наблюдателем церковно-приходских и  домашних   школ   по  Мышкинскому уезду.

Бедное начальство заметно терялось, не зная как получше отблагодарить ретивого юрьевского священника за труды его праведные. В 1882 году «за составление и оказывание катезихических бесед» преподало ему «архипастырское благословение» и объявило «благодарность с вы дачею свидетельства». Осенью того же года, забывшись, поощрило снова: «За отлично усердную работу во священном сане и труды по должности законоучителя Юрьевского начального училища» наградило Александра Делицына набедренником — это такая часть облачения священника в виде парчового прямоугольника, которую те носят у пояса. В 1887 году наградило чернобархатной скуфьей — остроконечной шапочкой — и, наконец, в 1891 году перевело в Успенский собор города Ростова Великого — место более почетное и перспективное.

14 лет служил Александр Павлович Делицын в Юрьевской церкви, много потрудившись во славу храма и всей Кацкой земли — не следует забывать его имени. Несомненно, он причастен и к становлению Юрьевской летописи; вполне возможно, это да же была его идея. Чует сердце (а сердце ошибается редко), экскурс в прошлое церкви, которым начинается летопись — дело рук Александра Делицына. И если даже сам он не записал ни единого слова, исторические справки наводил точно он. Так или иначе, летопись завелась при нем.

СВЯЩЕННИК

Иоанн Стратилатов

Иоанн   Петрович     Стратилатов приехал в  Юрьевское таким же  молодым, как и его предшественник — 25-ти лет И вообще, в судьбах его и Александра Делицына много общего. Иоанн также выходец из духовенства: он родился около 1866 года в семье дьякона села Диево Городище Ярославского уезда. Затем учеба во все той же духовной семинарии, по окончании которой в 1888 году аттестат 2 разродился   около   1866   года   в   семье дьякона села Диево-Городище   Ярославского   уезда.    Затем учеба   во   все   той   же   духовной семинарии,   по   окончании   которой  в  1888 году аттестат 2 разряда   в   кармане.   Учил   детей   в начальных    классах    Абакумцевского училища Ярославского уезда   и   ждал,   когда   же   архиепископ  Ярославский    и    Ростовский рукоположит   его   в   сан   священника. Это сделали в  1891   году, а сделав,  прислали  к  нам, в  Юрьевское.

Иоанн Стратилатов сменил очень хорошего священника, а это трудно. Но он справился, недаром же его фамилия от слова «стратилат»

—   «военачальник».   Он   отдал Юрьевской     церкви    всю    свою жизнь;  в 30 е годы  был репрессирован и отпущен; еще служил, умер   и   похоронен   на   здешнем же  кладбище.   Старожилы     помнят   о   нем,   отзываясь   душевно

—   для   желающих     почитать     их воспоминания,   пожалуйста,   «КЛ» № 10 за ноябрь 1994 года.

А из «Клировых книг» можно узнать кое что из того, что память народная не сохранила. Кроме служения в церкви у отца Иоанна было много дел.

С 1891 года он состоит законоучителем в Юрьевском народном училище,

С 1892 года он законоучитель Мартыновской школы грамоты и одновременно ее заведующий.

С 1908 года он состоит духовным следователем по 3-му округу Мышкинского уезда,

С этого же года он отправляет должность заведующего 3-м кассовым пунктом по выдаче жалования учащимся в церковноприходских школ Мышкинского уезда.

В 1908, 1909, 1910 годах он отправлял обязанность депутата от округа на общеепархиальных съездах духовенства.

С 1912 года он священник-благотворитель от округа по оказанию пособия в несчастных случаях духовенства Ярославской епархии.

За такой то труд начальство его не раз ласкало. В 1898 году, например, «за отлично-усердную службу в сане священника и особые труды по должности законоучителя» наградило набедренником. В 1903 году «за отлично-усердную службу в сане священника и за особые труды по делу образования» — бархатной фиолетовой скуфьей. В 1912 году Иоанна Стратилатова поздравляли с новой наградой — камилавкой (высокий цилиндрический с расширением кверху головной убор священников), которую имели право надевать только особо отличившиеся представители духовенства.

Семь толковых детей воспитали они с женой Еленой Михайловной. Судьба старшего из них, Михаила, по «Клировым книгам» прослеживается от рождения до смерти. Родился их первенец в 1892 году, учился в Юрьевской начальной  школе, затем в Угличском духовном училище. Вообще он много и, судя по всему, охотно учился: в Ярославской духовной семинарии, в Новочеркасской духовной семинарии (туда-то хоть как попал?), в Климовской молочной школе Пошехонского уезда, в военном училище Но наступает Первая мировая, и в 1915 году появляется безжалостная запись: «Убит в бою 10 июля в чине прапорщика».

(Окончание на 3-й странице].

 

ЛЕТОПИСЦЫ 

(Окончание. Начало на 2-й стр.).

В этом же году второй сын Иоанна Стратилатова Александр учился в Харьковском ветерипарном институте, дочь Софья учительствовала, Вера и Николай учились в духовных училищах, а Леонид и Люба по малолетству сидели пока дома.

Мы очень рады, что смогли узнать об этом человеке новые подробности. Жаль, что его имя потихонечку забывается. А насчет Юрьевской летописи — если он даже не был ее прямым автором, хоть какое-то участие в ее создании принимать должен.

Но скорее всего ни Александр Делицын, ни Иоанн Стратилатов-Юрьевскую летопись не писали. Ее составил совсем другой человек...

   ПСАЛОМЩИК

Николай Золотарев

Итак, записи в Юрьевской летописи делал псаломщик Юрьевской же, конечно, церкви Николай Михайлович Золотарев Или это так показалось? Да нет, в архиве есть бумаги, написанные и, что важно, подписанные этим человеком — почерк один и тот же.

Известно об нем до обидного мало. Родился он около 1850 года в семье дьячка села Заозерья Угличского уезда. По окончании низшего отделения Угличского духовного училища восьмилетним мальчиком попал в Угличский Покровский монастырь и стал там послушником. В 1867 году посвящен в стихарь, а через год попал «по распределению» помощником псаломщика в церковь села Рождествена в Кадке. В 1880 году переведен псаломщиком в соседнюю Юрьевскую церковь, как раз в это время здесь начинал работать Алек-

сандр Делицын.

Оба молодые, увлеченные — наверняка понравились друг другу. Вместе трудились для храма, укрепляя и украшая его; Александр Делицын делал исторические запросы, Николай Золотарев оформлял их в тетради — пожалуй, так и зародилась Юрьевская летопись.

А каких прекрасных детей удалось воспитать Николаю Михайловичу Золотареву! Восемь раз рожала ему жена Ольга Ивановна; что сталось с дочерьми неизвестно, но, товарищи, до чего же у него были умные, правильные сыновья!

Младшенький, Павел, после Угличского духовного училища год

проработал в Ярославском губернском присутствии, пять лет учителем церковно-приходской школы при деревне Игнатове Больше Богородского прихода и, наконец, стал псаломщиком в селе Большое Богородское. Сергей до армии — псаломщик Ярославского Спасо-Преображенского монастыря, а после армии — села Малое Богородское. Николай как после окончания Ярославскай церкозно-певческой школы устроился в Государственный Банк, так там и остался. А старший, Александр, товарищи — первый учитель Мартыновской школы. Но этот факт заслуживает отдельного рассказа.

 

№ 9-10 (47-48),                     май 1996 года                     «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                                             3

Посидим рядком, поговорим ладком

         БАЮ-БАЮШКИ-БАЮ 

За стариком надо записывать быстро.

Особенно в те минуты, когда из непроглядных темняток прошлого вдруг выпорхнет необычай но яркая, удивительно сердечная картинка, и сама собой потечет из стариковских уст точная, емкая, красивая речь. Не перебивай тогда старика, не переспрашивай (это сделаешь позже) — иначе собьется он, запутается, забудет... Вспомнит потом; конечно же, вспомнит, но уже не хватит энергии на новую вспышку, и померкнет картинка та, а слова пойдут все бледней и обыденней.

Оттого и притих я. Гоняя по бумажным полям неугомонную ручку, негромко радуюсь разговорчивой собеседнице, которой, кстати сказать, совсем невдомек мои душевные волнения.

Антонина Ивановна Розова, старая-престарая, 1915 года рождения, жительница деревни Нефино напевает старинные колыбельные.

—1 —

 

Баю-баюшки-баю

Я те песенку спою;

Живёт барин на краю.

У него много робят.

Все по лавочкам сидят,

Кашу масляну едят —

Каша масленная,

Ложка крашенная

 

—   Откуда      я      колыбельные знаю?   —  удивляется      Антонина Ивановна моему вопросу. Я всегда  его  задаю,   дабы   убедиться, что  материал   собираю  местный, Кацкий.

—  Бегали, яблок, девчонкам-то друг к другу; у всех робят было помногу:   у   кого   старуха   сидит, у кого нянька живет. Вот слыхали, и запоминалося.

Да я и сама шесть годов в няньках жила в Перемошье у кузнеца у Рощина, да и потом еще у сестры у двоюродной в Нефине. И робят уходи—и дело спрашивали. Рядят-то с ребёнком сидеть, а приказов — и пол под-мети, и посуду помой, и воды с дровами натаскай. А в Черемошье-то дак как работница жила: и гребла, и жала. Ночь-то лён мнёшь, да треплешь, а утром будят — к люльке! Сидишь, засыпаешь, а поёшь.

—2—

 

Ёжик-ёжик-ёжевал,

На печинке ночевал.

Как у этого ёжа

Нет ни шила, ни ножа —

Только ниточек клубочек

Завязать ёжу пупочёк.

 

—   На расчёт-то богачи скуповаты были. 6 первое лето я семь

рублей заработала, а во второе — 14 рублей. Горбатила-горбатила на кузнеца черемошинского, да насилу говённого на платье выговорили...

Обиду, пусть даже давно прошедшую, вспоминать горько. И даже полвека спустя невольно заплачешь от испытанного унижения. «Так зачем же тогда шли в услужение к богатеям?» — спрашиваю я собеседницу, а ответ давно наперед знаю: бедно жили, в лаптях да в холстине ходили, бывало, недоедали, а богачи хоть не заплатят, так накормят — все сыт будешь.

Я угадал: родителей Антонины Ивановны богатыми не назовешь.

— По природе-то я Громова. У нас в Нефине полдеревни Громовых было, уж путаться стали. Вот отец и сменил в армии фамилию. Было их пятеро братовей — двое так Громовым и остались; старший, Гришка, взял фамилию Шумилов; другой брат Виноградовым назвался; а мо

ему отцу фамилия Розов полюбилася. У меня, яблок, от него вот какая память висит! — Антонина Ивановна кивнула на стену. Я давно уже обратил внимание на большой, похожий на лубочную картину, раскрашенный рисунок монастыря с длинной подписью, набранной еще дореволюционным шрифтом и сообщающей, что это Киево-Печорская лавра. Откуда ее привез Иван Александрович Розов?

— Отец в Питере жил у монахов в прислугах. На Троицком подворье, уже жонатой. За монахом ухаживал — раньше-то каждой монах прислугу держал.

А мать, звали ее Мария Тимофеевна, у меня мартыновская была, Печникова. Зою-то Воробьёву знаешь? Дак вот, она мне, яблок, сродни приходится: ее-то мать моей маме племянница...

Одного из братовей Антонины Ивановны мы нашли на старом, незапамятных времен снимке, висящем по соседству с монастырем. Возле белокаменного здания колбасного заведения сфотографировался сам хозяин-немец в окружении семьи и рабочих. Среди них-то и отыскался Павел Иванович, тогда еще совсем парнишечка в белой с воротом рубашке. На лето он домой, в Нефино приезжал, а зимами вместе с земляком Ильёй Ивановичем Блохиным (он тоже есть на фотографии) отправлялся на заработки в Санкт-Петербург.                                           

Дальше еще фотография-портрет: строгая женщина в черном платье. Я догадался, кто это — Мария Тимофеевна.

— Да как же, яблок, знала и она колыбельные! — улыбнулась Антонина Ивановна. И запела.

 

—3—

 

Уж вы, котики-коты,

Вы заморские хвосты,

Приходите ночевать,

К нам Катюшу качать.

Я вам, котики-коты,

За роботу заплачу:

Дам кувшинчик молока

И кусочек перога.

 

Тут уже  настала  моя  очередь улыбаться:        колыбельная       эта очень популярна в Кадке, только начать   ее   могут   по-другому:

 

Уж вы, котики-коты,

Конопляные хвосты...

 

Изба Антонины Ивановны мне понравилась с первого взгляда. С улицы дом, как и положено всякому постаревшему строению,

сер. Стоит вразвалку по посаду и манит к себе, как всякая древняя постройка. Взаходишь в куть, смотришь на потолок, и... вот те на: от толстого поперечного бруска — матицы — до самых дверей тянется деревянный, в десять досок, настил.

— Это полати! — объясняет Антонина Ивановна, довольная, что гость удивился. — Раньше спали на полатях. Кроватей-то, яблок, не было, разве что у богачей у которыех. А остальные принесут скамейки да постельники, на них и ложатся...

Мы-то с Антониной Ивановной поняли друг друга, а вот читатели, наверное, не все знают, что постельник — что огромный домотканнци мешок, похожий на тюфяк размером да и полоска-ми тоже. Его набивали ржаной соломой, которую меняли раза два в год. Скамейки и лавки внешне похожи, только лавки расставляли вдоль стен и крепили к ним; скамейки же можно было свободно перемещать с места на место. Когда наступал вечер, скамейки пододвигали к лавкам — одну или две, смотря по тому, кому спать — клали на них постельник, и — спокойной ноченьки, дорогие однодомцы!

— И как раньше столькё рожать умудрялись! — охает собеседница. — Бывало, придешь утром рано к кому, особенно в праздник — народу до дуры, только пар валит. Робят на полати под тоненъкё одеяло загоняли. Старый человек, тот на печке или на карженке. А уж остальные кто где: кто на лавке, кто вповалку на полу — и на нем постельники стлали.

А самыех маненьких робят укладывали на скамейку. Толькё сперва опеледят её: по всей длине перил наделают, чтобы дитё не упало. Качают и поют.

__4__ 

 

Гуля.-гуля, Голубок,

 

 

 — начала   Антонина   Ивановна   за   замешкалась. Быстро спохватилась, но  вспомнила  уже  не сначала:

 

Прилетели гуленьки

Прямо Кате в люленьку;

Стали гульки ворковать,

Стала Катя крепко спать.

 

А вот конец и мне знаком, его пели, пожалуй, во всех кацких деревнях, только каждая нянька немного по-своему. Например, так;

 

Прилетели гуленьки,

Сели возле люленьки.

Стали гули ворковать,

Стала Катя засыпать.

 

Чтобы попасть в дом Антонины Ивановны, надо долго стучать в окошко у крыльца и прислушиваться — чу, идёт-бредёт старушка, палкой об пол постукивает. Открывает тяжелый засов, и:

— Вздравствуй, вздравствуй, яблок!

Своих детей она никогда не имела, растила только чужих. Всю жизнь вековали с сестрой Павлой — одни-одинёшеньки, замуж не выходили. Помнят всякое житьё, во всякие времена жили, а счастья не видали: — Ленин земли дал — в колхоз отобрали все. Было время и скотины не разрешали держать. У Сталина за каждый килограмм билися. Да налоги: в год отдай 400 литров молока, да еще литров на 50 процентов нагонят. И шерсть собирали. Толькё ягнёнок народится, а его уже в план; выживет, нет ли — не спрашивали, а отдай за него килограмм шерсти.

Но самым страшным испытанием стала ночь 1989-го, когда к ним, одиноким, разменивающим по восьмому десятку женщинам нагрянули воры-иконники. Дело-то для них привычное: повалили на пол да иконы обрали — спасибо, не изувечили.

— Мы с тех пор боялись и спали со светом. Я до трех-четырех часов не усну, все печку маленькую топлю. Так и ткунуся к утру, а там уже Павла не спит.

Умерла сестра Павла. Больна и очень слаба сама Антонина Ивановна. Но удивительно: не покидает ее присущая их поколению стальная тяга к жизни и все еще помнятся, не забываются старинные колыбельные.

—5—

 

Аи, ду-ду, ду-ду, ду-ду,

Потерял мужик дугу.

Потерял мужик дугу

На зелёныем лугу.

Шарил-шарил, не нашёл,

Сам заплакал и пошёл.

Чу! Робята кричат —

Не дугу ли тащат?

Ты пойдём-ко, брат Иван,

Не достанется ли нам?

Сергей ТЕМНЯТКИН.  д. Нефино.

НА СНИМКЕ. Среди множества подаренных Антониной Ивановной фотографий для публикации в газете мы выбрали именно эту. Пусть время повернется вспять, и со страниц «Кацкой летописи» на вас глянут молодые сестры Тоня (слева) и Паша (справа) Розовы.

 

4 стр.                                     «КАЦКАЯ    ЛЕТОПИСЬ»                              № 9-10 (47-48),                     май 1996 года 

ВЕЛИКИ, МОГУЧИЙ КАЦКИЙ ЯЗЫК

Ударение падает на букву, выделенную жирным шрифтом. Мы снова начинаем наш словарь с буквы «Б». Ну и что оттого, что  в мартовском номере мы  уже опубликовали 48 слов на эту букву, а  в  следующем — еще  15.  Кацкий  язык  поистине велик, могуч, неисчерпаем.

БАТЫЛЬ — высокие травы: полынь, лебеда, крапива, репей, различные виды зонтичных В слове слышится имя монголо-татарского хана Батыя, легенды о нашествии которого бытуют в разных уголках Кацкого края

БАТЫЛИННИК — заросли батыля, бывающие чаще всего на заброшенных огородах или на месте старого дома — печине.

БЕЗОКОЛЕТИНА преследует нас из номера в номер. В прошлые разы мы записали прилагательные БЕЗОКОЛЕТНОЙ, БЕЗОКОЛЕТОШНОЙ, НЕОКОЛЕТНОЙ, растолковав их как «бессмертный» Но вот и существительное объявилось: «Чтоб ты подох, безоколетина такая!»

БЕСЧАСНОЙ,   БЕСЧАСНЫЙ  —   похоже,   кацкари   могут  выдумывать слова прямо на ходу: «— Скоко времени?

—  Не знаю, без часов я.

—  А что же ты бесчасной?»

БЕСПУТОЙ, БЕСПУТЫЙ — непутёвый; не знающий пути-дороги «Корова беспутая, все дворы обошла, а домой не попала».

БРЮКОВНЙЦА — кушанье из брюквы, приготовляемое в русской печи: «Напаришь брюкву; да в плошку, да яичко толкнёшь да молочка нальёшь и в печь».

*            *            *

А вот еще одна наша старая знакомая — буква «В», в апрельском номере мы напечатали 57 слов, начинающихся с нее.

ВЗДРАВСТВУЙ — здороваются кацкари, без труда выговарива? четыре согласные подряд — «вздр». Бывает, и письмо начнут «Вздравствуйтё, мои дорогие!»

ВЗНИМОК — охапка льняной тресты: «Если лён сухой, его сразу граблями подымали. Так и гребёшь к ноге — получится аккуратная кучка — взнимок».

ВЗОХОДИТЬ — входить: «Не стесняйся, взоходи, взоходи скорее!»

ВЕКУ НЕ БУДЕТ (НЕ БУДЕТ) — так говорят об очень прочной вещи, которая может долго служить хозяину: «И хорошо, что купили, ей веку не будет, не износится».

ВРАЖИНА — это не просто враг; это хуже, чем враг — одним словом, вражина.

ВРАСХОДКУ ходить — вразвалку.

ВСТРЕЧИНЫ — встреча, свидание: «Вот такие у нас встречины получились».

ВСТУКАЛКУ бывает картошка, ежели ее отваренную, очищенную и неразрезанную, прямо кругляшам положить на сковородку и поставить в русскую печку.

В ЦЕЛИК идти или ехать — не по дороге, а напрямик, через занесённое снегом поле.

ВЫВЕРТАТЬ — вывернуть: «И руки-то вывертаёшь».

ВЫЗЫКАТЬ — вызыкать навоз, вызыкать воду, вызыкать картошку — то есть полностью опустошить место, где что-то находилось.

ВЫРЕЗ, ВЫРЕЗОН, а не «наличник» говорят у нас в Кадке. А вообще-то вырезами называют всякое украшение на доме и даже всякий объёмный узор, пусть и на хрустальной вазе. Множественное число: ВЫРЕЗА, ВЫРЕЗОНЫ.

В УКОРОНКУ — потихоньку, тайком, незаметно, коронясь.

ВЯЗГА — визгливый человек: «Вязга она какая-то...»

ВЯЗИГОВАТОЙ, ВЯЗИГОВАТЫЙ — свилеватый; это о полене, которое никак не расколешь.

ВЯТЕР — рыболовная снасть, сплетённая из брядовых (ивовых) прутьев и похожая на корзину, только вход в него оставляют небольшим — сантиметров 20-30. Для приманки рыбы на дно вя-тера крошат белого хлеба или яичной скорлупы. С помощью груза топят его в пруду: вытянешь его потом за веревку — глянь, а он полон рыбы.

Буква «Г» — тоже очень хорошая буква: в январском номере за этот год она нам подарила 25 слов. Три из них мы сейчас хотим уточнить.

ГОЛУБИНА — оконное стекло — чаще произносят с ударением на «у» — ГОЛУБИНА.

ГОРСТУШКА — это не просто сноп, а обязательно льняной. Объясняется название тем, что лён в отличие от зерновых не жали, а драли горстями.

ГРОХОТ — так во многих местах Кацкого края называют большое редкое решето. Но, оказывается, могут сказать и по-другому — ГРОХОТО.

Ну а теперь еще несколько новых слов.

ГОВЁННОЁ — это прилагательное может выступать в роли существительного, если им назвать какой-либо плохой, недоброкачественный предмет: «Да чего это они, созоровали, говённого мне дали». Или «Работала-работала, за роботу насилу говённого на платье и выговорила».

ГЛУХНЯ —  глухой   человек,  У  нас  о  таких  говорят:   «Да  он  с глушью: чего недослышит, дак доврёт». Спасибо Н. И. и О. В. ЗНАМОВЫМ!

Школьный иголок

ИТАК, В ФЕВРАЛЕ-МЕСЯЦЕ «КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» ПРОВОДИЛА КОНКУРС ДЕТСКИХ СОЧИНЕНИЙ О ПАПАХ. НА ОЧЕРЕДИ — СТАРАНИЯ ПЯТИКЛАССНИКОВ (ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВНА ЗНАМОВА).

Ершов Юрий:

Мой папа родился 2 декабря 1962 года в деревне Мартынове. В 1970 году он пошел в первый класс, его учила Валентина Ивановна Топтыгина. Папа закончил десять классов и курсы трактористов при Рождественской школе, потом он работал год на тракторе.

10 мая 1981 года папу призвали в армию. Служил папа на Украине, в танковых войсках. Он часто вспоминает об этом и рассказывает нам.

Один раз, во время службы, папа с другими солдатами был отправлен в командировку. Они сопровождали груз в Нагорный

Карабах, в Степанокерт. И вот когда они ехали в Степанокерт, то видели Каспийское море А на обратном пути проезжали по берегу Черного моря.

За годы службы папе было присвоено звание младшего сержанта.

Когда он вернулся домой, ему дали новый трактор МТЗ-80. Зимой папа раздает силос на Нефинской ферме. Весной, в посевную, папа подвозит семена к сеялкам. У него есть телега, она называется «затарщик», вот в ней он и возит семена. Летом, в сенокос, папа прессует сено. В этом году он напрессовал больше всех, больше 400 тонн. Осенью, когда начинается уборочная, папа на льнокомбайне теребит лён. У папы много дел в колхозе и по дому, особенно весной и летом, поэтому свободного времени никогда не бывает. Но если мне нужна его по мощь, он всегда найдет время для меня и сделает то, о чем я его прошу.

У моего папы голубые добрые глаза, русые волосы, он носит усы; у него грубые, умелые руки сельского труженика. Он очень добрый, отзывчивый человек.

Я люблю своего папу и хочу быть похожим на него. Ведь и в книге «Домострой» написано: «Любите отца своего и слушайте его, и повинуйтесь ему во всем».

 Мехова Светлана:

Мой папа — глава большой дружной семьи. У него три дочери и сын. Все мы любим своего папу и хотим во всем быть

похожим на него.

Папа у нас очень добрый, любит шутки, смех. С ним никогда не скучно. Я обещаю быть такой же, как он. Пусть он будет счастлив.

ОТ «КЛ». Мы напечатали только маленький отрывочек из Светиного сочинения, потому что более подробно об В. М Мехове рассказал в прошлом номере ее брат Гена.

Громов Владимир:

Моего папу зовут Сергей Олегович Громов. Он родился 11 августа 1957 года. Он среднего роста, волосы русые глаза голубые.

Папа окончил начальную школу в деревне Нефине. Потом учился в Мартыновской восьмилетней. Закончил Рыбинскую автошколу и получил права шофера.

1975 году мой папа был призван в ряды Советской Армии.

Служба его проходила в Германии в воздушно-десантных войсках специального назначения старшим разведчиком. Он имеет первый разряд по стрельбе, значки: «Отличник Советской Армии» и «Отличник-парашютист», а также много других значков.

После службы в армии мой папа вернулся в родной колхоз, где и работает механизатором. У него большой набор техники.

В свободное от работы время мой папа очень любит ловить рыбу, читает газеты и книжки, а еще любит готовить. Один раз он поймал рыбину на четыре килограмма, сам зажарил ее и угостил всех нас вкусным обедом.

Вечером папа проверяет у нас уроки.

Мой папа добрый, иногда прикрикнет, но он это быстро забывает. Мы все папу любим. Я обещаю вырасти и стать достойным гражданином своей Родины, как папа.

 Боярсков Павел:

Мой папа высокий, стройный, светловолосый, кудрявый, глаза карие. У папы привлекательная улыбка, он очень приветлив.

Он любит ходить на рыбалку, часто занимается с нами, а в свободное время еще играет на гармошке.

Мне нравится в нем доброта Я обещаю вырасти таким же

сильным как папа.

 

ОТ «КЛ». И опять мы поместили только отрывок — подробнее о Н. Н. Боярскове уже рассказал его другой сын Алёша.

 Воробьев Сергей:

Моего папу зовут Юрий Михайлович Воробьёв, ему 33 года. Он высокого роста, крепкого телосложения, овальное тонкое лицо, голубые глаза. Он носит пышные и густые усы.

Папа был единственным ребенком в семье, но несмотря на это, не вырос эгоистом и лентяем. В школе папа учился хорошо, уроки у него всегда были выучены. Уже тогда много читал, активно участвовал во всех школьных мероприятиях.

Закончив десять классов, он решил стать шофером и стал учиться в автошколе. Затем армия. Он служил в ГДР, в группе советских войск. Там он познакомился с новыми марками машин и освоил их. Он участвовал в 500-километровом марше по Германии. За хорошее знание техники и отличное вождение получил от командования благодарность. А через полтора года в папин взвод пришел служить

дядя Сережа Великолепов.

Сейчас папа работает шофером в нашем колхозе. За ним закреплены две машины: «УАЗ» и «ГАЗ-53». Его машины всегда радуют глаз — чистые, аккуратные. Папа следит за тем, чтобы они всегда были исправны и на ходу Если папе завязать глаза и подвести к машине, то он найдет на ощупь любую деталь и назовет ее.

Папино хобби — это охота, чтение книг и машина. Папа очень любит читать, он читает каждый день и помногу. Нашу сельскую библиотеку он прочитал почти всю. Он читает очень внимательно, быстро, а когда попадается что-нибудь смешное, он  от души смеется.

Я думаю, что папа очень хороший семьянин. Он для дома делает все: и пилит, и колет дрова, заготавливает сено, ухаживает за скотиной, окучивает картошку. Он во всем помогает маме, каждое дело делает основательно и аккуратно.

Нравится мне в папе то, что если он берется за дело, доводит его до конца. Если дает слово, то его сдерживает. Он честный и отзывчивый, трудолюбивый — все это мне нравится в папе.

Я обещаю вырасти и стать настоящим гражданином своей страны, как папа.

horizontal rule

Реклама:

horizontal rule

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» № 9-10 (47-48)

Май 1996 года Выпуск готовили Л. И. ЧУРАКОВА и С. Н. ТЕМНЯТКИН

Наш адрес: 152846, д. Мартыново, Мышкинский район.    Ярославская область.

Государственное предприятие

«Мышкинская типография»

г. Мышкин Ярославской области, ул. Ленина, д. 11 Тираж 200 экз. Заказ — 1320.   ПЛД № 82-3.

Реклама:

Написать С. Темняткину в "КЛ"                                                                                                   Гостевая книга на главной странице

Написать вебмастеру                                                                                                                   Домой

(С) «Кацкая летопись»  Использование материалов - обязательно со ссылкой на «КЛ» http://kl-21.narod.ru/

Хостинг от uCoz